19 января 2006
3032

Сгинь, посредственность!

Не так давно в библиотеке им. Добролюбова с участием Заостровского Свято- Сретенского прихода вновь была устроена встреча с московской поэтессой, ученым Ольгой Седаковой. Спасибо приходу и его настоятелю о. Иоанну (Привалову), который подготовил уже несколько таких нескучных встреч с образованными, духовными представителями нашего общества. По следам этих встреч приход издал уже книгу с детскими воспоминаниями Л. Чуковской и книжку, рассказывающую об Ольге Седаковой.

На этот раз предполагалось не просто чтение стихов, а публичная лекция на весьма интересную тему: "Посредственность как социальная опасность". И Ольга Александровна, со всеми своими учеными степенями и литературными премиями (их шесть, в том числе и знаменитая Солженицынская), "навалилась" на посредственность.

Видно, в ее понятии, посредственность - это обычный средний человек, то есть мы с вами. И что же о нас говорят люди весьма одаренные? Жуть как интересно было: чем же мы, посредственности, так опасны для мира?

Во-первых, как заметила Ольга Седакова, посредственности (во всем мире) требуют от гениев культуры и литературы, чтобы не было в их произведениях "зауми, сумбура и непонятного".

По Седаковой, если пойти на поводу у посредственности, есть опасность прийти к обществу контролируемому, с чрезвычайно сниженным умственным и культурным уровнем, который будет ориентирован на "простого человека".

А мне захотелось за нас вступиться. С одной стороны - действительно, не все посредственности - любители "рекбусов и кроксвордов": не желают при просмотре картин, спектаклей или чтении книг тратить время на их разгадку. С другой - какой же, даже самый необразованный, человек на интуитивном уровне, как мифотворец, не поймет любое творение художника, режиссера или поэта, тоже человека и тоже мифотворца, если только оно специально не закодировано? А Ольга Александровна подсказала "среднему человеку" выход из ситуации: надо-де не судить и рядить о "зауми", а просто признаться в своем невежестве.

Во-вторых, у Седаковой "простой человек" ничего иного не хочет, как только расслабиться. Дескать, ради расслабухи и работает вся низкопробная индустрия развлечений.

Тут я опять не во всем согласна с О. Седаковой. С одной стороны, то, что предлагает нам индустрия развлечений - "глубокомысленные" песни-однострочки типа "Я сошла с ума..." или "Нас не догонят...", делает из посредственности скотов, особенно обесценивая значение женщины, матери, настойчиво внушая всем чистейшую фантастику, что девушка только и любит, что "конфеты и секс до утра..." Но, с другой стороны, возможно, Ольге Александровне не понятен смысл расслабления, потому что она постоянно находится в творческом экстазе, а физически вкалывать от гудка до гудка ей не приходилось никогда?

Мимоходом напомнив, что человек, вообще-то, порядочная скотина, он "сопричастен злу", иначе бы никто не выдумывал для него заповедей "не убий, не укради" и так далее, Ольга Александровна вспомнила булгаковского Шарикова (как же без него!). Его она определила как хулигана. К хулиганам же отнесла и людей, порвавших со своей деревенской культурой и не прибившихся к городской, то бишь люмпенов. А мне стало обидно за деревенщин. Не ими ли всегда прирастала "прослойка" интеллигенции в нашей стране - самая здоровая ее часть? И Ломоносов изначально был мужиком.

Ту же посредственность обвинила Седакова и в нападках на писателя Пастернака.Только не лучшие ли литературные силы были вынуждены выступать именно так, а не иначе в попытках сохранить - не свою репутацию даже, а жизнь, в том числе и своих близких?

Хотя Ольга Александровна и сделала несколько пояснений по поводу того, кого она считает посредственностью (простой народ - это, дескать, сама непосредственность), но как-то у нее все выходило, что простой народ эта посредственность и есть. "Маленький человек", "простой человек", "средний человек", "посредственность" в ее лекции явно были синонимами. Да никто этого и не отрицал.

Собственно, народ в зале, почувствовав снобизм лектора, переживал и испытывал неловкость больше за саму О. Седакову (как она выйдет из этого положения?), а не за то, что его с высокой трибуны называют посредственностью. Он даже задавал потом умные вопросы, чтобы облегчить самочувствие лектора, явно перепутавшего аудитории.

Если Ольга Александровна, выступая в библиотеке Архангельска, хотела воздействовать именно на посредственность, то как она это себе представляла? Может быть, достаточно надавить на тайные пружины, и посредственность скинет с себя всю свою серость и вдруг станет гениальной? Если бы!.. А ведь ее соотношение с людьми гениальными, скорее всего, 999 :1.

Но вполне удачливые гении смотрят на остальных - "серую массу" - свысока. И для них недосягаемо, что не все, как они, меряют жизнь строчками из Пастернака (который не сходил с уст Ольги Александровны).

Они-то поверяют жизнь такими качествами, как основательность, честность, трудолюбие, следование традициям и морали своего народа. И, конечно, на этом основании имеют право учить и осаживать, где надо, интеллигенцию, что иногда и делают, и это больше всего коробит Ольгу Седакову.

Иной читатель, поразмыслив, скажет: посредственность сама за себя обиделась. Да по-другому-то и не получается: любая критика лекции Ольги Седаковой тут же приводит вас в стан посредственностей - так уж оно задумано. Да, жизненный путь маленького человека изначально не был устлан розами (состоятельные родители, жизнь в столице, учеба у лучших профессоров в самом престижном вузе страны). Но посредственность тем и крепка, что она мудрее. И основательнее. И не она, по выражению Седаковой, "топит правду" в своей серой массе, а просто правда - за ней. Как бы гении не огрызались.

Северный рабочий.
19 января 2006 (8)
Ангелина ПРУДНИКОВА
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован