24 августа 2004
3181

Шамиль Тарпищев возмущен организацией быта российских спортсменов в Афинах

С членом МОК, президентом Федерации тенниса России Шамилем Тарпищевым мы встретились в одном из теннисных клубов Афин. На корте без отцовского надзора с хозяином клуба, бывшим профессиональным игроком, тренировался Шамиль Тарпищев-младший, а мы устроились для разговора в приятной тени деревьев.



Вообще-то, поведал мой собеседник, именно здесь должен был быть `Русский дом` - с лужайкой, в которую превратились бы покрытые искусственной травой корты, с помещениями для прессы, со сценой для выступлений артистов... В общем, такой же, как у других делегаций, клуб, столь необходимый в дни Олимпиады для общения спортсменов, тренеров, руководителей, журналистов, болельщиков. Но что-то где-то не заладилось, кто-то с кем-то не договорился, кому-то, возможно, было просто невыгодно существование общедоступного места для неформальных встреч. В конце концов теннисный центр, бесплатно, кстати, предоставленный хозяином в распоряжение его российских друзей, так и не поменял своего изначального назначения.

Ну а сам разговор наш начался с темы как нельзя более актуальной - допинговой.

- Проблема здесь, - начал Шамиль Тарпищев, - в том, что нет четкого разграничения между допингом и медикаментозными средствами восстановления. Можно выпить несколько чашечек кофе, и проба даст положительный результат. При отсутствии точной градации завалить можно любого, было бы только желание. Или заказ. Отсюда и все конфликтные ситуации.

- Но вот американцы сами стали чистить свои ряды.

- Это вопрос внутренних взаимоотношений: наступил момент, когда одни хотят одного, а другие - другого. Извечная тема борьбы за власть.

- Как относится МОК к громкому скандалу с греческими бегунами Кентерисом и Тану, которые в конце концов сами снялись с соревнований?

- Все должны быть равны перед законом, даже если он несовершенный. Раз есть положительные пробы, должно быть и наказание, независимо от того, где и с кем это произошло. И проверять надо или всех, или никого.

Но по единым правилам.

Когда мы играли финал Кубка Дэвиса в Париже, пришли какие-то люди и говорят, что будут брать пробы на допинг: вы, мол, находитесь на территории Франции, и здесь действуют законы Франции. Я им ответил, что действуют только законы международной федерации. Отшил я их, и после этого появилось разъяснение, кто у кого и когда берет пробы. И знаете, кого после финала они проверили? Столярова, который вообще не играл. А если бы он что-то выпил или съел? Началось все, кстати, с того, что на таможне у нашего врача отняли все медикаменты. Если бы не визит Ельцина и посольство не подключилось, так и не вернули бы. Обошлось без публичного скандала, но факты-то имели место.

- Почему-то наших спортсменов уж очень часто ловят на запрещенных препаратах...

- Потому что у нас нет четкой вертикали взаимоотношений между личным врачом спортсмена, главным врачом сборной и медицинским центром. Была бы такая вертикаль, не случилось бы известных всем скандалов с Даниловой, Лазутиной и другими. Другая наша слабость - кто-то попался, и мы готовы обвинить в этом весь мир. Вспомните все эти пресс-конференции, где мы сыпали претензиями к международным федерациям, к МОК. В результате у них возникает соответствующее настроение. Когда мы наваливаемся на них, нам сразу начинают доказывать, что не они ишаки, а мы. А почему бы не сделать их союзниками, подняв вопрос о выработке единых нормативных требований?

- А как вы относитесь к кровяным тестам?

- Еще раз повторю: все должны быть равны. В теннисе брали только мочу, и не было соглашения между международной федерацией и ВАДА. Тогда встал вопрос: если вы не такие, как все, то вам нет места в олимпийском движении. Все правильно: не будет унификации, все вообще в бардак превратится. И так никто ничего не понимает и никому ничего не объясняет. Кто-то попался, оказался в скандальной хронике, начинаются домыслы, а суть никто не разъясняет. Если взять перечень запрещенных медикаментов, там больше 2 тысяч наименований. Как тут разобраться? Хорошо еще, что создан спортивный арбитраж. И надо запускать новую аппаратуру, которая четко отличала бы запрещенные препараты от незапрещенных.

- Перейдем к делам в нашей сборной. Побед маловато, но особенно болезненно воспринята неудача Александра Попова.

- Думаю, были ошибки в подготовке. А вообще, знаете, когда бывает все хорошо? Когда ничто тебе не мешает в подготовке. Если же сплошные организационные неполадки, то там очка не хватило, там десятой доли секунды... Не должно быть никаких `но`. Задача всех нас - оградить спортсменов от всего, что действует на нервы. При прочих равных условиях именно это дает необходимую прибавку. А у нас то телевизора нет, то машину не дали. Мы для спортсменов - обслуживающий персонал, не более того. И их нельзя отвлекать на ерунду. Звонит мне Миша Южный и говорит: две пары тапочек порвал, отклеилась подошва, надо клей достать. И поехали покупать, чтобы он ни на что не отвлекался. Мелочь? Мелочь, но это же все надо обеспечить.

Таких нюансов много набирается. Тренер Давыденко, его брат, прилетает в Афины и сутки сидит без аккредитации. Ему даже спать никто не предложил. Что делает его ученик? Беспокоится, пытается все устроить. Почему это не было решено заранее, в Москве? На Олимпиаде должны были быть четыре личных тренера ребят и четыре личных тренера девушек. И что же? Мне одному приходится бегать между кортами.

- Олимпийский комитет России считает, что виновата федерация, не подавшая вовремя списки.

- Хорошо, начнем с Кафельникова, которого объявили почетным гостем национального Олимпийского комитета. Почему же его здесь нет? Почетного гостя уж надо было обеспечить аккредитацией. А Женя звонит мне из Москвы, прилетать ему или нет. Проверили, а в компьютере аккредитации на него нет. Вот он и не прилетел.

Посмотрите на список, который был подан в ОКР 30 июня. Все утверждено, теперь говорят, что фотографий не было. И кто это должен обеспечивать, если человек у вас в списке? Контролируйте. Или хоть скажите заранее, что вот, мол, не получилось, чтобы зря в Афины не летали.

Или объясните мне, почему у другого тренера аккредитация есть, а у Давыденко нет. Почему у тренеров нет аккредитации с правом выхода на корт? Почему Леонюку не сделали аккредитацию с правом проживания в Олимпийской деревне? Или она кому-то отошла? А в деревне этой ребята болтаются без дела, предоставлены сами себе... Вот откуда начинаются неудачи.

- Тем самым вы хотите оправдать неудачное выступление наших теннисистов?

- Обо всем этом я говорил еще до начала Игр. Турнир здесь был очень сильный по составу, и, кстати, Мыскина и Андреев проиграли будущим победителям. Но по уровню организации с нашей стороны это худшее соревнование из тех, что я видел за последние, наверное, десять лет.

Приведу другой пример - встреча Сафина в аэропорту. Марат не случайно был такой сердитый. Он позвонил мне из Сопота и сообщил, что прилетает в Афины в 22.10. Я прошу наш замечательный штаб встретить его. Перезванивает Сафин, говорит, что самолет задерживается. Я сообщаю об этом Колесову, чтобы люди, поехавшие в аэропорт, оттуда не уезжали, дождались Марата. В итоге Сафин прилетает в полпервого ночи, звонит мне и спрашивает, что ему делать - аккредитации нет, никто не встретил. А если бы я телефон выключил? В конце концов подняли на ноги полкоманды, сами вынесли аккредитацию к входу в Олимпийскую деревню и еще долго искали там друг друга. Марат лег спать в полпятого. Это нормально?

А кто мне объяснит, почему на 540 человек, заехавших в Олимпийскую деревню, куплено только 32 телевизора?

И что стоит сделать так, чтобы всех этих мелких проблем не было? Я говорю о теннисной команде, но так происходит во всей олимпийской сборной. Просто остальные молчат. Наверное, теннисисты острее воспринимают это, поскольку им есть с чем сравнивать. Они привыкли к солидным турнирам, к хорошим отелям. На прошлой Олимпиаде Кафельников поселился в городе. Про него стали говорить - пижон. А он мне объяснил, что спать не может. И заплатил свои деньги за отель, 70 тысяч долларов - за свой самолет, а получил за первое место 50 тысяч. Так вот кто патриот, который все сделал, ничего не пожалел, чтобы выиграть турнир. Он день проводил в деревне, а в город ездил выспаться как следует.

У меня в Афинах в первый день целая история вышла у Петровой с Сафиным. Марат с Андреевым сели играть вечером в карты, а Надя вышла из своей комнаты и говорит, что они ей спать мешают. Сафин звонит мне, жалуется. Но и Петрову понять можно. Но в деревне такие условия. Спортсмен приходит вечером домой, а делать ему нечего. Остается только лежать и в потолок плевать. Его обязательно надо чем-то занять. Когда же он предоставлен сам себе, быстро перегорает.

Еще до Олимпиады исполком ОКР заявил: у нас будет 38 золотых медалей. Я говорил: в Афинах жара, а у нас великовозрастная команда. И думать надо о том, как обеспечить восстановление ребят, от этого зависит результат. Предупреждал, что только по этой причине недосчитаемся 6-8 золотых медалей. И что? Ничего. Зато все хотят выиграть. Но забывают, что все, начиная с президента федерации и кончая врачом, - это обслуживающий персонал спортсмена, который должен чувствовать себя идеально.

Кто придумал эти 38 медалей? Оказывается, по результатам чемпионатов мира мы лучше всех. А Китай, кстати, не участвовал в этих чемпионатах, к Олимпиаде готовился. И отбирает у нас медали в наших же видах.

Хотя чего стоит в Законе `Об образовании` добавить одну статью: член сборной команды России по любому виду спорта имеет право на бесплатное обучение и стипендию. Не воспринимается. Теперь еще спорт в минздравсоцразвития попал...

- И почему не воспринимается?

- Все ссылаются на бюджет. Известно ведь: нужно готовить здоровых людей, чтобы потом деньги не платить за лечение, а у нас все наоборот.

А кто будет строить спортивные объекты? Ни один уважающий себя бизнесмен не вложит деньги, если они не окупятся за 5-6 лет. У нас же спортивный объект, если только там не рынок и не ресторан, за 20 лет не окупается, потому что такие законы. Нужен щадящий режим по оплате коммунальных услуг. Тогда и для ребенка абонемент будет бесплатный, а так он стоит больше средней зарплаты.

Другая тема. Какие спортивные мероприятия у нас проводятся в течение года на традиционной основе? Кубок Кремля! Почему так мало? Опять сошлюсь на западный опыт: там никто не будет проводить соревнования, если они не обеспечивают 20 процентов прибыли. У нас может хоть одно соревнование приносить прибыль? Нет. Почему? Потому что не работают механизмы законодательной базы. Значит, надо менять законы. Мы подготовили проекты, а их постоянно выхолащивают.

- Вырисовывается не очень-то радостное будущее для нашего спорта.

- Сами в этом и виноваты, все делаем безалаберно. Где мы берем медали на зимних Олимпиадах? В лыжах, биатлоне и фигурном катании. А сколько видов разыгрывается? Восемнадцать. В силу нашей нищеты мы идем по пути сужения программы. Тогда как весь мир взял противоположный курс. Это еще наше счастье, что МОК принял решение не увеличивать количество видов спорта на Олимпийских играх.

Когда развалился Союз, в каждой федерации было по семь резервных составов. В 1996 году осталось 3-4. В 2000-м - ноль. Тем временем приняты законы, которые сместили приоритеты от государственных органов в сторону общественных организаций. Хотя, убежден, государственный орган должен вырабатывать стратегию, направлять и помогать общественным организациям, но не быть под ними.

- Не оттого ли все это происходит, что никак мы не определимся с выбором модели развития спорта?

- У нас выбора нет. Если государство может выделить достаточно средств, чтобы полностью обеспечить потребности спорта, - замечательно. А если нет? И американскую модель мы не можем применить. Наш ОКР заявляет, что государство в США тратит на олимпийское движение миллиард долларов. Так вот, говорю с полной ответственностью: государство там не дает ни копейки, но законы сделаны так, чтобы общественные организации могли заработать этот миллиард. У нас таких законов нет, значит, не годится ни та, ни другая модель, а будет некий гибрид.

Но почему-то никто у нас о будущем не думает. Все обсуждения уходят в песок.

И менталитет остался советский, когда главный в спорте не спортсмен, а руководитель. На Западе все подчинено спортсмену, потому что результат зависит от него, а не от функционера. А у нас кто на корабле, кто на банкете, а где спортсмен?

- Вы опять о мелочах. Когда-то говорили: `чуть-чуть` не считается и в газетах не пишется.

- В современном спорте считается. И в газетах об этом надо писать.

Виталий Дымарский, `Российская газета`, Афины
Дата публикации 24 августа 2004 г.

1998-2004 `Российская газета`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован