20 декабря 2001
117

ШАНС



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Диана Г. Галлахер.
Темный пришелец.


ОСR UGRА-2001

(Тhе Аliеn Dаrk)

Посвящается моей мамочке Берил М. Тернер, которая никогда не откажется мне
помочь, о чем бы я ни попросила.

Автор выражает искреннюю благодарность Черри Уинер, Рут Рике Макки и Маку
Макки за поддержку и дружбу.

Огромное спасибо: Сьюзи Робертсон за то, что она снова и снова перечитывала
эту книгу; Бетси Уилкокс за ее ценные советы и энтузиазм; Шарон Стентон за
ее заботу и помощь; Тери Ли из Файрберд Арте и Мьюзик, Инк за то, что он
дал Таглу ди джегну новую жизнь в своей песне; Робу Чилзону за организацию
технической стороны дела и Уильяму Ф. Ву за его непоколебимую веру в меня.

Мне хочется также сказать большое спасибо Мери Кирхофф и Джиму Лаудеру из
ТСР, Инк. за то, что они увидели в рукописи моего романа многообещающее
начало; Риции Мейнхардт за то, что она дала шанс не печатавшемуся ранее
автору и была на редкость настойчивой, и конечно же Челси А. Галлахер за
то, что взяла на себя ведение хозяйства, чтобы я уложилась в срок, и Джей
Р. Галлахер за поддержку, которая помогла мне выстоять под огнем в первые
дни.

ПРОЛОГ

Маленький космический корабль, теряя скорость, веками вращался вокруг
большого спутника третьей планеты. Теперь, сначала произведя коррекцию
траектории, `Соколиный Глаз` снял защиту. Методичный сканер внутренних сфер
системы действовал превосходно даже по прошествии бессчетных тысячелетий.

Первое проявление аномалии в зоне досягаемости `Соколиного Глаза` осталось
незамеченным, потому что из шести принимающих устройств корабля
функционировали только два. Древний прибор принялся записывать и
анализировать поступающие данные.

Источник аномалии был технологический.

Еще несколько минут ушло на проверку передатчика, не использовавшегося с
момента запуска `Соколиного Глаза` на орбиту. Он оказался неисправным.
Корабль автоматически переключился на аварийную систему питания.
Дополнительные реле, соединяющие передатчик с компактным ядерным источником
U-238, сработали немедленно, и `Соколиный Глаз` стал ориентировать приборы
на окутанную туманом планету, как и было заложено в его первоначальной
программе.

Перенастроив передатчик, компьютер послал сигнал тревоги через всю
солнечную систему в межзвездное пространство.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СВЕТ В НЕЗЕМНОЙ ТЬМЕ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Тагл ди джегн не видел другого выхода, кроме как оставить пропавших без
вести ученых на планете внизу.

Пребывая в мрачном расположении духа, он смотрел через иллюминатор на
землю, над которой поднимался его шаттл. Ровная поверхность была
невзрачной, но не пустынной. Во втором мире этой звездной системы, цели их
путешествия, существовала жизнь, но пока они не обнаружили никаких
проявлений разума. Три члена его экипажа, три изменника, пожертвовали своей
научной репутацией, поставили под угрозу срыва миссию `Дан тални`, выбрали
смерть в обмен на ничто.

- Думаю, что нашел их, Тагл.

Тупая боль, пульсирующая за мочками остроконечных, посеребренных сверху
ушей Тагла неожиданно усилилась. Нахмурив брови, он повернулся к Чиуну эс
уог:

- Так быстро?

- Они сели как раз там, где ты и думал.

Короткие волоски на светло-коричневой морде Чиуна встали дыбом от
нетерпения. Он направил шаттл к посадочной площадке, где приземлился
похищенный аппарат.

Тагл с минуту внимательно изучал Чиуна. Пилот, похоже, совсем не удивился,
что его командир сразу вычислил в не отмеченном на карте мире конечную
точку пути неразрешенной экспедиции, хотя он ведь не знал того, о чем знал
Тагл. Чиун безоговорочно доверял его способности штагна анализировать факты
в любой сложившейся ситуации и соответственно делать верные выводы. При
обычных обстоятельствах Тагл с легкостью бы просчитал все возможные
варианты, но теперешнее положение вещей никак нельзя было назвать
обыкновенным, и от правильности его решения многое зависело, а от этого ему
становилось как-то не по себе.

Тагл перевел взгляд на иллюминатор, но не предстоящая посадка занимала его
мысли. Он не сомневался, что план исследования поверхности Чай-те 2 был
разработан Ритой эф ат. Она относилась к венья-агнам, рождающимся с
отклонениями от стандарта в схеме мышления, из-за чего ее мозг не
подчинялся никакой логике и факты переплетались в нем с догадками и
предположениями. Только при таком складе ума можно было обладать
определенными качествами: хитростью, чтобы ловко скрывать ото всех подобный
дерзкий план, и безрассудной смелостью для открытого неповиновения приказам
руководителя миссии. То, что Рита также уговорила двух нормальных
ученых-аналитиков принять участие в незаконном, никем не контролируемом,
безумном предприятии, тревожило Тагла, хотя он и прогнозировал такой ход
событий.

- Пристегнись, Тагл, - сказал пилот.

Тагл закрепил ремни, поддерживающие его в сплетенном из множества тонких,
но крепких нитей кресле, и выпрямился. Обычная мера предосторожности. Чиун
посадил корабль так, что не всколыхнулся ни один волос черной с серебряными
полосками гривы Тагла.

Пока Чиун проверял, включена ли бортовая система безопасности, Тагл
продолжал размышлять о тех кривых дорожках здравого смысла, которые привели
его к определению точного местонахождения шаттла беглецов.

`Конечно, - думал Тагл, - Рита, должно быть, осознала, что я наверняка
начну свои поиски там, где все условия благоприятствуют путешествию трех
ученых по Чай-те 2`. Логично было бы, чтобы избежать встречи с ним, выбрать
самую неудобную посадочную площадку, даже если бы это угрожало их вылазке.
Полагаясь на его логику, Рита вместо этого отдала предпочтение наиболее
вероятному месту приземления, ожидая, что вначале он будет искать ее далеко
отсюда.

Она ошиблась, но Тагла не успокоило его внезапное понимание заключения,
сделанного ею интуитивно, и некоторой подтасовки, к которой она прибегла
для достижения своей цели. Неуловимый ход мыслей меньшинства венья-агн не
укладывался в его голове, привыкшей мыслить здраво и трезво.

- Люк открыт, - проговорил Чиун тихо, и звуки его слов практически потонули
в глухом рычании, рождавшемся где-то глубоко в его глотке.

Несколько секунд он не отводил взгляда от похищенного шаттла. Потом Чиун
повернулся к Таглу. Его огромные светло-коричневые глаза сузились, и в них
явно читалась неудовлетворенность. Его прямой черный нос нервно дергался.

- Их там нет.

Исходившие от него волны страха ударили Тагла по ноздрям, и он отшатнулся
от пилота. Этот зловещий запах витал по кораблю с тех пор, как Рита, Стоша
и Верда выдвинули теорию, из-за которой они в итоге решились на сумасшедший
полет. Сложившаяся ситуация не имела прецедентов в прошлом, она была
нелогичной и чрезвычайно опасной. Чиун, как и остальные члены экипажа `Дан
тални`, прекрасно знал, что фантазии трех ученых вместе с
несанкционированным спуском на планету подвергали риску миссию и угрожали
всему живому.

Раздувая ноздри, Чиун продолжал смотреть на штагна. Очевидно, пилот
надеялся, что ученые неожиданно опомнятся и, обсудив на совете свою ошибку,
будут терпеливо дожидаться их появления.

Но на месте их не оказалось. Подгоняемые таинственной необходимостью,
которой Тагл не мог ни понять, ни объяснить, трое упрямцев отправились в
путь за доказательствами, подтверждающими их невероятные предположения.

Глухой рык огорчения вырвался у Чиуна, пока он взглядом искал у Тагла
поддержки и утешения.

Стараясь выглядеть беспечно, штагн с тихим ворчанием выскользнул из кресла.

- А я и не думал, что мы их здесь найдем, - произнес он спокойно. - Если уж
они зашли так далеко, нет смысла бросать начатое.

Чиун кивнул и обратил свой взор на второй шаттл. Несмотря на то что он
немного расслабился, Тагл все равно ощущал, как напряжен и возбужден его
пилот.

- Просканируй местность. Может, ты обнаружишь их в каком-нибудь укрытии, -
приказал ему Тагл, решив, что выполнение простейших заданий поможет Чиуну
прийти в норму.

Его ловкие тонкие пальцы с загнутыми книзу когтями быстро пробежали по
контрольной панели перед ним.

- Они за пределами досягаемости приборов.

- Хорошо. Нам потребуется какое-то время, чтобы осмотреть этот шаттл.
Давай-ка подготовимся.

Чиун поежился и молча последовал за Таглом в грузовой отсек в хвостовой
части их собственного корабля.

Через несколько мгновений Тагл осторожно шагнул через открытый люк на землю
чужого мира. Он чувствовал себя тяжелым и слабым из-за непривычной силы
тяжести, несмотря на изометрический двигательный рефлекс, поддерживающий
его мышечный тонус во время периодов зимней спячки. Он не спал столько,
сколько нужно, чтобы бороться с воздействием на организм двадцати пяти лет
существования в состоянии невесомости, созданной на борту `Дан тални`.

Сделав пару шагов, Тагл повернулся и стал дожидаться Чиуна. Пилот
замешкался у края круглого отверстия, но Тагл кивнул ему, и Чиун выскочил
наружу. В два легких прыжка он очутился рядом с командиром. Чиун, похоже,
был неплохо подготовлен, заметил Тагл. Пилоту, выполняющему на борту `Дан
тални` обязанности техника по обслуживанию систем корабля, циклы зимнего
сна несомненно пошли только на пользу.

Когда Чиун приблизился вплотную, Тагл нажал кнопку на своем поясе. Входное
отверстие затянулось серой пленкой, и Тагл набрал свой личный код, чтобы
никто, кроме него, не смог проникнуть внутрь. Затем, махнув Чиуну рукой,
чтобы не отставал, он двинулся в путь по пустынной местности.

Двигался он очень неуклюже, из-за того что находился далеко не в лучшей
физической форме, к тому же его тело было упаковано в скафандр. Воздухом на
Чай-те 2 можно было дышать, но пока существовала хоть малая доля
вероятности заражения от инопланетных биологических форм, то такая
возможность не исключалась, и потому со скафандрами приходилось мириться
как с необходимым неудобством.

Настроив переговорное устройство внутри шлема на волну приема и передачи
информации, Тагл слушал прерывистое дыхание Чиуна и чувствовал, как пилот
боролся с усиливающейся паникой. Как только они окажутся в знакомой
обстановке внутри другого шаттла, Чиун, возможно, успокоится. Надо лишь
довести его туда без происшествий. Он мягко заговорил с Чиуном, надеясь
помочь ему избавиться от его страхов.

- Чиун! - Пилот не откликнулся, и Тагл повторил более резко: - Чиун!

- Да, - ответил тот хрипло.

- Земное притяжение. У тебя появляются какие-нибудь неприятные ощущения?

- Нет. - Пилот глубоко вздохнул раз, потом второй, сфокусировав внимание на
передвижении своих ног и тела. - Я в порядке. Сила земного притяжения здесь
такая же, как и на Хасу-дин.

- Немного слабее, - сказал Тагл.

К его облегчению, беспокойные нотки в голосе Чиуна стали исчезать, пока он
говорил.

- Хотя ничто не сравнится с Хасу-дин, - продолжал Чиун. - Этот мир такой...
другой.

`Такой чужой`, - подумал Тагл, рассматривая пустыню, простирающуюся перед
ним насколько хватало глаз. Когда становилось тепло, Хасу-дин зеленела, а с
наступлением долгих холодов она белела. Этот же мир был раскрашен
одной-единственной коричневой краской. На сухой бурой земле то тут, то там
выделялись островки короткой, острой как иглы травы того же цвета, что и
почва. На первый взгляд это место вряд ли годилось для поисков разумных
существ, но, с другой стороны, и берег океана, и лес, и зубцы гор были
одинаково далеки отсюда.

Рита все отлично спланировала. Даже штагн не мог понять, какое направление
они выбрали.

Когда они добрались до похищенного шаттла, Тагл отступил в сторону, давая
Чиуну возможность войти первым. Вход был закрыт, но не заблокирован. Чиун
указал на панель, когда Тагл подошел к нему сзади и встал около щитка
контроля.

- Они оставили записку. - Что-то напоминающее злость прорвалось сквозь
беспокойство, доминирующее в интонации голоса Чиуна. - Зачем им
понадобилось писать послание, Тагл? Чтобы молить о пощаде?

- Давай выясним это.

Штагн уселся в кресло пилота и ввел пароль. Он чувствовал, что Чиун злился
все больше, пока он держал большие пальцы рук на пластинке для
идентификации. Светлые и темные пятна запрыгали вдруг по экрану.

Послание Риты было коротким и информативным. Они тщательно просчитали на
компьютере запасы топлива и времени. Основной миссии `Дан тални` незаконная
исследовательская экспедиция не принесет никакого вреда.

`В том случае, если не произойдет чего-нибудь непредвиденного`, - подумал
Тагл. Пока он читал, его горло издавало глухие рыкающие звуки. Беглецы
временно вывели из строя шаттл и через пятьдесят часов рассчитывали
вернуться на орбиту `Дан тални`.

За спиной Тагла рычал Чиун:

- Они подвергли опасности нашу миссию и имеют наглость думать, что избегнут
справедливого наказания. Они идиоты.

Тагл только проворчал что-то в ответ. Чиун, как и остальные на борту
корабля, полагал, что он должен бросить беглецов на произвол судьбы,
уготованной им этим миром. Они проигнорировали его приказы и захватили
шаттл. Они потратили драгоценное топливо и время. Они внесли смуту в умы
членов экипажа. У него не было другого выхода, кроме как наказать их
изгнанием.

Или у него есть выход?

- Я, вероятно, могу отремонтировать шаттл. Среди них нет инженера.
Повреждение не может быть серьезным. Они должны были быть уверены, что без
труда сами починят поломку.

Тагл опять что-то проворчал. Он радовался, что Чиун вновь обрел внутреннее
равновесие, но это осложняло проведение второго этапа операции. Пилот,
скорее всего, не поймет его внезапного решения использовать
биоаналитическую силу транса штагнов для вынесения окончательного приговора
относительно экспедиции Риты.

- У меня есть инструменты и запасные части, - заметил Чиун. - Через час или
два шаттл будет уже готов к взлету.

Тагл кивнул. Его первоначальный план предполагал, что они заберут
похищенный шаттл обратно на `Дан тални`.

- Я подумаю над этим. А сейчас ты мне нужен как часовой, пока я буду
пребывать в состоянии сна.

Чиун заморгал глазами и от волнения озадаченно пошевелил ушами:

- Транс? Сейчас? Ради них?

Тагл нахмурился. Он и сам испугался неожиданного и необъяснимого сомнения,
возникшего в нем, но он не мог не прислушаться к нему. От него ускользала
какая-то очень важная деталь этой ситуации, и понять ее и проанализировать
можно только в состоянии транса. Где-где, но здесь у него точно нет другого
выхода.

- Я не могу просто оставить их. - Тагл быстро встал, указал Чиуну на кресло
и отошел к люку грузового отсека.

- Ты не можешь погрузиться в сон сейчас... здесь, - выдохнул Чиун. Его
горло сжимал уже другой, нежели раньше, новый страх. - Слишком рано после
последнего раза! Если что-нибудь случится с тобой...

- Со мной все будет отлично, - спокойно заверил его Тагл.

Ужас Чиуна оказался сильнее, чем он сам мог это сознавать и контролировать,
и он забыл о своем положении. Никто не имел права оспорить решение штагна.
Чиуна надо было поставить на место прежде, чем Тагл осмелится перейти
состояние глубокого сна.

- Все будет в порядке.

Чиун затряс головой и схватил Тагла за руку:

- Если наша миссия провалится...

- Сани не допустит.

- Сани - медиатор, а не штагн-джий.- Зрачки Чиуна расширились от отчаяния,
когда он выговорил полное звание Тагла. - Ты должен подождать, пока мы не
вернемся обратно на корабль. Когда ты отдохнешь...

- Нет, - отрывисто перебил его Тагл, чувствуя, что теряет терпение. - У нас
нет дополнительных запасов топлива. Если мы возьмем их шаттл, оставив их за
бортом, мы уже не сможем прилететь за ними.

От удивления на лбу Чиуна собрались складки:

- Прилететь за ними? Ты ведь не думаешь...

- Довольно! - Тагл вырвал у него свою руку и пригвоздил его взглядом к
креслу. - Я - штагн. Я перехожу в состояние сна сейчас... здесь, на этом
шаттле... - Тагл взял его за плечи и слегка сжал, пытаясь направить мысли
пилота в нужное русло. - Ты должен охранять меня. Ты должен охранять меня
от постороннего вмешательства. Понимаешь?

Чиун кивнул, но на его лице было написано беспокойство.

- Прекрасно. Моя жизнь зависит от тебя.

Тагл подождал, пока Чиун опустится в кресло пилота и устроится в нем
поудобнее, потом прыгнул в открытый люк. Он знал, что пилот нервничал не
зря. Риск был. Для анализа ситуации в состоянии транса требовались огромные
запасы энергии, а силы Тагла были на исходе. И тем не менее он не мог
бросить своих людей, не взвесив все `за` и `против`. Смерть, изгнание или
реабилитация - решение нельзя принимать на скорую руку.

Изгнание и смерть неизбежно следовали одно за другим в случае Стоши ди ви и
Верды эл ши. Они были аналитики, дю-агны, и, покинутые в чужом мире без
надежды на спасение, они заснут вечным сном и умрут без боли за считанные
дни. Риту ждала худшая участь. Она была венья-агн. Покорность судьбе и
спокойный, легкий переход от жизни к смерти для нее непостижимы. Она будет
долго мучиться и погибнет от голода - в полном сознании и прекрасно
понимая, что происходит.

Изгнание и смерть. Одно и то же.

Тупая боль за ушами Тагла усилилась, когда он уселся в пассажирское кресло
и пристегнул ремни. Медленно, методично напряженные мускулы его шеи под
густой длинной шерстью, покрывающей его плечи и грудь, стали расслабляться.
Мягкие волны потекли по его телу, рукам и ногам. Ровное дыхание
замедлилось. Его сознание отстранилось от всего в этой первой стадии
прегибернации. Контролируя свой переход в состояние зимнего сна, Тагл
мысленно настроился на анализ.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Рита осторожно взрыхлила почву вокруг маленького зеленого стебелька,
накрыла его прозрачным колпаком и поместила растение в свою коллекцию. Она
вздохнула с облегчением: несмотря на то что перчатки, входящие в комплект
защитной одежды, плотно облегали пальцы, они все равно ограничивали свободу
движений. Биолог чувствовала себя неловкой и неповоротливой. Однако,
невзирая на стягивающий ее тело скафандр, ей удалось собрать богатейшую
коллекцию различных образцов флоры незнакомой планеты. Она взглянула на
специальный биологический прибор, в котором теперь хранились крупинки и
частички Чай-те 2, и улыбнулась радостно и с некоторой долей мрачного
удовлетворения.

Инопланетная жизнь.

Сильное возбуждение и благоговейный трепет, которые испытывала Рита,
омрачали только воспоминания о тех неприятных событиях, которые в конце
концов привели ее на опушку этого странного леса на расстоянии многих
световых лет от родного дома. Горько было сознавать, что, похоже, только
двое из тридцати членов экипажа `Дан тални` оценили необыкновенное
открытие.

Инопланетная жизнь.

Мурашки пробежали по спине Риты, когда она подумала, насколько же
удивительным, торжественным и важным был этот момент и как ей повезло, что
именно она стала его неотъемлемой частью. Как и Совет Медиаторов и все,
связанные с шестью миссиями, посланными с Хасу-дин на разведку, она
допускала возможность столкновения с живыми существами в этой звездной
системе, но у нее не хватало смелости надеяться, что в один прекрасный
момент она сама найдет эту жизнь, дотронется до нее и почувствует ее
прикосновение к себе.

Интересующая `Дан тални` Чай-те, одна из биллиона звезд галактики,
находилась всего в двенадцати световых годах от Хасу-дин, родной планеты
беев. Один из спутников Чай-те изобиловал различными живыми формами,
которые по своему развитию на много ступеней эволюционной лестницы
отставали от схожих видов на Хасу-дин, но тем не менее они были живыми.
Если две соседние звезды независимо друг от друга породили жизнь, то
сколько же подобных зародышей таилось в других мирах, коих не счесть во
вселенной, и каких разных уровней они достигли в своем развитии! И, что
самое главное, в скольких из них начал формироваться разум? Возможности
были сногсшибательными.

А большинство агзин-беев о них не ведало.

Эйфория Риты померкла, восторг уступил место ощущению реальности, где все
расставлено по полочкам. Вопросы, которые немедленно пришли ей в голову,
могли возникнуть только у венья-агнов. И только венья-агны горели желанием
исследовать то, что их звало, ради удовольствия от самого процесса ведения
поисков и шанса найти ответы. Страсть ко всему новому, способность
фантазировать на разные темы и мечтать о неизведанном и неуместном - эти
черты отсутствовали в мышлении дю-агнов, которые составляли подавляющее
большинство агзин-беев.

Растирая сведенное мышечной судорогой бедро, Рита обозревала местность, не
в состоянии избавиться от усиливающейся грусти и чувства великого
одиночества. Чудеса этого странного нового мира с его научными сокровищами
и нераскрытыми секретами мало волновали дю-агнов, прибывших сюда с миссией.
За исключением Стоши и Верды, их занимала одна-единственная проблема:
населена ли эта планета или эта звездная система разумными существами,
которые помешают агзин-беям колонизировать ее и использовать природные
ресурсы Чай-те в своих целях?

Рита уныло вздохнула и снова взглянула на свою коллекцию. Несколько
экземпляров, собранных ею, плюс те, которые Стоша и Верда обещали раздобыть
для нее, могли стать всем, что у нее имелось от Чай-те 2.

Если, конечно, она ошиблась относительно окончательного решения Тагла об их
судьбе.

Усталость, депрессия и земное притяжение скопом навалились на нее, и Рита
опустилась на кучу сухих листьев для минутного отдыха и размышлений. Ее
удивило, что Стоша и Верда согласились исследовать свои зоны в одиночку.
Чтобы наиболее эффективно вести поиски и максимально использовать запас
времени, отпущенный им для доказательства или опровержения научных теорий,
выдвинутых каждым из них, необходимо было разделиться. А Тагл вряд ли
предполагал, что они будут действовать по отдельности.

`Что сейчас делает Тагл? - подумала она. - Что он делает вот прямо сейчас?`

Откинувшись назад, Рита смотрела на чужое безоблачное голубое небо и
взвешивала возможные последствия своих действий. Она знала, что, может
быть, совершила ошибку, доверившись своим инстинктам относительно реакции
Тагла и его окончательного распоряжения насчет ее неразрешенной и явно
импульсивной экспедиции на поверхность планеты. В то время, когда она
разрабатывала план их вылазки, Рита чувствовала, что он каким-то образом
увидит логику в их аргументах и изменит свою точку зрения. Она нисколько не
сомневалась, что он не разрешит спуск до тех пор, пока она не поставит его
перед фактом. Но... позволит ли он им вернуться обратно?

Рита сознавала, что беспокоилась не за себя. Смерть - невелика цена за
честь первой исследовать этот сказочный мир. Стоша и Верда, однако, другое
дело. Обратившись мыслями в прошлое, биолог стала подозревать, что ученые
дю-агны поддались ее уговорам пойти с ней только из-за ее непоколебимой
уверенности, что Тагл не бросит их.

Закрыв глаза, Рита попыталась вспомнить подробности разговора, который
спровоцировал ее на такой отчаянный шаг.

* * *

Она сидела напротив Тагла за столом переговоров с намеренно более
серьезным, чем обычно, выражением лица.

Тагл глядел на Риту, озадаченно сдвинув брови. Внимание присутствующих
разрывалось между экранами, Таглом и ею. В воздухе так сильно ощущалось
напряжение и раздражение, что, казалось, все были этим подавлены. Само
собой разумеющийся тон Тагла и его спокойное поведение не помогали
разрядить обстановку.

- Об экспедиции на Чай-те 2 не может быть и речи.

Проигнорировав законченность, прозвучавшую в его словах, и заставляя себя
держаться так же невозмутимо, Рита продолжала гнуть свое:

- Мы не можем утверждать, населяют этот мир разумные существа или нет до
тех пор, пока мы не окажемся на этой земле.

Тагл выдержал на себе неподвижный взгляд биолога, потом опустил веки и
вновь пробежал глазами ее рапорт.

Рита не забывала о тех проблемах, перед которыми ставило миссию ее
предложение. Их задача заключалась в том, чтобы исследовать систему Чай-те,
выяснить вопрос о ее населенности и отправить послание со своими выводами
обратно на Хасу-дин, чтобы там подготовили корабль колонизаторов к взлету.
Однако на выполнение данной операции отводилось очень мало времени, и надо
было уложиться в срок.

Существовала реальная опасность того, что миссия `Дан тални` потерпит крах
из-за недостатка топлива и времени. Чай-те, чужое солнце, светило ярче и
жарче, чем Чай-дин, к тому же имело более сложную систему планет-спутников.
На всякий случай выделили дополнительное количество энергии, но ее все
равно не хватало. Команда и не могла исследовать внутренние планеты системы
так же тщательно и досконально, как внешние. В довершение всего в целях
экономии топлива они оставили несколько больших контейнеров с
оборудованием, включая и межзвездный передатчик, соединяющий их с Хасу-дин,
на орбите Чай-те 5.

Запасы энергии таяли с каждым днем, и Тагл должен был быть уверен, что им
хватит топлива, чтобы вернуться на орбиту Чай-те 5, зарядить передатчик и
передать на Хасу-дин сообщение об успехе или провале миссии, а затем
проверить, как себя чувствовали в атмосфере Чай-те 5 зеленые растения,
благодаря которым функционировала система жизнеобеспечения корабля. От этих
важных вещей зависела жизнь экипажа. Рита знала, что Тагл не будет
расходовать энергию на полет, который он считал ее прихотью. Ей следовало
убедить его, что ее доводы имели под собой основание.

- В моем рапорте отсутствуют необоснованные догадки.

Тагл с любопытством посмотрел на биолога.

Не в состоянии ослабить напряжение в голосе, Рита продолжала:

- Я рассматривала теории о возможных инопланетных цивилизациях, о которых
говорилось в отчете группы аналитиков Университета Мировой Культуры.

Ее изящные уши с серебристыми кончиками нервно задвигались, и она мысленно
отругала себя. Тагл мог заметить ее возбуждение и по одному этому признаку
усомниться в правильности ее оценок. Обычно Риту мало задевали презрение и
скептицизм, с которым дю-агны относились к теоретическим исследованиям
венья-агнов, но сейчас она столкнулась с чем-то таким, с чем ей не
приходилось иметь дело раньше. И это было очень важно для нее. Она
сосредоточилась и взяла себя в руки.

Тагл пригладил рукой густую длинную серебристо-черную гриву и откинулся на
спинку стула с тихим снисходительным вздохом.

- Наши приборы не показывают никаких признаков цивилизации, Рита, никаких
проявлений деятельности разумных существ.

Из-за покровительственного тона Тагла короткие волоски, покрывающие лицо
Риты, нижние части ее рук и ног оттопырились. Она замерла, затем смутилась,
увидев, как взгляд Тагла скользнул по холмикам ее четырех, не наполненных
молоком грудей. Его восхищенный испытующий взгляд в сочетании с отказом
внимательно выслушать ее придали ей сил, чтобы настаивать на предложенном
ею спуске на планету. К несчастью, это всегда напоминало Рите, что ей не
стоит выбирать Тагла в партнеры во время брачных периодов, даже несмотря на
то, что она желала его, как ни одного мужчину на борту `Дан тални`. Ее
насущные сексуальные потребности удовлетворяли другие. От Тагла же она
хотела большего, она нуждалась в его эмоциональной поддержке и соучастии,
но он не мог ни дать их ей, ни понять того, к чему она стремилась, будучи
равнодушным, как все дю-агны.

Ужесточая сердце и голос, Рита встретила заявление Тагла о приборах новым
возражением:

- Примитивная культура, как и развивающееся, но не знакомое с техникой
общество и не могли проявиться на экране. Ты полагаешь, что разум
развивается тем же путем, что и в нашем мире. Но мышление инопланетян
всегда будет... инопланетным. Мы не знаем, как они реагируют на воздействие
окружающей среды.

- Тагл.

Все глаза обратились на Сани эс ог, бортового медиатора.

Тагл разрешил ей говорить, кивнув головой с почтением:

- Да.

- Нам известно, что живые формы в этом мире развиваются на основе углерода,
как и мы... - Она наградила Риту презрительным взглядом, затем опять
посмотрела на штагна. - В них происходят те же процессы фотосинтеза, что и
на Хасу-дин. В общих чертах в этом и заключается сходство, и я не вижу
смысла в дальнейших фантастических предположениях.

Рита сощурила черные глаза, крылья ее носа подергивались.

- Идентичная органическая структура не связана с тем, как инопланетное
существо может мыслить.

- Можно отправить на разведку роботов, - сказал Тагл.

В маленьком теле Риты напрягся каждый мускул, когда она снова повернулась к
Таглу.

- Они не смогут эффективно действовать без хорошей программы, а у нас ее
нет. Необходим непосредственный контакт с этим миром. Без него... - Биолог
уставилась на Тагла, понижая голос и начиная говорить медленно, чтобы все
ее слова запечатлелись в сознании штагна-джия: - Без него во время транса
тебе придется анализировать догадки, а не факты. Личный опыт - единственный
путь решить, соответствуют ли наши операции Закону.

В задумчивости Тагл нахмурился.

* * *

Рита вздрогнула, потом отчаянно замотала головой. Она почти заснула,
вспоминая этот роковой разговор. Она поспешно поднялась и подхватила свою
коллекцию. Надо беречь драгоценное время. Со сном придется подождать до тех
пор, пока она не вернется на `Дан тални`. Если она вернется.

Она с трудом справлялась со своей усталостью. Земное притяжение брало свое,
да еще сказывалась постоянная необходимость не упускать из виду реакцию
негибких дю-агнов на каждое событие ее жизни. Слишком часто простые
абстрактные фантазии и мысли, смысл которых был очевиден для Риты, не
доходили до сознания дю-агнов. Не раз и не два она была вынуждена
растолковывать, почему она сказала это или зачем сделала то, начиная с
того, что она считала более гуманным быстрое убийство животного, идущего в
пищу, и кончая ее размышлениями о множестве чудес, которые иные миры
приготовили для нее. Все ее объяснения вызывали лишь тупые, непонимающие
взгляды дю-агнов или, что еще хуже, небрежные и высокомерные кивки их
голов.

Углубляясь в лес, одна и вдали от вечного надзора дю-агнов и их упреков,
которые подстерегали ее на каждом шагу на борту `Дан тални`, она вдруг
призналась сама себе, что устала бороться с проблемой. Она знала, что в
эволюции беев произошел странный поворот, в результате чего дю-агны заняли
в их цивилизации господствующее положение. Но что смешно, без интуиции и
пытливого ума венья-агнов агзин-беи в конце концов зашли бы в тупик своего
развития, растворились, исчезли бы с поверхности земли.

Остановившись, чтобы насладиться ослепительной красотой зеленых
папоротников, чьи шестифутовые листья сплетались над ее головой, Рита
неожиданно остро почувствовала, как бы она хотела обрести мир, избавившись
от умственных ограничений и страданий от предрассудков, которые были ей
знакомы с первого дня рождения. Даже ее родители отказались от нее, отослав
своего испорченного венья-агн ребенка в специальный интернат, чтобы не
попасть самим под ее опасное, пагубное влияние и не рисковать двумя
нормальными детьми, братьями дю-агн. В результате их решение сыграло Рите
на руку, так как в разных школах ее воспитывали и обучали как
потенциального кандидата в члены экипажа одной из разведывательных
экспедиций, о которых в то время еще только говорили. Она бы не променяла
эту возможность ни на что другое, но в ней всегда сидела та боль, которую
ей причиняли различные события, перенесшие ее через двенадцать световых лет
на другую звезду и в чужой мир.

Рита вытянула руку, прикоснулась перчаткой к изящному листу, находя в его
девственно-чистой безупречной форме успокоение и обновленное чувство
значимости своего дела.

Как и раньше, когда она поддавалась отчаянию и ощущению загнанности, она в
самой себе черпала силы, которые поддерживали ее. Несмотря на то, что она
знала: ничто, никакие причины, никакие доказательства не изменят
преобладающую в ее мире социальную группу. На протяжении всей истории беев
штагн-трансы подтверждали, что теории венья-агнов были правильными и
обоснованными, тем не менее эта часть населения - венья-агны - оставалась
бессильным, презираемым меньшинством.

Выйдя из благотворно действующих на нервы папоротников, Рита двинулась в
чащу, где, возможно, не водилось животных, больших по размеру, чем-то,
похожее на огромную черепаху, выскочившее из-под винта ее скиммера, на
котором она ехала через покрытую травой равнину. Какое-то движение над ее
головой привлекло внимание биолога, и она с изумлением уставилась на
маленькую ящерицу, вылезшую из-под листа на одной из верхних веток высокого
дерева. На передних и задних лапках у нее болталась тонкая кожа. Существо
слетело вниз, юркнуло под сучок, потом появилось на нижней ветке, и, пока
оно нежилось в лучах солнца, Рита изучала его, запоминая каждую деталь.

Это было позвоночное животное, покрытое голубой с красными и зелеными
блестками чешуей, безухое, с широко расставленными глазами и когтистыми
отдельными пальцами.

`Наверняка рептилия`, - подумала она, удивленно вздохнув. Изучение
информации, собранной роботами-разведчиками, подтверждало существование
амфибий на планете, и уже одно это указывало на то, что эволюция шла здесь
своим чередом. Встреча с ящерицей была потрясающим событием.

Медленно, чтобы не спугнуть рептилию, Рита достала из кармана маленький
диктофон и вслух описала животное. Надеясь заставить его полетать еще
немного, она пошевелила ветку, но существо спряталось в густой листве. Рита
расстроилась, но, по крайней мере, ей удалось получить некоторые
доказательства того, что ее теории отчасти были верными. Хотя ее коллег
дю-агнов вряд ли заинтересуют подобные открытия; их ведь тревожило только,
найдет ли она конкретные подтверждения развития природного разума на
планете.

Развернувшись в сторону скиммера, Рита шла, не спуская глаз с деревьев в
надежде запечатлеть на пленке ящерицу в полете. Она возвращалась к
осмыслению фатальности ситуации, которую сама и создала.

Рита давным-давно отказалась от идеи контролировать свои слова и
повседневные действия, которые порой обижали, но чаще смущали и озадачивали
окружающих ее дю-агнов. Тем не менее она упорно старалась быть предельно
осторожной и методичной в отношении своих научных разработок. Она
систематически соблюдала логику во всем и продуманно защищала свои проекты,
а потому ей всегда предоставляли время и оборудование для изучения
различных областей ее науки. Добиваясь положительных результатов в
большинстве случаев, она в течение их долгого совместного путешествия
завоевала доверие, уважение и симпатии Тагла ди джегна. Как штагн-джий на
борту `Дан тални` Тагл был последней инстанцией и тем единственным, кого ей
следовало убеждать в своей правоте в любой ситуации. Обычно у нее
получалось... но не на этот раз.

На этот раз она не смогла склонить Тагла на свою сторону. Ни его, ни
кого-нибудь еще. `За исключением Стоши и Верды`, - напомнила себе Рита.

Нахмурившись вдруг, биолог замедлила шаги. Ее удивило, что двое ученых
согласились, во-первых, пойти с ней, а во-вторых, действовать в одиночку,
чтобы наиболее эффективно использовать ограниченное время. Рита была очень
занята составлением плана их вылазки, но она ни на минуту не переставала
думать о необычном поведении Стоши и Верды. Теперь ей пришло на ум, что их
реакция была даже более странной и непонятной, чем чужой мир, завладевший
ее воображением.

Два ученых дю-агна рисковали своей жизнью, чтобы подтвердить или
опровергнуть теории, основанные только на догадках. Почему?

Заприметив ярко-красный отросток, похожий на гриб, Рита поспешила к нему,
ее по-прежнему преследовал этот вопрос. Ей оставалось только надеяться, что
Тагл задумается над тем же и что он поймет, что, должно быть, существовал
какой-то мотив, который побудил двух ученых дю-агнов пойти намного дальше
обычного сбора информации для подтверждения своих личных теорий. Рита
знала, что по крайней мере одна причина, помимо любопытства ученого,
подтолкнула ее к такому окончательному шагу: кому-то, без сомнения, надо
было выяснить, населена ли планета разумными существами. Если они не
утрясут эту проблему, но примут решение колонизировать звездную систему,
миссия `Дан тални` может нарушить Закон, единственное правило, которое
успешно и мирно управляло беями на протяжении тысячелетий.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Брать то, что принадлежит другому, без взаимного согласия запрещается.

Тагл использовал строки Закона, чтобы сосредоточиться на погружении в
транс.

Задолго до правления Ару эф дигна примитивные племена агзин-беев
переселились на маленький остров на юге восточного полушария Хасу-дин.
Войны были единственным способом распределять ограниченные ресурсы и
держать под контролем проблему перенаселения. Воины дю-агны дрались и
погибали в сражениях или засыпали вечным сном, видя неминуемое поражение.
Выжившие дю-агны, с противоположной воюющей стороны, подчинялись своим
завоевателям и соединялись с племенами победителей. Побежденных венья-агнов
отправляли в ссылку или убивали.

Эта вечная борьба не на жизнь, а на смерть, сдерживающая как развитие
интеллекта и технический прогресс, так и увеличение численности населения,
продолжалась до тех пор, пока Ару эф дигн, величайший штагн во всей истории
планеты, не объявил, что существовали другие, большие участки суши,
соединенные между собой цепочками островов. Он же потребовал, чтобы беи не
воевали, а улаживали спорные вопросы путем мирных переговоров. Изобилие
природных запасов, ставшее доступным благодаря исследованиям поверхности
земли, вместе со склонностью беев к сотрудничеству и медитации создали
идеальные условия для первых и успешных шагов по введению Закона.

Принятие и послушность Закону укрепили торговые отношения между ранними
территориальными группами в то время, как беи начали мигрировать на другие
континенты Хасу-дин. В условиях установившегося мира ускорилось
индустриальное развитие, и в конце концов был сформирован Совет Медиаторов,
призванный следить за эффективным использованием и распределением природных
ресурсов в интересах всего населения. В конечном счете уважение Закона
привело к экспансии беев по всей системе звезды Чай-дин и пробудило в них
интерес к другим мирам.

Группа медиаторов, осуществляющая программу межзвездных полетов, включила в
Закон запрет отнимать собственность у любого и всякого наделенного
чувствами разумного существа. Никто на борту `Дан тални` не желал просто
так покидать звездную систему Чай-те и ее богатейшие запасы полезных
ископаемых, но забрать их у других означало нарушить Закон и поправку к
нему, которая запрещала контакты с какими бы то ни было разумными
представителями чужих миров.

Издав поправку к Закону, медиаторы защищали биллионы беев в их родной
звездной системе, так же как и участников разведывательных экспедиций.

Войди хотя бы одна из миссий беев в контакт с инопланетянами более
сильными, более прогрессивными или более агрессивными, чем беи, и
результаты могут быть ужасными. Конфликт с подобными существами неизбежно
кончится поражением невооруженных беев. Однажды потерпев неудачу, беи либо
сдадутся на милость победителю, либо, скорее всего, заснут навечно. Тогда
корабли разведчиков попадут во враждебные чужие руки и, возможно, приведут
агрессоров на Хасу-дин.

Мысли Тагла изменили свое направление.

Огромные звездолеты колонизаторов готовились последовать за скаутами к
намеченным планетам, богатым минералами и населенными разумными существами.
И все же, а если Рита права? Мог ли он отправить послание, предупреждающее
взлет космического корабля только потому, что какое-то полуживотное умеет
обращаться с примитивными инструментами и стремится к социальной
организации в группы, как некоторые представители животного мира на
Хасу-дин? Разум, не знакомый с техникой, не может препятствовать
колонизации планет. Агзин-беи собирались эксплуатировать астероиды и
газовые гиганты, но не внутренние звезды. Не имело смысла отказываться от
надежды беев проникнуть в эти миры только на основе того, что кто-то,
возможно, когда-нибудь полетит в космос, чтобы использовать эти ресурсы, но
в данный момент еще даже не подошел к техническим изобретениям.

Но Закон не делал никаких разграничений. Исключений не было.

Тагл чувствовал, как вокруг него сгущалась темнота, порожденная отчаянием.
Он пытался стабилизировать состояние транса. Выведенный из равновесия
просочившимися в его анализ эмоциями, он поспешно сконцентрировался на
проблеме дня.

Рита отправилась на Чай-те 2 не одна. Верда эл ши, минералог дю-агн, и
Стоша ди ви, тоже дю-агн и главный геолог на борту `Дан тални`, пошли
вместе с ней.

* * *

Рука Стоши слегка подрагивала, когда он надавил на длинный тонкий зонд и
стал наблюдать, как он зарывается в твердую землю. Геолог сидел, несколько
минут не отрываясь от своего прибора, как будто мог заставить его разыскать
доказательства, в которых он так сильно нуждался. Тогда Сани эс ог придется

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован