22 июля 2004
6836

Шукшин в `Венском лесу`

НЕДАВНО НАЙДЕННЫЕ ТЕКСТЫ ВАСИЛИЯ МАКАРОВИЧА СТАНУТ ОСНОВОЙ ФИЛЬМА

25 июля Шукшину исполнилось бы 75. В эти дни на Алтае близ родного села писателя Сростки на горе Пикет проходят традиционные Шукшинские чтения. А неподалеку, у Чуйского тракта, будет установлен монумент Василию Макаровичу. Ожидается, что изваяние восьми метров в высоту и весом 20 тонн работы известного российского скульптора Вячеслава Клыкова прибудет из Москвы в канун юбилейной даты. Однако лучшим памятником Василию Шукшину, безусловно, стало его уникальное по многообразию творческое наследие: книги, фильмы, роли... `Труд` попросил рассказать о Василии Макаровиче его друзей, режиссеров Рениту и Юрия Григорьевых, которые помогали Шукшину при жизни и бережно хранят память о нем все годы после его трагического ухода.

Ренита Андреевна: С Шукшиным мы дружили со студенческих времен ВГИКа, куда попали уже взрослыми людьми, успев поучиться на историческом факультете МГУ. Нас взял к себе в мастерскую Сергей Аполлинариевич Герасимов прямо на третий курс, восполнив таким образом `отсеянных` за первых два года учебы студентов. А Вася в это время учился на втором курсе в мастерской Михаила Ильича Ромма. Нас никто не знакомил, во ВГИКе тогда все друг друга знали. Но Шукшин всегда держался особняком, предпочитая общаться только с близкими по духу людьми. Например, с однокурсником Андреем Тарковским у них были уважительные, но не близкие отношения...

Юрий Валентинович: Как-то Вася пришел к нам в гости со своей подругой Лидой Чащиной, которая потом сыграла роль библиотекаря в его фильме `Живет такой парень`. Вдруг звонит Тарковский: `Ребята, мы сейчас к вам зайдем`. В это время Шукшин по своему обыкновению что-то записывал к себе в тетрадку и, когда услышал, что сейчас придет Андрей со своей женой Ирмой Рауш, недовольно крякнул. Вася хотел провести вечер в компании близких друзей. Но потом все пошло замечательно: было веселое застолье, пели песни... Кстати, когда Тарковский затевал свою вторую картину `Андрей Рублев`, то звал Шукшина на две роли братьев-близнецов - Великого и Малого князей, которых потом так убедительно сыграл Юрий Назаров. Уж и не знаем, почему у них тогда не сложилось...

Р. А.: Как-то мы обсуждали взаимоотношения Гоголя и Белинского. И Василий вдруг сказал: `Я бы не знаю что отдал, только бы хоть одним глазком увидеть их встречу, послушать разговор`. Все, что узнавал, Шукшин старался представить в образах. Этот крестьянский парень с Алтая поражал нас своим недюжинным артистическим, художническим талантом.

Ю. В.: На взгляд современной молодежи это может показаться странным, но у студента Шукшина поначалу не было даже костюма. Он ходил в гимнастерке, потертых галифе и кирзовых сапогах. Но и из этого Вася умудрялся создать неповторимый образ.

- А вы не пробовали работать вместе?

Р. А.: Мы и работали. В 1959 году я ездила в Вену на фестиваль молодежи, где разворачивались интересные дискуссии о судьбах молодых в эпоху `холодной войны`. Когда я рассказала о поездке Герасимову, он предложил делать на эту тему нашу с Юрой дипломную картину. Забегая вперед, скажу, что фильм был снят и попал в прокат. В сценарии под названием `Венский лес` была роль для Васи. Он в то время жил у нас в московской квартире, где мы ему выделили небольшую, но отдельную комнату. И, конечно, Шукшин не был бы Шукшиным, если бы с ходу не принял участие в обсуждении сюжета и отдельных эпизодов. А однажды вечером, когда все разошлись спать, Вася просто взял нашу рабочую тетрадку, где мы набрасывали сцены и раскадровки будущего фильма, и ушел к себе. Утром нам говорит: `Ребята, я тут для своего героя написал сцену спора с иностранцем. А для твоей героини, Ренита, - главную сцену в кафе`. Мы тут же сели читать и поразились, как точно Шукшин прочувствовал атмосферу и раскрыл новую для него тему. Кроме того, это были два вполне самостоятельных рассказа.

Ю. В.: К сожалению, вскоре Василий уехал сниматься в Одессу и там надолго застрял. Мы не могли ждать и сняли другого актера. Но во время работы поняли, что написанные Шукшиным фразы для простого русского парня Алексея в других устах, что называется, не звучат. Это должен был сыграть Шукшин и никто другой. Пришлось решить сцену без слов, на одних взглядах.

Р. А.: Интересно, что та тетрадь с текстами, выписанными аккуратным шукшинским почерком, тогда как сквозь землю провалилась, все попытки ее найти были тщетными. Прошло 40 лет. И вот в канун 70-летия Василия Макаровича она вдруг обнаружилась в одной из коробок нашего бездонного архива. Мы сразу же связались с Валей Распутиным, а на следующий день Валерий Ганичев уже взял эти тексты в свою `Роман-газету ХХI век`.

Недавно к нам в гости из Мюнхена приезжал прототип главного героя той картины, известный немецкий режиссер Петер Шамони. И сейчас мы работаем для него над сценарием документального фильма о судьбах нашего поколения. Эпизоды `Венского леса`, написанные Шукшиным, даже спустя столько лет остались актуальными и произвели на Шамони такое сильное впечатление, что он решил включить их в будущий фильм. Часть съемок немецкий режиссер запланировал провести в Сростках...

- А как Шукшин работал?

Ю. В.: В той тетрадке в текстах Василия было всего три исправления. Хотя это и был черновик. Очевидно, проза созревала в нем до такой степени полновесной, что оставалось только взять ручку и записать. Шукшин всегда работал молча, сосредоточенно, не отвлекаясь на разговоры. Он так сильно погружался в себя, что мог сочинять в любой обстановке. Однажды зимой мы большой компанией были в Красноярске. В гостинице нас поселили в одну комнату. Все укрылись ворохом одеял и тут же заснули. Я проснулся в пятом часу утра и вижу: Шукшин сидит на своей кровати, укутавшись с головой одеялом, и при неярком свете лампы что-то пишет. Я не стал его ни о чем расспрашивать, но, скорее всего, он в ту ночь не ложился.

Р. А.: Нас удивляла его невероятная работоспособность. Если полнометражный фильм у нас в среднем снимали за год, то Шукшин мог уложиться в три месяца. Поэтому шукшинские группы всегда получали премии за экономию времени. Не было такого человека (от шофера до оператора), который бы не хотел у него работать. Кстати, когда мы снимались у него в картине `Живет такой парень`, то сами придумывали реплики своим героям.

- А Василий Макарович разрешал актерам импровизировать?

Р. А.: Он был не из тех, кто держался за свои сценарии: если написано `облачко`, так будут неделями это облачко ждать. Шукшин часто принимал как данность то, что ему преподносит жизнь. Например, снимаем мы на Чуйском тракте сцену поездки Пашки Колокольникова (Леонид Куравлев) и моей героини, как вдруг дорогу перегораживает стадо овец. Этого в сценарии не было. Другой бы режиссер просто переждал и объявил новый дубль. А Вася с ходу включает этих овец в фильм, и они вписываются удивительно органично. Шукшин из любого исполнителя умел `вытянуть` нужные ему эмоции. Поэтому у него могли играть все. Он считал, что каждый человек - актер, и нужно только создать подходящие условия для того, чтобы он `раскрылся`.

- А в других фильмах, где Шукшин снимался как актер, он писал для себя реплики?

Ю. В.: Такое случалось. Хотя в авторах сценария он значится только в двух `несвоих` лентах: `Пришел солдат с фронта` Николая Губенко и `Земляки` Валентина Виноградова. Шукшин писал не для тщеславной возможности войти в титры в качестве соавтора, он по-хозяйски поправлял, редактировал сцены `под себя`. И это было так искусно сделано, что постановщик понимал: такой вариант лучше. Об этом говорил и Герасимов, снимавший Шукшина в картине `У озера`. Все шукшинские сцены в готовом фильме по сравнению со сценарием сильно изменены.

- Ушедший недавно от нас актер Иван Рыжов (глава семьи Байкаловых в `Калине красной`) вспоминал, что однажды рассказал Шукшину историю из своего деревенского детства, когда он тяжело заболел тифом. Мама накрыла его рогожкой и стала тихонько молиться: `Господи, прибери его!` А маленький Ваня это услышал и тоже стал тихонько молиться, но наоборот: `Нет, Господи, не прибирай меня, не надо!` Через месяц Шукшин случайно встретил Рыжова на студии и сказал: `Это она из жалости`. `Кто - она?` - не понял Иван Петрович, который давно и думать забыл об этом эпизоде. А Василий Макарович все это время не мог успокоиться. Тогда Рыжов стал предупреждать всех знакомых Шукшина, чтобы те не рассказывали ему `впечатлительных` историй...

Ю. В.: Василий был очень эмоциональным, на все отзывчивым человеком, многое принимал близко к сердцу. Его мама Марья Сергеевна рассказывала нам, как Шукшина однажды позвали выступить в колонии для малолетних преступников под Бийском. Так он потом трое суток не мог прийти в себя. Может, именно те переживания стали толчком для `Калины красной`...

Р. А.: Духовное наследие Шукшина захватило стольких людей и такие плоды принесло, что переоценить это невозможно. Его произведения не нуждаются в рекламе, они и так востребованы нашим народом. И Шукшинские чтения никто специально не организовывал. Просто в очередной день его рождения, 25 июля 1975 года, тысячи людей сами пришли на гору Пикет рядом с шукшинским селом Сростки. Это потом уже, задним числом власти оформили как официальное мероприятие. А что касается нас с Юрой, то встреча с Василием перевернула нашу жизнь.

Беседу вел
Стародубец Анатолий.
Труд-7 Nо135 за 22.07.2004

viperson.ru http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован