24 сентября 2004
270

Шура Би-2: `Мы не связываемся с политикой`

Группа `Би-2`, получившая известность благодаря саундтреку к фильму `Брат-2`, похоже, окончательно избавляется от статуса `новичок российского рока`. Коллектив решил выпустить сразу две пластинки со своими старыми записями. И уже не кажется странным, что оба лидера коллектива взяли себе одну фамилию - по названию своего проекта.

О том, какой путь к российской сцене пришлось пройти уроженцам Белоруссии и гражданам Израиля и Австралии и чем сегодня живет `Би-2`, корреспонденту `Новых Известий` рассказал идеолог группы Шура Би-2.

- В начале сентября вы неожиданно попали в сводки новостей в связи с концертом `Мумий Тролля` в Риге...

- Летом на фестивале в Юрмале к нам и группе Brainstorm подошли люди из концертного агентства и предложили сыграть в городском мероприятии - что-то вроде дня города на площади. Сказали, что все желающие смогут бесплатно посмотреть концерт. Мы согласились. Но когда на лентах агентств появилась информация, что группу `Би-2` наняли, чтобы отвлечь школьников от политической акции в защиту русских школ, на следующий же день мы отказались от предложения. Я не знаю, кто прав, а кто виноват, но вижу, что эта борьба слишком политизирована с обеих сторон. Мы вообще отказываемся от всего, что связано с политикой, не связываемся с этим.

- Вас пытались привлечь на сторону правительства?

- Да. А я не хочу занимать ни чью сторону. Думаю, меня все поймут. Тем более мне очень нравится в Латвии. Рига относится к тем городам, где мы бываем чаще всего, по семь-восемь раз в году. У нас там много друзей, поклонников.

- А вообще часто зовут поучаствовать в политических акциях?

- Зовут часто, но мы никогда не соглашаемся. Вот выборы были - опять звали.

- А ведь в 96-м году мало кто из музыкантов отказывался от кампании `Голосуй или проиграешь`...

- Тогда была другая ситуация. Думаю, что многие пошли за Ельциным, потому что альтернатива в лице Зюганова мало кого устраивала. Музыканты рассудили, что они неплохо жили последние шесть лет, и плюнули на то, что эта акция была откровенно политической. По крайней мере, мне так кажется, в 96-м году нас здесь не было. А сейчас ситуация другая, сейчас все и так понятно.

- Вы решили выпустить свои старые записи. Почему именно сейчас?

- Наступил момент, когда мы посчитали нужным издать весь архив, который у нас остался. На том, чтобы выпустить `Бесполую и грустную любовь`, наш первый официальный альбом, настояли наши поклонники. Во всех интервью и чатах они постоянно спрашивали, когда он выйдет. Мы записывали его в студии при культовом мельбурнском клубе, где играл Ник Кейв. Я в этой студии крутился волонтером и делал раз в месяц по одной песне. Но в России случился финансовый кризис, и пластинка благополучно осталась на складе. Когда вышла песня `Полковнику никто не пишет`, компания сразу же выбросила эти диски в продажу. На прилавки тогда попали всего 500 копий. А люди же не знают, что там другие песни, что там нет `Полковника`. Только в 2000 году, когда мы переехали в Россию, приостановили продажу и забрали часть тиража. Диск даже пираты небольшим тиражом выпустили.

- Помимо этого вышел еще и англоязычный альбом...

- Да, это группа Chiron, которая образовалась в конце 96-го года из осколков известного готик-рок-проекта Ikon. Меня туда в качестве гитариста позвал мой друг Вадим Белахов, который тогда играл у них на барабанах. В 98-м в эту же группу пришел Лева, переехавший в Австралию из Израиля. Мы с Левой были штатными композиторами, сочиняли 98 процентов музыки. С этой группой объехали все мельбурнские клубы. Вскоре песнями `Би-2` заинтересовались в России, и мы покинули Chiron. И когда несколько лет назад мы приезжали в Австралию, этой группы уже не существовало.

- История `Би-2` началась с того, что белорусские школьники, среди которых были вы и Лева, собрались в театральной студии, которую потом закрыли комсомольцы...

- Мы с Левой были трудными подростками. И для таких, как мы, передовые комсомольцы любезно создали театральную студию. А потом, когда вместо советских пьес мы начали ставить Эжена Ионеско, Сэмюэла Беккета, интересоваться Борисом Вианом, они испугались и прикрыли нашу лавочку.

- То есть вам комсомол решил помочь...

- ...А мы его подставили.

- Говорят, когда ваши песни уже вовсю крутились на радио, вы никак не могли найти лейбл, на котором выпускать диски, и продюсера, который занимался бы вами.

- Мы ходили в компанию `Арс`, в другие компании, там нас честно прослушивали на худсоветах, и единственным, кто сказал, что нас надо взять, был Ким Брейтбург (продюсер Бориса Моисеева и группы `Премьер-министр`. - Ред.). Но его тут же одернули: `Рок-н-ролл в этой стране не продается`. Мы уже хотели вернуться в Австралию, и, если бы не Хип (продюсер `Сплина`. - Ред.), наверное, ничего бы не произошло. Буквально через полгода рок-н-ролл стал продаваться. Я не говорю, что благодаря нам. Просто покатила целая волна. Хип, конечно, очень много сделал для нас, мы ему очень признательны.

- Группа `Би-2`, наверное, уникальная в своем роде. Вы постоянно перемещаетесь по планете - Израиль, Австралия, Россия - и при этом умудряетесь работать над записями, находясь за тысячи километров от студии...



- Да, в этом плане у нас уникальный опыт. Мы обычно записываем песни здесь, а сводим запись в Австралии. Этим летом мы неспешно записали в Москве четыре песни, но в Австралию не полетели и отправили весь музыкальный материал по Интернету нашему оператору Эдаму. Пока он там работал, мы были в туре по российским городам. Он выкладывал результаты своей работы на секретный сайт, а нам приходилось соблюдать конспирацию, чтобы не своровали музыку. Приезжаем мы, к примеру, в Ростов-на-Дону. Лева идет на пресс-конференцию, а я - в интернет-кафе. Скачиваю, а мой оператор проверяет, чтобы нигде случайно не остался файл: как-никак мы были в самом логове пиратства. Потом я перезваниваю Эдаму и говорю, что нужно поменять. И так на протяжении недели. 500 долларов мы потратили только на телефон. А сколько нервов! Зато я теперь большой специалист по интернет-кафе Поволжского региона. Но повторять такой опыт мы не будем. Сыграем тур и спокойно уедем в Австралию работать над новым альбомом.

- Шура, а почему это все нужно делать в Австралии?

- Просто потому, что студиями, в которых мы работаем, там владеют наши друзья. Мы давно у них записываемся, и они нас понимают как никто. В Москве сейчас есть хорошие студии с приятными людьми, но лично мне помимо прочего приятно провести два-три месяца в Мельбурне.

- У вас по-прежнему нет российского гражданства?

- Я не имею права его получить, потому что у меня уже есть два - австралийское и израильское. А отказаться... От одного не могу, от другого не хочу. Нам делают годовую российскую визу, это очень удобно. Но Лева, наверное, все-таки получит гражданство.

- Вы видели изнутри израильский шоу-бизнес, австралийский и, конечно, российский. В чем отличие здешнего шоу-бизнеса?

- Сравнивать с Австралией не имеет смысла. В России ситуация абсолютно эксклюзивная. Так, как построен шоу-бизнес здесь, он не построен ни в одной стране мира. Там клубы стоят по 30 лет, на этой культуре выросло не одно поколение. Может быть, через три поколения и к нашим клубам будут относиться так же: `А помнишь, здесь когда-то `Аквариум` играл`. Должно пройти время. У Левы есть такая теория: когда в России начнут делать нормальные джинсы, жвачку, за границей будут покупать российские машины, тогда и начнут слушать русскую музыку в мире. Многие считают, что проблема в том, что наши рок-музыканты не поют на английском. Но ведь на русском мало хороших песен. Пойте на русском, а за рубежом и своего достаточно. Если такие проекты, как `Тату`, там покатили, это не значит, что все поголовно должны петь на английском языке. `Тату` - это нонсенс. С ними мне все понятно.

- А нужны ли мы на Западе с русскими текстами?

- У меня в Австралии был клубный проект `Шура Би-2 со товарищи`, состоявший из очень сильных местных джазовых музыкантов. Я пел тексты поэтов Серебряного века. Нас неплохо принимали, но дальше клубного уровня такая музыка не пошла и не могла пойти. Впрочем, каждое лето в мире появляется какая-то песня типа `э-ээ, а-аа` - помните, из Испании были девушки, Las Ketchup? Сейчас какие-то цыгане появились. То есть на уровне экзотики одна песня в год в мире проходит. Вполне возможно, что когда-нибудь так же пройдет песня на русском языке.

- Насколько для рок-группы `Би-2` важен элемент шоу?

- Каждый год, отправляясь в тур, мы думаем: вот сейчас сделаем классный экран, сделаем то, се... А когда созваниваемся с организаторами тура, они говорят: `Вы с ума сошли! Нам бы аппарат найти, чтобы звук был`. Качественный звук - это огромная проблема России, а уж спецэффекты - об этом надо забыть, немногим группам удается сделать достойное шоу. В этом году мы взяли с собой Андрея Котова из `Агаты Кристи`, он придумал русское ноу-хау - свет на сцену идет через нашу портостудию. Но, конечно, этого мало, до Оззи Осборна нам далеко. О чем говорить, если мы приезжаем на Чукотку, а там вместо звукорежиссерского пульта Marshall стоит аппаратура с надписью Marlboro, сделанная лобзиком местными чукотскими умельцами!

- В этом году вы уже в третий раз принимали участие в фестивале `Новая волна` в Юрмале. Но ведь это эстрадный конкурс...

- Да, мы старожилы Юрмалы, но мы не участвуем в конкурсной программе. Организаторы правильно сделали: придумали рок-ночь. Приезжают группы, играют, идет дискотека прямо на берегу моря. На самом фестивале мы только в прошлом году спели одну песню и на закрытии в этом году. Но ни в каких конкурсах мы не участвовали и участвовать не будем. Это для поп-исполнителей важно. К тому же у меня есть сомнения, что эти конкурсы судятся честно.

- Об этом, пожалуйста, подробнее...

- Я, конечно, не знаю, что именно там происходит, но мне кажется, очень многие награды и места здесь можно купить. Наверное. Я ничего конкретного не хочу говорить ни про `Новую волну`, ни про другие конкурсы. Это просто не моя музыка, и ни один рок-исполнитель ни в каких конкурсах не участвует. На `Евровидение` же он не поедет. `Евровидение` - это пенсионерский конкурс, и к тому же локальный, для нескольких стран. Когда в Англии проходят большие open-air-фестивали, или фестивали на открытом воздухе, о них говорят намного больше, чем о `Евровидении`.

- То есть к поп-артистам у вас пренебрежительное отношение?

- Смотря в каком случае. Это ведь наши коллеги по цеху. Они так же вкалывают, как и все остальные. Знаете, это чисто российский менталитет: вот мы, рокеры, с попсарями не сядем за один стол. В Австралии на вручении престижных музыкальных премий Кайли Миноуг обнимается с Ником Кейвом, а Игги Поп с Кристиной Агилерой. Никто никем не брезгует, и это нормально.

- У нас, получается, исторически так сложилось?

- Да, и это наши предрассудки. У нас очень много друзей среди поп-артистов, и они замечательные ребята. Почему исполнители должны идти в крестовый поход против чего-то, а тем более друг против друга? Такие заявления - это политическая акция, организуемая людьми, которые, наверное, не состоялись в жизни. Надо помнить, что ты ведешь за собой молодежь, которая не всегда понимает, о чем речь.

- Прожив несколько лет в Израиле, вы теперь живете в России, тоже страдающей от терроризма. Может быть, у вас, посмотревших на эти события и здесь, и там, и со стороны, есть какие-то рецепты борьбы с ним?

- Рецептов у меня нет. Наверное, не мы должны решать, как бороться. Но все это очень грустно. Когда Лева жил в Израиле, он вполне реально мог стать жертвой террористов. Автобус, на котором он должен был ехать, взорвался. По каким-то причинам он отложил поездку, а ведь группы `Би-2` могло и не быть.

КОНСТАНТИН БАКАНОВ
`Новые Известия`.http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован