16 ноября 2006
1126

`Силой мир не восстановить`. Интервью Муху Алиева `Российской газете`

Почему Дагестан, имеющий огромный промышленно - экономический потенциал, до сих пор остается высокодотационным регионом? На этот и многие другие вопросы ответил Президент республики Муху Алиев, побывавший на "Деловом завтраке" в Южном представительстве "Российской газеты".

Муху Гимбатович, на прошедшем экономическом форуме в Китае Дагестан в числе других субъектов ЮФО презентовал инвестиционные возможности Юга России. Какие проекты представила республика?

В Китай мы возили только часть наиболее интересных инвестиционных проектов, связанных с основными приоритетами развития экономики Дагестана. Это, прежде всего, закрепление за республикой статуса крупного транспортного узла на Юге России. У нас есть все необходимое: аэропорт, железная дорога, автомагистрали, газопроводы, связывающие Россию с Закавказьем. В будущем году мы планируем завершить первый этап строительства морского порта, после чего перевалка грузов будет составлять не меньше 13 миллионов тонн.
Другое направление - проекты, связанные с развитием переработки сельхозпродукции. В Дагестане очень хорошо развито животноводство. Сегодня у нас больше 5 миллионов голов овец и коз - третья часть всего поголовья, которое есть в России. Наша проблема - отсутствие переработки. Нужно начинать строить мясокомбинаты и молокозаводы. Ведь это и дополнительные рабочие места для жителей республики, и налоговые поступления в бюджет. Уже сейчас в сфере переработки есть предложения, которые мы изучаем. Третья группа проектов предусматривает освоение шельфа Каспийского моря. Было время, примерно середина 1970-х годов прошлого века, когда в Дагестане добывали более двух миллионов тонн нефти в год. С тех пор объемы существенно снизились. Мы добываем крайне мало - всего 350-360 тысяч тонн. Но, по мнению экспертов, проводивших специальные исследования, потенциал для будущих разработок у нас хороший. Они считают, что на суше и шельфе больше 500 миллионов тонн нефти и около миллиарда кубометров газа. На одном из перспективных участков уже начаты геологоразведывательные работы, и мы надеемся, в дальнейшем их масштаб будет только расширяться.
В числе приоритетных задач и освоение гидроресурсов. Наши специалисты разработали уникальную систему строительства и функционирования малых и средних ГЭС. Соответствующая программа, предполагающая возведение больше 20 станций, уже утверждена правительством республики. Мы представляли ее на экономических форумах в Санкт - Петербурге и Сочи. В том, и в другом случае она вызвала большой интерес и получила положительные оценки. В этом году будут введены две станции.
Кроме того, в Китае были представлены проекты развития производства строительных материалов и создания особой экономической зоны туристско-рекреационного типа. Я думаю, в будущем году Дагестан обязательно выиграет конкурс Минэкономразвития, так как Каспий - единственная альтернатива после Черного моря. У нас великолепные песочные пляжи, минеральные источники, лечебные грязи, чистый воздух - словом, все, что нужно для отдыха.

Дагестан, несомненно, обладает огромным потенциалом. Что мешает республике занять достойное место в числе преуспевающих субъектов ЮФО?

Нашу экономику сильно подкосило то, что происходило в Чечне. Только представьте, после 1994года мы были вынуждены перенести в обход Чечни железную дорогу, газопровод, линии электропередач. По разным оценкам, ущерб составил от шести до девяти миллиардов рублей. Я уже не говорю о дурной славе "региона нестабильности", которую приобрел Дагестан. Но, к счастью, тяжелые времена позади. Сегодня у нас нет объективных причин, которые бы могли помешать осуществить задуманное. Надо уходить из зоны высокой дотационности. Многое будет зависеть от нашей работы, от того, сумеем ли мы собрать команду квалифицированных специалистов - управленцев, способных понимать ситуацию и решать первоочередные задачи. Если у нас получится создать благоприятный инвестиционный климат в республике, с поставленными целями справимся.

В Южном федеральном округе, наверное, нет ни одного субъекта, который бы не сталкивался с проблемой кадрового дефицита. Как в Дагестане решают этот вопрос?

Вы правы, ситуация с кадрами сложная. Работать приходится с теми, которые есть, а они оставляют желать лучшего. Часть управленческого аппарата уже заменили и, скорее всего, это не в последний раз. Кроме того, стараемся не брать ни одного человека на работу вне конкурса. Только человек, прошедший отбор, может поступить на государственную службу. А вообще, конечно, нужно иметь наготове кадровый резерв. И первые шаги в этом направлении уже сделаны. За счет патриотически настроенных местных предпринимателей мы уже направили группу талантливых молодых людей, в основном из малообеспеченных семей, на учебу во Францию. Создали специальный фонд, чтобы обеспечить дальнейшую поддержку этому начинанию. В дальнейшем предполагается наладить сотрудничество с ведущими российскими вузами, чтобы наша перспективная молодежь имела возможность получать самое лучшее образование, а потом возвращаться и работать на благо и процветание республики.

В таком многонациональном регионе, как Дагестан, невозможно не учитывать национальный аспект при формировании правительства и управленческих кадров. Как это сочетается со стремлением подбирать кадры исключительно по профессиональному критерию?

На самом деле, это сложнейшая проблема. С одной стороны, подбор кадров действительно идет по принципу профессиональной пригодности. Об этом я объявил и в Послании Народному Собранию. Но при этом о национальном аспекте тоже нельзя забывать, хотя он и не является решающим фактором. Почему? Приведу пример. После того, как началась реорганизация правительства, некоторые министерства и комитеты были ликвидированы. В том числе и структура, которую возглавлял ногаец. Никто не знал, чем она занимается и зачем она нужна, но она существовала для того, чтобы не возникало разговоров: дескать, у нас нет представителя ногайской национальности в верхах. Упразднение министерства вызвало легкое недовольство в Ногайском районе. Я, побывав там, попытался объяснить, что у нас нет должности министр-ногаец, предложил направить несколько молодых людей на учебу, чтобы они могли потом занять ответственные посты. Я объяснял, что ногайцы работают председателем комитета парламента республики (должность приравнена по законодательству к министру), заместителем начальника ФСБ РФ по Дагестану, руководителем управления федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по республике и еще на других должностях. Но меня, похоже, не совсем поняли. Люди хотели, чтобы ногаец был министром здесь и сейчас. Думаю, должно пройти еще немало времени, чтобы ситуация изменилась. Поэтому сейчас нам необходимо соблюдать этническое равновесие.

Вы неоднократно заявляли, что не приемлете силовое решение проблемы терроризма и предлагали регулировать ситуацию социально-экономическими методами. Насколько эффективен такой подход?

Мне кажется, все уже убедились, что у этого вопроса нет силового решения. Силу нужно применять только по отношению к тем, кто другой язык уже не понимает, кто с оружием в руках выступает против государства и конституции. Но большая часть террористов - это люди, которые стали ими из-за тяжелых условий жизни, из-за того, что с ними рядом в трудную минуту не оказалось никого, кто бы смог помочь. Поэтому, я считаю, акцент нужно переносить с борьбы против террористов на борьбу против терроризма как явления. Необходимо поднимать уровень жизни людей. Власть должна работать так, чтобы народ ее не презирал и не считал государство своим врагом. Она обязана быть открытой, доступной и компетентной, чтобы помогать людям, оказавшимся в сложных ситуациях, предлагать им какой-то выход, альтернативу. А иначе это будут делать ваххабиты. Но самое главное, нужно искоренить коррупцию. До тех пор пока все покупается и продается, мы будем оставаться на прежнем уровне. Что касается эффективности социально-экономических методов борьбы с терроризмом, могу сказать: результаты уже есть. В Дагестане в прошлом году, можно сказать, дня не обходилось без взрыва. В этом году произошел перелом мышления и настроения жителей республики. Люди стараются помогать, звонят на горячую линию президента, сотрудничают с правоохранительными органами. Пусть это только начало, главное, что мы выбрали правильный путь.

Вы упомянули о необходимости повышать жизненный уровень населения. Этому косвенно способствует реализация национальных проектов.

Безусловно. Национальным проектам в Дагестане уделяется огромное внимание. Если брать развитие АПК, то республика по достигнутым показателям находится в первой десятке регионов России. Львиная доля средств идет на развитие личных подсобных и крестьянско-фермерских хозяйств. К слову, именно ЛПХ производит 80% сельхозпродукции республики. Финансируются реконструкция и развитие животноводческих комплексов, приобретение племенного поголовья. Неплохо идет реализация нацпроекта "Здоровье": повысилась зарплата медиков, укрепилась материальная база лечебных учреждений. То же самое можно сказать и о проекте "Образование". Вызывает тревогу предполагаемый подход на подушевое финансирование школ. В дагестанских школах сразу это сделать невозможно. Об этом я говорил на заседании Президиума Госсовета. У нас 1684 школы, 400 их них малокомплектные и в горных селениях. В каждой по четыре- пять учеников, один-два учителя и персонал. Подушевой принцип приведет к закрытию малокомплектных школ. Невозможен и перевод учеников в более крупные общеобразовательные учебные заведения. В республике есть такие районы, которые в советские времена были приравнены к районам Крайнего Севера. Они "закрываются" в ноябре и становятся доступными для транспорта только в мае. О каких поездках на автобусе может идти речь? Сначала нужно построить дорогу, интернаты для ребятишек, создать материальную базу, а затем закрывать школы и вводить подушевой принцип финансирования. Но это лишь замечание. В целом проект по развитию образования должен дать стопроцентный результат.
Много проблем и с доступным и комфортным жильем. Неудобства связаны с тем, что везде требуется софинансирование. Как в этом случае быть такому высокодотационному региону как Дагестан? Однако мы пытаемся справляться с трудностями. В прошлом году ввели 640 тысяч квадратных метров жилья, в этом - планируем не меньше 700.

Готова ли республика к масштабным выборам в феврале будущего года?

Да, вполне. Вообще, проводить выборы в Дагестане довольно сложно. Чтобы Парламент был легитимным, нужно соблюдать этнический и географический принципы. До сих пор нам удавалось это делать. Надеюсь, что и впредь проблемы возникать не будут, тем более что наше местное законодательство полностью соответствует федеральному. Сейчас в республике заканчивается формирование территориальных комиссий. Нам предстоят выборы всех глав поселений, - а в Дагестане их больше, чем в любом субъекте федерации - около семи тысяч, - выборы в собрания поселения, районные и городские собрания, Народное Собрание (Парламент).

Дагестан - это Северный Кавказ в миниатюре. Кому как не Президенту этой республики знать секрет сохранения мира между людьми разных национальностей, живущими здесь?

Самое лучшее решение таких вопросов в том, чтобы не поднимать их, не делать национальную трагедию из каждой бытовой проблемы. Чисто национальных вопросов практически не существует. Другое дело, что кому-то становится выгодно разыгрывать национальную карту и тогда спокойствию на Кавказе начнет угрожать реальная опасность.




16.11.2006
"Российская газета"
http://www.president.e-dag.ru/index.php?showfile=1&fid=108&p=documents&categ=7
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован