20 марта 2002
1472

Симон Шноль: Вакуумоподобная среда

Экспериментальное открытие

Эраст Борисович Глинер ввел понятие лоренцинвариантной вакуумоподобной среды (Глинер Э.Б. ЖЭТФ 49 542 1965) достаточно давно. Он также первый от чисто математического оперирования симметричными тензорами второго ранга перешел к мировоззренческому (философскому) осмыслению их физической сути и достаточно подробно раскрыл ее в революционной, по сути, работе "Раздувающаяся Вселенная и вакуумоподобное состояние физической среды" (УФН, 3, 2002) (http://www.ufn.ru/ufn02/ufn02_2/Russian/r022e.pdf).

Впервые последовательно и четко изложена физика достаточно свежего для науки понятия - лоренц-инвариантного вакуумоподобного состояния физической среды.

Это принципиально новая среда. Казалось бы, с непрерывными средами наука имеет дело достаточно давно. И газы, и жидкости, и плазменное состояние вещества изучаются не первую сотню лет, поэтому к открывателям принципиально новых сред в науке отношение ничуть не лучше, чем к изобретателям велосипедов. Но физика классических непрерывных сред, в конечном счете, сводилась к физике взаимодействий отдельных объектов, их составляющих, а сами законы таких сред оказывались статистическими закономерностями многообъектных взаимодействий. С вакуумоподобным состоянием положение в корне отлично. Наука подошла к нижнему рубежу познания материи, когда невозможность разделить среду на отдельные, ее составляющие объекты, получить об этих объектах хоть какую-то информацию стала принципиальной. Элементы вакуумоподобной среды, даже если они и есть, принципиально не относятся к нашему слою познания и их физика - не наша физика. Для нас, их нет. Никакой, даже умозрительный, опыт ничего не сможет сказать о взаимодействиях элементов вакуумоподобной среды. Речь может идти только о самой среде в целом. Отметим только философски значимые свойства.

1. Ни с одной точкой вакуумоподобной среды невозможно связать систему отсчета. Нельзя сформулировать само понятие ее внутреннего движения.

2. Вауумоподобная среда точечно принципиально не взаимодействует с физическими объектами. Это следствие принципиального отсутствия взаимодействия элементов среды в нашем слое познания. Материя в ней "проваливается" без сопротивления, не "замечает" ее.

3. Наблюдаемые взаимодействия вакуумоподобной среды, как целого, должны будут носить принципиально статистический, а не причинно-следственный характер (следствие утверждения 1). Мы подошли от строгой детерминистской причинности к статистической случайности. Это - тот порог, который и искали, и долго не понимали.

4. Физика, вслед за философией, установила нижнюю границу познания материи. Статья Глинера однозначно указывает на принципиальную невозможность "дробления" вакуумоподобной среды в нашем познавательном слое.

5. Вакуумоподобная среда имеет множество решений - фаз, каждое из которых в отдельности, в силу неотменяемости закономерностей квантово-механических флуктуаций не может быть строго однофазно вакуумоподобна, не имеет статических решений.

6. Само понятие вакуума, как абсолютной пустоты, кануло в лету. Это мировоззренческое содержание понятия больше не строго научное. Любая мировоззренческая конструкция должна теперь быть конструкцией взаимодействующих фаз вакуумоподобной среды.

Не менее значимым событием для физики является и экспериментальное подтверждение ее существования. И это осуществил Симон Эльевич Шноль - Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, физический факультет. Полученные им гистограммы очень широкого класса классически случайных физических и химических процессов являются первым неопровержимым доказательством существования вакуумоподобной среды. Особенности гистограмм Шноля можно объяснить только законами физики этой среды.

Шноль С.Э. экспериментально доказал наличие вакуумоподобной среды..

Это утверждение основывается на следующем:

1. Выявлено отклонение форм гистограмм от теоретического распределения Гаусса. Девиация распределения, если этот эффект можно так назвать, имеет место для случайных с точки зрения современной науки, статистических событий физики и химии. Правильным выглядит упор Симона Эльевича на изучение прежде всего радиоактивного распада, в земных условиях признанного абсолютно случайным, не вызываемого ни одним дальнодействующим взаимодействием процесса. Только состояние вакуумоподобной среды ответственно за частотную девиацию случайных событий.

2. Девиация демонстрирует независимость эффекта от типа исследуемых взаимодействий, что и должно быть, поскольку все четыре фундаментальные взаимодействия - суть статистические закономерности однотипных многособытийных явлений. Эти статистические закономерности по определению должны быть почти независимы от числа однотипных событий, значит от их девиации. Точнее, подчиняться статистике больших чисел, поэтому "почти".

3. Было бы вообще странно, если бы изменение геометрии пространства, вызванное изменением положения (состояния) физических объектов не влияло бы на состояние вакуумоподобной среды прежде всего в силу тождественности (взаимосоответствия) пары утверждений: локальная геометрия - локальные физические свойства пространства. Если бы не было Шноля, то такого типа опыты для экспериментального доказательства существования среды пришлось бы придумывать. Он здорово опередил время и здорово помог науке. Не знаю, поймут ли и оценят ли его, и грандиозность решенной им задачи.

4. Из этого следует и маловероятность предположений С. Шноля, А. Гордона о каких то "лучах", когерентности, интерференции и прочее. Изменяется локальная геометрия пространства, изменяются локальные свойства вакуумоподобной среды, изменяется ее квантовое состояние, "плывет" статистика случайных событий. Все. Никаких волн никто никогда не найдет, потому, что их нет и быть не может. В то же время любые перемещения небесных тел есть в любом случае колебательные, значит волновые, движения. Это значит, само изменение геометрии пространства будет носить характер суперпозиции этих колебаний.

5. "Многогорбность" гистограмм Шноля вполне определенно указывают на существование различных квантовых состояний вакуумоподобной среды и переход ее из одного состояния в другое в течение эксперимента, и по их характеристикам вполне возможен и необходим физико-математический анализ параметров переходов и последующая детализация ее теории.

6. Гистограммы Шноля и есть так долго искомый гравипространственный детектор и, судя по всему, с фантастической чувствительностью, и его данные бесценны. Эти данные можно независимо перепроверить, послав спутник по сильно вытянутому эллипсу к Солнцу, являющимся в солнечной системе основным источником искажения геометрии пространства. Подсчет числа радиоактивных распадов - легко автоматизируемая операция, сложного оборудования не потребуется. В этом случае изменение Шнолевских графиков должно быть существенно более выраженным, а их последовательность определяться параметрами орбиты спутника.

7. С чисто "игровой" точки зрения вынужден признать за Природой очень тонкое "обыгрывание" знатоков случайных процессов, типа радиоактивного распада. К классическому "гауссову разбрасывания костей" она примешивает маленький элемент "плутовства", манипулируя квантовым состоянием "игрального стола" - вакуумоподобной среды.

К сожалению, автор идеи вакуумоподобного пространства Э.Б. Глинер слишком увлекся общевселенскими вопросами, ему не досуг заниматься локальными частностями, поэтому он "забыл предсказать" это красивое явление, являющееся неизбежным следствием понятия вакуумоподобной среды. Шноль справился и без "предсказателя". Нужно обладать его уровнем экспериментальной гениальности, чтобы "увидеть" там, где традиционная и теоретическая, и экспериментальная наука ничего и не могла, и не должна была "видеть". Это явление находится вне стандартной причинносвязанной логической мысли. По этой же причине закономерно выглядит и текущее отсутствие у команды Шноля теоретической базы эксперимента.

Создается просто необъятное поле работы не только экспериментаторам, но и теоретикам многих смежных специальностей. Необходимо разработать и соответствующий математический формализм, что окажется, скорее всего, перспективным развитием теории вероятности. Это позволит перевести настоящие качественные философские предположения в научную количественную гипотезу. Если его "колокола" действительно являются индикаторами состояния пространства событий, то открывается очень много новых направлений прикладного астрофизического характера. Самое интересное, что открывается и новое направление самого научного мышления.

Станислав Кравченко

http://new-philosophy.narod.ru/ovssh.htm

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован