15 января 2002
99

СКАЗКА О ПЕРВОЙ ВСТРЕЧЕ ИВАНА-ЦАРЕВИЧА И ДРАКОНА ФЫВЫ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Владимир Перемолотов

Сказка о первой встрече Ивана-царевича и дракона Фывы


Царь грохнул посохом об пол, и двери в опочивальню тотчас открылись. На
пороге появился худой длинный дьяк. Небритый, с острым кадыком, выпирающим
из горла, словно гвоздь из стены он являл собой тот тип придворного,
который формируется при маленьком дворе, где все по-домашнему: во дворе
царского терема бродят свиньи, в палатах ходят черти в чем, а любимое
развлечение царя - сказки, да собственноручная порка смердов на конюшне.
Царь зевнул:
- Сказку...
Дьяк поклонился и втолкнул в комнату человека в синем кафтане, расшитом
серебряными звездами. Двигаясь неуверенными шагами, он приблизился к
трону. Не дожидаясь разрешающего кивка Величества сел. Судя по всему,
пребывал он в глубочайшей задумчивости: по лицу сказочника бродили
посторонние мысли, пальцы перебирали янтарные четки. Не обращая внимания
на царя, сказочник поерзал, усаживаясь по удобнее, и ухватив себя за
бороду словно уснул.
За окном послышался конский топот и вслед за ним поросячий визг.
Сказочник превозмог свое оцепенение:
- Дошло до меня, великий царь...
Он остановился, сам не заметив этого.
Мысли были где-то далеко. Царь грозным взглядом окинул тщедушную
фигурку сказочника.
- По палачам соскучился? - прошипел он.
Стоявший за спиной сказочника рослый рында приподнял сказочника со
скамейки и тряхнул так, что голова мотнулась как у ощипанной курицы.
Сказочник вздрогнул, широко раскрыв глаза повторил:
- Дошло до меня, великий царь...
Дальше этого дело опять-таки не пошло.
Взгляд его помутнел. Не находя в себе сил отрешиться от мучивших его
мыслей он погружался в них как в омут. Слова слышались все тише и тише. За
ними послышалось и вовсе неясное бормотание.
- Царю!? Грубить!? Царскому величеству? - зашипел царь в изумлении.
Рында снова протянул руки к сказочнику, но тут же оттлернул. Царь сам, с
размаху, втянул сказочника вдоль спины посохом. Тот даже не охнул. На
губах его появилась слабая улыбка.
- Дошло! - заорал он неожиданно громко - Дошло до меня!!!
Царь, наливаясь кровью, хрипел, а сказочник побежал из тронного зала
мимо слуг, мимо бояр в высоких горлатных шапках. Челядь и бояре провожали
его глазами, вслушиваясь в ликующий вопль:
- Дошло! Дошло до меня!
Но уже через минуту сказочник был забыт.
- Царю худо! Лекаря!
Царю действительно было худо. Он налился кровью, став сизым, словно с
перепою. Вокруг него суетилось столбовое дворянство, подкладывая подушки.
Пришел лекарь. Протолкавшись к царю сквозь толпу ближних бояр, он
почтительно оттянул царское веко. Бояре задержали дыхание.
- Все ясно. - сказал лекарь и произнес несколько слов на латыни. Кто-то
из бояр взмолился:
- Да ты дело говори, мил человек.
- Прострел- пояснил лекарь. Царь захрипел с трона:
- Лечи, иноземец. А не то...
Лекарь непочтительно хмыкнул.
- Средства-то есть? -заволновались бояре.
- Испокон веку лучшее средство от прострелов - драконья шкура.
- Полцарства...- прошипел царь с трона-Полцарства....
После минутного замешательства бояре гурьбой выбежали из терема. Во
дворе поднялась суета - все поспешно седлали коней. Терем опустел.
Оставшись наедине с лекарем, царь велел позвать сына. Царевич явился.
- Что с вами батюшка? Никак занедужили?
Царь с трудом проскрипел.
- За грехи Господь наказал.
Лекарь коротко объяснил царевичу, чего от него ждет отец.
- Будет вам шкура- успокоил отца ИванСебя не пожалею, а добуду!
Растроганный царь напутствовал сына, посулив ему славу и, в скором
времени, царство. Иван небрежно кивнул -знал он цену папашиных обещаний- и
отбыл. Не то чтоб он сильно хотел взойти на трон, но все же папашин
прострел случился как нельзя кстати. Были у него и свои вопросы к дракону.
Самым драконьим местом в царстве был лес за речкой Дуболомкой. Часа
через два царевич уже ездил по нему, выискивая драконов. Иван ругался,
орал на весь лас, гремел оружием, но дракон не показывался. Так в
разъездах прошло часа три. Время бежало, как мышь от огня. Дурная слава,
что шла про лес, оказалась сильно преувеличенной. Драконов, во всяком
случае, там не было, правда время прошло не без пользы - дважды Иван
дрался с местными разбойниками, потом пил с ними мировую.. В общем было не
скучно, хотя пользы из всего из этого, надо признать, не было никакой .
Устав ругаться он спешился на какой-то поляне. Шагах в сорока от него
высоко в небо возносилась серая, изъявленная трещинами скала. Сквозь
редкий кустарник у подножья Иван заметил темное пятно, полускрытое
оползнем. Злой и усталый царский сын в очередной раз крикнул осипшим от
многочасового ора голосом:
- Который тут дракон? Выходи-ка тварь летучая!!!
Дракон, однако, не появился и на этот раз. Может не слышал, а может
только делал вид, что оглох. Тогда, оставив за спиной прочесанный лес,
царский сын привязал коня к дереву, и полез в пещеру. Темнота там была
густой, как черничное варенье. Несколько шагов он прошел, осторожно
держась за стену, и помахивая перед собой мечем. Дважды свернув, следуя
поворотам пещеры, он попал в обширный зал, освещенный неярким светом,
падавшим откуда-то сверху. Со всех сторон его окружали каменные колонны,
уходящие вверх и пропадающие там в темноте. Иван задрал голову и просиял,
увидев предмет собственной озабоченности -немного выше его головы сидел
самый настоящий дракон, какого только можно было вообразить.
- Трепещи, загадочной чудовище! -крикнул Иван и яростно замахал мечом.
Дракон взлетел. Неистово махая крыльями, заорал так, что эхо заходило по
пещере:
- Опомнитесь, юноша! Что я вам плохого сделал?
- Все вы одного корня- ответил Иван.
Видя, что удары его не достигают цели он начал подпрыгивать.
Подскакивая вверх, он рубил воздух под драконом, который не на шутку
перепугавшись, кругами носился под потолком, крутыми виражами обходя
сталактиты. Выход из пещеры был только один. Иван-царевич вскоре понял это
и прекратил скакать. Оглядевшись по сторонам, он сел на камень, положив
меч рядом. Дракон немного успокоился. Спокойно сидящий Иван внушал ему
намного меньше опасений. Последовав его примеру, он тоже сел отдохнуть на
каменный выступ. Несколько минут дракон укоризненно молчал, а потом сказал:
- А еще, наверное, царский сын...
Иван царевич в ответ плюнул вверх, целясь в дракона. Плевок до него не
долетел, а звездочкой упал вниз и блестящим пятном, медленно, словно
улитка, пополз по сталактиту назад к земле. Дракона это обидело. Кончики
его огромной пасти опуститились и он сразу стал похож на обычную жабу.
- Это вам, юноша, не царские палаты, что за манеры? Вот я батюшке
пожалуюсь.
- Я те пожалуюсь - пообещал царский сын -Думаешь я к тебе сам пришел?
- Неужто сам послал?
Иван важно кивнул.
- По царскому велению за шкурой посланподтвердил он..
- Что же я ему плохого сделал? -удивился дракон. -Вреда от меня
никакого. Конечно иногда кого и съешь, но иначе нельзя -дракон есть
дракон. Если их не есть, так они всю пещеру загадят...Я вообще то больше
говядину люблю- признался он - А человечина это так...Для престижа.
- Ладно прибедняться- перебил его Иван- А кто князя Лычко со всею
свитою сожрал? А? Чего молчишь?
Он пристально смотрел в морду, рассчитывая увидеть на ней блудливое
желание уйти от прямого ответа, так свойственное всем драконам, но ничего
подобного не усмотрел.
Брови дракона как-то по-человечески поднялись домиком.
- Это какого? Николая Егоровича что ли?- уточнил он.
- Сознался гад летучий - радостно воскликнул Иван. Он вскочил на ноги,
вертя мечом над головой.
- Слезай, а то хуже будет!
Дракон нахохлился и сразу стал похож на большую птицу.
- Князя Лычко сожрал, свиту слопал, шесть сундуков с золотом унес...
Выдавай сокровища, гадина поднебесная! - бесновался внизу царский сын.
- Чего? - опешил дракон - Золото?
- Шесть мешков и делу конец! - подтвердил Иван.
Уже не первый раз дракон встречался с людьми, и каждый раз повторялась
одна и та же история. Так или иначе, этот вопрос всплывал. Отвечал он всем
одинаково и всегда его ответ никем всерьез не воспринимался..
- Князя ел - признался дракон- а золота не брал.
- Врешь, собака!
- Сам собака- огрызнулся дракон -Мальчишка! Знаю я, чей ты сын.
Иван опустил меч и прислушался.
- Ну, говори, чей я сын - вкрадчиво попросил он.
О, как он хотел услышать оскорбление.
Любое слово развязало бы ему руки.
- Дурак ты. Что мне с золотом-то делать?
Стеречь его что ли? Я ведь и считать то не умею...
Иван сначала было, задумался. но быстро преодолел сомненья.
- Подавай каменья самоцветные!
У драконов тоже есть нервы. Когда терпеть нахальство царского сына он
уже не мог дракон не выдержал и плюнул вниз. Плевать сверху ему не в
пример удобнее, поэтому увернуться Иван не успел- только закрыл голову
руками. Блеснув в воздухе плевок, попал на плащ, прожигая в нем дыры,
превращая шелк в черные лохмотья. На Ивана это подействовало отрезвляюще.
Вспомнив все, что ему было известно о драконах, он полюбопытствовал:
- А ты чего огнем не плюешься? - Змею показалось, что он ослышался.
- Огнем? - переспросил он.
- Оголодал что ли?
Ответить дракону не дали. Около входа послышался свист и шорох
осыпающихся камней. Иван поглядел туда- в проходе мелькали тени.
- Кто пришел? -громогласно спросил царевич. Ответа из полутьмы не было.
Дракон с надеждой посмотрел на выход.
Ждать ему, правда было некого- жил он в пещере один, друзей у него не
водилось, а родственники жили в дальних краях и в гости друг к другу не
летали. Не было у них такой привычки.
Однако он надеялся на приятную неожиданность.
- Царский сын я - крикнул Иван в темноту.
Эхо гулко раскатилось под сводами пещеры и заставило дракона поежится.
Иван, чувствуя пренебрежение к собственной персоне, схватился за меч,
намериваясь искрошить врагов в мелкие щепки, но его остановил горестный
вопль дракона:
- Пропали мы, Ваня! Это чумаданы!
Серые тени у выхода засновали еще быстрее и по одному, боком пролетая
между камней, бросились в пещеру.
- Они воруют мои яйца и высиживают из них маленьких чумаданчиков-
горестно вопил дракон из темноты. На пришельцев его вопли не производили
никакого впечатления. Они влетали тройками, и разбредались по пещере
исследуя ег.
Потертый чумадан, с металлическими наугольниками, видимо вожак стаи,
завис в воздухи напротив Ивана. Он медленно вертелся в воздухе,
поблескивая квадратами замков. Внезапно он сочно расхохотался. Едва эхо
смолкло, он сообщил стае грабившей драконову пещеру:
- Собирайтесь, ребятки, тут десерт пришел.
Чумаданный предводитель был образованнее царского сына. Иван
иностранного слова `десерт` не знал, но по тону догадался, что ничего
хорошего эта встреча ему не сулит. Некоторые чумаданы отделились от стаи и
подлетели к предводителю. Назревала драка. Иван понял это и облегченно
вздохнул- теперь все становилась на свои места. Чумаданы перед ним шепотом
совещались о чем-то. Увидев один над другим два чемодана царевич лихо
взмахнул мечом, намериваясь одним ударом уложить обоих, но чемоданы не
прекращая разговора порхнули в разные стороны, освобождая место для
Иванова меча, а потом опять вернулись на место.
- Одному не справиться -понял Иван. Он задрал голову. Наверху горестно
раскачивался дракон, глядя на разорение пещеры - Эй, драконушка, плюнь в
него!
Почти непроизвольно, подчиняясь вежливому тону, а не просьбе, дракон
плюнул вниз. Молоденький чумадан, вертевшийся над головой царского сына
словно подбитая птица упал вниз:
- Отравили, братцы!..
Его крик послужил сигналом. Вся стая бросилась на Ивана. Краем глаза он
успел заметить, как по подбитому чумадану, пузырясь расползается драконов
плевок.
- Помогай, драконушка- воскликнул он -Сбережем яйца для дела доброго!
Царевич прижался спиной к стене.
Обезопасив тыл, он начал с ожесточением рубиться с чумаданами. За
серьезных противников он их не считал. Подумаешь, чумадан. Эка невидаль.
Да был ли у них в роду кто-нибудь благороднее кожаного мешка?
Но Иван недооценивал противников. Хитрые лесные чумаданы, в отличие от
спокойных домашних чемоданов, умели постоять за себя. Обладая хорошей
реакцией, они уворачивались от меча и норовили ударить царского сына углом
в солнечное сплетение.
Иван же стоял как скала. Видя, что нахрапом его не взять подлые кожаные
ящики пустились на хитрость:
пока одни пытались покончить с Иваном привычными способами, другие
отлетели в темноту и вернулись откуда набитые булыжниками. Взлетев повыше,
они переворачивались в воздухе, бесстыдно оголяя свои внутренности. Первая
партия высыпала камни на голову царскому сыну с точностью,
свидетельствующей о большой опытности. Иван пошатнулся, выругался для
устойчивости, и вжался поглубже в стену. Чумаданы двинулись за новым
грузом, но второго захода у них не подучилось.
Ловко плюясь во все стороны, дракон не дал набрать им камней, а потом
подбил и самих воздушных пиратов.
Чумаданы, однако, не пошли на попятный.
Пожалуй, только главный чумадан понял бесперспективность борьбы на два
фронта. Сам он в драке не участвовал- отлетев немного в сторону наблюдал
за полем битвы, поглядывая то на копошащуюся внизу кучу соплеменников,
облепивших Ивана, то на дракона, рассылавшего свои плевки с убийственной
точностью. Укрывшись за сталагмитом, вожак чумаданов раздумывал, как им
избавиться от расплевавшегося змея.
А тот вошел в азарт. Теперь он плевался почти не глядя, даже забыв о
царевиче, но не забывая о начальнике своих извечных врагов. Темное чувство
бушевало в драконовой груди.
Чувство ненависти к главарю похитителей яиц. Утоление чувства мести,
однако наталкивалось на очевидные сложности. Плеваться с лету он не умел,
к тому же чумаданы могли ударить его в мягкий живот, а это не принесло бы
пользы никому, и меньше всего ему самому. Однако несколько минут спустя,
когда вожак чумаданов переменил позицию, дракон получил реальный шанс.
Увидя это он расхохотался.
Как ни мала была передышка, дарованная им чумаданам, они сумели ей
воспользоваться. Чумадан черной кожи распахнул свой зев и, выбрав момент,
когда Иван отвернулся от него захлопнулся у него на шее. От неожиданности
царский сын вскрикнул.
Чумаданы ответили ему радостным визгом. Однако несмотря на то, что
чумадан лишил его способности видеть Иван не прекратил драку, а еще более
свирепо замахал мечом.
- Плюй в них, дракончик! -заорал он из чумадана глухим голосом.
Стараясь освободиться, он мотал головой, ударяя чумадан о стены. При
каждом ударе чумадан охал и старался закрыться покрепче. Сквозь чемоданный
визг до Ивана донесся голос дракона:
- Влево, Ванюша, влево!
Ничего не видя, продолжая отбиваться от насевших на него чумаданов он
сделал несколько шагов влево понимая чем это ему грозит. Открывая свой
тыл, он мог надеяться только на помощь дракона. И тот не подвел. Сбив еще
несколько чумаданов, пытавшихся атаковать его, он набрал побольше желчи и
плюнул в сталактит, за которым скрывался вожак стаи. Грозный гул пронесся
по пещере. Сталактит, подрезанный плевком как ножом, рухнул вниз, дробясь
осколками. Камни рухнули на кучу чумаданов, почти заклевавших Ивана. Вслед
за камнями, кружась как осенний лист, спланировал предводитель
разбойников. Глядя на него дракон бешено хохотал.
- Спасибо, друг! -донеслось из кучи.
Расшвыривая камни и остатки чумаданов, из кучи вылез Иван. В одной руке
он держал меч, а ж другой тащил упирающегося чумадана черной кожи. Увидя у
своих ног вожака стаи он придавил своего пленника коленом и начал сдирать
кожу с атамана. Наблюдая за ним змей поскреб лапой грудь. Звук был
неприятный, словно металлической щеткой скребли по жести. Иван обернулся.
В руках он держал кусок кожи. Дракон смотрел на него с молчаливым
любопытством. Возникла неловкая пауза.
- Батюшке...- выдавил из себя царевич отводя глаза.
- Ну да. Сапоги сшить или там варежки.
-согласился змей, приходя ему на помощь.
Минуту они молчали.
- Ты уж прости меня - молвил царский сын.
- Чего там...С кем не бывает.. -дракой был польщен. Шаркнув крыльями,
он слетел вниз.
- Ты ежели чего, ну ежели помочь или так, заходи, Ваня.
Иван поклонился змею в пояс. Пленный чумадан тихо ерзал под ногами.
Царевич пнул его ногой. Чумадан взвизгнул.
- Ну ты, нежить, сжечь тебя что ли?
Иван повернулся к дракону.
- Может возьмешь?
- Нет- убив главного чумадана дракон удовлетворил чувство мести. Против
этого чумадана он ничего не имел.
- Ты его лучше батюшке отдай.
- И то верно! Пойду я?
-полувопросительно, полуутвердительно сказал Иван- Ты тоже, залетай,
гостем будешь. Говядинки поедим.
- А шкура тебе не нужна больше?
Иван покраснел, не зная, что ответить дракону потом выдавил из себя.
- Дык неплохо бы...
- Ты в том углу посмотри, я тут линял недавно.
В углу Иван нашел старую оболочку дракона. Вместе с новым приятелем он
вышел из пещеры на солнце. Змей прищурился и отошел в тень. Приторочив
чемодан к седлу, Иван махнул рукой. Дракон замахал крыльями. Через
несколько минут его скрыли деревья.
Вернувшись к себе в пещеру, дракон до конца дня чистил ег, возвращая
привычный уют своему жилищу. На поляне, перед пещерой он насыпал кучу
камней, на верхушку которй водрузил наименее разбитый чумадан. Вечером,
выйдя полюбоваться солнечным закатом он улыбаясь рассматривал сооруженный
памятник, вспоминая прожитый день и хорошего человека- Ивана-царевича.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован