18 января 2002
107

СКАЗКА О ТРОЙКЕ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Раvеl Filiрроv 2:5061/38 01 Маy 99 14:03:00

`Лимонка`, N 96, 1998 г.
рецензии в `лимонке`
КУЛЬТОВЫЙ ФАШИСТСКИЙ РОМАН

Тому, кто сколько-либо знаком с творчеством братьев Стругацких, известно,
что более нефашистских литераторов вообразить невозможно. Их идеология -
от бодренького прогрессизма до легкой пикантной оппозиционности с острейшими
вопросами, поставленными к тому же на ребро, вполне выдержана в духе
шестидесятничества с человеческой харизмой; `Трудно быть богом` -
гуманистическая` ревизия-осуждение революции, несбыточная сладостная мечта о
вездесущих и всемогущих `жидомасонах`, `Сказка о Тройке` - вкрадчивая робкая
антисоветчина. Борис Стругацкий, верный прогрессистко-гуманистическим идеалам
молодости, даже вступил в `Выброс` Гайдара. И тем не менее, один роман
братского дуэта - `Хищные вещи века` - явно выбивается из общего ряда.

Город, описанный в романе (по ряду признаков установлено, что это Барселона.
Что, в общем, без разницы - Барселона ли, Константинополь...) - некое
сверхсчастливое `санаторное общество`, буржуазный рай, воплощение мечты всех
Соросов, Клинтонов и Гайдаров вместе взятых. Он живет под девизом nо mоrе
рrоblеms. Фашисткий - разумеется! - путч подавлен десять лет назад. Разгромлен
гангстеризм. Побеждена даже безработица (видно, отпала нужда в пугале - стра-
щать предающихся вредным идеям и мечтаниям), рабочий день сокращен до четырех
часов, все могут заработать себе необходимое и даже больше, и никто ни в чем
не испытывает недостатка. Все прекрасно... и безысходно скучно. Однако боль-
шинство счастливых санаторных животных вполне довольно такой участью: пьют до
трупного посинения, играют в боевик в подземельях старого метро, оттягиваются
на напоминающей современные рейв-тусовки психоделической `дрожке` и балдеют
в горячих ваннах от самодельного волнового `генератора фантазии` под кодовым
названием `слег`. От большого кайфа некоторые двигают коньки. Город медленно
накрывается медным тазом. Цивилизованно, весело и с улыбкой `сhееsе!`.

Но находятся и отверженные, противящиеся всеобщему скотству. Триумфирующее
общество потребления оказывается под ударом воинствующих интеллигентов (`инте-
ли` в романе). Рейв-тусовки расстреливаются с самолетов и местные черносотенцы
(общество `за старую добрую родину, против вредных влияний`) гневно обещают
взять `заслуженный отдых` сограждан под свою защиту. А между тем лаборатории
университета загружены выше крыши работой - там делают оружие для терактов;
в ближайшие дни готовится путч - наивно, практически без какой-либо конспирации
(в открытом сверх меры обществе сохранить тайну невозможно). Роман завершается,
оставив главного героя - агента Совета Безопасности ОО Ивана Жилина (!) -
предаваться рефлексии (в сущности, этим он и занимается на протяжении всего
романа, `философский русский`) на тему - как же заставить зажравшихся свиней
поднять рыло из корыта, которое им заботливо наполнили и подставили, и начать
думать. Путч остается `за кадром`. ет сомнения в том, что он состоится. Как и
в том, что гг. Стругацкие не очень-то одобряют подобные методы воздействия. Путч
- это все-таки нехорошо. Во имя какой бы великой цели он не затевался.

Неприязнь авторов к `интелям`-экстремистам (щедро описав быт и нравы поганого
городка, художники почти не удостоили своим вниманием истинных героев), вполне
естественна. Если разобраться, деятельность `интелей` очень напоминает
партизанскую войну `РАФ`, `Красных бригад` и других подобных формирований в
Европе 70-80-х. Их боялись и ненавидели людишки западного `открытого общества`.
Их третировали капээсесники, анафемствовали `ревизионистов` - как вор кричит
`Держи вора!`. Слишком велик был страх перед теми, кто воевал не только и
столько за материальное благополучие - вещь относительную и эфемерную - а за
Права Сверхчеловека, кто презрел участь сытой свиньи и избрал Путь Героя, врага
гуманизма и прогрессизма. Какое же отношение может быть к ним у авторов -
классовых братьев тех, кто коротает жизнь, читая эмкашку, глядя энтэвэ, распивая
чаи на работе и рассказывая анектоды про новых русских (леймотив которых `во
живут пацаны, нам бы так`)?

Путч состоится. Однажды утром жлобье, нацелившееся проспать до полудня,
проснется от грохота взрывов и треска пулеметных очередей. Минометы, на глазах у
всех вывезенные за город накроют муниципалитет, полицию и телефонную станцию. По
притихшим улицам прокатятся самодельные БТР с лязгом и скрежетом, воняя
соляркой. Повстанцы в прожженом камуфляже войдут в милые уютные домики, грубо
вломятся в сытую и спокойную - livе & lеt livе! - овощную жизнь. Жизнь, давно
уже ставшую бесконечной клинической смертью. И вот тогда начнется самое главное
- трудное и мучительное возвращение в Историю из Постистории, в Жизнь из Смерти.
Створожившееся, как кровь отца Гамлета от яда, время возобновит свое течение и
настоящее обретет смысл.

Да будет так!

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован