13 февраля 2013
134

Сколько партий появится в России

Еще до конца этого года количество политических партий в России может серьезно увеличится. Рост протестной активности спровоцировал ускорение политических реформ, и власти вынуждены были оперативно запустить изменение законодательства. Но позволит ли это решение снизить протестную активность, как рассчитывают в окружении Владимира Путина? Это зависит во многом от того, какие именно партии допустят до регистрации. Отбор уже начался.

В соответствии с поправками, которые в декабре 2011 года внес в Госдуму президент Дмитрий Медведев, меняется норма, которая служила главным барьером на пути создания новых партий в России. Речь идет о минимальном пороге численности членов партии, преодоление которого было необходимо, чтобы она могла претендовать на официальную регистрацию. Согласно проекту закона, предложенному Медведевым, этот порог снижается с 40 тысяч до всего 500 человек - практически, как на заре российской демократии.

Стоит отметить, что некоторые нормы, предлагаемые президентом, жизнь партиям скорее осложнят. Однако главное, что с принятием этих поправок (они уже прошли первое чтение в Госдуме) количество партий точно резко возрастет.

Как развернется партстроительство после принятия этого закона? Больше всего неформальных заявок на создание собственных политических организаций уже озвучено со стороны так называемых либералов. Из числа нынешней несистемной оппозиции свою партию хочет иметь, в частности, Владимир Рыжков. Ему, скорее всего, даже не придется регистрировать новое политическое объединение. Долгие судебные разбирательства, связанные с отказом в регистрации Республиканской партии, уже сейчас привели к тому, что решение о ее запрете может быть пересмотрено. Тогда Рыжков, у которого, правда, вся его "республиканская" партийная структура уже почти прекратила существование, получит собственную партию раньше других оппозиционеров.

Следующий претендент на регистрацию - Партия народной свободы (ПАРНАС). Она и сейчас неформально действует, не имея регистрации в Минюсте. Однако с ней есть одна сложность - это компромиссный проект целого ряда либеральных политиков. Ее сопредседателями числятся тот же Владимир Рыжков, а также Борис Немцов, Михаил Касьянов, Григорий Милов и Илья Яшин.

Из этой череды политиков амбиции по созданию собственной "лидерской" партии имеются. как минимум, у еще двоих, помимо Рыжкова. Фактически, своя партия уже есть у экс-премьера Михаила Касьянова. Несколько раз старался создать собственное политическое объединение и Милов, который сейчас возглавляется вполне жизнеспособное объединение "Демократический выбор". А Илья Яшин и Борис Немцов уже сейчас являются лидерами движения "Солидарность".

В итоге ПАРНАС может либо прекратить свое существование, либо получить некоего совершенно нового лидера, либо достаться как уже "раскрученный" бренд кому-то из нынешних его сопредседателей. Тому из них, кто будет так дальновиден, что сумеет "выдавить" остальных в их персональные партийные проекты.

Еще одна возможная новая партия - это "Объединенный гражданский фронт" Гарри Каспарова. "Объединенной" эта организация перестала быть с тех пор, как бывший чемпион мира по шахматам постепенно изгнал оттуда всех заметных соратников из числа оппозиционеров. Тем не менее, у Каспарова хватит личных сторонников, чтоб сформировать партию в соответствии с новыми упрощенными требованиями. Правда, ОГФ Каспарова может эту возможность проигнорировать, назвав официальную регистрацию партии по "путинскому" законодательству "соглашательством" и "уступкой власти".

Помимо лидеров несистемной политической оппозиции, свои партийные проекты могут создать и некоторые гражданские активисты. В частности, ряд известных деятелей, среди которых был, например, писатель и публицист Дмитрий Быков, уже предлагали "канализировать" протестную активность "новой оппозиции" с Болотной площади и проспекта Сахарова в партийное объединение. Например, преобразовать в партию проект "Гражданин наблюдатель",

Нельзя сбрасывать со счетов и классические правозащитные организации. Однако вероятность создания на их базе новых партий невелика. Уровень политической ответственности правозащитников все же несколько выше, чем у несистемной оппозиции. И они вряд ли поддержат создание десятка с лишним либеральных партий, поскольку это приведет к полной дискредитации либеральных лидеров.

Вероятное распыление "либеральных сил" тем более очевидно, если принять во внимание, что партиями несистемных оппозиционеров дело не ограничится. С большой вероятностью будут созданы еще ряд умеренно лояльных властям оппозиционных организаций и несколько полностью "карманных" кремлевских псевдолиберальных проектов.

Самым крупным, на первых порах, из них будет, скорее всего, партия Михаила Прохорова. У нее еще нет названия, но она уже активно формируется на базе региональных штабов этого бывшего кандидата в президенты. Миллиарды бизнесмена привлекательны для разного рода политтехнологов и они, безусловно, помогут ему потратить максимально возможные сумы. Однако успех Прохорова на выборах 4 марта позволяет прогнозировать, что несмотря на все "старания" штабов, ему удастся создать достаточно массовую партию.

Партийный проект Прохорова будет, скорее всего, умеренно лояльным Кремлю, хотя сам олигарх и старается дистанцироваться от Владимира Путина. По крайней мере, сейчас - до тех пор, пока его не позвали в правительство (надежда на что у него еще есть).

Сейчас Прохоров отвергает возможность каких-либо соглашений с властями, заявляя, что сконцентрируется на строительстве своей партии. Но что помешает ему стать премьером или, скорее, первым вице-премьером, если партия уже будет построена и позовут его в Белый дом именно как партийного лидера для создания видимости "коалиционного правительства"? Конечно, не сразу, а, скажем, где-нибудь в июне этого года.

Еще один перспективный, как минимум, с финансовой точки зрения, проект - это движение лидера "Деловой России" Бориса Титова "Хартия предпринимателей". Фактически это политическое движение уже имеет определенную весьма умеренно либеральную политическую и экономическую программу и постепенно формируется на базе той же "Деловой России" в публичном пространстве демонстративно дистанцируясь от этого "профсоюза бизнесменов". Правда, пока создатели движения не готовы преобразовывать его в партию и это может уже к лету поставить крест на перспективном, в теории проекте.

Отдельная группа - это "карманные" партийные проекты, курировавшиеся до их закрытия или слияния с другими собственно бывшим первым заместителем главы администрации президента Владиславом Сурковым и его подчиненными, например, Радием Хабировым и Константином Костиным. Из них о намерении "реанимироваться" уже заявили "Демократическая партия России" экс-кандидата в президенты, масона и политтехнолога Андрея Богданова. Он, в свое время, при поддержке администрации президента совершил первый "рейдерский захват" политического объединение (как говорят его былые оппоненты по "Демроссии"), однако потом согласился "слить" свою партию в новый проект "Правое дело". Проект этот сегодня на последнем издыхании, лидерство в нем захватил бывший его "куратор" партии из администрации президента Андрей Дунаев - рядовой администратор и вовсе не публичный политик. Таким образом, ПД также остается в числе "кремлевских проектов". Но Богданов хочет иметь собственную партию и он уже заявил, что будет ее регистрировать.

То же самое касается и проекта "Гражданская сила" братьев Рявкиных, которые финансировали его изначально за счет производства и продажи сомнительного, с точки зрения многих врачей, лечебного прибора. Изначально партия называлась "Свободная Россия" и регистрировалась по согласованию с администрацией президента, чтобы помешать созданию под тем же названием партийному проекта Ирины Хакамады.

Есть, наконец, еще и движение "Союз правых сил", зарегистрированное на базе одноименной партии после ее вхождения в "Правое дело". На его базе тоже может возродиться еще одна партия - Чубайса-Гозмана.

Таким образом, количество либеральных и условно либеральных партий может увеличится с одной (как сегодня, когда зарегистрировано только "Правое дело") до более чем десяти.

"Разброд и шатание" на правом фланге в этом случае будут более чем очевидны и власти всегда смогут выбрать наиболее "лояльного" и, в тоже время, способного собирать голоса граждан претендента, чтобы сотрудничать именно с ним. Пока таким условным фаворитом представляется будущая партия Михаила Прохорова.

Однако правыми либералами дело не ограничивается. Есть еще правые консерваторы и националисты. У них ранее было несколько официально зарегистрированных общественных объединений, которые партиями не стали и были даже запрещены. Теперь, в том или ином виде, они наверняка возродятся. На недавней встрече с президентом Медведевым присутствовал Сергей Бабурин, чья партия "Российский общенародный союз" сейчас из-за недофинансирования существует практически только на бумаге. Но Бабурин полон решимости ее возродить, пополнив ряды молодыми националистами.

Также нельзя исключить "новое издание" Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), которое может возглавить все тот же Александр Белов-Поткин.

В партию может перерасти группа, объединившаяся вокруг одного из ультранационалистов Дмитрия Демушкина.

Свою партию, наверняка, могут попытаться сформировать отдельно и те, кто именуют себя православными националистами. Одним из их лидеров здесь, наверняка, будет Владимир Тор.

Непонятное национально-либерально-социалистическое объединение Национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова также, скорее всего, попытается возобновить официальную регистрацию.

По степени радикализма конкуренцию правым могут составить левые радикалы. Нет сомнений, что сразу после изменения закона попытается стать партией "Левый фронт" Сергея Удальцова, а также еще целый ряд леворадикальных организаций коммунистического толка. Могут возродиться старые полумертвые проекты, вплоть до "Трудовой России" Виктора Анпилова.

И, наконец, уже оживает левый центр. Самым ярким его представителем будет экс-спикер Госдумы Геннадий Селезнев, который также был на встрече несистемных оппозиционеров с Дмитрием Медведевым. Правда, о "несистемности" Селезнева, два срока отработавшего на позиции четвертого лица в государства, можно говорить лишь с очень большой натяжкой. В реальности он лично всегда был куда лояльнее власти, чем КПРФ, в которой Селезнев формально состоял.

Левыми, правыми, националистами и либералами список, конечно, не исчерпывается. На очереди и "нишевые" партии со специфической идеологической базой, такие, например, как Пиратская партия Ильи Пономарева или Партия пенсионеров.

Таким образом, количество политических объединений, имеющих право участвовать в выборах, возрастет с нынешних семи до двух десятков, а то и более.

Иван Преображенский

Подробнее: http://www.rosbalt.ru/politrally/2012/03/11/955774.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован