27 февраля 2007
1557

Скорее - хорошо, а точнее - нормально

27 ноября в Чечне пройдут выборы в республиканский парламент. В республике образованы 430 избирательных участков, в том числе 19 - на территории воинских частей и 1 - в следственном изоляторе. Среди партий - участниц выборов, по данным Института социального маркетинга, наиболее крепкие позиции накануне голосования у "Единой России" (47% процентов голосов избирателей), далее идет КПРФ (17%), обошедшая в последние недели перед выборами СПС и "Яблоко". И если лидирующие позиции "Единой России" поддаются логическому объяснению: как-никак, на ее стороне пресловутый административный ресурс, - то выход на второе место КПРФ аналитики склонны объяснять удачной рекламной кампанией коммунистов, сыгравших на ностальгии жителей разрушенной республики по мирному прошлому. И ностальгия эта возобладала даже над антивоенным пафосом предвыборной кампании либералов.

56% жителей Чечни, опрошенных экспертами Института социального маркетинга накануне выборов, назвали главной проблемой республики безработицу, 36% - неполученные компенсации за утраченное жилье и имущество, 28% - бедность и низкую зарплату, столько же - аресты, похищения, нарушения прав человека.

Впрочем, президент Чечни Алу Алханов считает, что самое трудное время для республики позади. "То, что мы пришли к выборам в парламент, - это уже и есть свидетельство стабилизации в республике", - заявил он на днях во время прессконференции. Более того, Алу Алханов убежден, что в новом органе будут представлены все слои чеченского общества. Бывшие масхадовцы - не исключение.

"Человек, ничем себя не запятнавший, имеет право участвовать в выборах, - пояснил А. Алханов. - Последнее слово остается за избирателем".

Немало, однако, и тех, кто придерживается другой точки зрения на выборы и вообще на политический процесс в Чечне. Так, например, в правозащитном центре "Мемориал", представившем на днях доклад на тему предстоящих выборов, уверены, что никакие нормальные выборы невозможны в атмосфере страха, арестов и похищений людей, в отсутствие нормального диалога различных политических сил республики, включая сепаратистов.

Очень немногие события в российской политической жизни вызвали настолько разные оценки, как предстоящие выборы в чеченский парламент. Диапазон оценок максимально широк: от восторженного "жизнь налаживается" до недоуменного "какое голосование может быть в условиях военной оккупации". На мой взгляд, ситуация в республике довольно проста, и предстоящее событие вполне вписывается в логические рамки.

Итак, выборы в Чечне - хорошо это или плохо? Я бы сказал, что скорее - хорошо, а точнее - нормально. Предвижу возражения оппонентов: в республике, мол, продолжается война, парламент будет целиком "кадыровским", и в результате Чечня, которая к тому же хочет сама распоряжаться своей нефтью, в любой момент - и на легитимной основе - сможет заявить о выходе из состава РФ.

Начнем с того, что прецедент выхода Чечни из России уже был, причем вместе с нефтью. Что из этого получилось, все мы хорошо знаем. Чеченцы до сих пор испытывают на себе последствия нескольких лет независимости.

Давно существует устоявшийся и чаще всего употребляемый в негативном контексте штамп: "чеченизация конфликта". Но давайте задумаемся, а так ли это плохо? Федеральный центр переложил основные задачи по наведению порядка на самих чеченцев, имеющих для этого силы и средства, и я уверен, что они справятся с задачей куда эффективнее и гораздо меньшей кровью, чем военные. Все мы знаем о методах, с помощью которых привыкли наводить порядок люди типа Буданова и Ульмана - пусть уж лучше этим займутся местные кадры, но используя власть, данную им центром.

В Чечне, как и вообще на Кавказе, безвластие намного страшнее пусть даже фактически неограниченной власти. И на данном этапе подконтрольный власти парламент тоже может рассматриваться как дополнительный фактор стабильности. К тому же он будет являться инструментом вовлечения, а точнее - возвращения все большего количества чеченцев в политическую систему России, из которой они были фактически выключены. Может, не так быстро, как хотелось бы, но процесс реинтеграции республики все же идет.

Бывшие полевые командиры прекрасно понимают, что для них же лучше жить в составе России, тем более что ни о каком ущемлении их личных свобод и интересов речь не идет.

Следующим этапом будут очередные президентские выборы в республике и не нужно быть пророком, чтобы предсказать полную победу на них Рамзана Кадырова.

И пусть это звучит парадоксально, но я нисколько не удивлюсь, если уже в ближайшем будущем именно Чечня станет самой "российской" республикой Северного Кавказа. По крайней мере, к такому выводу подталкивает сама логика происходящих в регионе событий.

Местные элиты уже давно живут в параллельном измерении со своим народом, у людей нет никакой перспективы. У себя дома почти тотальная безработица, а найти работу в России людям трудно, поскольку здесь их рассматривают как потенциальных террористов.

Специфика нашего региона в том, что доведенные до отчаяния люди ждут от Кремля хоть каких-то действий. Поговорите с жителями любой республики, и они скажут, что хотят одного: пусть Москва сама назначит руководителя и сама же требует от него отчета.

Можно долго рассуждать, плох или хорош Кадыров, но он наделен властью главой государства, который может его этой власти и лишить. К тому же именно благодаря особым отношениям с президентом он может противостоять попыткам военных устанавливать в Чечне свои законы. Повторюсь: на нынешнем этапе такой вариант представляется оптимальным, в противном случае ситуация очень быстро вернется в состояние хаоса.

Можно провести параллель с Ингушетией, которой руководит также назначенный Путиным генерал ФСБ Мурат Зязиков. Если бы не это последнее обстоятельство, то, уверен, село Галашки еще в сентябре 2002 года было бы стерто с лица земли, как аул Тандо в Дагестане.

Теперь о войне. Минная война действительно продолжается, только уже не в одной Чечне, но и в Дагестане, Ингушетии, а недавно мы стали свидетелями событий в Кабардино-Балкарии. И что, запретить там выборы? Не лучше ли наоборот: обеспечить максимальное участие населения в местном самоуправлении, то есть фактически вернуть людям право, давно узурпированное местной элитой, давно превратившей республики в феодальные вотчины?

Расползание негативных тенденций стало к тому же возможным благодаря неграмотным, а часто откровенно преступным действиям силовиков. Такое ощущение, что многие местные начальники вольно или невольно играют в одну игру с теми силами, которые стремятся оторвать Кавказ от России. Еще задолго до трагедии в Нальчике там начались настоящие гонения на мусульман, власти закрыли все мечети, кроме главной.

И это в 250-тысячном городе! Репрессии в отношении верующих, особенно молодых, имеют место и в Дагестане.

В заключение хочу сказать о том, чего у нас по-прежнему нет - о кавказской политике. Происходит отторжение жителей республик от Большой России. Чего стоят одни только десятки наштампованных в последнее время фильмов, где отрицательными героями обязательно являются кавказцы или мусульмане. Или возьмите решение властей не отдавать родственникам трупы убитых в Нальчике боевиков. Начальство соблюло дух и букву закона, осознавая при этом, что наносит смертельное оскорбление в адрес десятков и сотен не причастных к преступлениям людей. Вот вам и новые боевики, и этот пример далеко не единичен.

Что же касается Чечни, то там, по сути, идет эксперимент по выводу республики из глубочайшего кризиса. Ничего подобного у нас еще не было и, хочу надеяться, больше не будет. Этот путь очень болезненный, но не пройти его нельзя.

Мухарбек Аушев (депутатГосдумы, заместитель председателя Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам) видит в парламенте Чечни фактор стабильности


Мухарбек Аушев

Московские Новости

25 Ноября 2005 г., Москва



Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован