05 ноября 2008
2094

`Слава Богу, есть еще люди, которые краснеют`

8 ноября Владивостокская и Приморская Епархия Русской Православной Церкви отметит свое 110-летие. В эти же дни исполнится 70 лет Владыке Вениамину, возглавляющему Епархию последние 16 лет. В интервью "К" Владыка рассказал, к чему пришла Епархия за эти годы, каково нести бремя монашества и почему он не поддержал епископа-раскольника Диомида.


Вениамин, архиепископ Владивостокский и Приморский (Пушкарь Борис Николаевич). Родился 8 ноября 1938 г. в селе Хороль Приморского края, в семье рабочего. Мать и бабушка Бориса были верующими, но из-за отсутствия поблизости храма его крестили в семь лет. По окончании школы некоторое время работал на Дальзаводе и нес послушание алтарника в единственном тогда во Владивостоке Свято-Никольском храме. В 1959 г. по благословению настоятеля прихода поступил в Московскую духовную семинарию, которую блестяще закончил в 1963 г., затем закончил Московскую духовную академию. 24 года Борис Николаевич Пушкарь преподавал в московских духовных вузах. В 1992 г. возведен в сан протоиерея и определен быть епископом Владивостокским и Приморским.

- Владыка Вениамин, с какими чувствами в 1992 году вы покинули Москву и направились на служение в Приморье?

- Я приступил к архиерейской деятельности с надеждой. Человек - религиозное существо, в нем заложено тяготение к Богу. Федор Достоевский говорил: "Человек такое существо, которое кому-нибудь да должно поклониться".

Кто-то на морозе готов в очереди к мавзолею на Красной площади стоять, чтобы поклониться. Другие идут Христу поклониться, кто-то - золотому тельцу, Маммоне. Если человек уходит от Истинного Бога, он обязательно придет к идолам. Третьего не дано. Не верьте тому, кто бьет себя в грудь и говорит, что он полный атеист. Поскребите такому человеку душу и обязательно там найдете идола, а может быть, и не одного. Вот с такими мыслями я и начинал.

- Когда вы сюда прибыли, в каком состоянии была Епархия?

- Начинали практически с нуля. До революции в одном только Владивостоке было около 40 храмов, вместе с военными. Но при безбожной власти их отобрали у церкви, а потом разрушили, в том числе и кафедральный собор.

Владивостокская Епархия возродилась в 1991 году, и первое время здесь служил Владыка Николай из Канады. Когда я приехал, во Владивостоке был один храм, еще семь - в остальном Приморье. А священников на весь край было всего 12-16 человек.

Но, с Божией помощью, потихонечку начали обустраиваться. Я радуюсь храму в Покровском парке. Удался храм: и архитектура, и русскость храма. Как говорит Святейший Патриарх, чем больше будет храмов, тем меньше будет тюрем на нашей земле. Мы и монастыри в крае организовали. Я думал, туда пойдет очень много людей, но пошло не так много. Тем не менее, в Приморье два мужских и три женских монастыря. Монастыри играют громадное значение для Руси в духовном плане. Это лампадки, которые распространяют свет духовный, евангельский, и теплоту среди полуязыческого христианства нашей Руси.

Сейчас в крае более 100 зарегистрированных приходов. Их еще нет разве что в глухих деревнях. С одной стороны, мы ждем, чтобы была местная инициатива в этих селениях, с другой - сами стараемся миссионерствовать.

Я не приписываю все заслуги себе, другой архиерей, может, сделал бы больше, чем я. Думаю, пастырь должен сеять слово евангельское. А Господь взрастит зерно. Как в египетской пирамиде в захоронении фараона пять тысяч лет пролежал мешочек зерна. А потом нашли археологи этот мешочек, и, когда посеяли - оно взошло. Вот и религиозное чувство в человеке, как то зерно, может лежать очень долго, а потом взрасти. Только на него надо воздействовать, создать ему подходящие условия. Ведь религиозное чувство, как и эстетическое, надо воспитывать. Иначе оно может просто пролежать как в пирамиде.

- Как вы решаете кадровый вопрос?

- С этим проблема. Каждому храму нужен хороший батюшка. "Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец", - говорит Господь. Вот и мы ищем добрых пастырей в храмы, которые пеклись бы о своей пастве. И когда находишь такой золотник, радуешься. Но не всегда так. Иные немощные, а порою больше и ленивые, чем немощные.

Есть у нас училище, чтобы кадры готовить. Сначала программа двухгодичная была, сейчас четырехгодичная. Хотели семинарию открыть, но нас опередил Архиепископ Хабаровский, Владыка Марк. Благодаря губернатору Ишаеву там создан административный центр и семинария при нем. Ну ничего, может, и у нас со временем откроется, а пока - небольшое училище. Выпускников мало, так что ищем благочестивых людей, которые чувствуют призвание идти по пути священства. Еще в ДВГУ открыто отделение теологии и религиоведения. Оно тоже небольшое. Но, тем не менее, уже был шестой выпуск. Выпускники - это преподаватели гуманитарных предметов со знанием богословия и истории религии.

- Приморский бизнес охотно помогает церкви?

- Конечно. Находятся добрые люди, благодетели, которые имеют средства и делятся с Богом. Бывало, не делились. Бывает, беседую с состоятельным человеком, говорю: "Господь дал нам прекрасную голубую планету, сколько в ней золота, камней драгоценных, сколько нефти, лесов, морей. Так давайте возьмем песок и глину, испечем кирпич и возведем храм Богу, не пожалеем". Если человек не дает, то краснеет. Слава Богу, есть еще такие люди, которые краснеют.

- В 90-е годы люди валом шли в храмы, сейчас нет. Было ли это временем духовного возрождения страны?

- Возрождение? Это была волна, которая хлынула и обрушилась на берег. И стала назад уходить. Песочек мелкий унесла, а крупный оставила. Вот и у нас в обществе подобное было. Я думаю, что многие с искренним чувством хлынули с той волной в Церковь. Но многие и разочаровались. Оказывается, христианину надо трудиться - попробуй победить свой эгоизм, свое самолюбие, свое тщеславие, гордость. Многие предпочли просто наслаждаться жизнью.

Бывает и так, что люди крещеные, но не просвещенные. Иной раз смотрю: в храме после воскресной литургии крестится, может, даже по двадцать человек, а не все к Причастию подходят. Я таким и говорю: не забывайте, что крещение - это только первый шаг. Вы открыли дверь в Церковь Христову. Церковь Христова - это не просто собрание верующих, а в мистическом плане - это тело Христово. А мы - его члены. Как в физиологическом теле клеточек много, так и в церкви - духовном организме много клеточек, членов Церкви. И нужно жить этим организмом.

Если ты крестился и получил название христианина, это значит, что ты последователь Христа, ты должен знать Его учение, знать Евангелие и жить по нему. А то ведь бывает, человек крестился, ушел и живет хуже язычника. А когда помирает, родственники приносят его во гробе, ставят в храме и говорят священнику: "Батюшка, отпой, ведь он крещеный". Но хоть бы он и крещеный, а жил как атеист или еще хуже, то и отпевать такого нельзя.

- Не могу не спросить о епископе Чукотском Диомиде, которому Архиерейский Собор РПЦ запретил проводить богослужения. Я знаю, что Диомид в дискуссии ссылался на вас...

- Вопрос о Диомиде - это вопрос о чистоте Православной Церкви. К нему примкнули силы, враждебные Святейшему Патриарху. Мы видим из истории Церкви, сколько было ересей, расколов, слуг сатаны в человеческом образе, стремившихся навредить ей... Святейший Патриарх был в Европе и, по приглашению, посетил католический храм, чтобы преклониться перед великой святыней - терновым венцом Господа, хранившимся там. При этом присутствовал католический кардинал, настоятель этого собора. Святейший поприветствовал его, кардинал поцеловал его. Это было зафиксировано на пленку, и диомидовцы раздули скандал: вот, дескать, предатель. И мне звонят: Владыка, подпишитесь против Святейшего. Конечно, я отказался.

Что касается ссылок Диомида на меня, то я и сейчас подтвержу, что я сторонник выхода Православной Церкви из экуменического движения. В этом я с ним согласен. Я и на Соборе выступал с таким предложением. Тем более что в этом преобладает политика. Архиереи могут иметь свое мнение по этому вопросу, никто их не возбраняет. Но Диомид пошел другим путем, захотел революции, стал рассылать "открытые письма".

Свою точку зрения я высказал Диомиду и предложил ему написать покаянное письмо Святейшему: мол, я поступил неправильно, но при этом я убежден в том, том и том. Если бы Диомид поступил так, то Собор не принял таких жестких мер, как лишение его сана.

- В церкви архипастырем может стать только монах, давший обет нестяжания и безбрачия. Вы приняли обет монашества. Тяжело это бремя?

- Оно тяжело всегда. Конечно, борьба, безусловно, есть и должна быть. Но когда у тебя есть устремленность к служению, любовь к Богу, тогда ты духовно заряжаешься и Господь помогает преодолевать все трудности монашеской жизни. Конечно, без помощи Божией сам человек свое естество не победит никогда.

Блиц

- Кого из исторических личностей уважаете?

- Христа, конечно. Но Он - Богочеловек, а из обычных людей, наверно, князя Владимира Красно Солнышко.

- Что читаете из светской литературы?

- Достоевский, Гоголь.

- Как часто вы молитесь?

- Иоанн Златоуст говорит: мы должны молиться чаще, чем дышим. Сердце постоянно должно молиться. Святые подвижники говорили, что можно научиться, чтобы человек беседовал, работал, а его сердце молилось. Я думаю, мне нужно чаще молиться.

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ

www.konkurent.ru

05.11.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован