20 декабря 2001
182

СМЕРТОНОСНАЯ ИГРА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Grigоry Р. Vlаsоv 2:5067/8.7 31 Маr 00 16:48:00
(с) Григорий Власов

Смертоносная игра

Великий ум безумию подобен
Эдгар По
От автора
Автор считает своим долгом уведомить читателя, что эта повесть, написанная
во время острого приступа хронической графомании, является абсолютным вымыслом.
Всякое совпадение имен, национальностей, рода занятий и диагнозов персонажей
повести с реальными людьми автор считает крайне маловероятным и подобного рода
претензии не принимает. Что касается места действия, не ищите на карте этот
город, он существует только в воображении автора.

День первый
Болела голова. Смирнов с раскаянием вспоминал вчерашнее застолье. Он давно
давал себе слово больше не участвовать в коллективных увеселениях своих коллег,
но всякий раз не мог уклониться. Дело было не в количестве выпитого, а в его
последствиях. Смирнов не переносил водку, и даже одна рюмка вызывала длительные
головные боли. Более всего Смирнова грызло раскаяние от бесцельно потраченных
денег. Его денежный вклад всегда был больше выпитого и съеденного, а
удовольствие сомнительным. Смирнов увиливал от таких мероприятий, а попав на них
долгое время дурил коллег незаметно выливая водку на пол. Однажды пойманный с
поличным, он теперь постоянно находился под присмотром и был вынужден выпивать
свою долю.
Утро было премерзким. За окном сыпал мелкий дождь. Серые, когда-то
небесно-голубые панели навевали тоску, лампа дневного света своим жужжанием
сверлила мозг. Из-под кипы папок опасливо выполз таракан, настороженно шевеля
усиками. Экономичным, точно рассчитанным движением Смирнов, используя остро
оточенный карандаш, нанес смертельную рану таракану. Затем брезгливо
сморщившись, щелчком сбил насекомое на пол.
Смирнов встал и, стараясь держать голову ровно (наклон и поворот вызывали
боль), отправился в приемную к шефу. Секретарша шефа, Танечка, девица броской
наружности, сделав сосредоточенное лицо печатала на компьютере, держа перед
собой несколько листов бумаги исчерканных корявым почерком начальника. Рядом на
тумбочке стояла остывшая чашка кофе и початая плитка шоколада.
- Танечка, у вас не найдется таблетки от головной боли? - Смирнов
старательно поморщился, придав своему лицу страдальческое выражение.
- Для вас, Арсений Викторович, всегда, - бодро и обворожительно улыбнулась
Таня.
Она встала со стула и, присев, принялась копаться в тумбочке стола. Вид ее
ягодиц, туго обтянутых короткой юбкой, линия бедер и гордо носимый бюст,
заставили Смирнова судорожно сглотнуть слюну и притвориться заинтересованным
набираемым текстом. Таня, наконец, нашла нужную таблетку и выпрямившись во весь
свой рост, протянула ее Смирнову, обдав его запахом дорогих духов, производства
одной иностранной державы. Мысль о том, что сбросив десяток лет он бы приударил
за ней, была самообманом. При возрасте более чем среднем и при росте меньше ниже
среднего у него не было ни каких шансов завоевать внимание рослой, гвардейских
пропорций Татьяны. Оставалось благодарно улыбнуться, довольствуясь
прикосновением к ее мягкой и румяной ладошке и, сохраняя достоинство, удалиться.
Запив таблетку теплой, резко пахнущей хлором водой, Смирнов заставил себя
взяться за работу. Следовало просмотреть сводку событий за ночь. Одно
изнасилование, Смирнов улыбнулся - не его профиль - но принялся читать протокол.
Картина, впрочем, ясная: прапорщик Ложкин, находясь в отпуске, получив
известие о рождении сына, на радостях выпил и ему захотелось женщину, на которой
и был пойман с поличным. Смирнов ясно представил себе этого несчастного прапора,
утомленного длительным воздержанием. Да и пострадавшая, скорей всего, была
какая-нибудь расфуфыренная голоногая телка. Дело можно и нужно спихнуть в
военную прокуратуру, пусть сами разбираются с этим дураком. Далее: в сквере
Героев Революции патруль подобрал мужчину, бьющегося в эпилептическом припадке.
Пострадавший, гражданин Физгеер, доставлен в городскую больницу с тяжелыми
телесными повреждениями. Ну и фамилия! За ночь в городе произошло несколько
пьяных драк и семейных скандалов, количество которых не превысило
среднестатистическое, и один несчастный случай со смертельным исходом. День,
похоже, начался удачно и не добавил новой работы. Нужно только выполнить
формальности по несчастному случаю, что вполне по силам стажеру. Для успокоения
он заглянул в протокол и присвистнул: в присутствии шести свидетелей от взрыва
монитора погиб Борис Оголовский, владелец сети магазинов `ОГО!`. Дело
усугублялось тем, что это произошло в доме его основного конкурента Владимира
Бороды, ранее дважды судимого. Все свидетели в один голос твердили о какой-то
компьютерной дуэли и о загадочном программисте, который исчез с места
происшествия. Смирнов в отчаянии сжал свою лысеющую голову, подвергшуюся новому
болевому припадку. Дело, как видно, не такое простое.
Зазвонил телефон. Не городской, а красный, без номеронабирателя, с резким и
неприятным зуммером, для прямой связи с начальством. Начальник вежливо и
требовательно попросил его зайти. Снова проделав длинный путь по коридору, он
очутился в приемной, через которую проскользнул, изо всех сил стараясь не
фиксировать взгляд на длинных, соблазнительно изогнутых ногах Танечки. Это
вполне удалось.
Прокурор, представительного вида армянин, разговаривал по телефону. По
выражению его лица Смирнов понял, что на проводе высокое начальство. Саркисян
подобострастно и односложно отвечал на неслышимые Смирнову вопросы, напоследок
принужденно посмеялся какой-то шутке и положил трубку.
- Из области звонили, - пояснил он, приняв подобающую ему начальственную
позу, - протоколы происшествий читал?
Смирнов молча кивнул, всем своим видом выражая внимание. Он не любил
Саркисяна. Шесть лет назад, когда старый прокурор уходил на пенсию, Смирнов
рассчитывал занять его место. Наверху решили иначе. Внешне отношение Смирнова к
начальнику никак не проявлялись, более того, Смирнов объективно рассуждая,
приходил к выводу, что Саркисян лучше его справляется с этой работой. Саркисян
также понимал, что занял место, на которое метил Смирнов, и всячески пытался
наладить личные взаимоотношения. Несмотря на обилие вместе выпитой водки,
отношения дальше вежливо-деловых не продвинулись.
Саркисян разгладил свои пышные черные усы:
- Погиб один из самых богатых людей города. Думаю у Бороды было достаточно
оснований убрать Оголовского, но делать это в присутствии шести человек в своем
доме...?! - Прокурор ослабил узел своего галстука, - Я доложил, что это
происшествие очень похоже на несчастный случай и без сомнения таковым является,
но ты займись им. Возьми Ковалева - пригодится - он в компьютерах разбирается.
Отправь на экспертизу остатки монитора - что там взорвалось, почему взорвалось.
Найти того программиста, который писал программу и который смылся. И, в конце
концов, узнай что такое компьютерная дуэль.
Смирнов своим мелкозернистым почерком, по порядку, записал все рекомендации
начальства, захлопнул блокнот и, проявляя умеренное служебное рвение, встал:
- Хорошо, Левон Аршакович, я немедленно займусь этим делом.
Смирнов был рад возможности покинуть рабочее место и проехаться по городу.
Таблетка оказывала свое действие и он чувствовал себя намного лучше. Зайдя в
информационный центр, он застал Ковалева за игрой. Ковалев играл в Wоlfеnstеin
3D, или в просторечии в Вольфа. Это довольно старая игра, в которой обстановка
на экране отображается от первого лица и в которой главный герой ходит по
фашистским застенкам и безжалостно косит врагов холодным и огнестрельным
оружием. Повальное увлечение этой игрой давно прошло, тем более появились более
крутые и зрелищные игры, но Ковалев периодически, для разрядки, любил погонять в
Вольфа.
- Все играешь? - проворчал Смирнов. Ему было завидно видеть как Ковалев
ловко и точно управляет героем-одиночкой, оставляя в коридорах нагромождения
трупов численно превосходящих врагов. Он сам как-то попытался играть в эту игру,
но его беспомощные ползания быстро приводили к немедленному краху. Ночью, в те
же сутки, ему снились длинные голубые и серые коридоры заполненные фашистами,
преследующими его.
- Мщу за дедушку! - ответил Ковалев не отрывая взгляда от экрана,
расстреливая очередную толпу врагов. Это была ложь. Его дедушка, в силу юного
возраста, в войне не участвовал.
- Монитор может взорваться?
- Никогда не слышал, что бы мониторы взрывались.
Смирнов вкратце объяснил Ковалеву ситуацию.
- Формальности потом. Сейчас едем к Бороде, поговорим с ним, посмотришь на
монитор, потом заедем в `Компьютер-Лэнд`2, поговорим с Синюковым, он оказывается
вчера был на месте происшествия. Остальных свидетелей вызовем повесткой.
Уже сев в машину и заведя двигатель, Смирнов спросил:
- Ты когда-нибудь слышал о компьютерной дуэли?
Ковалев, возясь с ремнем безопасности, немного помедлил с ответом.
- Если я правильно понял, имеется в виду какая-нибудь игра, которая
поддерживает сеть. Два игрока играют друг против друга, например в DООМ.
- Что для этого надо?
- Как минимум два компьютера, и какой-нибудь канал связи. Это может быть
локальная сеть, или два модема для связи через телефонную линию, или еще можно
связаться через ком порты.
- Это еще что такое? - Смирнов, напряженно высматривающий просвет в потоке
автомобилей, рванул с места и вклинил свой старенький `Москвич` в городское
движение.
- Это самый простой способ, но самый медленный. Два компьютера через
последовательный порт соединяются при помощи всего трех проводов. Как сейчас
помню: седьмой - общий, а второй и третий - прием-передача, соединяются крест на
крест.
- Играть в такие игры опасно?
- Вы это серьезно? - губы Ковалева скривились в силой сдерживаемую улыбку.
- Вполне, - вздохнул Смирнов, поняв, что сказал какую-то глупость.
- В детстве в войну играли? - Смирнов с улыбкой кивнул, - Так вот - это еще
безопаснее.
- Ну, а ты мог бы написать такую программу?
- Теоретически я знаю как это сделать, но в одиночку это невозможно.
- В протоколе упоминается какой-то программист, который продал игру Бороде и
Оголовскому, и который потом исчез.
- Наверняка он их обул. Взял какую-нибудь новую или малоизвестную игру и
выдал е╗ за свою.
- Тогда тем более его надо найти и предъявить обвинение в мошенничестве и
нарушении авторских прав.
- Тогда и меня надо посадить, - радостно засмеялся Ковалев, - У нас в
конторе ни одной лицензионной программы, все ворованные!
Смирнов, чьи навыки работы с компьютером не пошли дальше преферанса и
укладки кубиков, был потрясен. Он считал (где-то вполне справедливо), что
компьютеры распространяются вместе с программами, а программисты нужны чтобы
что-то исправить и дополнить. Передача программ на дискетах ему представлялась
вполне нормальной процедурой, сродни посещению библиотеки с целью взять почитать
нужную книгу.
- Слушай, а тетрис у меня на компьютере, тоже ворованный? - Смирнов был рад,
что без запинки вспомнил название игры. Он всегда сначала вспоминал рыбку тетру,
которая в далеком детстве жила у него в аквариуме, а затем выводил название
игры.
- А как же, ведь за него ни копейки не плачено!
Борода держался совершенно спокойно. Увидев Смирнова, он даже радостно
заулыбался, как старому знакомому. Впрочем, это так и было. Давным-давно, в
другую историческую эпоху, лет так двадцать пять назад, Смирнов посадил Бороду в
тюрьму за банальную квартирную кражу. Второй раз Бороду сажало ОБХСС за
незаконные валютные операции. Теперь Борода был владельцем значительной части
ларьков и торговых палаток. Все остальные ларьки, которые ему не принадлежали,
были вынуждены покупать у него товары. Борода был настоящий эксплуататор: своим
реализаторам он платил сущие крохи, а при малейшем выражении недовольства
увольнял. При высоком уровне безработицы в городе найти нового работника труда
не составляло.
Смирнов решил, что делать выводы рано и пожал Бороде истатуированную руку.
Дом у Бороды - скромный двухэтажный коттедж, еще не достроенный, без бассейна,
но с бильярдной. На бильярдной висела печать, оставленная оперативной группой.
- Наконец-то, - вздохнул Борода, - мне компьютер забрать надо. Мне работать
надо, а все данные, все накладные в компьютере.
- С этим подождешь. Компьютер заберем на экспертизу, - Смирнов решил не
разводить интеллигентские штучки, - так, что купи себе новый.
- Да но все данные...
- Осторожно, гражданин Борода! - температура взаимоотношений упала на пару
градусов, - в комнату не входить, ничего не трогать! Коля, включи компьютер и
перепиши нужные данные гражданину Бороде не дискету. Поработает в другом месте.
Борода смиренно вздохнул. Смирнов обошел и осмотрел комнату. Под бильярдным
столом, тыл к тылу, стояли два системных блока. Мониторы и клавиатуры
располагались на столе. Один из мониторов был разворочен взрывом. Сукно
наполовину сгорело и носило следы спешного тушения. На линолеуме мелом был
нарисован силуэт Оголовского ( `Ныне покойного`, - про себя добавил Смирнов).
Пятно крови в районе головы силуэта протягивало щупальца в разные стороны.
Множество мелких осколков стекла валялось на полу. Картина более или менее ясна.
Смирнов сверился с протоколом: все на месте. Пора было приступать к допросу
свидетеля.
- Компьютер не работает, - доложил Ковалев.
- Почему? - в один голос спросили Смирнов и Борода, один спокойно, второй с
недоумением в голосе.
- Похоже диск отформатирован. Надо разобраться получше.
- Ну разбирайся. Да, потом погрузи оба компьютера в машину, мешки в
багажнике, - и протянул Ковалеву ключи. Повернувшись к Бороде произнес
официальным тоном: - Где можно спокойно поговорить?
Борода провел Смирнова в свой кабинет. Смирнов достал сигарету, с большим
удовольствием затянулся и вспомнил, что это его первая сигарета за день.
- Ты чего не куришь? - подобрев спросил он Бороду.
- Бросил, - пробурчал Борода.
- Молодец! А вот мне это пока не по силам.
Смирнов изучал подозреваемого (так он для себя решил). Борода с легкой
тревогой ждал вопросов. Золотой зуб в глубине рта и синие от наколок руки
выдавали в нем бывшего зека, но в целом он выглядел добродушным и
законопослушным обывателем. Глядя на его затрапезный вид, нельзя было сказать,
что это один из богатейших людей города. Затянувшись на всю глубину легких
Смирнов, наконец, приступил к допросу.
- Из-за чего вы с Оголовским устроили дуэль?
- Да из-за магазина на улице Циолковского.
- Ты вроде как на ларьках специализируешься?
- Магазин удобный, к ростовской трассе примыкает, да и ларьки - это
временное явление. Понимаешь, хозяин магазина, хитрый грек, решил его продать.
Обратился сразу ко мне и к Оголовскому. И мне и Оголовскому он понадобился. Пока
мы спорили, ссорились, договаривались, этот гад радостно потирал руки. Он хотел
на своем сарае заработать кучу денег.
- Хорошо, ты продаешь продукты питания и спиртное, но Оголовский
специализировался на бытовой технике. Ему этот магазин зачем?
- Он то ли мастерскую там хотел сделать, то ли еще что. Не знаю!
- Продолжим. Кто предложил дуэль?
- Оголовский. Он мне позвонил... - Борода закатил глаза что-то напряженно
вспоминая, пошевелил губами, - в прошлую субботу и говорит, что мы вот, мол,
ведем себя как два идиота, что бы этот грек на нас нажился. Он, мол, предлагает
соревнование, кто победит тот забирает магазин.
- Способ соревнования он тоже предложил?
- Да. Предлагаю, говорит, игру на компьютере на двоих. Чтобы мы были в
равных условиях, программа будет обоим незнакомая.
- И программиста он привел?
- Ага. Этот парень искал спонсора, что бы продавать свою игру и Оголовский
сказал, что каждый из нас даст по сто баксов, за копию программы.
- Ты свои деньги отдал?
- Конечно. Я рассудил, что лучше потерять сто баксов, чем потом
переплачивать Афаниди несколько тысяч.
- Дальше.
- Мы все обсудили. Я в компьютерах профан, только кнопки могу нажимать, я
пригласил Толика Синюкова, а Оголовский какого-то своего кента с радиозавода.
- Что было потом?
- Дуэль решили провести вчера вечером, когда у того программиста все было
готово.
- Дальше!
- Ну что дальше, дальше. Сели, с час оба осваивались. Потом сели играть.
Игра сложная, управление дурацкое. И вот когда мне это все надоело...
- Что за игра-то?
- На DООМ похожа, но больно сложная. Вот когда я уже разозлился, хотел все
бросить, тут, вдруг, Оголовский на меня выскочил, я выстрелил, кажется, попал, и
тут монитор как жахнет и как загорится. Огонь потушили, и тут гляжу, а у
Оголовского во лбу кусок стекла торчит. Потом все засуетились, скорую вызвали,
милицию. Пока охали да ахали, тот программист куда-то смылся.
- Он ушел после взрыва, или до взрыва?
Борода на секунду задумался. Брови приподнялись, глаза приобрели глуповатое
выражение:
- Черт его знает! Я был занят игрой, ничего не помню.
- Как его зовут? Где он работает? Где живет?
- Его Оголовский привел. Зовут его, кажется, Саша. На вид лет тридцать пять.
Больше я о нем ничего не знаю.
- Если его увидишь, узнаешь?
- А как же! На память, Слава Богу, не жалуюсь.
Смирнов чувствовал, что Борода говорит правду, или в основном правду. Его
рассказ повторял вчерашние показания и показания еще пяти свидетелей. Самым
досадным было то, что все свидетели, поглощенные дуэлью, совершенно не обратили
внимание на программиста и не заметили, когда он ушел.
- Кстати, где твои домочадцы?
- На кухне сидят, сказал чтоб не мешали.
- Скажи им, что через пять минут я их буду опрашивать в бильярдной. Пусть
подходят по одному.
В бильярдной Ковалев, разобрав компьютеры, ковырялся в их внутренностях.
- Что скажешь.
- Странно, Арсений Викторович. Во-первых, между компьютерами нет никакой
связи - игры на двоих не получится, во-вторых, монитор не мог так взорваться.
Внутри кинескопа вакуум, при ударе он просто схлопывается вовнутрь. А этот так
разнесло, словно динамитом.
- А что с дисками, разобрался? - Смирнов намеренно задал это уводящий в
сторону вопрос внимательно глядя на Бороду. `Вот оно! - думал он, - Борода
засунул в монитор взрывчатку. Хитрец!` Борода при упоминании динамита и ухом не
повел, а о дисках забеспокоился.
- Обоим дискам хана. Отформатированы!
- Неужели все потеряно!? - волновался Борода.
- Ну, если диск отформатирован не полностью, а только системная область, то
кое-что восстановить можно.
- Это важно, Коля. Если ты восстановишь данные гражданина Бороды, то этим
спасешь его предприятие от краха.
- У меня есть копии недельной давности, - пробурчал Борода.
- Весьма предусмотрительно! Ну а копии программы у вас нет? - Борода
отрицательно покачал головой.
- Жаль, а то мы провели бы следственный эксперимент, и выяснили бы от чего
взрываются мониторы, - Борода учуял угрозу и изменился в лице.
- Это, - он указал на взорванный монитор, - компьютер Оголовского, он сам
его привез и оставил программиста налаживать программу.
- Что использовалось для связи между компьютерами? Куда делся кабель?
- Ничего тут не было, никакого кабеля.

Допрос ничего не дал. То есть дал сведения ничем не подкрепляющие версию
Смирнова. Около шести часов приехал Оголовский, привез свой компьютер, оставил
программиста и уехал. В восемь все было готово. К этому часу приехал Оголовский
с Алексеем Гладченко, программистом радиозавода, и с Валерием Пряткиным, своим
экономистом. Со стороны Бороды секундантом выступал Анатолий Синюков, владелец
фирмы `Компьютер-Лэнд`. Так же присутствовал зять Бороды, Сергей. Борода ни на
секунду не оставался в бильярдной один и, следовательно, не мог заранее
подсунуть взрывчатку в монитор. Его зять весь день провел в своем ларьке.
Смирнов приходил к выводу, что это мог сделать только загадочный программист. Он
один знал о предстоящем взрыве и заранее ушел. Еще один факт смущал Смирнова -
куда делся кабель, и какое значение имеет его пропажа? Борода профан, он мог
просто не обратить на него внимание.
Смирнов запланировал визит к Синюкову, и сейчас, сидя за рулем, в пол уха
слушал рассказ Ковалева.
Когда-то Синюков был программистом. Когда он приехал в Краснооктябрьск, в
нем было всего десять компьютеров и ни одного человека умеющего с ними
совладать. Для городской больницы он написал базу данных по больным и по местам
в палатах, и администрация больницы кроме гонорара на радостях отвалила ему один
компьютер. Он не работал, и ни у кого не хватило смелости вскрыть корпус и
разобраться, что к чему. Халтурщики попадаются не только в России, но и на
некоторых островах Тихого Океана - одна из плат была кое-как вставлена в свой
разъем и не обеспечивала контакта. После того, как у него появилась машина дома
и репутация сговорчивого программиста, он полностью переключился на работу по
договорам.
За три года Синюков написал огромное количество баз данных для самых разных
контор и организаций. Но когда кривая заказов поползла вниз, он быстро смекнул,
что самопальные программы никого не интересуют, и что пора
переквалифицироваться. Искать место программиста с гарантированным окладом в
какой-нибудь конторе ему претило. Решение возникло само собой - он стал
продавать компьютеры.
Магазин у Синюкова конечно не концерн `Белый Ветер`, но все равно производит
впечатление. Огромные материальные средства в виде мониторов, принтеров,
сканеров, ксероксов располагались на стеклянных витринах и стеллажах. На
Смирнова произвело впечатление не сколько обилие техники, сколько цены на не╗.
На одном из стеллажей, как раз на уровне глаз, стоял включенный компьютер, на
дисплее которого почему-то шли телевизионные передачи. Качество изображения было
не ахти. Смирнов обратил внимание, что модель монитора была та же самая, что и у
компьютера бедолаги Оголовского.
Подошел Синюков, в дорогом элегантном костюме. Смирнов сразу оценил качество
костюма, иронично сопоставив с ним свой потертый джинсовый костюм.
- Компьютером интересуетесь?
- Да. Вот этот монитор меня интересует. Как они в отношении безопасности.
- Эти мониторы абсолютно безопасны, пониженное излучение, высокое
разрешение, цифровая настройка, поддержка мультимедиа.
- Да вот я слышал, они взрываются.
Было видно, что Синюков нервничает.
- Не знаю, кто вам сказал...?
Смирнов опередил его, показав удостоверение:
- Только не говорите, что совсем не ждали меня.
- Ждал, - шумно вздохнул Синюков.
- Ну тогда рассказывайте, - не мог Смирнов обойтись без мелодраматического
эффекта. В эту самую минуту вошел Ковалев, которого Синюков хорошо знал. Смирнов
внимательно следил за лицом собеседника и с разочарованием отметил, что
появление Ковалева не отразилось на нем.
- Я вчера уже все рассказал, - мрачно ответил Синюков.
- Все, да не все!
Допрос был стихией Смирнова. Он был рад, что взял с собой Ковалева и тот
подсказал ему несколько важных мыслей. Он не забыл и тот факт, что взять
Ковалева ему посоветовал Саркисян.
- Вы продали компьютер Оголовскому?
- Почти весь город покупает у меня...
- Отвечайте не вопрос!
- Да.
- Сколько он проработал?
- Примерно год, я могу уточнить по своим записям.
- Вам известны другие случаи взрыва мониторов?
Синюков отрицательно помотал головой.
- Он мог взорваться от внутренних причин?
- Думаю, что нет.
- Точнее.
- Я не уверен.
- Хорошо. От внешних причин монитор мог взорваться?
- Я не понял...
- Я имею в виду, заложить в него взрывчатку или выстрелить, ну там, молотком
ударить.
- Уж не хотите ли вы сказать, что я ... - Синюков от волнения хватал ртом
воздух, но закончить фразу не смог.
- Нет не хочу. Я хочу узнать какой кабель использовался для связи с
компьютерами и куда он делся?
Синюков беспомощно огляделся по сторонам и понизив голос до полушепота
промямлил:
- Вы мне все равно не поверите. Никакого кабеля не было.
- Ведь это абсурд! Вы как специалист это хорошо понимаете. Ведь как
специалиста по компьютерам вас пригласил Борода. Согласитесь, - Смирнов выдержал
паузу, - что у вас были основания не любить Оголовского. Купив магазин на улице
Циолковского, он собирался там устроить компьютерный салон. Дешевые компьютеры
отечественной сборки. Телевизорами, холодильниками и пылесосами он уже снабдил
полгорода. У вас был прямой резон сговориться с Бородой.
Это Смирнов сказал наобум. Ни о каких намерениях Оголовского он не имел
понятия, да и были ли у него намерения?
- Я об этом ничего не знал, честное слово! Я вам все расскажу, но ведь вы
мне все равно не поверите.
Синюков полез в карман, достал пачку сигарет, покосился на плакат `Не
курить!`, собственноручно им укрепленный, крикнул:
- Катя, последи за залом! - и спокойнее добавил: - Пошли.
Смирнов с интересом посмотрел на вышедшею на крик молодую женщину, которая
должна быть женой Синюкова. Не фонтан, да и одета небрежно. Сколько денег
потрачено на шикарную витрину, а жену одеть не мог. `Жмот`, - вспомнил он
краткую характеристику, данную Ковалевым Синюкову. `Все они богатые жмоты.
Борода такую домину отгрохал, а сам ходит чуть ли не в фуфайке`.
Они расположились на лестнице, на самой верхней площадке. Синюков долго мял
сигарету, тщательно раскуривал. Смирнов не торопил. Наконец Синюков начал
рассказ. Говорил он медленно, тщательно подбирая слова, делая длинные паузы.

Он пришел ко мне месяца два назад, в начале апреля. С виду он был похож на
простого любопытного, который ничего не собирался покупать. Одет небогато, вид
зачуханный. Он ходил возле витрины. Дорогие вещи его как бы отпугивали, а возле
дешевых он подолгу задерживался, как бы прикидывая, сколько месяцев ему надо
работать, чтобы купить это. Потом он подошел ко мне и предложил купить у него
программу. Для вида, что бы сразу его не отшивать, я поинтересовался что это за
программа.
- Игра, - ответил он.
- И чем она примечательна, что бы я ее купил?
- Это игра типа DООМ`а, но исключительно для двоих и предусмотрен только
один режим - дуэль. Оружие и обстановка каждую игру генерирующая программой.
Двух похожих игр никогда не будет.
- Игра на двоих. Значит, нужно два компьютера и сеть или модем?
- Нет. Достаточно два компьютера с копией программы на каждом, а при запуске
программы, они найдут друг друга и установят связь.
Я подумал, что он шутит и решил подыграть ему:
- А дальность связи?
- Теоретически бесконечна, но я не пробовал, - на полном серьезе ответил мой
собеседник.
- То есть, если в другой галактике будет эта игра и компьютер...
- Да, - важно кивнул он, - но понимаете сами, что скорость сигнала
ограничена и поэтому время ожидания связи будет очень велико.
- Так значит сигнал физический...?
- Электромагнитные волны, а что вы еще подумали? - его недоумение выглядело
искренним.
- Но должны быть устройства для их приема и излучения?
- Необязательно, - загадочно улыбнулся мой собеседник, - компьютер сам
излучает волны, а для приема достаточно выделить нужную. Я научил компьютер
делать это без специального устройства, чисто программно.
Он нагородил достаточно чепухи, что бы я вытолкал его в шею, но я еще не
решил псих он или шутник.
- Так программа ваша?
- Да, - закивал он с важным видом, - программа моя, просто сейчас я остро
нуждаюсь в деньгах и поэтому решил продать несколько копий своей программы. Если
честно, она немного не доведена до ума.
- Все это интересно, но ваша программа меня не заинтересовала.
Тут он словно взорвался изнутри. Лицо посинело. Губы затряслись. Глаза
засверкали.
- Но вы даже на нее не взглянули! Скоты! Ублюдки! Копейки из вас не выжмешь!
Тут он сорвался на матерщину. Орал так, что за три квартала было слышно, а
потом успокоился также быстро как рассвирепел:
- Вообще я предполагал, что вы поможете мне продать ее.
Сегодня программист-одиночка не может написать конкурентоспособную
программу, а тем более он приписывал ей ряд просто фантастических свойств. Даже
если бы у меня были свободные деньги, я бы ни за что ни рискнул бы вкладывать их
в такую программу. Я понял, что он психически ненормален и свойства его
программы - следствие навязчивой идеи.
- Значит вы мне не верите? - он был совершенно спокоен.
Он развернулся и ушел, что-то бормоча себе под нос. О программе я был
однозначного мнения. Я постарался поскорее забыть этот случай. И это мне почти
удалось. Вновь этого сумасшедшего я увидел у Бороды. Когда Борода позвонил мне и
стал рассказывать о задуманной дуэли, я даже не вспомнил о нем. Мало какую игру
они могли выбрать для дуэли. Я не хотел ехать, но Борода настоял, он считается
моим другом. Когда я приехал к Бороде, то увидел этого типа. Он крутился возле
компьютеров и что-то налаживал. Я мельком посмотрел интерфейс - старье!
Диалоговый режим с кучей опций.
Я хотел было рассказать Бороде об этом случае, но ему было не до меня. Я сел
в стороне и стал просматривать от скуки компьютерные журналы, купленные у меня
же.
Из задумчивости меня вывел голос программиста: `Готово!` - он произнес это с
таким важным видом, словно из-под его рук вышла новая операционная система. На
экране мелькала надпись `Связь установлена`. Меня поразила полная реалистичность
обстановки на экране и движений игроков. Головой можно было вертеть так, что
можно было видеть свои руки и ноги. Ландшафтом для дуэли стал лес, изредка в нем
попадались домики.
Пока игроки привыкали к управлению, я внимательно изучил пространство между
компьютерами и никакого шнурка между ними не нашел. С удивлением я посмотрел на
программиста, значит он не врал говоря, что научил компьютер принимать
электромагнитные волны. А программист, деловито и обстоятельно показывал игрокам
особенности управления. Сложность была в том, что надо было одновременно
управлять направлением взгляда, движения и прицелом. Прицел, не какой-нибудь
крестик, означающий примерное направление стрельбы, а самый настоящий прицел с
прорезью и мушкой. Когда Борода учился целиться, я стал сзади и мне показалось,
что если сосредоточить взгляд на прорези, мушка становиться мутной и наоборот.
Но что поразило меня более всего это то, что у персонажей игры были лица
реальных игроков.
Улучшив момент я поймал программиста и спросил:
- Вы что специально запрограммировали их лица?
Он остановился, почесал лысину и нехотя ответил:
- На экране всегда отражаются внешние предметы. Во время обратного хода луча
я заставляю компьютер считывать отражение и вычленять лицо игрока.
Оставив меня стоять с открытым ртом, он продолжил свои дела.
Наконец, игроки вполне освоились с управлением и согласились начать игру.
Игру перезапустили. Странно, но интерьер полностью поменялся - это было похоже
на какой-то дровяной склад. Впрочем, я не уверен в своей оценке. Это было
случайное нагромождение предметов, среди которых преобладали бревна и доски. У
каждого игрока был ограниченный запас патронов, и, по всей видимости, боеприпасы
под ногами не валялись. Я стал сзади Бороды вместе с его зятем. Позади
Оголовского стояли тоже два человека. Одного из них я знал. Это был Алексей
Гладченко, программист радиозавода. Он не меньше моего был поражен свойствами
программы. Остальные были профанами в компьютерах и ничего странного не
заметили.
Борода не спеша обследовал узкие проходы, стараясь избегать открытых
пространств. Пару раз мы успевали увидеть спину Оголовского, ныряющего в один из
коридоров, но всякие попытки догнать его ничего не давали. За полчаса
бестолковых ползаний по лабиринту, Борода кое-как представил себе его план и
ограничился колебательными движениями вперед-назад по длинному коридору без
ответвлений между двумя большими залами, справедливо рассудив, что вероятность
встречи с противником лицом к лицу здесь выше.
Так оно и произошло. Оголовский сам вошел в коридор и помчался на встречу.
Борода, хоть и ждал этого с выстрелом промедлил. Оголовский выстрелил первым, но
промахнулся. Борода весь трясся от волнения. Невероятно медленно, трясущимися
пальцами он установил прицел на голове противника и нажал `огонь`. Скорей всего
случайно, об опыте речи не может быть, его пуля попала в голову. Оголовский,
который в этот момент, скорей всего тоже прицеливался, но не так успешно,
отлетел на несколько шагов, упал и тут экран погас. Борода крикнул `Ура!` и
стукнул кулаком по столу.
Вдруг монитор Оголовского вспыхнул и со страшным грохотом разлетелся во все
стороны. Я зажмурился, закрылся руками. Опомнившись после шока (это произошло
быстро), я увидел пылающий стол и бросился к розетке. Огонь скоро затушили, и
когда суета прекратилась, то мы увидели на полу мертвого Оголовского. Большой
кусок стекла врезался ему в лоб.
Вдруг словно по сигналу, все засуетились, стали звать милицию и скорую. Я
оглянулся по сторонам. Того странного мужика нигде не было. Сомневаюсь, что
живет он в нашем городе. В нашем городе я всех программистов напереч╗т знаю.
Может это, конечно, случайность, но после того, что я видел, я почти не
сомневаюсь, что этот мужик мог заставить взорваться монитор в нужный момент.
Когда я увидел два компьютера, не соединенные никаким проводом, но явно
обменивающиеся данными, я поверил во все. Он гениальный программист, но еще
более гениальный схемотехник. Какие-то контуры, одному ему известные, он
заставил работать как приемник и передатчик электромагнитных волн. Он работает с
оборудованием на физическом уровне. Как он взорвал монитор? Не знаю, спросите об
этом у соответствующих специалистов, а для следствия я еще раз могу заявить:
программу с таким набором свойств написать невозможно!

Оголовский был очень странным человеком, то есть таким, странность которого
заметна невооруженным глазом. Где-то и когда-то он был ученым, кандидатом наук,
изобретателем. Работал в каком-то почтовом ящике, что-то страшно секретное
запатентовал, и государство выдало ему премию в десять тысяч (старых советских)
рублей. И он вместо того чтобы двигать науку дальше переключился на бизнес. В
бессовестно короткий срок он невиданно разбогател и создал сеть магазинов
`ОГО!`, продающих в основном импортную бытовую технику.
Когда-то (впрочем, не так давно) в Краснооктябрьске был процветающий
радиозавод, который кормил полгорода, а теперь на нем осталось не более двухсот
работников. Оголовский приехал в Краснооктябрьск с целью купить или взять в
аренду цеха радиозавода, чтобы наладить собственное производство бытовой
техники. Переговоры прошли успешно. Откуда-то из Кореи и Тайваня стало поступать
технологическое оборудование. Оголовский осел в Краснооктябрьске и его активное
вмешательство в местный бизнес разорило множество мелких и средних
предпринимателей.
Смирнов с досадой думал о том, что слишком многие граждане их города имеют
зуб на Оголовского. Ему в своей карьере еще не приходилось решать такой
головоломки. То ли дело бытовые убийства. Пришел мужик с работы домой
подвыпивши, жена ворчит, теща ругается. Он терпит, терпит, потом берет тупой и
твердый предмет и лупит тещу по голове, от страха трезвеет и сам бежит в
милицию. Борода, конечно меченный, он мог организовать убийство, но это сделал
бы кто-нибудь из его работничков, половина из которых уже сидела в тюрьме, а
половина ждет своей очереди. Взрывчатка в мониторе! Борода до такого не
додумается. Его зять и Синюков стояли сзади Бороды в безопасной зоне. Удар
кулаком детонировал взрывчатку. Кто и когда е╗ туда засунул? Синюков когда
продавал монитор? Борода перед дуэлью? Программист выпадает из схемы. Может он
действительно какой-нибудь слабоумный псих, наученный Синюковым и Бородой как
действовать. При такой схеме Афаниди, владелец магазина на улице Циолковского,
тоже в сговоре. Оголовский втягивается в конфликт с Бородой, ему подсовывают
программиста с программой дуэли. Он предлагает дуэль Бороде и оказывается в
ловушке.
Слишком все сложно и слишком много если. Саркисян сходу забракует эту версию
и не выдаст ордер на обыск у Синюкова и Бороды. Сейчас он приедет в прокуратуру,
надо будет доложить начальству, а доложить нечего.
- О чем задумался, Пинкертон? - спросил Смирнов Ковалева.
- Бред какой-то получается! Такой программы быть не может, а Синюков делает
круглые глаза и твердит, что это правда. При его-то знаниях и опыте!
- Кто-то водит нас за нос. Вот была программа, а вот е╗ нету. Вот был
программист-бяка, а вот его нету. Надо найти этого мужика.
- Как его найти? В городе сто тысяч человек.
- Мы знаем имя - Саша. Знаем примерный возраст - лет тридцать пять. Пусть
возраст определен с ошибкой плюс-минус пять лет. Есть описание и есть свидетели,
которые его видели. Потом Синюков намекал, что он психически ненормален. Такой
контингент на строгом учете.
- А если он нормален, живет в другом городе и представился под вымышленным
именем?
- Все равно вычислим! Рано или поздно найдем его.
- А программа? Как доказать, что именно он написал е╗? И как быть с е╗
странными свойствами?
- Это твоя епархия. Найдем программу, тогда и разберемся в ней.
Смирнов поставил автомобиль на стоянку. Сидя за рулем он всем телом
повернулся к Ковалеву:
- Ты сейчас займись дисками, а я смотаюсь в паспортный стол и потом навещу
вдову. В паспортном столе компьютера нет, список будут составлять долго. Завтра,
пока я буду занят со свидетелями, заберешь список.
Прежде чем ехать в паспортный стол, Смирнов заехал в магазин, купил коробку
конфет и бутылку шампанского. По опыту он знал, что если нужен быстрый
результат, то нужен катализатор. Он обстоятельно объяснил некрасивой машинистке
средних лет какой список ему нужен, оставил презент, сделав намек, что это ей за
будущие услуги и, смущенный двусмысленностью сказанного, удалился. Заехав домой
и пообедав он решил, что к встрече с вдовой готов.

Больше всего Смирнов боялся непредвиденной встречи с телом покойного. Но все
обошлось благополучно, тело до сих пор пребывало в морге. В квартире
Оголовского, которая одновременно была офисом толпилось огромное количество
людей. В прихожей вдоль стены стояли траурные венки, на одном из них он увидел
надпись `от фирмы Соmрutеr-Lаnd`. Дикая и нелепая идея захватила его. Ему
захотелось проверить срок, когда была заказана траурная ленточка. Через
несколько секунд он уже мысленно смеялся над собой.
Вдовы не было, но зато был главный экономист фирмы `ОГО!` Валерий Пряткин.
Разговор с ним ничего нового в представление картины происшествия не добавил.
Вопрос о программисте вызвал недоуменное пожатие плечами:
- Его где-то сам Оголовский откопал.
- Ну, а когда Оголовский и Борода обсуждали правила дуэли, программист
участвовал?
- Я его впервые увидел на дуэли.
- Ну, а с вами Оголовский обсуждал предстоящую дуэль и программу?
- У нас с ним были чисто деловые отношения. О дуэли я узнал за сутки до нее.
Из Пряткина много не выжмешь. Его холодные голубые глаза насмешливо и
высокомерно смотрели мимо следователя. Смирнову не понравился этот слишком
аристократичный экономист. Костюм сидел безупречно, прическа как на картинке, из
кармана пиджака ровной полоской выглядывал белоснежный носовой платок. `Надо
натравить на него финансового инспектора, - решил Смирнов, - вдруг этот гад
проворовался и решил убрать Оголовского`. Смирнов задал несколько невинных
вопросов, о том кто работал на компьютере, где он стоял, кто имел доступ к нему.
Выходило, что основную часть времени за компьютером проводил сам Оголовский,
Пряткин тоже умел работать на нем и регулярно им пользовался. Сервисное
обслуживание выполнял Алексей Гладченко.
- А Гладченко не мог знать того программиста?
- У Гладченко и спросите.
- Спрошу, как же. А вчера вы работали на компьютере?
- Нет, даже не подходил, - с некоторой поспешностью заверил Пряткин.
- Возможно, возможно, - закивал головой Смирнов, - Ну а вдову где мне найти?
- Вдову? Ах, Наталью Моисеевну? - Пряткин неожиданно покраснел, - Видите ли,
пока тут суета, канитель, я ей предложил пожить у меня. Ей надо побыть одной, а

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован