20 декабря 2001
102

СОБАКА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Сергей Лукницкий.
Это моя собака



&сорy; Сорyright 2000 Сергей Павлович Лукницкий
Изд. `Русский Двор`, 2000


(жизнь и невероятные приключения пса по имени Пират,
которые его подруга Собачка Штучка, склонная к сочинительству,
описала собственнолапно.


Если вы не добры, не ласковы, не участливы, не способны
утешить чужую боль, не помните добро и не делитесь костью, -
значит вы - не собака
Собачка Штучка




Русский Двор, 2000 г.


ИНТЕРВЬЮ СОБАЧКИ ШТУЧКИ

Когда я закончила писать книгу и поставила точку на последнем слове, из
рукописи выпрыгнул мой герой - взлохмаченный фокс Пират и стал уговаривать
меня написать предисловие, т. е. рассказать кое-что о себе. В этот момент я
спешила в собачий клуб, чтобы получить справку на вылет в Карловы Вары, и в
этом самом клубе меня ожидал корреспондент для интервью по поводу моей
поездки на всемирно знаменитые лечебные воды.
Но отказать в просьбе друга я не могла и мы с Пиратом решили, что
интервью заменит предисловие. А может это будет даже современнее. Теперь
ведь поголовно у всех звезд и знаменитостей в моде интервью.
Это Ваше первое интервью?
Мне встречаться с этой манерой изложения фактов биографии, иными
словами `знакомства со звездой` не впервой: был прецедент будущим
псам-писателям задолго до появления моды. Тому лет семьдесят по моим
карликово-пуделиным меркам. Ну, а по человечьим - лет десять назад. Тогда я
дала интервью в серьезную центральную газету, естественно с моей
фотографией.
Вы можете назвать газету?
Почему же нет? Я даже могу пересказатьсодержание беседы. Тогда, отвечая
на вопросы корреспондента, я рассказала один эпизод из моей жизни, может
быть несколько наивно с точки зрения сегодняшнего дня, но я ведь была
слишком молодой, время было другое, мы всестарые и, тем паче, молодые верили
в торжество демократии во всех ее проявлениях. Вот он, тот эпизод:
`Меня зовут Штучка. Я маленькая, но собака. Не удивляйтесь, что я даю
интервью, вон собака супруги Президента США госпожи Барбары Буш даже книгу
выпустила о жизни в настоящем Белом Доме.
Меня, как и многих, сегодня волнуют проблемы моей страны. Слышала, что
от невзгод люди начали звереть. Так вот я, собственно, и взяла перо, чтобы
рассказать о том, что это не так. Моя любимая хозяйка часто берет меня с
собой во все очереди. Раньше я оставалась дома и ждала ее, а теперь она
уходит на целый день, чтобы добыть продуктов, и я стараюсь утешить ее своим
присутствием. Меня люди в очередях часто узнают, улыбаются, заигрывают и я
рада, что могу как-то скрасить их `очередное` существование.
Я уверена, что, если бы каждый из нас, собак и людей, сумел скрасить
ближнему существование, нам всем было бы легче прожить этот переходный и
очень невкусный, но необходимыйпериод.
Однажды я ехала в автобусе в страшной давке, и со мной случилась
неприятность: мне дверью прищемило лапку. Было очень больно, холодно, пошла
кровь. И вот тут произошло удивительное: люди в автобусе стали проявлять
участие, кто-то дал носовой платок, у кого нашелся даже йод, а другие просто
гладили.
Ведь это так важно, когда тебе плохо, а тебя гладят!
А водитель автобуса предложил в микрофон остановиться по дороге у
ветеринарного пункта.
И все согласились, хотя, наверное, люди спешили по своим делам.
Я не могу не помнить добрых людей и водителя 108-гоавтобуса.
Теперь, когда я слышу от кого-то, что люди злые, согласиться с этим не
могу`.
Каково ваше настроение сегодня и Ваши планы на будущее?
Что ж, прошло десять лет. Я продолжаю свои вирши. Первым в жизни моего
хозяина был пес Чук, давший нам литературным собакам много материала для
сочинений. Чук в свое время был удостоен почетного звания коменданта городка
писателей `Переделкино` за необычайные, прямо-таки фантастические истории
его общественно-собачей жизни. А что касается его личной, глубоко интимной
жизни, то надеюсь написать роман собачьих Ромео и Джульеты. А пока, знаете,
все мы, писатели немножечко боимся раскрывать свои творческие планы.
Примета. Я не уклоняюсь от прямого ответа, просто предлагаю вашему вниманию
мою книгу. В ней все сказано.
Как и когда вы стали писателем?
Писать я начала давно, мой лучший друг и хозяин рассказал мне много
занимательных историй из его детства. В разные времена у него жили разные
зверюшки: эмигрантка, решившая реэмигрировать - огромная черепаха Даша;
экстравагантная пара задавак - кот Пижон и кошка Фифа; сиамка Катерина с
родовыми корнями от Сергея Образцова и постоянными четырьмя детьми от разных
мужей; отечественные близнецы-ежи Фомка с Ромкой; далее, той Кузьма
впоследствии украденный соседом-пьяницей; черный кот в белой манишке,
философ-лентяй Агат, подаренный директором музея Чуковского; рыжий бестия и
пройдоха котяга с непроизносимым нынче политическим именем; наконец,
классический немецкий овчар Джек, носившийся по саду с тоем во рту и однажды
безвинно пострадавший от наезда автомобиля нетрезвого поэта, ну и еще, и
еще, и еще...
Что и кто на вас повлиял в творчестве.
Мне в жизни повезло, как никому. Волею провидения я попала в творческую
семью, где мною терпеливо и много занимались: как физической моей формой,
так и развитием моего интеллекта. В домашнем лицее я постигла Булгакова,
Сашу Черного, Толстого, Чехова, Есенина, познакомилась с перепиской Меджи и
Фидель из Гоголя. Мой хозяин пошел дальше: предложил ознакомиться с другими
собачниками - иностранцами Стейнбеком, Джеромом, да и другими тоже. В этом
пестром литературном букете есть особые собачьи темы. А уж кто на меня
повлиял, это вы сами решите после прочтения моих книг.
Есть ли вас хобби?
Безусловно. Главное мое хобби: я страстная вратарщица. Не пропускаю ни
одного гола в ворота. Ни одного гола!
Это у меня от моей мамы - знаменитой голкиперши среди ребятишек. Нуи
еще, естественно, поменьше - такие маленькие `хоббики`: люблю массаж, млею,
кайфую, выгибаюсь как змейка, когда меня им балуют. Люблю поднимать мои ушки
вместе и еще больше по одному, когда присушиваюсь к беседам обо мне; люблю
поговорить в машине, подсказать дорогу к нашему дому или к даче, обожаю
попеть на животе моей мамочки-хозяйки. Словом, общее хобби это сущность:
быть веселой и радовать всех моих близких.
Вы в начале упомянули о Карловых Варах, может быть расскажите немного?
Да, было много поездок, в том числе и зарубежных: Турция, Италия,
Франция и Испания, Греция и вот Чехия. Всего не расскажешь.
Мы часто гуляли по набережной реки Тепла неподалеку от `Вжидло` -
главного питьевого павильона. Однажды навстречу двигалась миловидная
карловарочка в туфельках чешского производства. Рядом с ней незнакомой
породы волновался песик. Но моему хозяину гораздо интереснее, чем угадывать
породу незнакомца, было смотреть на туфельки и на то, что в них и все выше,
и выше... Однако из природного джентельменства он склонил голову и
мягкоспросил чешку:
- У вас кобель, в смысле мужчина?
Он, понимаете, имел ввиду пол песика, чтобы я могла сориентироваться.
По поведению песика ядавно уже все учуяла, хотя внимание хозяина одобрила.
- Наполовину, - ответила леди, улыбаясь.
Мы охотно остались у двери водного павильона под кустами, пока хозяева
наполняли свои животы соленой водой.
Несколько слов о вашей семье.
Живу с приемной дочерью Люсей - роскошной пышнохвостой кошкой. Мало
сказать, что хвост ее пышен, он всегда находится в положении
перпендикулярном к телу. Он торчит как дымящая труба на заводском комбинате.
Пушистая, разноцветная торчащая в небо труба.
Вы понимаете, что значит жить с великовозрастной дочерью рядом? Дон
Жуан для всех окрестных кошек - Зеленый кот ежедневно приходит к ней в
гости. Она любит побыть в его обществе, прогуляться по саду, но как все
настоящие женщины сначала накормит его. Однажды раненого с размозженной
головойона буквально на себе притащила Зеленого домой. Что делать -
выхаживали все вместе. Сейчас он настаивает на постоянноего регистрации в
нашем доме...
Значительный эпизод вашей жизни.
Это, как смысл данного интервью. У нас с моим богохозяином - такой
неразъединимый альянс! Я ожидаю его с работы часами у ворот, не шевелюсь,
боюсь пропустить сигнал машины и щелканья открывающейся дверцы. Чтобы
впрыгнуть. Когда он возвращается, загоняет машину в гараж, я всегда рядом. В
смысле с ним за рулем. Не потому, что он сам не может, хотя он действительно
не может без меня, а просто потому, что нам с ним так хорошо... Такой
интимный ритуал.
Случилось однажды: я не успела добежать. Это было ужасно! Он загнал
машину в гараж! Он открыл дверцу. Увидел меня. Нагнулся... я вся в слезах,
лизнула его в лицо... он все понял. Не раздумывая, выехал из гаража и заехал
туда уже как положено - со мной, счастливой маленькой Собачкой Штучкой.


НАШИ КАНИКУЛЫ

(дневник-повесть)


Предисловие
Эта повесть составлена из записок главного ее героя и участника всех
приключений. Подлинник рукописи хранится у Вити Витухина. Это он нашел ее
под ковриком невероятно умного пса по кличке Пират.
Правда, расшифровать записки было очень трудно. Нам помогали Витина
мама - Мария Сергеевна, Витин папа - Павел Павлович, ну и, конечно, сам
Витя. Мы ничего в записках не изменили, не присочинили, - все, что здесь
написано, чистая правда.


Я и мои хозяева
27 мая. Меня зовут Пират. Но, несмотря на грозное имя, я совсем не
злой. За всю жизнь я укусил одного мальчишку - он дернул меня за хвост. И
все равно Пал Палыч посадил меня тогда на шкаф и сказал:
- Глупая, противная собака. Сиди здесь, пока не раскаешься.
Я раскаялся сразу, но сидеть пришлось гораздо дольше. И я подумал, что
Пал Палыч был не прав. Наказание должно соответствовать проступку.
Во-первых, насчет глупости. Ведь не всякая собака умеет писать. А я
умею. Во-вторых, если я противный, почему всем хочется меня погладить?
Погладить - это все равно что лизнуть. А я никогда не лижу ничего
противного.
Извините... Прерываюсь, кто-то идет...

Немного о себе
На другой день.
- Ты где, Пиратыч? - еще с порога позвал меня мой любимый хозяин Витя,
ученик пятого, то есть теперь уже шестого класса. - Кричи `ура` - через три
дня мы едем в деревню, на дачу.
- Вагр-гав-гау! - гавкнул я изо всех сил.
Потом Витя рассказал: в деревне можно бегать без поводка - это главное.
Можно лаять сколько влезет. Можно где хочешь копать ямки. И даже валяться на
газоне - там он называется просто травой.
От радости я так сильно размахался остатками своего хвоста, что чуть не
вывихнул спину.
- Осторожно, пес! Танцы - после, - сказал Витя, - ты мне будешь нужен,
чтобы разыскивать и собирать вещи.
`Ну, что ж, - подумал я, - нюх у меня отличный, я всегда сразу нахожу
все, что теряют, разбрасывают и куда-то засовывают Витя и Пал Палыч`.
Я вообще очень находчивый пес.
Опять прерываюсь...

Снова о себе, но в последний раз
29 мая. Почему я прерываюсь и скрываю свои записки? Сейчас объясню.
Представьте: вы входите в комнату и видите - за вашим столом сидит
собака и пишет, да еще в вашей тетрадке. Можно этому поверить? Нельзя.
Собаке писать не полагается. Поэтому если она все-таки пишет, то лучше,
чтобы об этом никто не знал. Тем более что иногда такие записки пишут люди,
а потом выдают за переводы с собачьего. Мои - подлинные. В этом их ценность.
Но пусть никто не думает, будто я необычный пес, робот или какой-нибудь
там пришелец с другой планеты. Я совершенно нормальный пес. У меня четыре
крепкие лапы, хорошая прыгучесть, черный нос, густые усы, бородка и
обрубленный столбиком хвост.
А писать я научился как-то незаметно. Витя зимой долго болел. Чтобы не
отстал от занятий, к нему приходила заниматься учительница. Я все время
сидел рядом. Внимательно слушал, не отвлекался, не вертелся, не зевал, даже
не чесался. А когда Витя выздоровел и пошел в школу, я использовал его
старые тетради: каждую букву обвел еще раз. Постепенно я натренировался. И
потом смог кое-как писать сам. Больших способностей у меня нет - взял
усидчивостью.

Мы поехали и приехали
1 июня. Дорога была непереносима. Приехали ночью. Куда - не знаю.
Совершенно разбитый, я уснул на полу.
Утром меня разбудили вопли странной рыжей птицы с загнутым клювом.
`Если она клюнет меня в голову, - подумал я, - то, пожалуй, получится
порядочная дыра`.
- Фу, Пиратыч! Это же просто петух, - сказал Витя и засмеялся.
Я вылез из-под кровати, вышел на террасу и сел на крыльцо. И почему мне
предписано это: Фу?! Я - городской пес, а у нас в городе петухи водятся
только в книжках. Откуда я мог знать, что в деревне они так орут, что сразу
теряешься и бежишь в укрытие?
В то же утро со мной произошел и другой несчастный случай. Пробравшись
в сарайчик в конце двора, я столкнулся с крупным животным незнакомого вида.
Сверкнув в темноте глазами, оно хрюкнуло и наставило прямо на меня рыло,
похожее на электрическую розетку, с двумя дырками на конце. Я взвизгнул,
шарахнулся и чуть не сбил с ног хозяйку дома - тетю Грушу. Рассказывая потом
об этом Вите, тетя Груша тряслась всем телом и вытирала глаза передником.
Только потом я догадался, что она не плакала, а смеялась.
Ничего смешного: электрические розетки надо закрывать шторкой. И рыло,
между прочим, тоже. А кто из вас закрывает свое рыло шторкой, уважаемый
читатель?
Я решил исправить свои ошибки и проучить нахалку курицу, которая
повадилась ходить на террасу. Она сразу же начала метаться во все стороны,
разбрасывая перья, но мне удалось схватить ее за голову.
Курица осталась жива, а меня посадили в угол - носом в паутину. Честно
говоря, было очень обидно, я не выдержал и жалобно подвывал там часа два.
Ничего себе, приехали на дачу, где же обещанная свобода нравов?

Вот это жизнь
5 июня. Все печальное позади. Жизнь прекрасна!
В деревне у собаки, оказывается, совсем не бывает свободного времени.
Когда мы жили в городе, я полдня сидел в квартире один, спал, ел и жевал от
скуки резиновый телефонный шнур или домашние тапочки мамы Маши. А здесь? Не
знаешь, за что взяться и в какую сторону бежать!
Понятия не имел, что мир так густо заселен. Весь наш сад я уже обнюхал.
Обнаружил множество мелких тварей - летающих, прыгающих, ползающих.
Научился копать землю почти как трактор. Грядку с редиской перекопал
всю, и тетя Груша посеяла на ней что-то другое.
Писать больше некогда. Спешу завтракать. Аппетит волчий.

Происшествие на рассвете
8 июня. Не могу заснуть. Вылез на террасу и пишу при свете луны. Кругом
длинные тени, и от этого жутко.
Был ужасный день. Как и всегда, на рассвете я сел за свои записки.
Вдруг на тетрадку плюхнулся жук. Я решил его осторожно отодвинуть, чтобы не
мешал, а он сразу перевернулся вверх ногами и вцепился мне в нос.
Я прибежал в комнату, перевернул стул, вылетел снова на террасу и
опрокинул ведро с олифой, потом поскользнулся на ней и съехал с крыльца
прямо в детскую коляску, в которой днем обычно спит младший брат моего
хозяина Вити - Костя.
Что было дальше - страшно вспомнить!
Пал Палыч бегал с палкой вокруг дома. Тетя Груша прочесывала граблями
траву. Витя стоял на крыльце со своими новыми пистолетами и палил в воздух.
На соседних дачах дружно лаяли собаки.
Я пришел в себя окончательно уже под террасой. Пролежал там очень
долго, в пыли, без завтрака. Потом пришли куры и стали ногами кидать эту
пыль в меня. Чтобы не задохнуться и не ослепнуть, я пополз в ближайшие
кусты.
- Витенька, что это?! - испуганно вскрикнула Мама-Маша.
Я не понял, почему они так смеялись. Правда, шерсть у меня слиплась и
затвердела, как панцирь у черепахи, один глаз и вовсе не открывался. Но что
тут смешного? ... Воду в корыте меняли три раза. Наконец меня вытерли и
завернули в старое ватное одеяло.
- Ну как, Пиратыч, жив? - спросил меня Витя и погладил по голове.
Тетя Груша принесла синюю миску с теплым молоком и поставила ее рядом
со мной.
- Пей, дурень усатый, - сказала она.
А Мама-Маша взяла меня на руки и стала ходить со мной взад-вперед, как
с Костей, когда он капризничает и не засыпает. Потом она положила меня в
ногах Витиной кровати и пощупала мой нос.
- Знаешь, Витенька, нос горячий. Не заболел бы... Ты посиди с ним, пока
он не просохнет.
Витя обнял меня вместе с одеялом и прижал к себе.
Какие они хорошие, добрые люди!

Потрясение
10 июня. Вчера я увидел собаку, которая сидит на цепи. Она сама сказала
мне, что это на всю жизнь. Несчастная!
Я потрясен! Должен прервать свои записки. Пойду полежу в кустах один.

Почетное задание
17 июня. У меня был замечательный день. Я лежал, развалясь в траве, и с
удовольствием слушал, как весело бурчит в моем животе обед из четырех блюд.
Вдруг Мама-Маша подвезла ко мне коляску, в которой спал Костя.
- Что ты собираешься делать? - спросила она меня. - Хочешь, я дам тебе
работу?
Если честно - я не хотел. Но для мамы Маши я готов бегать даже с
набитым пузом. Поэтому я вскочил и сделал заинтересованную морду.
- Ну вот, какой ты любезный! - сказала она. - Так слушай. Я сейчас
уйду, а ты сиди здесь, стереги Костю. Никого к нему не подпускай. Понял?
Лаять тоже не надо - ты его разбудишь. Понял?
Я заглянул в коляску, посмотрел на маму Машу и три раза
многозначительно отбросил землю задними ногами назад и вбок.
- Молодец!
Мама-Маша погладила меня и ушла. А я сел, уставился на коляску: пусть
сюда придет хоть носорог - я на него брошусь.
Носорог не пришел, но скоро из травы выполз жирный зеленый кузнечик. На
всякий случай я его съел.
Потом появились три муравья. Они тащили дохлую муху. Я на них фыркнул,
и они разбежались.
Едва я расправился с муравьями, как надо мной загудел шмель и начал
снижаться кругами. `Давить или глотать? ` - промелькнуло у меня в голове. Но
тут он снизился, залез в колокольчик и замолчал, свесив наружу полосатый
зад.
Я заглянул в коляску. Там было все в порядке. Этот маленький человек
все время спит или ест. Тетя Груша говорит про него: `Золотой ребенок`. Не
знаю. Даже я не смог бы есть так часто, спать так много и сосать пустышку, в
которой ничего нет.
Ну вот! Еще одно ценное наблюдение: когда работаешь, нельзя думать! Я и
не заметил, как на дерево села птица. Прямо над коляской. И сразу испортила
нам одеяло.
До чего же противные животные населяют наш сад! Не успел оглянуться -
явилась лягушка. Села, выпучилась. На морде - никакой мысли.
Я не стал наблюдать за бесполезной тварью, я весь переключился на
комара. Вот будет крик, если он вопьется в нашего золотого ребенка. Я
подпрыгнул и - не допрыгнул. Еще подпрыгнул и... чуть не наступил на
огромного страшного червяка. Он все время двигался как-то странно: то хвост
приставит к голове, то голову к хвосту. А вдруг он ядовитый? `Съесть или
раздавить? `. Я совсем растерялся.
Вдруг - хлоп! - лягушка слопала комара.
- Чвир-вик, - сказала птица и склюнула червяка.
- Ну, как дела? - это вернулась Мама-Маша.
Как я прыгал, вертелся, катался!
- Ну, ну, хватит, милый! Я вижу, ты отлично и честно работал! -
приговаривала Мама-Маша.
Вечером я больше не лаял на лягушке, когда они кричали в траве. Я очень
обрадовался, когда Мама-Маша категорически запретила Вите кидать в них
шишками.
Ночью, засыпая, я вдруг подумал: а что, если все животные бывают для
чего-нибудь, а не просто так? А я? Для чего я? Я для чего?


Завидую
18 июня. И зачем это мне понадобилось думать?! Жил себе и жил, был
счастливый пес, любил поесть, побегать, полаять. А теперь сижу и презираю
себя.
Для чего я? `Чтобы путаться у всех под ногами? ` - как сказала вчера
тетя Груша.
Даже лягушки не только орут в пруду - едят комаров. А здешний кот Фома?
Тетя Груша говорит, что без него мыши ее совсем бы съели. А ведь весит она
не меньше ста килограммов.
Но никто не идет ни в какое сравнение с коровой Фросей. Раньше я
понятия не имел, откуда добывают молоко. Здесь увидел впервые. Стоял
истуканом, пока тетя Груша не надоила целое ведро. Потом я обежал корову
Фросю три раза. Она прекрасно устроена: спереди рога, сзади тоже не очень-то
подойдешь - копыта, хвостом, я сам видел, наповал убивает слепней. Но
главное не это. Из Фросиного молока тетя Груша делает масло, сметану,
вареники. Кроме того, мы пьем его просто так - парное и холодное.
Тетя Груша говорит, что второй такой коровы не сыскать во всем свете. Я
с ней вполне согласен. Я очень завидую Фросе. Если бы еще она умела прыгать
и лаять, я бы не возражал какое-то время побыть коровой.
Неплохо было бы еще временно сделаться птицей, жить в гнезде высоко на
дереве и на лету хватать мошек.

Ищу сам себя
19 июня. Вчера поговорил на эту тему со своим соседом Микки. Это совсем
маленькая собачка, с голым пузом и выпученными глазками. В холодную погоду
носит красное одеяльце с четырьмя дырками, в которые просовывает свои
тонюсенькие ножки.
Я спросил его, что он делает. Он ответил:
- Ем.
- А еще?
- Сплю.
- А еще?
- Гуляю в саду.
- А еще?
- Сижу у хозяйки на коленях.
- Ну а какой от тебя толк? - потерял я терпение.
Он подумал, подумал и сказал:
- По-моему, никакого...
Я, было, ухмыльнулся, но тут опомнился. Сам-то тоже хорош... дачник.
Нет, надо что-то срочно предпринять.
Надо будет сбегать к собаке, которая сидит на цепи. Посоветоваться. Мне
кажется, что она должна кое-что понимать в жизни.

Тезка
21 июня. Я не только потрясен, я подавлен. Я был у нее. Спросил, что
она делает.
- Кидаюсь и лаю на всех, кто приходит в сад или лезет через забор.
- А зачем?
- Сторожу дом, яблоки и клубнику.
- Весь день?
- И день, и ночь.
- А когда дождь, снег?
- Мокну, мерзну и лаю еще сильней.
- И... тебе... нравится эта специальность?
Пес долго чесал задней лапой свои худые ребра, наконец ответил:
- Собаке не приходится выбирать, чем заработать свой кусок...
- Мяса? - спросил я.
- Хо! - хмыкнул пес. - Нам и кости-то не каждый раз перепадают. В моем
брюхе всегда есть свободное место. Это уж я могу сказать точно.
- Разве хозяин тебя не любит? - удивился я.
- Ну почему... - задумчиво ответил пес. - На свой лад, наверное, любит.
Хотя иной раз и огреет хворостиной...
- Чем, чем? - оторопел я.
- Ты что, с луны свалился? Или ты не знаешь, чем люди удлиняют себе
руку, когда надо ударить собаку?!
Я не знал. Даже по телевизору никогда такого не видел.
- А еще бывает, - продолжал пес, - запустят в тебя камнем или поддадут
ногой под живот.
Я зажмурился от ужаса и еле прошептал:
- За что это?.. За что?..
- А просто так, - ответил он. - По ходу жизни.
Я долго стоял молча, потом, наконец, спросил:
- А как тебя зовут, братец?
- Пират, - ответил он басом.
Я так и сел на свой укороченный хвост! Подумать только! Тоже Пират, а
какая разница в судьбе!
Мы попрощались, и я побрел домой совершенно убитый. Специальность
собаки на цепи уморила бы меня насмерть в самый короткий срок.

Мой охотничий трофей
25 июня. Решил стать охотничьей собакой. Ночью сделал свой первый опыт
- поймал мышь. И чуть было не поймал другую, но меня завалило дровами.
К счастью, все тотчас же проснулись и меня раскопали.
- Фли-бу-стьер! - с выражением, словно стихи, произнес Пал Палы. - Если
еще хоть раз подымешь ночью эдакий адский шум, я буду тебя привязывать.
Мама-Маша и Витя сидели на корточках возле моего охотничьего трофея и
удивлялись.
- А может быть, ты - в самом деле фокс-крысолов? - спросила меня
Мама-Маша.
А тетя Груша добавила:
- Фоме моему должно быть стыдно. Собака заместо кота мышей ловит.
- Молодец, Пиратыч! Только не ешь их, пожалуйста, это противно! -
сказал Витя.

Гроза
28 июня. Выбор профессии отложил - была такая жарища, что я почти весь
день провалялся, высунув язык. Два раза мы с Витей бегали на речку купаться.
Поздно вечером вдруг приехал Пал Палыч. Мы очень обрадовались, потому
что он приезжает только в выходные дни, и бросились к нему навстречу.
- Стой! Ни с места! - закричал он страшным голосом. - Я огнедышащий и
раскаленный.
- Павлуша, что случилось? - спросила Мама-Маша.
- Полотенце и плавки! Быстро! - приказал Пал Палыч. - Я не человек,
пока не окунусь в реку. В городе - пекло, люди гибнут, превращаясь в горячие
пироги!
Так мы в третий раз пошли на реку. Вода была черная. Пал Палыч и Витя
кинулись в нее с ужасным воплем и скрылись надолго. Потом кинулась в воду
Мама-Маша. Сам не зная почему, кинулся в этот кошмар и я.
На обратном пути Витя сказал:
- Знаешь, пап, Пиратыч все-таки полюбил купаться.
Я хотел протестующе гавкнуть, но промолчал, подумал: к счастью, уже
ночь и нам не придется купаться в четвертый раз. Но я ошибся. Пришлось.
Жара не спадала даже после ужина.
- `В воздухе пахнет грозой... ` - пропел Пал Палыч.
- Уж как надо бы! - вздохнула тетя Груша. - Сушь не ко времени. Не
погорело бы все в поле и в огородах.
Спать все легли на полу на террасе. Но только мы заснули - вдруг... Не
могу этого описать. Что-то лопнуло, опять лопнуло и снова лопнуло с
ужасающим треском и пошло молотить по нашей крыше молотками.
- Ура-а! - закричали Витя и Пал Палыч и застучали по крыльцу голыми
пятками.
- Белье, белье у меня на веревках! - закричала тетя Груша и промчалась
мимо меня, опрокидывая стулья.
- Павлуша, окна закрой! - закричала Мама-Маша, и мне показалось, что в
доме разбилась сразу вся посуда.
Из-под кровати меня вытащил Витя. Он был в одних трусах и весь мокрый.
Он прыгал.
- Скорей, Пиратыч! Какой бешеный ливень! Ничего не видно!
Чему он обрадовался? Действительно, видно ничего не было. Отовсюду
лилась вода: с неба, с крыши, с Пал Палыча, с тети Груши и мамы Маши. Они
катили бочку к водосточной трубе, из которой бил столб воды. Фома сидел на
перилах террасы, но и с него уже натекло на пол.
А Витя скакал по самым глубоким лужам, как будто мало было воды сверху.
- `Играют волны, ветер свищет!.. ` - вопил он и хохотал во все горло. -
Ко мне, Пиратыч, ко мне, мой храбрый пес!
Мне совсем не хотелось купаться в четвертый раз. И почему я вдруг
сорвался, как ненормальный? Визжал, прыгал, лаял и носился по лужам. Не могу
понять...
Потом мы все, стуча зубами, пили горячий чай с молоком и малиновым
вареньем.
- Отлично! Великолепно! Грандиозно! - бросал восклицания Пал Палыч и
дул в блюдце. - Гроза - это радость и обновление! Детство и счастье!
Я сидел в Витином старом свитере, и высокий его воротник мешал мне
вылизывать миску.
Очень люблю малиновое варенье!
- Съел?! - удивилась тетя Груша и всплеснула руками. - Нет, нипочем не
поймешь вас, дачников: ночью голые скачут под дождем, а собака у них варенье
жрет!..

Лошадь в лесу
30 июня. Вчера была прекрасная прогулка в лес.
Я увидел крупные следы и пошел по ним, не отрывая носа.
- Пиратыч что- то почуял, - прошептал Витя и побежал за мной.
Следы становились все виднее. Я поднял голову и увидел... лошадь.
Конечно, я сразу же на нее залаял. Лошадь тряхнула челкой и показала
мне длинные желтые зубы. Я решил напасть на нее с другой стороны. Но там
оказалась телега, в которой сидел старик с бородой.
- Шустрый песик... Какой породы? - спросил он.
- Фокс-крысолов, - мрачно ответил Витя.
- И ловит? - удивился старик.
- Пока нет, - еще мрачнее ответил Витя ипогрозил мне за спиной кулаком.
Я совсем сбился с толку: хватать мне лошадь за ноги или нет?
Витя больше не делал никаких знаков, а старик с бородой поманил меня
пальцем:
- Поди, поди сюда, дурачок!.. Я не обижу. Я вашу лохматую братию люблю.
- Вдруг он повернулся к Вите и спросил: - Ты когда уедешь с дачи, сынок,
собачку-то как, здесь оставишь?
- Я? Пиратыча? - изумился Витя.
- Бывает и так. Дачники уедут, а животное бросят. У меня этих горемык
бесхозных один раз семь душ скопилось - три собаки, четыре кота... А как
выгонишь? Пропадут с голоду...
Старик слез с телеги и стал кидать на нее лопатоймусор из кучи. Витя
стал ему помогать.
- Мусор - это тоже их, дачников, работа, - вздохнул старик. - Приедут,
позагорают, кислородом подышут, а после них хоть в лес не ходи... Осторожно,
песик, тут стекло, ты же у нас босиком...
Когдамы погрузили весь мусор, старик сказал нам `спасибо` и пригласил в
гости.
- Я живу в желтом домике на горе. Его отовсюду видно. Легконайдете.
Этот добрый старик мне очень понравился. Лошадь его - тоже. В хорошем
настроении мы побежали догонять Пал Палыча и маму Машу.
Кто никогда не был городской собакой, даже представить себе не может,
до чего же это здорово - мчаться вперед, не разбирая дороги, перемахивать
ямы и кусты, с налету врезаться в чащу! Нос у меня чуть не разрывался -
столько попадало в него прекрасныхзапахов! А один вдруг совсем свел меня с
ума. Я даже взвыл и сделал стойку возле большой черной норы. Но когда я
засунул в нее голову... Нет, это даже описать нельзя! Там нестерпимо пахло
настоящим лесным зверем! Я лаял, рыл землю передними лапами и отбрасывал ее
задними. А где-тодалеко в земле что-то живое дышало, урчало и... боялось
меня.
Пал Палыч, конечно, вытащил меня из этой норы.
- У этого пса есть задатки и темперамент, - сказал он.
- Я же говорил тебе, папа, Пиратыч себя еще покажет! - с гордостью
произнес Витя.
Обратная дорога из леса тоже была очень интересной. Мы собирали
коллекции. Мне попалось много забавных находок: сухая сплющеннаялягушка,
птичье крыло, чья-то челюсть и круглое волосатое гнездо с дыркой. Но все это
пришлось бросить. Карманы у Вити и без того были набиты доверху.
Я ему завидовал, хотя вообще-то носить одежду очень противно. Витя
как-то надел на меня трусы имайку, но я сразу же в них запутался и упал. А
вот от двух боковых карманов я бы не отказался!

Страшный пес
1 июля. Какая встреча! Не могу опомниться! Кажется, начинаю понимать
смысл выражения `собачья жизнь`.
Но лучше все по порядку.
Вчера после обеда я пошел к забору закопать взаветном месте возле
кустов кость про запас. Только вырыл ямку, вижу - на меня из кустов смотрит
чей-то пронзительный глаз. Я, понятно, оскалил зубы. Но глаз не исчез. Тогда
я разозлился:
- Эй ты, поди прочь! Тебе не достанется моя кость!
- Жадность и грубость не украшают даже собак, - медленным хриплым басом
ответили мне из-за забора.
Ну, нахал! Вот я сейчас задам тебе трепку! Я проскочил стрелой сквозь
кусты - и остолбенел.
По ту сторону нашей изгороди сидел огромный страшный пес. Черный,
худой, весь в репейниках. На месте левого глаза у него... ничего не было. А
правый смотрел на меня так, что я почему-то, независимо от собственного
желания, встал на задние лапы.
- Отличное пузо!.. - насмешливо сказал черный пес. - Ты каждый день
набиваешь его до самого горла?
Я не люблю, когда со мной разговаривают подобным тоном, а потому сразу
же привел себя в порядок, то есть встална четыре лапы и сказал небрежно:
- Очень возможно... Набиваю. Три раза, а то и четыре в день.
Пес отвернулся, лег, устало положил свою большую голову на передние
лапы и закрыл свой единственный глаз.
Нехорошо стало у меня на душе: уж очень скверный был у него вид.
- Послушай, - спросил я, - ты болен?
- Нет, - ответил он.
- Я чем-нибудь могу тебе помочь?
- Ничем, - ответил он. - На свете есть толькоодна собака, которая умеет
делиться... И то потому, что у самой не густо.
- Чего не густо? - не понял я.
- Еды! - вздохнул он. - Тебе не понять этого, песик, но я уже три дня
ничего не ел.
`Идиот! - Это я про себя. - Стоял и хвастал набитым пузом перед
голодным братом. Стыд-то какой! `
Я снова проскочил сквозь кусты, схватил свою кость и притащил ее к
изгороди.
Как он в нее вцепился! Даже затрясся с головы до пят! И грыз ее, грыз,
пока не съел всю!
Я сбегал на кухню, с несчастным видом стал перед тетей Грушей на задние
лапы, получил холодную котлету и принес ееодноглазому. Он проглотил ее, как
я - муху.
- Еще хочешь? - спросил я.
- Что за вопрос? - ответил он уже веселее.
Я снова сбегал на кухню, впервые в жизни, как в тумане, украл батон. С
ним одноглазый тоже расправился очень быстро и посмотрел на меня
вопросительно.
- Пока все, - смущенно сказал я. - Извини, Приходи завтра. Я попытаюсь
добыть чего-нибудь посытней.
- Приду, - сказал он. - Ты хороший парень. Извини и ты меня. Я тебе
нагрубил: пустое брюхо портит характер...
Мы еще постояли молча. Мне было очень жаль с ним расставаться.
- Послушай, - вдруг спросил он, - а как у тебя хозяева... ничего?
Вот чудак! Я тут же рассказал, как я прекрасно живу. Какие у меня
замечательные хозяева, как они меня любят, балуют и прощают все мои номера.
Пес внимательно слушал меня, потом сказал, опустив голову:
- Все это когда-то было и у меня, братец... А теперь вот хожу и
побираюсь...
Комок застрял у меня в глотке. А черный песпродолжал:
- Такие дела, песик. В нашей собачьей жизни все может случиться. И если
вдруг с тобой стрясется беда - ищи меня на задних дворах и помойках. Иногда
вечерами я прихожу в желтый домик на горе, там живет старик и лошадь.
Прощай, друг.

Напрасные ожидания
2 июля. Утром, едва проснувшись, я кинулся к месту, гдевстретил вчера
одноглазого пса. Я расстроился - среди собак у меня еще никогда не было
друзей, а он сказал мне: `Прощай, друг`.
Потом тетя Груша позвала меня завтракать. Безо всякого аппетита я съел
овсяную кашу. Потом с большим удовольствием принялся было, за кости, но
сдержался. Вседо одной снес к забору и сложил кучкой на видном месте. Пусть
одноглазый не думает, что насвете есть только одна собака, которая умеет
делиться. Немного силы воли - и можно отказаться даже от колбасы.

Во сне и наяву
7 июля. Мой одноглазый друг так и не пришел. Хуже того, две сардельки,
пирог с рисом, хлеб, сыр, картофельная котлета с грибами, которую я принес с
таким трудом, - все растащили вороны. Я лаял на них, пока совсем не потерял
голос. Но какой толк? Эти нахалки сидели на деревьях и, склонив головы,
преспокойно слушали, как я надсаживаю горло.
Почему мой новый друг, измученный, грязный, в репейниках, ничего не ел
три дня? Что у негоза хозяева, если у них собака в таком виде слоняется под
чужими заборами?
Потом я подумал: почему он не сказал мне сразу, на какой даче живет?
И вдруг я понял страшную правду. Мой друг - бездомный пес. Его бросили
хозяева, когда уезжали с дачи. Этот старик, который живет в желтом домике на
горе, говорил нам с Витей о нем: `Бесхозныегоремыки! `
Я долго лежал в траве, а горькие мысли не давалимне покоя.
В конце концов, я решил сам отыскать и выручить друга.
Первым делом я, конечно, приведу его к нам. Мама-Маша, как только его
увидит, сразу же скажет: `Господи, до какого состояния довели бедную
собачку! ` Она его накормит из моей миски и выстрижет ножницами репейники.
Витя и Пал Палыч построят для неготеплую собачью будку. Тетя Груша, конечно,
сперва будет ворчать: `Вотеще, не хватало тут дармоедов! ` Но потом она, как
всегда, успокоится и позволит ему остаться, потому что она добрая и, кроме
того, зимой боится оставаться одна дома.
Так я решил - а завтра начну действовать.

Новое знакомство
11 июля. Вчера я удрал на улицу ипознакомился с Ватутькой. Она простая
деревенская дворняжка, зато как хорошо знает жизнь! Я рад, что у меня сразу
же хватило ума не задирать перед нею нос. И я получил много ценных сведений.
Одноглазого лично она не знает, но боится до смерти. Мне связываться с
ним не советовала - говорит, наживешь горя. Иначе как Черным Дьяволом его
никто не называет. Прошлой зимой он унес у них со двора красного петуха.
Весь поселок гонялся за ним с вилами.
- Поймали? - испугался я.
Ватутька сделала вид, будто не услышала мой глупый вопрос:
- Он спрятался у старика... одного доброго старика...
- У старика, который живет в желтом домике на горе? - сразу же
догадался я.
- Откуда ты взял? - подозрительно спросила она.
`Откуда?! Я-то сразу понял, кто этот добрый старик`.
- А ты сама-то, ты никому не болтала об этом? - спохватился я.
Ватутька фыркнула и задрала хвост.
- Собаки друг друга не выдают и зря языком неболтают. Запомни это! -
Помолчала, а потом добавила презрительно: - Дачник!
На этом разговор наш оборвался. Хозяйка бросила Ватутьке кость.
Отвернувшись, она принялась за нее так усердно, как будто меня на свете и
вовсе не было. Я обиделся и ушел.
- Где ты был? - спросил меня Витя.
Я поджал хвост.
- На улицу повадился, шляться, - сказала тетя Груша. - Ты не вели ему,
Витя. Замыкай калитку. Пес он глупый, а настырный, раздерут его наши собаки.
Витя надел мне ошейник и пригрозил:
- Будешь убегать - привяжу на веревочку!
Я залез под крыльцо совсем расстроенный: как жемне теперь искать друга?

Гостья
13 июля. Ночью где-то далеко выла собака. Голос мне показался знакомым.
А что, если это был Черный Дьявол и у него опять какое-нибудь несчастье?..


Гостеприимство
14 июля. Вчера приходила Ватутька. Наверное, мириться. Сперва мы
поговорили через изгородь. Но Мама-Маша сказала:
- Пригласи гостью в дом.
А Пал Палыч сказал:
- Ого! Наш пес обзавелся приятельницей!
Ватутьку впустили через калитку.
Мы обегали весь наш участок, потом играли вместе с Витей - он бросал
нам мяч и палки.
- Прекрасная псина - похвалил ее Пал Палыч. - Дворняжки вообще
сообразительный народ.
- Очень изящная собачка, - сказала Мама-Маша. - Легкая, быстрая. И
смотрите: какой хвост!
Хвост у Ватутьки действительно очень хорош - раза два заворачивается
колесом.
Когда Ватутька уходила, я ее спросил: нет ли новостей про одноглазого?
- Всю ночь выл и не давал спать, - сказала она.
Вот! Значит, я был прав. Сегодня ночью непременно убегу его искать.


Первый блин - комом
18 июля. Если вы никуда не ходили ночью - и не ходите. Под каждым
кустом неизвестно что. В траве что-то шуршит. На деревьях - таится. Все
время падаешь в ямы и из темноты что-нибудь сваливается.
Я шел, приседая от страха, и меня занесло неизвестно куда. Как мне
удалось добраться до желтогодомика на горе - не могу объяснить. К счастью,
изгородь была дырявая. По запаху нашел в сарае лошадь. Заглянул:
удивительное дело, она спала стоя!
Возле террасы увидел кроличью клетку. Приставил нос к решетке: аромат -
жуть! Я чихнул. Кролики сразу все проснулись, шарахнулись в угол и залезли
друг на друга. Странные животные: уши, как у ослов, усы, как у кошек, носами
беспрерывно дергают.
Вдруг кто-то громко и жадно дохнул мне в загривок. Я шарахнулся не хуже
кроликов и забился под террасу. Конечно, там были куры. Они сразу устроили

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован