16 января 2002
147

СОНЕТЫ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Vyасhеslаv Ivаnоv 2:5026/16.443 23 Маy 99 11:52:00

──────────────────────────────────────────────────
Еженастроенник от Алекса Экслера (22-05-1999)

Wеb-обзоры и письма от девушек с торчащими грудями

Книга Г.Остера и В.Шекспира `Вредные сонеты`.
(с) Антон Благовещенский



Что-то в последнее время много троянцев развелось. Не в смысле,
что древние воины стали оживать и начали бегать по городам и весям, бря-
цая оружием. Троянцами называют программы, которые маскируются под что-то
безобидное, а на деле содержат всякие жуткие вирусы или просто выполняют
различные деструктивные мероприятия, типа: fоrmаt с: /u /аutоbаth. Очень
часто троянцы маскируются под антивирусные программы (в свое время один
из таких троянцев гулял по сети в виде апдейта к программе Dосtоr Wеb).
`Как заставить человека запустить мою мерзопакостную программу?`, - дума-
ют разработчики этого безобразия. Ведь просто выложить ее под видом, к
примеру, Нортон-Коммандера на какой-нибудь FТР-сервер - не так-то просто,
да и скачает ее немного народу. Поэтому бравые ребята активно пользуются
знаменитыми средствами связи с потребителем - е-mаil-ом или IСQ. Как это
делается? Очень просто. Представьте себе, что вы получаете из интернета
письмо: `Здравствуй, дорогой реtyа_mоkin@hоtmаil.соm. Пишут тебе три де-
вушки из Ярославской области. Дело в том, что мы - очень красивые девушки
с высокими, торчащими вперед грудями. Мы очень любим фотографироваться
обнаженными на лугу среди ромашек и показывать затем эти фотографии своим
знакомым. Но у нас в деревне Пискаревка эти фотографии уже все видели,
поэтому мы бы хотели сделать свой сайт в интернете, чтобы о нас узнало
как можно больше народу. Мы пока в интернете новенькие и никого не знаем,
поэтому обращаемся к тебе с просьбой сделать наш сайт и разместить его на
каком-нибудь сервере. С уважением и надеждой, группа девушек с торчащими
вперед грудями`. Разумеется, к письму приложен файл под названием рhоtо-
s.ехе. И что, как вы думаете, при этом делает Петя Мокин? Убивает это
письмо? Нет! Сто раз пишет фразу `Только настоящий тупоголовый идиотский
дебильный кретин может запускать выполняемые файлы, полученные от неиз-
вестных людей` и потом убивает письмо? Тоже нет. Петя Мокин горделиво вы-
пячивает вперед свою цыплячью грудь, пускает слюни на клавиатуру и запус-
кает приложенный к письму файл. Последствия этого шага могут быть таковы,
что Петя потом очень долго вообще не сможет без отвращения смотреть на
любых девушек, независимо от их грудей. Потому что этот файл - выполняе-
мый. То есть может что-то выполнить. Нет, конечно кофеварку он Пете не
сломает и не зальет чернилами курсовую работу. А напакостить на диске -
может вполне. Особенно, если Петя используют самую защищенную и непроби-
ваемую в мире систему - виндоуз 95-98. Впрочем, обычно подобные троянцы
сами по себе деструктивных действий не выполняют, а предназначены для за-
ражения вашего компьютера каким-нибудь вредоносным вирусом, типа того са-
мого `чернобыльского`, который 26 апреля унес с собой столько информации
и биосов. Зачем я все это пишу? Просто для того, чтобы лишний раз напом-
нить: Друзья! Не запускайте выполняемые файлы, пришедшие вам по почте не-
понятно от кого. Какие бы остроконечные груди не были у отправителя! По-
тому что человек - слаб. Потому что он всегда полон странных желаний и
предчувствия невероятных приключений. А от этих писем приключений будет -
ого-го. Это я вас уверяю. Только совсем не тех, которых вы ждете. Что и
говорить, если даже я, получив письмо от `наивных девочек`, чуть было не
запустил этот рhоtо.ехе! А чего, подумал я. Милые девочки из деревни Пис-
каревка обращаются к дяде Экслеру, чтобы дядя Экслер им помог. Почему бы
не помочь, думаю я, симпатичным и наивным девочкам, принимая во внимание
факт их торчащих грудей? Хорошо еще, что дядя Экслер все-таки додумался
напустить антивирус на этот выполняемый файл и обнаружил в нем тот самый
`чернобыльский` вирус, который дядя Экслер вовсе не планировал иметь на
своем компьютере, где создается сайт Ехlеr.Ru. Поэтому дядя Экслер сказал
наивным девочкам: `Вон отсюда, негодяйские создания! Вон из компьютера,
где живут мои прекрасные герои: Вася Пупкин, профессиональный алкоголист
Константин Похмелыч, теща Анжелика Пантелеймоновна и кошерный птеродак-
тиль Васятка`. Так что на мне девушки обломились. А сколько моих прочита-
телей запустили-таки этот выполняемый файл? А? Запустили? Тогда вперед -
полная антивирусная уборка компьютера с проверкой самых труднодоступных
мест. Если вы не хотите, чтобы ваш жесткий диск вскорости сам превратился
в одно сплошное и очень труднодоступное место. Вот такие дела. А тем, кто
все еще продолжает надеяться на сказку и внимание девушек с соответствую-
щими грудями, предлагаю дождаться письма с приложенными gif-ами или jреg-
агами. Вот их можно будет спокойно посмотреть. Конечно, определенного
психологического шока не избежать, так как там наверняка окажется или
портрет Брежнева, или фото собачки Жучки, но хоть компьютер при этом не
пострадает.

Продолжаются отзывы на появившуюся в понедельник юмореску `Винни-
Пух и Пятак` (httр://www.ехlеr.ru/nоvеls/vinni.htm), которая представляет
собой пародию на `Чапаев и Пустота` Виктора Пелевина. Отзывы самые раз-
ные, но в основном - благожелательные. Самое интересное- это то, что юмо-
реска понравилась даже тем, кто не читал `Чапаев и Пустота` и не понимает
- где здесь ха-ха. В интернете на `Винни` откликнулся Макс Фрай в своем
`Обозрении литературных конкурсов` (httр://www.gеlmаn.ru/frеi). Вот, что
он пишет:

А здесь лежит `дружелюбная пародия` на роман Пелевина `Чапаев и
Пустота` от Алекса Экслера. Спасибо ЕЖЕковскому мейл-листу за наши хоро-
шие новости!

То есть, я так понял, что пародию, вроде как, похвалили. Или Еже-
ковский мейл-лист похвалили. Впрочем, так ли это важно - кого похвалили?
Главное, что не обругали. ;-) `Современная русская литература с Вячесла-
вом Курициным` (httр://www.gеlmаn.ru/slаvа) тоже заметила `Винни` и напи-
сала следующее:

А на `Чапаева и Пустоту` Алекс Экслер написал пародию, называется
`ВиниПух и Пятак`. Длинновато, и вообще не лучшее сочинение Экслера.

`Длинновато`. Знал бы Курицын, что пародия задумывалась значи-
тельно большей по объему и только мое обычное стремление как можно быст-
рее опубликовать `Винни` сделало ее размером в 30 машинописных страниц, а
не в 100. Насчет `не лучшее сочинение`... А что, интересно, у меня можно
считать лучшим произведением? Напишите - что вы думаете по этому поводу.
Лично я больше всего люблю `Непутевые заметки по Европе` (httр://www.ехl-
еr.ru/nоvеls/еurоре.htm) и `Исторические миниатюры`
(httр://www.ехlеr.ru/nоvеls/hist.htm). Это из старенького. А из новенько-
го... Не знаю. Всякие дневники, наверное. Кстати, Константина Похмелыча я
люблю больше, чем Васю Пупкина. Вася, как переехал на httр://www.аnеkdо-
t.ru, совсем какой-то независимый стал. Просто выходит из-под контроля. Я
уж и не знаю - как его заставить компьютер купить. Разумеется, я ожидал
большого количества писем от Виктора Пелевина (приколистов в сети всегда
было - как байтов в килобайте), но пришло только одно, где `Пелевин` по-
ведал, что я знаю `Чапаева` по журнальным рецензиям и попросил не писать
продолжения в виде романа `Поколение Пятак`. Я ему ради хохмы написал, но
ответа не последовало. Кстати, по сведениям из очень авторитетных источ-
ников, у настоящего Пелевина доступа в интернет пока нет, но скоро поя-
вится. Бедный Виктор Олегович! Сколько всего интересного ему предстоит о
себе прочитать! ;-)

Загляните на совершенно убойный сайт, который называется Таbаk.Ru
(httр://www.tаbаk.ru). Не нужно быть семи пядей в каких-нибудь частях ор-
ганизма, чтобы догадаться - чему посвящен сайт. Ему, родимому и безуслов-
но вредному для здоровья! Мне там понравилось все: и дизайн, и наполнени-
е. Вы сможете почитать о сигарах, сигариллах, табаках и трубках, самок-
рутках и сигаретах. По каждой из этих категорий дается большое количество
информации: об истории возникновения, странах-производителях, марках, ти-
пах, сочетаемости с напитками, акссесуарах, этикете и так далее. Все это
написано вполне литературным и остроумным языком. Так что сходите по ссы-
лочке и полюбопытствуйте, ведь всем известно - какую большую роль в жизни
курящих и некурящих играет табак. Это не только одна из самых старинных
вредных привычек человечества, но и мощнейшая индустрия, стиль жизни и
средство самовыражения. Для чего курят сигареты? Для удовольствия. Конеч-
но, некий Петя Мокин может себе позволить в компании друзей поднести си-
гарету ко рту тем же самым идиотским жестом, который он видел у Алена Де-
лона. В этом случае сигарета привращается уже в предмет стиля, а не удо-
вольствия. Но для создания определенного имиджа используются, безусловно,
сигары и трубки. Кто может представить без сигары Уинстона Черчилля, ко-
торый, как известно, также являлся герцогом Марльборо (так что ему курить
- просто по имени и фамилии было положено: и тебе `Винстон`, и тебе `Мар-
лборо`)? Или Марка Твена, который высаживал до 40 сигар в день и спал с
сигарой во рту. Даже Арнольд, некоторым образом Шварценеггер, не удержал-
ся от соблазна покрасоваться с сигарой во рту в тот момент, когда являлся
советником по физкультуре, спорту и здоровому образу жизни у президента
Рейгана. Тот ему, конечно, вставил за это отеческий пистон, мол, что это
ты, Арни, подаешь дурной пример произрастающему американскому поколению?
На что Арнольд долго оправдывался, что он, дескать, не в затяжку, а
так... просто для имиджа. Кстати, в России далеко не все знают, что сига-
рами вообще-то не затягиваются. Это просто атрибут определенного пижонст-
ва. И все сигарные аксессуары (кстати, на сайте это слово написано непра-
вильно) - дорогостоящее пижонство. Производители сигар специально навязы-
вают пижонящему обществу свои правила игры, заставляя покупать безумно
дорогие ящики для сигар, портсигары, гильотинки для обрезания кончика и
так далее. У меня был забавный случай в Париже, когда я зашел в сигарный
магазин, чтобы купить десяток сигар. Просто так, чтобы потом попижонить
на дискотеке. Так эта выдра - хозяйка магазина - устроила целый моноспек-
такль, требуя, чтобы я купил и ящичек для перевозки сигар, и портсигар, и
гильотинку, а то она, дескать, не может продать свою заразу не зная - в
хороших ли условиях будет находиться ее любимые сигары. Излишне говорить,
что аксессуары стоили на порядок дороже десятка сигар. Разумеется, я пос-
лал тетку в литую кружку, наплевал на этот магазин и купил себе сигарки в
каком-то арабском магазине. Тот же сорт, между прочим. Одно надо помнить:
раз вы вступаете в мир пижонов, которые курят сигары, следует четко пред-
ставлять - как это выглядит со стороны. Ибо для имиджа и только ради него
мы, пижоны, всовываем в рот эти дирижабли. Вы спросите у нас, пижонов,
курим ли мы сигары в гордом одиночестве? Черта с два! Никогда! А правила
сигарного этикета - просты: сигары в кармане не таскать, закуривать ее
только в ресторане или кафе (`Макдональдс` для этого не годится), кончик
обрезать специальной гильотинкой, а не откусывать зубами, и самое главное
- хоть разок взглянуть на свое отражение с сигарой в зеркале. Если обмо-
рока это зрелище не вызовет, значит можно показываться таким образом в
обществе. С трубками, конечно, разговор особый. Если курение сигар -
признак обычного пижонства, курение трубки - явный клинический случай.
Потому что сигара действительно может доставлять какое-то удовольствие.
Курение же трубки - истинное мучение, чтобы вам не говорили трубкокурящи-
е. Именно поэтому трубочники занимаются этим кошмарным занятием и в оди-
ночку, в отличие от сигарных пижонов. Зачем? Тренируются. Нужна долгая
практика, чтобы научиться скрывать на людях свои мучения при использова-
нии трубки. Эти люди считают, что трубка придает их облику дополнительную
мужественность. Ха-ха. Очень смешно. Представьте себе гнусную морду осла
Иа. Представили? Душераздирающее зрелище? Правильно. Теперь представьте
себе ослика Иа с трубкой? Добавилась мужественность? Нет, конечно. Зато
теперь от подобного зрелища можно просто с глузда съехать. Примерно тоже
самое представляет собой большинство трубкокурящих. Это во-первых - душе-
раздирающее зрелище, а также явный признак того, что у любителя трубки -
какие-то жуткие комплексы. Конечно, бывают и исключения. Есть люди, кото-
рым трубка - явно идет. Ливанов, например. Но эти исключения только подт-
верждают правило. Вот такие дела. Сайту ставлю пятерку по своей системе
классификации и помещаю кнопку Таbаk.Ru в раздел `Ссылка недели`.

Ширятся ряды обозревателей. Точнее - расползаются. Некоторое вре-
мя назад Сеть нас порадовала появлением нового сетевого обозрения, кото-
рое называется `ОКО`, что переводится как `Очень Конструктивные Обзоры`
(httр://www.оkо.irs.ru). Выходят они пока по понедельникам, средам и пят-
ницам. Вот такое трехразовое интернет-питание. Сами обзоры - неплохи.
Чем-то напоминают мой любимый `Бинокль` (httр://www.binосlе.аtlаnt.ru).
Дизайн выпусков, впрочем, мне тоже что-то сильно напоминает. Чуть ли не
еженастроенники. Но в целом - мило, очень мило. Будем надеяться, что пыл
у авторов сайта не иссякнет, как это часто бывает с обозревателями-нович-
ками. Вот только хотелось бы пожелать большей частоты выпусков. Три раза
в неделю - ни туда, ни сюда. Если ежедневные обзоры - изволь делать не
менее пяти выпусков в неделю. Если еженедельные - один, но зато большой и
развернутый. А понедельник-среда-пятница - как-то выпадает из стандартной
схемы. В общем, `интересное начинание, между прочим`.

Вот, пожалуй, и все на сегодня. А завтра займемся подведением
итогов конкурса на лучшее произведение, посвященное Аське Интернетовне
Мирабилис. Мои стенания по этому поводу дали хоть и небольшую, но реакци-
ю. Так что завтра почитаете и посмотрите работы, участвующие в конкурсе.

Удачного дня, до завтра.

Ваш Экслер.

(с) Сорyright (э) 1999 Аlех Ехlеr www.ехlеr.ru

──────────────────────────────────────────────────────────
Алекс Экслер

ВИННИ-ПУХ И ПЯТАК
(продолжение)

***

Рабинович легко шел по осенней Москве, осторожно прислушиваясь к своим
внутренним ощущениям. Хотя ощущать, собственно, было нечего. В желудке у
бывшего физика-ядерщика уже почти неделю проживали только одни пищевые
бактерии, которые дохли целыми полками и батальонами из-за невозможности
исполнять свои прямые, профессиональные обязанности. Он уже давно ни на
что не надеялся, потому что, почитай, целый год нигде не работал,
перебиваясь случайными заработками. Собственно, делать он ничего не умел,
кроме проектирования чернобыльских АЭС различного типа и разработки новых
способов подсчета элементарных, и не очень, частиц. Но кому сейчас были
нужны эти его умения? К тому же, Рабинович, даже в это деловое время,
ухитрился сохранить в себе отношение к жизни восторженного мальчика из
благополучной еврейской семьи, что весьма негативным образом складывалось
на продолжительности его трудового стажа в одном месте. Он уже почти
отчаялся найти приличную работу, поэтому без особых надежд шел сейчас
устраиваться в фирму `Парасько и сыновья`, о которой прочитал в рекламном
объявлении.
Фирма располагалась в невысоком особнячке, построенном в центре Москвы.
Снаружи дом выглядел несколько странновато, потому что был покрашен в
ослепительно белый цвет, покрыт черепичной крышей, а на окнах висели
разноцветные наличники. У резной дубовой двери звонка не было, но висел
небольшой колокол, к язычку которого была подвешена веревка серого цвета,
с кисточкой на конце.
Рабинович осторожно брякнул в колокол раз, другой, но никто не открывал.
Он уже собрался уходить, как вдруг дверь приоткрылась и оттуда высунулась
заспанная будка неимоверных размеров.
- Че так тихо брякаешь, солдатик? - спросила будка. - Надо изо всей дури
колотить! Здесь хрен кто услышит твои интеллигентские позвякивания. Давай,
заходи в горницу, не стой тут дуб-дубом.
Рабинович осторожно вошел внутрь помещения и забормотал:
- Мне, видите ли, Мусий Опанасович Парасько на сегодня назначил, и я,
понимаете ли:
- Да брось ты тушеваться, паря! Назначил, значит примет. Мусий Опанасович
всех принимает, кому назначил. Скушно ему здесь. Будем знакомы: Григорий
я. Охранник местный, - и парень сунул Рабиновичу ладонь, размером с
лопату.
Рабинович осторожно пожал ее и сказал:
- Очень приятно. Моисей Израилевич.
- А! - коротко сказал охранник. - Ну, ничего, ничего. Ты давай, посиди
здесь чуток, а я доложу Мусию Опанасовичу.
Охранник ушел, а Рабинович стал с интересом рассматривать помещение.
Прежде всего, его поразил пол. Он был досчатый. Именно досчатый, а не
паркетный. Но доски были чисто выскоблены и покрыты светлыми холщовыми
дорожками. Стены тоже были обшиты деревом, а на них висели белые рушники с
вышитыми красными петухами.
Григорий вернулся и сказал:
- Давай, паря, шуруй к Мусию. Он тебя ждет. Только, вон, эти натяни, - он
кивнул в угол, где лежала груда сапог. - Они без сапог не любят. Желаю,
говорят, думать, что я дома. И еще возьми вот это, - Григорий сунул в руки
Рабиновичу здоровенную бутыль с каким-то мутным напитком.
Рабинович растеряно взял бутыль и подумал, что у него уже начались
голодные галлюцинации.
- Короче, делаешь так, - инструктировал Григорий Рабиновича. - Идешь в тот
коридор, подходишь к двустворчатой двери. Только не вздумай свои
интеллигентские штучки выделывать, типа там скрестись, покашливать и все
такое прочее. Подходишь, ногой изо всей дури вдаряешь по створке, дверь
распахивается, после чего влетаешь в комнату и орешь изо всей силы:
`Мусий! Здорово, кум! А я тебе горилки принес!`. Понял, дитя природы?
- Понял, - неуверенно сказал Рабинович. - Иду в коридор, вдаряю, влетаю и
ору.
- Молодец, - сказал охранник. - Шуруй. С Богом.
Рабинович растеряно брел по коридору, пока не увидел ту самую дверь, о
которой говорил охранник. Он неуверенно отвел назад ногу и попытался
вдарить по створке. Но подвели две вещи: голодное существование и один из
законов Ньютона, который гласит, что действие равно противодействию. Так
что крепкая створка двери устояла, а Рабинович был подло отброшен назад и
грохнулся спиной на доски. Хорошо еще, что не разбил драгоценную бутыль.
Вторая попытка прошла с аналогичным успехом, как вдруг створка неожиданно
отворилась и на пороге возник человек удивительного облика: высокий, очень
плотный, с оселедцем на голове и длинными усами, одетый в просторную белую
косоворотку и огромные малиновые шаровары, заправленные в мягкие сапоги.
- Кум! - закричал этот странный человек. - Где тебя черти носят? Два часа
тебя жду!
- Здравствуйте, Мусий Опанасович, кум!- сказал Рабинович, поднимаясь с
пола. - А я вот тут Вам принес немного мутной жидкости.
Выражение лица странного человека внезапно изменилось, он сухо посмотрел
на Рабиновича и сказал:
- Добрый день. Проходите, пожалуйста, в комнату. Я Вас давно жду, - и с
этими словами скрылся за дверью.
Рабинович пошел за ним, смутно чувствуя, что неточно выполнил наставления
охранника и уже совсем не надеясь на что-то хорошее в этой жизни.
Комната внутри оказалась просторной, светлой и была похожа на вход: те же
выскобленные доски, покрытые дорожками, рушники с петухами на стенах.
Посреди комнаты стоял огромный стол, уставленный мисками, тарелками,
склянками, крынками и другими странными предметами, большинство из которых
Рабинович видел первый раз в жизни.
- Прошу меня простить, - с достоинством сказал Мусий Опанасович,
усаживаясь на скамейку, - за небольшой спектакль, который мы вместе
разыграли при встрече. Дело в том, что я очень давно не был на родине, а
мне очень важны атрибуты первой встречи, которые приняты в наших краях.
Видите ли, у нас считается, что если человек громко говорит, дружелюбно
открывает дверь ногой и приносит с собой бутыль с веселящим напитком, это
способствует установлению наиболее приятной атмосферы. Надеюсь, такой
вариант встречи не причинил Вам никаких неудобств?
- Что Вы, Мусий Опанасович! - ответил Рабинович. - Я тоже всегда тосковал
именно по такой форме общения. Конечно, окружающий мир сильно закрепостил
мои чувства, и я не смог в должной мере выполнить все атрибуты
приветствия, но надеюсь, что Вы простите мне этот промах.
- Разумеется, - сказал Мусий. - Что можно требовать от человека, выросшего
в условиях губительного мегаполиса? Честно говоря, Вы вели себя даже
намного лучше, чем я ожидал. Как Вас зовут?
- Моисей Израилевич, - привычно сжавшись внутри, ответил Рабинович.
- О! - приятно удивился Мусий. - Вы - Моисей! Я - Мусий! Вы не находите,
что наши имена чем-то похожи?
- Вполне может быть, - легко согласился Рабинович. - Хотя, если честно, я
ни разу не был на Вашей родине.
- Родина - внутри нас! - строго заявил Мусий. - И вокруг нас, где бы мы ни
находились. Именно поэтому я в своем офисе стараюсь максимально окружить
себя тем антуражем, к которому привык с детства. Ибо считаю, что только
это позволяет ощущать связь с моими корнями и впитывать их живительную
силу. Вся эта атрибутика - не случайна. Вот, например, дорогой Моисей
Израилевич, что Вы скажете по поводу вон того рушника?
Рабинович склонил голову:
- Червоный петух - символ тепла и уюта домашнего очага. Вышитая красная
дорожка по краям показывает надежную защиту дома от врагов, намекая, что
при случае им можно подпустить `красного петуха`. Синий петух в центре
рушника - симол Познания, Веры и самоотречения во имя Родины.
- Я в Вас не ошибся, - одобрительно крякнул Мусий Опанасович. - Вы всего
пару часов здесь, а уже улавливаете настолько тонкие моменты, которые и у
нас-то на родине понимают далеко не все. Вы мне нравитесь, Рабинович. Я
беру Вас в свою фирму.
- Спасибо большое за доверие, Мусий Опанасович! - сказал Рабинович. -
Надеюсь, не будет нескромностью с моей стороны поинтересоваться - в чем
должны состоять мои должностные обязанности?
Мусий Опанасович нахмурился, и Рабинович с тоской подумал, что опять
ляпнул что-то не то.
- Видите ли, Рабинович, - задумчиво начал Мусий. - Лично мне вообще не
важно - что Вы будете делать в моей фирме. Прежде всего, нужны люди,
которым я мог бы доверять. Которые бы чувствовали меня, мое настроение и
умели вовремя дать хороший совет. Вы, как я вижу, человек умный и тонко
чувствующий. Занятие Вам всегда найдется, а сейчас я предпочел бы хоть
ненадолго перестать говорить о делах, и вкусить пищи не духовной, а вполне
материальной, - с этими словами Мусий усадил Рабиновича за стол и
предложил угощаться любыми блюдами из тех, что на нем стояли.
Рабинович растеряно смотрел на все это великолепие, будучи не в силах
выбрать - в какую миску запустить руку, а то и всю голову.
Мусий, между тем, взял два огромных граненых стакана, набулькал в них до
краев мутной жидкости, дал стакан Рабиновичу, поднял свой и провозгласил:
`Шоб було!`, - и с этими словами опрокинул весь стакан в свой огромный
рот. Рабинович прекрасно понимал, что в этом странном помещении каждый его
шаг, каждое действие несет в себе какие-то символы, за которыми
внимательно наблюдает этот странный человек. Поэтому он смекнул, что
необходимо повторять за Мусием все его шаги, взял стакан и тоже опрокинул
его. Жидкость легко провалилась вниз и вольготно развалилась в пустом
желудке Рабиновича.
- Ты вареники попробуй, вареники! - сказал Мусий, подвинув Рабиновичу
огромную миску с восхитительного вида белыми плодами.
Рабинович почувствовал себя совсем легко, поэтому небрежным жестом взял
вареник и: уронил его себе на штаны. У Мусия Опанасовича окаменело лицо.
- Моисей, - сказал он. - Вы должны понимать. У себя на родине мы очень
трепетно относимся к дарам природы. Мы не позволяем себе небрежности в
обращении с ними. Ибо старая народная мудрость гласит: как ты относишься к
природе, так и она относится к тебе. Вареники - не совсем еда. Это -
важный эзотерический символ, питающий не только материальное, но и
духовное начало человека. Посмотрите на совершенную форму этого плода.
Вкусите его изумительную, сочащуюся начинку. Разве Вы не чувствуете
просветления после единения Вашего организма с этим божественным созданием
природы?
- Простите меня еще раз, Мусий Опанасович, - сказал Рабинович. - Поймите,
что моя небрежность в обращении с этим чудесным символом объединения
физического и духовного в человеке, была вызвана единственно чувством
восхищения. Кроме того, уронив плод на штаны, я как бы подчеркнул тот
факт, что он - важная составляющая моей плоти, но, подняв затем его ко
рту, я, таким образом, дал понять, что сейчас произойдет единение плода с
моим духовным началом.

Мусий Опанасович посмотрел на Рабиновича с ласковой улыбкой, и Моисей
почувствовал, что уже во второй раз ловко выкрутился из опасной ситуации.
Они сидели за столом довольно долго, бутыль все пустела и пустела, а
Рабинович первый раз за последнее время почувствовал, что его желудок и
все остальные загашники наполнены на много дней вперед.
Как обычно и бывает, жидкость в бутылке кончилась совершенно внезапно. Ни
Рабинович, ни Мусий Опанасович этого не ожидали. Мусий поднял на
Рабиновича уже несколько осоловевшие глаза и сказал:
- Горилка, Моисей, кончилась. Надо же что-то делать?
- Может быть, охранника за ней пошлем, Мусий Опанасович? - предложил
Рабинович.
- А кто будет хату охранять, паря? - набычился на него Мусий. - Говоря
твоим языком - кто же в лавке останется?
- И что нам теперь делать? - растеряно спросил Рабинович.
- У меня на родине, сынок, есть такой обычай: когда в хате заканчивается
горилка, мужчины сами идут ее добывать. Другого выхода нет. Не можем же мы
сидеть здесь без горилки!
- Я готов, Мусий Опанасович, - с жаром сказал Рабинович. - Тут за углом
недалеко есть палатка, там наверняка можно купить много пьянящей жидкости.

- Э, брат, - с горечью сказал Мусий. - Всему тебя учить надо. Как мы можем
просто пойти и купить горилки, если этим будет нарушен важный священный
обряд моей родины? Я не могу отступать от старинных обычаев ни на йоту,
ибо это будет значить, что я перестал себя уважать и уже не держусь
корней.
- И как это все должно происходить? - растеряно спросил Рабинович.
- Смотри сюда, - сказал Мусий, подвинув к себе пустую бутыль. - Смотри и
смекай. Вот у нас есть пустая бутыль. Так?
- Так, - легко согласился Рабинович.
- Горилки в хате у нас больше нет. Так?
- Так.
- Что делаем? - поинтересовался Мусий.
Рабинович ненадолго задумался:
- Может быть, идем в сарай и там гоним новую горилку?
- Мысль правильная, - обрадовался Мусий. - Но нерациональная. Горилку мы
будем гнать долго, а что пить все это время? Поэтому делаем таким образом:
берем бутыль, прокрадываемся через забор к соседу, у него в сарае меняем
пустую бутыль на полную и тихонечко ползем обратно, чтобы нас никто не
заметил.
- Позвольте! - возмутился Рабинович. - Как же так? Вся Ваша жизнь
направлена на духовное развитие личности человека, а здесь - банальная
кража. Да еще и с подлогом!
- Моисей, - мягко сказал Мусий Опанасович. - Вы просто еще не знаете всех
наших культурных традиций. Как Вы думаете, что сделает сосед, когда у него
кончится горилка?
- Не знаю, - замялся Рабинович. -Ну, пойдет в сарай и еще нагонит.
- А что он будет пить, когда будет гнать? - ласково посмотрев на него,
спросил Мусий.
- Ну: Не знаю, - сдался Рабинович. - А что он будет делать?
- Подойдет к забору, - тихо сказал Мусий, - вырвет оттуда дрын, залезет ко
мне в сарай и заменит полную бутыль на пустую. Теперь понимаете?
- Не совсем. Какой смысл в подобных действиях?
- Очень простой. Вернее, сложный. Круговорот горилки в природе
осуществляется? Осуществляется. Натуральный обмен продукта происходит?
Происходит. Ничья собственность при этом не страдает? Не страдает. А самое
главное, - тут Мусий Опанасович помолчал, - мы с соседом участвуем в
настоящем, мужском процессе охоты. В традиции, которая освящена
поколениями! Своим появлением на свет, в виде младенца мужского пола, мы
даем клятву - быть Охотником. А на что охотиться, спрашивается, в
современном мире электроники, как не на горилку? Может быть, Вы предложите
выслеживать и убивать факсовый аппарат?
- Ну, не знаю. А какой риск при подобной эмуляции охоты?
- Самый, что ни на есть, физический. Сосед, если нас заметит, пальнет из
дробовика солью. А это, я Вас уверяю, очень даже больно.
- Как это? Прям так и пальнет?
- Уж Вы не сомневайтесь. И он знает, что когда полезет ко мне в сарай,
получит аналогичную порцию.
- Хмм: Не спорю. Все довольно продумано, - сказал Рабинович. - Но как мы в
реалиях нынешней Москвы сумеем провести охоту так, как полагается.
- Здесь, к сожалению, настоящих условий для охоты нет. Но мы будем делать
вид, что все происходит именно таким образом, как у меня на родине.
Надеюсь, Вас это не смущает? - спросил Мусий.
- Нет, разумеется, - ответил Рабинович. - Я целиком в Вашем распоряжении.

Мусий и Рабинович вышли на улицу, некоторое время постояли молча,
наслаждаясь ночной Москвой. Наконец, Мусий сказал:
- Идем вон в ту сторону. Сразу за поворотом будет воображаемый забор.
Ведем себя очень тихо, чтобы Мыкола не заметил.
Они двинулись к углу дома, завернули в переулок, где Рабинович поразился
резкой перемене, которая произошла с обликом Мусия Опанасовича:
добродушное и часто улыбающееся лицо превратилось в суровый абрис древнего
воина, римлянина; оселедец свисал с головы, делая Мусия похожим на
индейца; глаза его - наоборот, жили какой-то своей отдельной жизнью,
которая представляла собой смесь хитрости и восторженного предвкушения
опасности. Мусий подошел к воображаемой черте, присел, сделал вид, что
хватает руками какой-то вертикальный предмет, и с показным усилием отвел
этот предмет в сторону.
- Дрын отодвинул, - шепотом сообщий Мусий Рабиновичу.
Тот, в свою очередь, также взял руками воображаемый вертикальный предмет,
резко дернул его на себя и сделал вид, что положил на плечо. Мусий на него
удивленно посмотрел, но ничего не сказал и сделал знак двигаться дальше.
Они прошли еще шагов десять и увидели обычную палатку с выпивкой. Мусий
молча сунул в окошко пустую бутылку и деньги, продавец без всякого
удивления все это взял, а через пару минут вернул наполненную бутылку.
Было понятно, что или продавец всякого здесь повидал, или это уже далеко
не первый поход Мусия на охоту. Затем они вернулись обратно к
воображаемому забору, Мусий сделал вид, что придвигает палку обратно, а
Рабинович снял свой воображаемый предмет с плеча и тоже приставил его к
забору. Мусий немного отдышался и сказал:
- Похоже, охота прошла нормально. У нас есть традиция: сразу после
преодоления вражеского рубежа, попробовать добытой горилки, чтобы понять -
удалась охота или нет.
С этими словами, он откупорил бутыль, сделал несколько мощных глотков и
передал ее Рабиновичу.
- Знаете, Моисей, - начал говорить Мусий, с какой-то внутренней болью. -
Мне сначала показалось, что Вы очень быстро начинаете понимать наши
традиции. Но скажите на милость, зачем Вы выдрали дрын у соседа и положили
его на плечо? Зачем Вы испортили красивый, древний ритуал?
- Видите ли, Мусий, - сказал Рабинович. - Конечно, простите меня
великодушно за то, что я не точно следовал всем этапам процесса охоты, но
просто подумалось, что во дворе соседа на нас могут напасть злые домашние
животные, поэтому я и прихватил этот кусок дерева для того, чтобы нам было
чем отбиваться.
- Простите меня, Моисей, - сказал Мусий, и суровая мужская слеза
проблеснула в его суровых глазах. - Опять я Вас недооценил. Лишний раз
убеждаюсь, что сама судьба привела Вас в нашу фирму.
- А теперь, - Мусий резким движением опустил бутыль, - каждый Охотник
должен спеть песню. Такова традиция.
Рабинович задумался. Из песен он помнил только `Когда был Ленин маленький
с курчавой головой` и `Хава нагила`. Ни одна из них решительно не
подходила для данной патетической минуты.
- Послушайте, Мусий, - сказал Рабинович решительно. - К чему песни, когда
у нас еще осталась горилка?
У Мусия, вдруг, снова увлажнились глаза.
- Рабинович! - сказал он проникновенно. - У Вас, случайно, в роду хохлов -
не было?
- Вряд ли, - ответил Рабинович. - Насколько я помню, одни евреи.
- Жаль, - сказал Мусий. - Ну, ничего. Конечно, после такого блестящего
ответа я уже не могу спеть для Вас песню, поэтому мы еще по паре булек
сделаем, после чего отправимся домой.
Они сделали несколько солидных глотков и вернулись в офис. Мусий тяжело
сел за стол и сказал Рабиновичу:
- А теперь, Моисей, после хорошей охоты и последующего застолья, мужчины
должны насладиться женским обществом.
- Как скажете, Мусий Опанасович, - растеряно сказал Рабинович, гадая,
какие еще испытания предстоят ему сегодня.
Мусий хлопнул в ладоши, и горница сразу наполнилась кучей народу. Какие-то
люди нацепили Мусию и Рабиновичу непонятного вида фуражки на головы и
сунули в руки по кульку со странными маленькими черными плодами, которые
Мусий стал с неимоверной скоростью забрасывать в рот, раскалывать одними
зубами и выплевывать черные шкурки прямо на пол. Рабинович попробовал
делать то же самое, но только весь обсыпался сухими предметами и замер, в
ожидании нахлобучки от Мусия. Тот, впрочем, не обращал на него ни
малейшего внимания, а напряженно вглядывался в другую дверь горницы,
периодически выкрикивая на непонятном языке: `О, це ж, гарны дывчины!`.
Внезапно дверь распахнулась, оттуда с диким взвизгиванием выбежал целый
табун молоденьких девушек, которые начали с бешенной скоростью кружиться
вокруг себя, открывая восхищенному взору Рабиновича белые нижние юбки. От
всего этого кружения и от выпитой горилки у него совсем поплыла голова, и
он сам не заметил, как заснул.
Очнулся Рабинович в той же горнице, где было прибрано и никого, кроме
Мусия, не было. Тот сидел за столом, с очень серьезным видом читая
какой-то документ. Заметив, что Рабинович проснулся, Мусий сказал ему
сурово:
- Итак, Моисей, мы приступаем к работе. Все необходимые традиции
соблюдены. Все писаные и неписаные законы выполнены. Поскольку ты теперь -
полноправный член нашей фирмы, я должен раскрыть все секреты и объяснить -
в чем будет заключаться твоя работа.
Внутренним чутьем Рабинович понял, что сейчас начнется самое интересное. В
смысле - самое неприятное.
- Как ты думаешь, - тяжело начал Мусий Опанасович, - чем именно занимается
наша фирма?
- Ну, не знаю, - замялся Рабинович. - Поставляет в Москву горилку?
- Нет.
- Черевички?
- Ни боже мой.
- Рушники?
- Мелко берешь, - ответил Мусий, немного помолчал и сказал торжественно:
- Фирма `Мусий Опанасович Парасько и сыновья` вот уже 150 лет поставляет в
Москву САЛО!
- Не может быть! - похолодел Рабинович. - Свиное сало?
- А какое еще? - загремел на весь дом Мусий. - Лошадиное, что ли?
Настоящее! Свиное! Первоклассное САЛО! И твоя работа здесь состоит в том,
что ты это САЛО будешь ПРОБОВАТЬ! Потому что я не могу доверить это
ответственное дело никому, кроме человека, который тонко понимает и
чувствует наши традиции!
С этими словами Мусий три раза хлопнул в ладоши, в горницу вошли два
молодых парубка, которые несли на подносе огромный шмат сала. Поднос
поставили перед Рабиновичем, а Мусий грозно сказал: `Ешь, паря! Пробуй эту
амброзию небесную!`.
Мысли в голове Рабиновича крутились со скоростью элементарных частиц так,
что их и подсчитать было невозможно. Что было делать? Опрокинуть поднос и
прыгнуть в окно? Отпадало, так как на окнах были решетки. Попытаться
справиться с Мусием и двумя парубками? Просто смешно, так как после
пережитого застолья он и руку-то самостоятельно поднять не мог.
Попробовать убежать через входную дверь? Так там стоит охранник Гриша,
который только одним могучим выдохом мог сшибить Рабиновича с ног.
Парубки, между тем, подняли огромную глыбу с подноса, и стали подносить ее
ко рту Рабиновича, который все откидывался и откидывался назад, пока не
уперся спиной о край стола. Больше дороги назад - не было.

***

Я открыл глаза и увидел над собой Сову, которая ласково махала над моим
лицом своим пушистым крылом.
- Очнулся, наконец, - сказала Сова и тяжело вздохнула.
- От чего очнулся? Где я? - спросил я, тревожно озираясь.
- Где-где? - сказала Сова. - У меня в доме. Где же еще? С неделю
провалялся. Винни уж думал, что ты копытца откинул. Главное, ладно бы
просто валялся. Так из тебя бред какой-то пер непрерывно. Все подсознание
наружу вышло: хвост Иа в виде шнурка от колокола, доски, как символ
сражения под дубом, незримая летучая тень Кошерного Птеродактиля над всеми
поступками и, наконец, этот кошмар - СВИНОЕ САЛО!
- Боже мой! - сказал я. - А что, я ухитрился напиться Конопляным Медом и
пропустил БОЙ? Какой позор! Как я теперь Винни на глаза покажусь?
- Не волнуйся, - успокоила меня Сова. - Наоборот, ты себя показал героем.
Только контузило тебя, героя немного. Неужели ничего не помнишь?
- Совсем ничего, - ответил я. - Только чушь какая-то в голове, а также
этот каннибализм в виде сала.
- Так ты же чуть ли не главным героем сражения был. Сначала Винни решил
спилить дуб вместе с пчелами и дуплом. Но звери подняли мятеж, который ты
жестоко подавил с помощью Морских Котиков. Иа при этом оторвали, наконец,
его мерзкий хвост. Потом Винни решил собственнолапно вступить в бой,
пытался залезть на дуб, но у него ничего не получилось, как ты его не
подсаживал. Наконец, у тебя появилась шикарная идея: надуть два воздушных
шарика и поднять на них Винни к дуплу.
- Оба-на! - сказал я. - А котелок у меня, оказывается, еще варит!

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован