26 марта 2007
1146

Сонм эфирный

Художественный дневник

Вышла в свет двухтомная антология "Театр в русской поэзии"

Даже странно, что попытка создания своеобразной антологии поэзии с "театральным уклоном" от Сумарокова до Бродского никем раньше не предпринималась. Первооткрывателем оказалось некоммерческое издательство "Артист. Режиссер. Театр" (составитель Мария Хализева). А ведь кажется, идея просто лежит на поверхности. Спроси любого зрителя что-нибудь про "волшебный край", и он, наверное, гордо процитирует пушкинское: "Театр уж полон; ложи блещут; / Партер и кресла, все кипит", а более продвинутый вспомнит, может быть, из Бродского: "Классический балет есть замок красоты". В истории мировой культуры и впрямь нет иного примера столь тесного, как в России, переплетения сцены и поэзии, рампы и судьбы. Чем это объяснить? Может быть, схожестью их существования в России? Ведь и то и другое, по определению Сергея Аверинцева, есть по сути "хрупкое веселье русской культуры посреди гибельной стужи русской жизни". Сказано, конечно, мощно и исчерпывающе. Но дело, наверное, еще и в том, заключает автор сборника, что многие из стихотворцев сами отдали дань драматургии, не избежав соблазна сделаться частью того мира, где, по слову Державина, "...призраки прелестны, / Легки, светлы существа, / Сонм эфирный, сонм небесный, / Тени, лица божества...". О многом говорит и "замысел упрямый" некоторых поэтов вроде Владислава Ходасевича или Александра Блока стать... актерами. А уж "умереть на сцене от разрыва сердца" было для последнего просто завидным уделом.

Впрочем, восторженное отношение к сцене, к манящему и неверному свету театральной рампы, можно объяснить, вероятно, и другим: опьянением красотой и талантом любимых актрис (или актеров). Мало кто избежал этого искушения. Перечтем здесь поэтические приношения того же Блока или Пушкина, Ахматовой или Мандельштама, Гумилева или Бальмонта. Ах, эти куртуазные страсти, пряная атмосфера закулисья, где "с каждой минутой все больше пленных, / Забывших свое бытие...". Но поразительная вещь, почти все поэты видели в избраннике нечто иное, высшее, чем просто объект страсти: ведь в момент творчества он преображался, словно прикасался к неизреченной тайне, обретал ключи от каких-то иных миров... И все-таки главное объяснение этой неизбывной приверженности видится в том, что театр в России всегда был больше, чем театр. Для многих поэтов, как это ясно из антологии, он стал "духовной родиной", его всегда ценили и "за дар искания, новизны, напряженного творчества", но прежде всего - за близость к истине, от которой порой бывало и "больно и светло". Парадокс! Но мир театра, часто легкомысленный и кокетливый, оказывался вместе с тем куда более настоящим, чем тусклая обывательская реальность. Поэтому, кстати, нет ничего удивительного и в том, что жизнь и сцена подчас менялись местами. Героиня на сцене становилась настоящим героем в жизни, как, например, вдохновительница поэта Николая Агнивцева, известная питерская актриса Александра Перегонец, расстрелянная фашистами в Симферополе как участница подпольной группы...

Итак, перед нами - краткая энциклопедия театра и поэзии, написанная с чувством, с толком и изяществом и оформленная с безупречным вкусом. Остается добавить, что предисловие к ней написал изумительный театральный критик и писатель Вадим Гаевский, что придало всей работе особый блеск.

Елена Сизенко

www.itogi.ru

26.03.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован