11 октября 2012
14406

Современное состояние Азербайджана и его положение в мировой политике

Лекция 6. Современное состояние Азербайджана и его положение в мировой политике
Обретение независимости и создание второй республики. Межэтнические конфликты и вооруженные столкновения в Нагорном Карабахе.(1991 - 1992 гг.) Основные тенденции развития экономики Азербайджана. Нефтяная дипломатия и газовый сектор Азербайджана. Азербайджана. Состояние отношений России с Азербайджан после 1991 года. Азербайджано-американские отношения. Отношения Азербайджана с Ираном и Турцией. ВС Азербайджана. Военно-техническое сотрудничество с России с Азербайджаном. Положение Азербайджана в ГУАМ и отношения с Грузией. Предложения Минской группы ОБСЕ.. Точка зрения Азербайджана на решение проблемы Нагорного Карабаха. Смена власти.
Курсовая (реферат): Точка зрения Азербайджана на решение проблемы Нагорного Карабаха после "пятидневной войны".
Современное состояние Азербайджана и его положение в мировой политике в 21 веке.
Нефтяная дипломатия Азербайджана в 21 веке.
Доклад на семинар: Положение Азербайджана в ГУАМ и отношения с Грузией.
Нефтяная дипломатия и газовый сектор Азербайджана.
Вопросы, выносимые на экзамен. Положение Азербайджана в ГУАМ и отношения с Грузией. Нефтяная дипломатия и газовый сектор Азербайджана.Отношение Азербайджана с Россией. Азербайджано-иранские отношения. Взгляд Азербайджана на решение Карабахской проблемы.
Литература.
Али Масимов. Современное состояние экономики Азербайджана. http://www.caucasusjournalists.net/ItemPrint.asp?id=94 .
Вагиф Гусейнов. Алиев после Алиева. Вестник Аналитики. М. 2004. N2(4), С.24 - 50.
Александр Крылов. Южный Кавказ: лидеры и слабое звено. Новая политика. http://www.novopol.ru/print5345.html. Сегрей Миносян. МЕЖДУ КОРРУПЦИЕЙ И МИЛИТАРИЗАЦИЕЙ: НОВЫЙ ДОКЛАД МЕЖДУНАРОДНОЙ КРИЗИСНОЙ ГРУППЫ О РЕФОРМЕ ОБОРОННОГО СЕКТОРА В АЗЕРБАЙДЖАНЕ. http://www.noravank.am/ru/?page=analitics&nid=1570. Сергей Минасян.. Вооруженные силы Азербайджана: оценка военного потенциала и перспективы развития. http://www.noravank.am/?l=2&d=19&f=706
Сергей Маркедонов. Азербайджанский актив. Политический журнал N 31-32 (126-127) / 28 августа 2006.
Сергей Маркедонов. План Брайза требует проработки.
Давид Петросян. В чем причины успехов Армян в военной фазе Карабахского конфликта (1991 - середина 1994 года). "Ноев ковчег" за июнь 2000 года.
Анатолий Цыганок. Карабахская годовщина. http://www.tsiganok.ru/vpa/conf/doc/87/
Ариф Юнусов. Азербайджан периода Ильмама Алиева. Кавказ. Ежегодник КИ СМИ. Ереван,2006.С.16- 45.
Сергей Миносян.Еркир от http://www.yerkir.am/rus/?sub=newspaper_arm&exp=diaspora&month=09&year=2005&number=09&id=6014 А. Цыганок, Рычаги силы государств большого Кавказа, http://www.polit.ru/analytics/2007/01/03/kavkaz.html

Общая характеристика Азербайджанской Республики.

Государство в восточной части Закавказья.
Территория - 86,6 тыс. кв. км. Столица - г.Баку.
Население - 7,13 млн. чел. (1990 г.), 82,7% - азербайджанцы, живут также русские, лезгины, армяне, аварцы, татары, евреи и др.
Официальный язык - азербайджанский.
Религия - 94% населения составляют мусульмане.*(7)

Государственное устройство

Азербайджан - унитарное государство; делится на 61 административно-территориальный район. В его состав входит Нахичеванская Автономная Республика.
Действующая Конституция принята 12 ноября 1995 г. Она провозглашает Азербайджан демократической, правовой, светской республикой. Форма правления - президентская республика восточного типа. Политический режим умеренно авторитарный.
Законодательную власть в Азербайджане осуществляет постоянно действующий однопалатный парламент - Милли Меджлис, который состоит из 125 депутатов. Депутаты Милли Меджлиса избираются на основе мажоритарной и пропорциональной избирательных систем и всеобщих, равных и прямых выборов. Срок полномочий - 5 лет.

Азербайджан - унитарное государство; делится на 61 административно-территориальный район. В его состав входит Нахичеванская Автономная Республика.
Действующая Конституция принята 12 ноября 1995 г. Она провозглашает Азербайджан демократической, правовой, светской республикой. Форма правления - президентская республика восточного типа. Политический режим умеренно авторитарный.
Законодательную власть в Азербайджане осуществляет постоянно действующий однопалатный парламент - Милли Меджлис, который состоит из 125 депутатов. Депутаты Милли Меджлиса избираются на основе мажоритарной и пропорциональной избирательных систем и всеобщих, равных и прямых выборов. Срок полномочий - 5 лет.
аходится в юго-восточной части Закавказья. Граничит на севере с Российской Федерацией (с Республикой Дагестан), на северо-западе - с Грузией, на юго-западе - с Арменией и Турцией, на юге - с Ираном. На востоке омывается Каспийским морем.Азербайджан (по названию северо-западной провинции Ирана Азербайджан) с начала 19 века и до 1918 года находился в составе Российской империи, с 1918 по 1920 был независимым государством, с 1922 по 1991 год находился в составе СССР. 30 августа 1991 года провозглашена государственная независимость. Официальная дата установления независимости -18 октября 1991 года. В состав республики де - юре входят два административных образования: Нахичиванская Республика и фактически отделившаяся от Азербайджана Нагорно -Карабахская Республика (до 1991 года - автономная область), населенная в основном армянами. Районов - 65, городов - 69.
Азербайджан - многонациональное государство. Большинство населения (85 - 90%) составляют азербайджанцы (до 30 - х годов 20 века - энтоним кавказские татары, турки Восточного Закавказья). Их язык относится к тюркской группе алтайской языковой семьи. За ними по численности идут лезгины, талыши, курды, русские, армяне, евреи, аварцы, цахуры, грузины-ингилойцы, тэты, крызы, будугцы, хыналугцы и др. Межнациональные конфликты, связанные с событиями вокруг Нагорного Карабаха (1988 - 1994), и ухудшение экономического положения в стране резко изменили национальный состав: из Азербайджана уехали большинство армян и значительная часть русских.
Городское население составляет около 54 %, сельское - 46 %. Большинство городов построено в последние десятилетия XX в. (до 1917 г. в Азербайджане было 13 городов, сейчас - 62 города и более ста поселков городского типа). Новые города возникли в районах строительства промышленных предприятий, гидротехнических сооружений, в местах освоения месторождений полезных ископаемых. Большинство поселков городского типа построено в нефтепромышленных зонах Апшерона.
Межэтнические конфликты и вооруженные столкновения в Нагорном Карабахе.(1991 - 1992 гг.)
Само географическое название "Карабах" имеет символическое значение. В переводе на русский язык оно означает "черный сад". Черными оказались и его плоды для межнациональных отношений во всем бывшем СССР. Карабах - первый межэтнический конфликт, который потряс до основания всю партийно-властную вертикаль Советского Союза и стал детонатором его разрушения. Именно во время Карабахского конфликта в наш активный политический словарь вошли такие понятия, как "этнические чистки" и "зачистка территории", "вынужденная миграция", "беженцы", "политические анклавы".
В результате армяно-азербайджанского конфликта из-за Карабаха Азербайджан были вынуждены покинуть около полумиллиона армян, а Армению почти 200 тысяч азербайджанцев. Оба эти государства стали, по сути (особенно Армения), гомогенными моноэтничными образованиями. В ходе вооруженного конфликта из-за Карабаха Азербайджан потерял почти пятую часть своей территории.
По своим последствиям нагорно-карабахский конфликт - наиболее крупный региональный конфликт на всем постсоветском пространстве. Во-первых, он стал своеобразным паттерном для грузин, осетин, абхазов, молдован и жителей Приднестровья (русских, украинцев). Во-вторых, произошла карабахизация политической жизни и Армении, и Азербайджана. Карабахская проблема стала осевым временем для двух закавказских государств. Вся постсоветская армянская элита вышла из шинели комитета "Карабах" и Армянского общенационального движения (АОД), она была идеологически вскормлена идеей Миацума (воссоединения Карабаха и Армении). Любое внутриполитическое событие в этом государстве проходит проверку карабахским фактором. Незначительный отход от карабахской генеральной линии стал причиной ухода в политическое небытие Левона Тер-Петросяна. И какие бы не планировались в Ереване "бархатные революции" (равно как и контрреволюции), все они будут вынуждены отвечать на основной вопрос армянской политической философии - карабахский.
Такую же картину мы видим в Азербайджане. Поражения азербайджанских сил при Ходжалы (февраль 1992 г.) и сдача Шуши (9 мая 1992 г.) стали причиной поражения первого президента Азербайджана Аяза Муталибова. Желание взять реванш у армян привело к власти лидера Народного фронта Абульфаза Эльчибея, обещавшего испить воды в Севане. Когда же эта цель не была реализована, участь Муталибова постигла и его преемника. Надежды на оптимальное разрешение карабахской проблемы вернуло к власти Гейдара Алиева. Кто бы вспомнил о пенсионере союзного значения, если бы не эскалация армяно-азербайджанского противостояния в 1990 г. И сегодня Ильхаму Алиеву, не имеющему пока отцовского политического веса, очень важно играть на карабахских чувствах своих соотечественников для собственной легитимации. Хотя игры подобного рода в "черном саду" чреваты.
Карабахская проблема не чужда и России. Во-первых, в результате развития конфликтной ситуации для нашей страны (особенно для южных регионов) обозначилась проблема мигрантов и всегда сопутствующая ей мигрантофобия. Сегодня на черноморском побережье Краснодарского края армянская община - фактор, с которым нельзя не считаться. В Адлере ее численность равняется 38%, в Сочи и Туапсе соответственно 15 и 12%. Отсюда и антиармянские лозунги кубанского губернатора Александра Ткачева как основа для мобилизации местной элиты и значительной части русского электората. Не менее остро стоит "армянский вопрос" в Ставропольском крае, и "азербайджанская проблема" для Москвы.
В соответствии с данными Всероссийской переписи населения численность армянской общины в России превысила один миллион человек, а азербайджанской составила более 600 тыс. Принимая во внимание неохваченность переписью нелегальных мигрантов, можно предположить, что эта цифра значительно выше. В любом случае две закавказские общины входят в десятку самых крупных российских этносов, а значит, карабахизация стала одним из российских факторов. Россия - кавказская держава. Территория ее кавказских субъектов превышает площадь трех независимых стран Южного Кавказа. Тем паче что граница, проходящая по горному хребту, делает четыре соседних страны сообщающимися сосудами.
Основные тенденции развития экономики Азербайджана.
Каждая из стран Южного Кавказа ныне идет собственным путем, поэтому причины их успехов и неудач очень различны. После распада СССР обладающий богатыми сырьевыми ресурсами Азербайджан оказался в наиболее благоприятном положении. Главным источником экономического роста стали доходы от экспорта энергоносителей на мировые рынки: в 2005 г. годовой объем экспорта нефти этой стране достиг около 15 миллионов тонн. Наращивание уровня нефтедобычи в сочетании с высокими ценами на энергоносители на мировом рынке привели к резкому повышению бюджетных доходов Азербайджана. Согласно официальным данным, только за 9 месяцев 2005 года стоимость нефтегазового экспорта из страны составила 4 528 млн. долларов, что более чем в 2 раза выше показателей за тот же период прошлого года.
Многие эксперты считают, что реальный рост намного превышает данные официальной статистики, так как она не учитывает показателей теневой экономики Азербайджана. По мнению местной налоговой службы, уровень теневой экономики ныне составляет всего около 5-6 % от ВВП. По мнению же международных экспертов на нее приходится никак не менее 50 %.
Особенностью Азербайджана является высокий уровень финансирования теневого сектора экономики за счет перераспределения получаемых государством нефтяных доходов. Это негативное явление тесно связано с нравами нынешней правящей элиты, которая отличается стремлением к личному обогащению и высоким уровнем коррумпированности. Не следует, однако, забывать, что подобные пороки в большей или меньшей степени свойственны всем постсоветским элитам.
Нынешний экономический прорыв Азербайджана объясняется в первую очередь тем, что основная часть бюджетных средств не вывозится за границу, а тратится внутри страны. Преподнесенный в 2003 году урок, когда вашингтонская администрация угрожала арестом счетов семьи Алиевых в западных банках в том случае, если власть не будет передана подходящему с ее точки зрения преемнику Гейдара Алиева, был прекрасно усвоен местной элитой.
Теперь большая часть получаемых доходов тратится в самом Азербайджане - на роскошную жизнь узкой прослойки людей, строительство особняков местных нуворишей и другие "непроизводственные" расходы.
. При этом для обоснования идеи закачивания бюджетных средств в Стабилизационный фонд часто приводится пример других нефтедобывающих стран, включая Азербайджан. И это еще раз свидетельствует либо о незнании предмета (т. е. о профессиональной непригодности), либо о сознательном стремлении ввести в публику заблуждение.
У Азербайджана действительно имеется собственный Нефтяной фонд, который был создан в 1998 г. для финансирования некоммерческих социальных программ. В настоящее время средства этого фонда (порядка 1 млрд. долларов) используются для помощи малообеспеченным слоям населения и беженцам, на развитие инфраструктуры и т. п. В частности, на деньги НФ были построены поселки для беженцев из палаточных лагерей.
Нефтяной фонд Азербайджана не имеет ничего общего с российским Стабилизационным фондом уже потому, что тратит имеющиеся у него средства внутри собственной страны, а вовсе не в США.
По официальным данным, за последние годы в Азербайджане появилось более 300 тысяч новых рабочих мест. За первое полугодие 2005 года средняя зарплата выросла по сравнению с тем же периодом прошлого года на 22,3 %, реальные доходы на душу населения - на 26 %, стипендии учащихся в 2,5 раза, зарплата сотрудников МВД - в 5-7 раз. Одновременно были предприняты меры по защите интересов наиболее бедной и социально незащищенной части населения: значительно повышены пособия инвалидам, малообеспеченные слои полностью освобождены от платы за газ.
Очевидным свидетельством улучшения экономической ситуации в Азербайджане является нынешний строительный бум. В стране устойчиво нарастают показатели занятости в строительной сфере, а масштабы нынешних строек вполне сопоставимы по своим объемам с советскими временами. И это имеет особую цену в глазах местных жителей: ведь для большинства их них застойные советские времена до сих пор служат эталонным показателем нормальной и стабильной жизни.
Современное состояние и перспектива развития экономики Азербайджана
В Азербайджане с 1997 года, после 7 лет экономического спада, начался быстрый экономический рост. Значительно снизился уровень инфляции и в прошлом году он составил 2,2 %. Относительно стабилизировался обменный курс маната по отношению к доллару США. Однако современное социально-экономическое состояние Азербайджана не соответствует его потенциальным возможностям. Политическая, правовая, экономическая, институциональная и социальная эффективность реформ довольна низка. В ходе трансформационных процессов частная собственность стала реальностью жизни в Азербайджане. Если до реформы - в 1991 году доля негосударственного сектора в ВВП составляла 15%, то в настоящее время 75 % ВВП Азербайджана создается в частном секторе. Однако пока еще частный сектор не в состоянии удовлетворять потребности экономики и населения. Значительная часть производимой продукции в Азербайджане неконкурентоспособна. Более 2/3 товаров народного потребления импортируется.
По официальной статистике, в такой богатой стране, как Азербайджан, на душу населения приходится всего 850 долларов ВВП. По этому показателю Азербайджан опережает Грузию и Армению, но отстает от России и Казахстана. В 1990 году среднедушевой ВВП был на уровне 43 % соответствующего среднемирового показателя, а в настоящее время всего - 13 %. Сегодня в Азербайджане производство ВВП на душу населения отстает от показателя дореформенного периода в 3,5 раза и находится на уровне 1964 года, среднемесячная зарплата - в 3,8 раза и находится на уровне 1960 года. До начала трансформационных преобразований более 50 % населения Азербайджана относилось к середнякам, около 34 % жили плохо, а более 10 % - богато.
После 12 лет реформ в основных группах среднедоходного слоя населения, играющего в нормальных обществах роль локомотива и социального стабилизатора, произошел резкий поворот к обнищанию. По официальной статистике, половина населения Азербайджана живет на грани бедности. Однако, по оценкам экспертов, за 1992-2003 г.г. удельный вес бедных возрос в 2,5 раза и превысил 80 %. Официальная статистика регистрирует 1,3 % безработицы, а на самом деле 25-30 % работают или в неформальном секторе, или, по международным меркам, являются безработными. Хотя в последние годы темпы экономического роста (8-11 %) в Азербайджане оказались весьма впечатляющими и даже лучшими по сравнению со многими странами СНГ, однако положительные результаты и тенденции не смогли сократить безработицу, повысить зарплату бюджетников хотя бы до уровня минимального потребительского бюджета. В настоящее время на душу населения приходится всего 170 долларов бюджетных средств. В условиях такой ограниченности бюджетных средств практически невозможно развивать экономику и социальную сферу. Бедность, которая все еще развивается в Азербайджане, критическое положение в социальной сфере, в науке, образовании, здравоохранении и т.д. угрожает будущему страны.
Сложившееся положение в экономике и социальной сфере связано, с одной стороны, с объективными трудностями трансформационных преобразований, с проблемами, порожденными карабахской войной и т.д., а с другой - сущностью нынешнего режима и проводимой политикой правительства. Вот уже шестой год правительство занимает защитную позицию в области поддержания макроэкономического равновесия. А в других областях реформы идут очень медленно или же топчутся на месте. Из-за проводимой однобокой политики экономика Азербайджана опирается в основном на энергетические ресурсы. Правительство питает надежду на доходы от экспорта нефти для разрешения многочисленных социальных и экономических проблем. В общем объеме иностранных инвестиций доля нефтяного сектора составляет 60 %, а в 2003 году она составила 85 %.
Газовый сектор Азербайджана
Несмотря на значительные залежи голубого топлива (до 2 трлн куб. м) и возмож?ность получать попутный газ при добыче нефти, газовая отрасль республики развита сла?бо. Доминирование нефтегазовых месторождений над газовыми, а также технические проблемы использования попутного газа, прежде всего на шельфе, не позволяют быстро наращивать его добычу.
Во времена Советского Союза Азербайджан получал газ из республик Средней Азии и Ирана, но после распада СССР эти поставки прекратились. Продолжительное время обеспечением Азербайджана газом (преимущественно туркменским) занималась Между-народная компания "Итера". После изменения стратегии на просторах СНГ "Газпром" вернулся и в эту страну.
В 2004 году собственная добыча Азербайджана составила 5 млрд куб. м - на 0,2 млрд куб. м меньше, чем в 2003-м (при потреблении 11-12 млрд куб. м). Сокраще?ние добычи обусловлено прежде всего исчерпанностью старых месторождений и не заинтересованностью западных компаний в увеличении объемов использования попутно-го газа, так как для решения таких задач необходимы значительные капиталовложения. Дефицит газа компенсирует российско-казахстанское СП "КазРосГаз" (4 млрд куб. м казахстанского газа и 1 млрд куб. м российского), которому переуступил свой контракт российский "Газэкспорт" (дочерняя структура "Газпрома"). Его перекачивают по тру-бопроводу Ширвановка - Моздок - Кази-Магомед, однако для его нормальной рабо?ты необходима модернизация и частичное обновление. Так, с 21 по 23 апреля 2004 года "КазРосГаз" полностью прекратил эти поставки из-за вынужденного ремонта магист-ральной "трубы".
Кроме того, стабильность поставок срывают террористические акты (только в 2004 г. было три взрыва, последний - 7 декабря в Дагестане, в результате чего несколько дней газ не поступал в Азербайджан). В целом из-за аварий и терактов на северокавказском участке в 2004 году газопровод простаивал до 50 суток. Только наличие в стране двух подземных хранилищ газа позволяет ей смягчать эти проблемы.
На шельфовом нефтегазовом месторождении Бахар, расположенном южнее полуос?трова Апшерон, сегодня получают до 40% газа, добываемого в стране. Но его запасы уже исчерпываются (намечается освоение месторождения Бахар-2). Дополнительные объемы можно получить в основном на старых месторождениях (за счет попутного газа нефтяных месторождений) и на ряде новых. Однако для этого нужно создать соответствующую ин-фраструктуру; в частности, в рамках расширения Сангачальского нефтяного терминала (разработка морских нефтяных залежей проекта "Азери - Чираг - Гюнешли") необхо-димо построить установку комплексной подготовки газа, так как на промыслах попут?ный газ все еще сжигают в факелах. (Планом предусмотрено пробурить до 20 газовых скважин на мелководной части месторождения Гюнешли.)
Несмотря на повышение в ноябре 2004 года цен на газ (для населения они увеличи?лись с 7,2 до 16,5 долл. за 1 000 куб. м, для других потребителей -до 48,1 долл.), его продажа на внутреннем рынке невыгодна, поскольку страна импортирует голубое топливо по 52 долл. за 1 000 куб. м. В 2005 году отменяются субсидии ЗАО "Азеригаз" из госбюд?жета, что неминуемо приведет к дальнейшему росту внутренних цен.
Переговоры о цене за российский газ на 2005 год, состоявшиеся 10 декабря 2004-го между гендиректором "Газэкспорта" А. Медведевым и вице-премьер-министром Азербай?джана Я. Ейюбовым, не принесли желаемого результата. Российская фирма намеревалась поднять цену с 52 долл. за 1 000 куб. м до 70-80 долл., с чем азербайджанская сторона не согласилась. И с 1 января 2005 года "Газэкспорт" прекратил поставки газа в Азербайджан, возобновив их лишь вечером 10 января. По некоторым данным, договориться о повыше?нии цены не удалось, по другим - она будет увеличена до 60 долл. за 1 000 куб. м. Тем не менее 10 суток 40 районов страны оставались без топлива, что создавало серьезные про?блемы для населения и промышленности. Согласно официальной российской версии, прекращение поставок было вызвано неполадками на трубопроводах, проходящих по Туркменистану и Узбекистану в Россию.
Второй страной, в конце 2004 года продолжившей "парад газовых цен", стал Туркме-нистан. Он хотел поднять цену на газ, поставляемый в Россию и Украину, с 44 до 60 долл. за 1 000 куб. м (по плану на 2005 г. только в РФ будет поставлено 7 млрд куб. м). Ашхабад прекратил его подачу 31 декабря 2004 года (в 10 часов по московскому времени) с мотива?цией: необходимость ремонтно-восстановительных работ на трубопроводе Средняя Азия - Центр. Упомянутый выше А. Медведев заявил, что это не повлияет на выполне?ние "Газпромом" своих обязательств перед потребителями в России и за рубежом.
Вместе с тем ссылка "Газэкспорта" на туркменские проблемы при поставках россий?ского и казахстанского газа свидетельствует об элементарном давлении этого газового монополиста РФ на Азербайджан. Газоконденсатное месторождение Шах-Дениз - одно из важнейших в республике. Эта перспективная структура, расположенная на шельфе Каспия, обнаружена еще в 1976 году. Но при наличии гигантских месторождений За-падной Сибири ее разведку и разработку сочли нецелесообразными. Лишь в 1996 году, после подписания контракта с консорциумом иностранных компаний, приступили к детальной разведке этих месторождений. В целом реализация проекта осуществляется отдельно от других начинаний в газовой отрасли республики, что обусловлено ее экс-портной направленностью на Турцию и Грецию, возможно, и в другие страны Европы, прежде всего в Италию (как часть проекта ЕС "Набуко"). Баку, Тбилиси и Анкара дого-ворились о поставках 178 млрд куб. м газа Шах-Дениза (на первом этапе). Добыча нач-нется в середине 2006 года (планировалось в 2004-м), на первой стадии проекта она долж-на составить 8,1 млрд куб. м, в дальнейшем - до 16 млрд.
Консорциум международных компаний под руководством фирмы "Статойл" (на пер?вой стадии проекта) планирует перекачивать в Турцию 6,3, в Грузию - 0,8, в Азербайд?жан - 1,5 млрд куб. м газа. 21 октября 2004 года компания "БП" объявила о начале строи-тельства Южно-Кавказского трубопровода (более известного как Баку - Тбилиси - Эр-зерум или БТЭ), и на его 213-м километре (Азербайджан) состоялась церемония сварки труб. Все работы планируется завершить за 10 месяцев, в том числе на азербайджанском участке проложить 443 км труб и столько же на грузинском. Подрядчиками выступают греческая компания и франко-американский альянс, поставщиком труб - японская фир-ма "Сумитомо".
Руководители нефтегазового комплекса Азербайджана заявляют, что уже в ближай?шие два-три года страна будет готова отказаться от импорта газа. Однако их оптимизм вызывает сомнения. Во-первых, Баку не сможет самостоятельно распоряжаться газом Шах-Дениза, поскольку доля республики в консорциуме равна лишь 10%. Более того, ей необходимо экспортировать законтрактованные объемы по трубопроводу БТЭ. Во-вто-рых, существуют определенные технические проблемы с добычей и использованием попутного газа, получаемого на шельфе, а перспективы добычи голубого топлива на других месторождениях незначительны.
Необходимо отметить, что "слабым звеном" азербайджанского газа может стать его цена - добыча на море, как правило, значительно дороже, чем на суше. Более того, на Шах-Денизе необходимая глубина бурения скважин превышает 6,5 км. Вследствие этого бюджет первой стадии этого проекта уже увеличен с 2,7 млрд долл. до 3,2 млрд (включая стоимость строительства трубопровода). В декабре 2004 года пресс-секретарь компании "БП" Т. Одоун заявил, что расходы по проекту Шах-Дениз могут возрасти на 25%. Таким образом, начальная стоимость работ - 3,2 млрд долл. (из них 2,3 млрд планируется зат-ратить на добычу газа, еще 0,9 млрд - на строительство трубопровода протяженностью 1 050 км и мощностью 15-20 млрд куб. м газа в год) увеличится до 4 млрд долл. Можно предположить, что это не последнее удорожание.
Значительное расстояние до Европы и сложная геологическая структура месторож?дения кардинально увеличивают конечную стоимость азербайджанского газа. На грани?це с Турцией она достигнет 100 долл. за 1 000 куб. м. Это усложняет конкуренцию с иран?ским газом, цена за который на границе с той же Турцией ниже. При этом Анкара считает иранский газ слишком дорогим и просит Тегеран снизить его цену.
Конечно, в Европе цены значительно выше, чем на Южном Кавказе. Но большая протяженность газопровода до Европы делает окончательную цену на газ Азербайджана слишком высокой даже для Турции. Вместе с тем политическая поддержка этого проекта как Соединенными Штатами, так и Евросоюзом (ЕС поддерживает проект и финансово - через кредит ЕБРР Баку) дает гарантии его реализации путем урегулирования взаимных претензий. 14 декабря 2004 года ЕБРР выделил Азербайджану 170 млн долл. на реализа?цию газовых проектов, из них 110 млн долл. - на освоение месторождения Шах-Дениз (общая стоимость работ оценивается в 4,3 млрд долл.), 60 млн долл. - на строительство трубопровода БТЭ (проектная стоимость - 1 млрд долл.).
Несмотря на формальное участие РФ в проекте (в консорциум вошла ее фирма "ЛУКойл"), появление нового конкурента на газовом рынке ЕС не устраивает Москву, о чем свидетельствует систематическая критика азербайджанского проекта в российских СМИ. Впрочем, к каким именно мерам прибегнет "Газпром" относительно экспорта газа в Азербайджан, покажет время. А возможность для этого у него есть - от резкого увели-чения цены на газ (что уже происходит) до ограничения объемов поставок.
Таким образом, при среднесрочной потребности в импорте голубого топлива Баку пытается выйти со своим газом на турецкий рынок, а в дальнейшем и на европейский. Столь уязвимая ситуация, к тому же осложненная высокой стоимостью собственного газа, делает Азербайджан заложником ценовой газовой политики своих основных конку-рентов - России и Ирана. Все эти проблемы создают почву для очередного срыва графи-ка реализации проекта Шах-Дениз.

Для реализации нефтяных контрактов ожидаются капвложения в размере 60 млрд. долларов. За счет таких больших инвестиций нефтяной сектор Азербайджана, по прогнозам, будет обладать потенциалом экспортировать в 2005 году - 12 млн., в 2010 году - 45 млн., 2015 году - 60 млн. тонн сырой нефти. За счет этого через 6 - 7 лет стоимость экспорта, благодаря инвестициям иностранных нефтяных компаний, превысит уровень ВВП Азербайджана 2003 года. В результате поступления "больших нефтедолларов" увеличится курс национальной валюты - маната. В этих условиях, с одной стороны, трудно будет стимулировать экспорт, а с другой - импорт станет более дешевым и обеспечит более жесткую конкуренцию для местных производителей. Перспективные отрасли не нефтяного сектора экономики могут развиваться и обеспечивать население необходимыми товарами и рабочими местами только в том случае, если они будут способны конкурировать прежде всего с импортными товарами. Поэтому первостепенной задачей правительства должно стать обеспечение конкурентоспособности не нефтяного сектора экономики страны и интегрирование его в мировую экономику.
Если нынешняя политика правительства, основанная на нефтяной иллюзии и на высоком риске продолжится, тогда Азербайджан станет узником так называемого "голландского синдрома". Горький опыт Нигерии, Венесуэлы и других стран показывает, что в случаях недоучета данного серьезного явления увеличение экспорта нефти приводит к стагнации или даже к упадку промышленного и сельскохозяйственного сектора. В этом случае Азербайджан потеряет уникальные возможности и импульс для быстрого и устойчивого развития и окончательно откатится в ряд безнадежно отсталых стран. Однако опыт Норвегии и ряда других стран наглядного показывает, что посредством грамотной политики и правильного использования "больших нефтедолларов" можно избежать негативных побочных последствий. Такова главная из новых проблем, которая в настоящее время является самой актуальной с точки зрения будущего Азербайджана.
Самый большой изъян проводимой ныне политики заключается в том, что она утратила целевую ориентацию, в результате чего потерян смысл преобразований. В настоящее время экономический рост в основном опирается на конъюнктурные факторы, главным из которых является нефтяной фактор, связанные с ним иностранные инвестиции и повышение цен на нефть. Достаточного сказать, что 90 % экспорта Азербайджана составляют нефть и нефтепродукты. Около половины бюджета страны формируется за счет нефтяных доходов. Это ярко показывает зависимость Азербайджана от состояния мирового нефтяного рынка. Если цена на нефть выше 20 долларов за баррель - в Азербайджане экономический подъем, а если ниже 20 долларов - кризис. Здесь угроза достаточно серьезная. Поэтому Азербайджану экономический рост нужен не только как самоцель, а как результат всестороннего развития экономики страны в целом. Именно такой экономический рост способен дать ресурсы, необходимые для решения существующих острых экономических, социальных и демографических проблем. Именно такой рост может дать Азербайджану возможность превратиться от объекта в субъект глобализации. Для реализации этой судьбоносной задачи Азербайджан должен вступить в следующий этап трансформации экономики. Приоритетным направлениям этого периода должно стать повышение качества экономического роста и на этой основе улучшение социального положения населения страны. Для решения этой проблемы правительство должно разработать и реализовать многолетнюю комплексную программу развития не нефтяного сектора экономики - промышленности (прежде всего тех отраслей промышленности, которые мало подвергаются мировой конкуренции), сельского хозяйства, инфраструктуры, сервиса и т.д. А целевые региональные программы должны стать важным компонентом этой программы. Для решения этой фундаментальной проблемы требуются кардинальные изменения в экономической политике. Необходимо перейти к реализации оптимальной модели экономического развития Азербайджана. Основными целевыми функциями такой модели являются эффективное использование человеческого капитала, ресурсного потенциала и интеграционных возможностей, исходя из уникального геополитического положения Азербайджана между Востоком и Западом. Для реализации данной модели следует осуществить комплекс мер, среди которых особое значение имеют следующие задачи:
1. В настоящее время в экономической политике больше внимания уделяется экспорту нефти и финансовой стабилизации, меньше - социальному развитию. Однако необходимо перейти от этой политики к политике одновременной борьбы с кризисными явлениями в финансовой, производственной и социальной сферах.
2. Как известно, сырьевая специализация страны и ее интеграция в мирохозяйственные связи по контуру "экспорт сырья - импорт машино-технических и потребительских товаров" ведет к неэффективному внешнеэкономическому обмену и хроническому отставанию в экономическом развитии. Поэтому дальнейшие шаги в области углубления реформ должны включать в себе продолжение обеспечения макроэкономического равновесия, а также достижение весомых результатов в области структурных реформ. Чем шире коррупция, взятничество, произвол чиновничества, тем длиннее переходный период и ниже уровень жизни. Для ускорения решения насущных экономических и социальных проблем страны необходимо создать эффективный механизм реализации закона о коррупции.
3. По оценкам международных экспертов, по показателю экономической свободы Азербайджан занимает 106-а место в мире и уступает Армении (44-е место) и Грузии (91-е место). Исходя из опыта преуспевающих стран, можно сказать, что ускорение процесса выхода Азербайджана из сложившегося положения, улучшение благосостояния населения, сокращение безработицы, восстановление среднего слоя общества и т.п. требуют, с одной стороны, расширения демократизации общества, повышения эффективности судебной системы, обеспечения функционирования законов, доверия населения к правительству, устранения директивного вмешательства государства в экономику всесторонняя поддержка предпринимательства, а с другой - учета исторических, культурных, особенностей страны в процессе углубления реформ. И тогда самым главным итогом трансформационных процессов в Азербайджане станет надежда на более достойное будущее.
Российско-азербайджанские отношения.
Российско-азербайджанские отношения достигли сегодня уровня стратегического партнерства. Стороны обмениваются мнениями по различным аспектам двустороннего сотрудничества, обсуждают меры по продвижению политического взаимодействия, увеличению объемов и повышению качества торгово-экономических связей.
Договоренность об обмене национальными годами была достигнута в феврале 2004 года и зафиксирована в Московской декларации России и Азербайджана от 6 февраля 2004 года. В прошлом году в России успешно прошел Год Азербайджана. Проведение Года России призвано способствовать упрочению двусторонних отношений, углублению политических контактов, расширению двусторонних связей в области экономики, науки, образования и культуры.
Планом проведения Года России предусматриваются разнообразные мероприятия, направленные на сохранение общего культурного наследия народов наших двух стран, развитие контактов между гражданами России и Азербайджана, взаимодействие общественных организаций, формирование общего образовательного, культурного и информационного пространства.
В истекшем, 2005 году, товарооборот между Россией и Азербайджаном вырос более чем на 40 процентов и почти вплотную приблизился к 1 миллиарду долларов. Развивается сотрудничество в топливно-энергетическом комплексе, в области транспорта, промышленности, сельского хозяйства. Весомый вклад в копилку двустороннего экономического взаимодействия вносят регионы России, поддерживающие активные хозяйственные связи с Азербайджаном. В повестке дня стоят вопросы более тесной кооперации хозяйствующих субъектов двух стран, проработки совместных проектов в различных сферах, расширения договорно-правовой базы экономического сотрудничества.
Обсуждается каспийская проблематика, в том числе в широком плане обеспечения безопасности на Каспии, а также некоторые другие вопросы развития региональной и международной обстановки.
По словам Михаила Камынина "Разумеется, обсуждается ситуация вокруг урегулирования нагорно-карабахской проблемы. Ее нерешенность беспокоит все кавказские страны, включая Россию, которая будет продолжать активно содействовать поиску развязок карабахского узла. Принципиальная позиция России по Карабаху остается неизменной. Исходим из того, что главная ответственность за окончательный выбор формулы урегулирования лежит на самих азербайджанцах и армянах. Россия была бы готова поддержать тот вариант решения проблемы, который устроит вовлеченные в конфликт стороны, а в случае достижения компромиссной договоренности - выступит гарантом урегулирования" .
Торговые отношения России с Азербайджаном регулируются Соглашениями от 30 сентября 1992 г. и от 15 апреля 1994 г. о свободной торговле и Протоколами об изъятиях из режима свободной торговли от 22 октября 1992 г., от 26 ноября 1992 г., от 29 ноября 2000 г. и от 6 февраля 2004 г., а также Соглашением о принципах взимания косвенных налогов во взаимной торговле от 29 ноября 2000 г.
Подписанные 25 января 2002 г. межгосударственный Договор о долгосрочном экономическом сотрудничестве до 2010 г. и межправительственное Соглашение об основных принципах и направлениях экономического сотрудничества являются важным элементом в формировании качественно новой основы развития торгово-экономических отношений призваны стать.
Рабочим механизмом, регулирующим решение конкретных вопросов российско-азербайджанских торгово-экономических отношений на государственном уровне, является Межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой. Председатель Российской части Комиссии - Министр промышленности и энергетики В.Б.Христенко, Азербайджанской - первый заместитель Премьер-министра А.А.Аббасов.
14 февраля 2005 г. в Москве состоялось девятое заседание МПК, на котором был обсужден ход реализации Программы долгосрочного экономического сотрудничества до 2010 г., а также намечены конкретные меры по удвоению в ближайшие годы товарооборота между Россией и Азербайджаном и доведению его до 1 млрд. долл., а также более тесному взаимодействию в ряде сфер экономики, в частности, в области машиностроения, транспорта, связи, фармакологии. Рассмотрены также вопросы, связанные с проведением в 2005 году Года Азербайджана в России.
6-7 апреля 2004 г. в Баку состоялся первый российско-азербайджанский экономический форум, в котором приняли участие представители министерств и ведомств, общественных, научных и деловых кругов, субъектов Российской Федерации (ок. 600 чел.).
На форуме было констатировано, что для масштабного развития торгово-экономического сотрудничества необходимо более широкое участие российского капитала в экономике Азербайджана на основе долгосрочных межправительственных соглашений, создания межгосударственных финансово-промышленных групп, оказания содействия Азербайджану в сооружении, реконструкции, модернизации и эксплуатации промышленных предприятий и объектов. Отмечалось также, что расширению торгово-экономического сотрудничества препятствуют, в частности, относительно низкий экспортный потенциал Азербайджана, проблемы платежно-расчетных отношений, ограниченные возможности обеих стран в части финансовой поддержки торгово-экономических сделок.
В 2004 г. товарооборот вырос на 50,6% по сравнению с 2003 г. и составил 757 млн. долл. Российский экспорт увеличился на 51,7% (621,3 млн. долл.), импорт - увеличился на 45,7% (135,7 млн. долл.).
В январе-июне 2005 г. товарооборот вырос на 56,2% по сравнению с аналогичным периодом 2004 г. и составил 432,6 млн. долл.
Основное место в российском экспорте в Азербайджан продолжают занимать продовольственные товары и сырье для их производства, доля которых составляет около 40% (зерновые, мука, крупы), машины и оборудование - 16 %, древесина и изделия из нее - 12 %, черные и цветные металлы - 9 %.
В структуре импорта из Азербайджана в Россию преобладает группа продовольственных товаров: табак, фрукты, алкогольная продукция - 52%, хлопок, хлопковое волокно и пряжа - 18%, нефтепродукты - 12%.
В соответствии с условиями Договора между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о транзите нефти через территорию Российской Федерации от 18 января 1996 г. азербайджанская сторона осуществляет транспортировку нефти по маршруту Баку-Новороссийск. За 7 месяцев 2005 г. этот показатель составил 2,125 млн.т.
Компаниями "Итера" и "Транс Нафта" в 2001-2002 гг. поставлено в Азербайджан природного газа в объеме соответственно 3,6 млрд. куб. м. и 4 млрд. куб. м. В 2003 г. поставлено 5,5 млрд. куб. м., а в 2004 г. - около 5 млрд.куб.м. В декабре 2004 г. заключено соглашение о поставках в
2005 г. 4,5 млрд. куб. м газа.
24 мая 2004 г. в Баку подписан меморандум между РАО "ЕЭС России" и госкомпанией "Азерэнерджи", в соответствии с которым предусматривается изучить технические возможности организации параллельной работы энергосистем России, Азербайджана и Ирана, а также перспективы транзита электроэнергии в третьи страны. Намечено увеличить объемы поставок электроэнергии, вести сетевое строительство в России и Азербайджане, реализовывать совместные проекты.
Осуществляется движение пассажирских и грузовых железнодорожных составов между рядом городов России и Баку, автомобильного транспорта через российско-азербайджанскую границу. Организовано авиационное сообщение из Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Уфы, Красноярска, Саратова и других городов до Баку и обратно. В отдельных случаях осуществляются морские перевозки между Баку и Астраханью, проходы азербайджанских судов (на разрешительной основе) по внутренним водным путям России из Каспийского до Азовского и Балтийского морей и обратно.
В апреле 2005 г. в Тегеране руководители железных дорог России, Азербайджана и Ирана подписали Соглашение о строительстве железнодорожной ветки Казвин-Решт-Астара(Иран) - Астара (Азербайджан).
Экономическое взаимодействие с Азербайджаном осуществляют субъекты Российской Федерации: Москва, Санкт-Петербург, Дагестан, Татарстан, Московская, Свердловская, Саратовская, Астраханская области. Интерес к развитию взаимовыгодных связей с Азербайджаном проявляют также Ленинградская, Новосибирская, Ульяновская, Ярославская, Томская, Оренбургская области, Мордовия.
В Азербайджане функционируют представительства Дагестана, Татарстана, Центр торгово-экономического и культурного сотрудничества Уральского региона. Во многом благодаря усилиям субъектов Российской Федерации удалось добиться увеличения почти в 4 раза экспорта в Азербайджан автомобилей, тракторов, автобусов и запчастей к ним, более чем в 2 раза увеличить поставки строительной продукции, нефтепромыслового оборудования, труб.
Вооруженные силы Азербайджанской Республики.
На момент распада СССР на территории АзССР дислоцировались 4-я общевойсковая армия и 49-ый арсенал. Из 160 000 единиц стрелкового оружия, хранившегося на арсенале, Баку получил примерно 100 000 единиц (60-70%) и около 11 000 вагонов боеприпасов.
4 армия вооруженных сил СССР - 23, 60, 75, 295 мсд
104 воздушно-десантная дивизия (не входила в состав 4-ой армии,
была дислоцирована в Гяндже, ее вывод в Ульяновскую область России был завершен в мае 1993 года).
Танки - 309 единиц (сведения даны без учета 104 ВДД);
Бронированные машины - 599 единиц (сведения даны без учета 104 ВДД);
Танковые мостоукладчики - 15 единиц;
1 стратегический склад боеприпасов (Килязи) емкостью 7200
вагонов;
2 окружных склада боеприпасов (Агдам и Насосный) емкостью
по 1100 вагонов;
4 дивизионных склада боеприпасов (Гюздек, Гянджа, Ленкорань,
Нахичеван) по 150-200 вагонов;
Всего около 10000 вагонов боеприпасов, 5 военных аэродромов, 24 боевых вертолета, 124 боевых самолета (МиГ-25 и СУ-25), 50 транспортных самолетов.
Согласно официальным сведениям вся авиационная техника за редким исключением была перебазирована в России. В то же время, исходя из хроники боевых действий, мы предполагаем, что реально в Азербайджане осталась приблизительно 14 часть боевых самолетов и приблизительно половина вертолетов из числа вышеуказанных.
Кроме того, Азербайджан получил всю инфраструктуру главной базы Каспийской морской флотилии, ее арсенал и часть тяжелой артиллерии, которая была использована в боях против армян Нагорного Карабаха.
В ходе Карабахского конфликта по данным азербайджанских эксперта Яшара Джафарли , в период военных действий в Карабахе погибли почти 24 тыс. военнослужащих, 4500 пропали без вести, попали в плен и заложники. За 12 лет перемирия погибли около 2800 военнослужащих. За прошлый год, по сведениям пресс-служб Министерства обороны, погранвойск, внутренних войск и публикациям в СМИ, погибли 46 военнослужащих и 15 ранены. Из них 12 погибли от пуль противника, остальные 34 в результате несчастного случая в армии. 3 солдата попали в плен .

Вооруженные силы состоят из Сухопутных войск, Военно-воздушных сил и ПВО, Военно-морские сил.
Сухопутные войска в своем составе имеют: 5 армейских корпусов, дислоцированых следующим образом:
o 1-ый, 2-ой и 3-ий армейские корпуса расположены вдоль границ НКР и Северо-Востока Армении
o 4-ый корпус прикрывает Баку и побережье
o 5-ый расположен в Нахичеване.
В СВ -22 мотострелковые бригады,3 артиллерийских бригады, бригаду реактивной артиллерии, истребительно - противотанковый полк, отдельный полки охраны, два батальона Специального Назначения, 15 подразделений обеспечения и обслуживания.
По состоянию на 2005 год в вооруженных силах Республики Азербайджан имеется: 95 тыс. личного состава, в том числе - Сухопутные войска- 85 тыс. чел., ВВС и ПВО - 8 тыс. чел., ВМС - 2 тыс.чел.
Численность национальной гвардии - 2500 чел, войска МВД - 12 тыс.чел., пограничная охрана - 5 тыс.чел.
На вооружении Сухопутных войск имеется - 292 танка, 706 единиц боевых бронированных машин, 405 - орудий и минометов, Реактивных систем залпового огня БМ -21 - 75. ПТУР - 370.
В ВВС имеется истребительно - бомбардировочная эскадрилья (Кюрдамир), смешанный авиационный полк, истребительная, разведывательная и учебная эскадрилья.
На вооружении ВВС и ПВО находится - 61 боевой самолет и вертолет, 46 самолетов боевой и разведывательной авиации. Основные аэродромы базирования авиации: Кюрдамир, Зейналабдин - Насосный (оборудованы навигационной системой НАТО ТАКАН), Далляр, Гянджа, Кала.
В войсках ПВО имеется: четыре зенитно-ракетных бригады, один зенитно-ракетный полк, два отдельных радиотехнических батальона
На вооружении войск ПВО имеется: 4 ЗРК (зенитно - ракетных комплекса) - С-200 (24 ПУ - С-200), 4 ЗРК С- 125 (20 ПУ), 9 ЗРК - С-75 (32 ПУ), 28 ЗРК "Круг" (27 ПУ "Круг"), 20 боевых машин ЗРК "Оса"(11 ПУ "Оса").
В состав ВМС входят: бригада надводных кораблей (дивизион сторожевых кораблей, дивизион десантных кораблей, дивизион тральщиков, дивизион поисково - спасательной службы, дивизион учебных кораблей, бригада охраны водного района, батальон морской пехоты, разведывательно-диверсионный центр СпН, части и подразделения береговой службы.
Всего в боевом составе ВМС находится: 14 боевых кораблей и катеров, 22 вспомогательных судна.
В Азербайджане расходы на военную сферу составили в 2003 году 135 млн. долларов, в 2004 году - 175 млн., в 2005 году - 300 млн. долларов. Официальный Баку постоянно подчеркивает, что азербайджанская армия уже сегодня является самой сильной армией на Южном Кавказе. Недавно президент Ильхам Алиев выразил твердое намерение и дальше наращивать военные расходы. Как заявил азербайджанский лидер, "мы добились своего превосходства и будем его укреплять и сохранять. Противник должен знать, что азербайджанская армия в любой момент может мобилизовать свои силы и освободить оккупированные территории".
Если в первые годы после завершения военных действий в Нагорном Карабахе количество декларируемых Азербайджаном танков, боевых бронированных машин (ББМ) и артиллерийских систем намного превышали его квоты по максимально разрешенным уровням, то в последние годы Баку декларирует ровно столько, сколько ему разрешено иметь согласно Протоколу о национальных предельных уровнях обычных вооружений и техники, ограничиваемых ДОВСЕ, не производя при этом никаких сокращений военной техники и одновременно бесконтрольно закупая все новые виды вооружений.
Таким образом, есть все основания утверждать, что Азербайджан в реальности значительно превышает (и скрывает это от мировой общественности) количество ограничиваемых ДОВСЕ вооружений и техники. Как признают даже сами азербайджанские исследователи, например, известный бакинский исследователь Ариф Юнусов: "Так как это соглашение (ДОВСЕ) устанавливает строгие ограничения на максимальное количество военнослужащих, вооружения и военной техники Азербайджана, ему приходится скрывать реальные цифры".

Официально Азербайджан это увязывает с якобы невозможностью предоставлять информацию о вооружении подразделений своей армии, дислоцированных в прилегающих к НКР районах. Кроме того, т.к. согласно национальным предельным уровням (НПУ) по ДОВСЕ количество ББМ в регулярных войсках Азербайджана ограничивается 220 единицами, почти 200 единиц ББМ были переданы из министерства обороны внутренним и пограничным войскам страны, чтобы "на бумаге" снизить количество данной техники, находящейся в регулярных войсках, для формального соответствия обязательствам этой страны по договору.

Тем самым, в реальности, уровень милитаризации нынешнего Азербайджана достиг такого уровня, что, по словам начальника Главного штаба Вооруженных сил Армении генерал-полковника Микаэла Арутюняна, у Азербайджана в настоящее время в 1,5-2 раза больше танков и ББМ, в 2-2,5 раза больше артиллерийских систем и т.д., чем разрешено ему по ДОВСЕ.
Официальные данные военно-технического баланса сторон в зоне карабахского конфликта по понятным причинам не могут полностью отражать реальную картину. Однако, вместе с тем, они могут способствовать созданию целостной картины в случае глубокого анализа общего военно-политического баланса и перспектив развития геополитической ситуации в регионе. Приводимые в данной статье количественные данные по вооружениям и военной техники (ВВТ) Азербайджана в первую очередь основываются на официальных данных, предоставляемых в рамках Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) 1990г. и Венского документа ОБСЕ о мерах по укреплению доверия и безопасности1. Кроме этого, определенную динамику милитаризации Азербайджана можно проследить и на данных Регистра ООН по обычным вооружениям2.
Известно, что после заключения перемирия в мае 1994г. стороны, вовлеченные в конфликт в Нагорном Карабахе, провели значительную работу по укреплению своих вооруженных сил. Особенно в этом вопросе отличился Азербайджан. В частности, была проведена значительная структурная и техническая реорганизация азербайджанских вооруженных сил, в результате чего в настоящее время они явно превосходят по боеспособности азербайджанскую армию периода карабахской войны. Азербайджан за последние 10-12 лет закупил значительное количество вооружений и военной техники, особенно танков, артиллерийских систем, боевых самолетов3. Вооружение было поставлено в основном из Украины, России, Китая, государств Центральной Азии, Восточной Европы. При этом наиболее существенным фактором, оказывающим дестабилизирующее воздействие на регион, западные эксперты считают поставку Украиной Азербайджану в 2004-2005 гг. 12 300-миллиметровых реактивных систем залпового огня 9А52 "Смерч", по своему поражающему воздействию вплотную примыкающих к категории оружия массового поражения. Появление этого оружия на вооружении ВС Азербайджана может разрушить весь военный баланс сил на Южном Кавказе, сложившийся к настоящему времени4.
Масштабные закупки вооружения и военной техники привели к тому, что на сегодня милитаризация Азербайджана достигла такого уровня, что, по словам начальника Главного штаба Вооруженных сил Армении генерал-полковника М.Арутюняна, у Азербайджана в настоящее время в 1,5-2 раза больше танков и ББМ, в 2-2,5 раза больше артиллерийских систем и т.д., чем ему разрешено иметь по условиям ДОВСЕ. По оценкам экспертов, на вооружении азербайджанской армии одних только танков около 500 единиц.
Весьма существенной является помощь Турции в укреплении азербайджанской армии, выражающаяся как в подготовке специалистов, так и в поставках различных видов вооружения и военной техники. По оценкам экспертов военной разведки США и ведущих американских аналитиков, благодаря помощи турецких специалистов и инструкторов по западной методике подготовлены тысячи азербайджанских офицеров, некоторые из которых даже имеют опыт боевых действий в составе турецких спецподразделений против курдских отрядов на юго-востоке Турции5. Однако уровень реальной финансовой и военно-технической помощи Турции вооруженным силам Азербайджана намного больше. Как заявил в июле 2005г. во время встречи с главой азербайджанского МИД Э.Мамедьяровым министр обороны Турции Вежди Кенуль, военная помощь Турции Азербайджану в целом составила более $170 млн6.
Улучшению качества офицерского состава азербайджанской армии весьма способствовало также активное участие страны в различных программах с НАТО, в особенности в рамках PfP. Предоставляемая Вашингтоном после событий 11 сентября 2001г. военная помощь Азербайджану направлена не только на материально-техническое содействие министерству обороны этой страны, но и, в рамках "борьбы с международным терроризмом", в значительной мере также предусматривает техническое оснащение частей азербайджанских внутренних войск, пограничных и таможенных органов, в том числе для усиления контроля над морскими рубежами этой страны на Каспии. Путем предоставления военной помощи Азербайджану Вашингтон одновременно создает условия для своего постоянного военного присутствия в этой стране, пусть и в несколько ограниченных масштабах. Однако, с другой стороны, модернизация этих аэродромов на американские деньги и по натовским стандартом явилась хотя и "косвенной", но весьма существенной помощью вооруженным силам Азербайджана, что при необходимости позволит Баку более эффективно использовать их в случае возобновления конфликта в Нагорном Карабахе. По данным азербайджанских экспертов, в этих целях и на средства США модернизированы 7 азербайджанских военных аэродромов7. Аналогичное значение (т.е. возможность использования в случае возобновления военных действий в Нагорном Карабахе) может иметь предоставляемая правительством США государствам Каспийского региона (в первую очередь Азербайджану) помощь в создании так называемой "Каспийской стражи" (Caspian Guard) и строительство двух американских РЛС (в Хызы и в Астаре) на территории Азербайджана8.
В последнее время наблюдается также активизация военного сотрудничества с Россией. Кроме прямых коммерческих продаж вооружения и военной техники Азербайджану, Россия осказывает весьма ощутимую помощь и техническое содействие вооруженым силам этой страны. Например, одним из условий достигнутого в 2002г. соглашения между Россий и Азербайджаном о статусе Габалинской РЛС, была готовность Москвы оказать военное содействие Азербайджану, в частности, в модернизации его систем ПВО и авиации, в обучении в РФ некоторых категорий азербайджанских военнослужащих и предоставлении услуг по ремонту вооружения и военной техники9.
Тем не менее, в настоящее время по общему уровню своей боеспособности азербайджанская армия уступает вооруженным силам как Армении, так и НКР. Хотя надо отметить, что азербайджанская армия значительно превосходит вооруженные силы Армении и Нагорного Карабаха по численности личного состава и количеству военной техники. В азербайджанской армии очень высокий уровень коррупции на всех уровнях, что, естественно, плохо отражается на ее морально-психологическом состоянии. Кроме того, недостаточна выучка личного состава, наблюдается формальное отношение к боевой учебе, особенно проведению реальных учений в масштабах крупных подразделений. Что касается приобретенного азербайджанскими офицерами западного военного опыта, то в реальности он пока не получил такого большого распространения в масштабах всех вооруженных сил, и в результате азербайджанской армии присущи все те недостатки, которые наблюдались в Советской Армии в последний период ее существования.
Вместе с тем в последнее время появились сведения о переводе некоторых отдельных подразделений и даже соединений ВС Азербайджана на так называемые "западные натовские стандарты". В частности, официально объявлено, что с 1 января 2007г. Бакинский корпус, в котором служит примерно 20% личного состава ВС Азербайджана, переходит на стандарты НАТО и в нем будут действовать организационно-штатная структура, правила и инструкции, принятые в войсках Североатлантического альянса10. Хотя, с другой стороны, весьма трудно понять, являются ли все эти меры по переводу азербайджанской армии на западные стандарты реальными и имеющими далеко идущие цели, или же это просто декларативные действия чисто "косметического" характера.
Отличительной стороной Азербайджана, по сравнению с армянскими армиями, является и довольно большое количество боевых самолетов и вертолетов, находящихся на вооружении азербайджанской армии. Повышению боеспособности азербайджанской весьма способствовала осуществленная за счет США модернизация аэродромов на территории Азербайджана. Вместе с тем, значительную часть состава боевой авиации Азербайджана составляют истребители МиГ-25 различных модификаций (примерно до 30 единиц), которые предназначены в основном для воздушных боев или глубинной разведки и не вполне приспособлены к прямым действиям против сухопутных войск. (Хотя азербайджанцами предпринимались попытки использовать их в таком качестве в ходе боевых действий 1993-1994 гг. в Карабахе.) В условиях незначительной численности армянской авиации применение в возможных воздушных боях азербайджанских МиГ-25 может быть весьма ограничено.
Однако надо отметить, что в ВВС Азербайджана есть некоторое количество штурмовиков Су-25 (в последние 2 года их количество увеличилось и, возможно, сейчас на вооружении Азербайджана их примерно 20 единиц), предназначенных для непосредственной огневой поддержки сухопутных сил, и даже фронтовые бомбардировщики Су-24 (по различным данным, от 11 до 16 единиц, в основном разведывательной модификации Су-24МР). Эти самолеты советского производства весьма хорошо себя зарекомендовали в ходе локальных войн конца XX в. и активно применялись Азербайджаном в войне 1992-1994 гг. Со второй половины 1990-х гг., с целью повышения возможностей своих ВВС по подавлению ПВО, Азербайджаном было закуплено большое количество противолокационных ракет для оснащения самолетов Су-24 и Миг-25. В последнее время появилась информация о масштабных переговорах с украинской стороной о создании в Азербайджане специализированного авиаремонтного и учебно-тренировочного центра ВВС, а также поставках Баку новой партии современных боевых самолетов из Украины.
Однако эффективность применения боевой авиации Азербайджаном в случае возникновения боевых действий в Карабахе значительно снижается ввиду наличия сильной системы ПВО как в Армении, так и в Нагорном Карабахе. Причем армянские силы имеют многоэшелонную систему ПВО, в составе которой есть ракетные комплексы как дальнего и среднего радиуса действий (С-125, С-75, "Куб"), так и ракетные и зенитно-артиллерийские комплексы ближнего радиуса, а также ПЗРК ("Оса", ЗСУ-23-4, "Игла", "Стрела"). Кроме этого, ожидаемое поступление на вооружение армянских войск ПВО новых ракетных систем позволит практически нейтрализовать численное превосходство Азербайджана в боевых самолетах. Хотя, естественно, нельзя исключать того, что азербайджанские ВВС в настоящее время будут иметь намного больше возможностей для частичного подавления ПВО Армии обороны НКР. Определенную опасность для армянской ПВО, кроме противолокационных ракет, могут представлять также внезапные удары (особенно по стационарным объектам ПВО в НКР) РСЗО "Смерч" и дальнобойных артиллерийских систем М-46 и 2А36 "Гиацинт". Более эффективно, особенно с учетом сложного горного рельефа местности, Азербайджан, видимо, сможет использовать также боевые вертолеты Ми-24, что, однако, не даст ему безусловного и значительного качественного превосходства над армянскими сухопутными войсками в Нагорном Карабахе.
Таким образом, как и в ходе военных действий 1992-1994 гг., исход вероятного военного столкновения будет решаться на земле. Здесь качественное превосходство армянской стороны очевидно. Естественное старение боевой техники (к примеру, на вооружении Азербайджана находится большое количество танков Т-55 выпуска еще конца 1950-х гг., закупленных в период карабахской войны в Украине) и ее непрофессиональное обслуживание привели к тому, что довольно значительная часть вооружения и военной техники азербайджанской армии находится в плохом техническом состоянии и нуждается в капитальном ремонте или даже полной замене. С учетом того, что практически вся техника азербайджанской армии является российского/советского производства или совместимого с ним восточноевропейского или китайского производства, азербайджанская армия очень существенно зависит от поставок запасных частей и комплектующих извне. Нынешняя активизация российско-азербайджанских отношений позволяет предположить, что Баку сможет больше уповать на помощь России в этом вопросе.
Украина и Грузия также довольно активно помогают в модернизации определенных видов азербайджанской военной техники. В частности, на Тбилисском авиационном заводе ремонтировались штурмовики Су-25 азербайджанских ВВС, а на 142-м танкоремонтном заводе, который достался Грузии после начала вывода оттуда российских войск, ремонтируются азербайджанские танки и БМП. Аналогичный ремонт азербайджанской военной техники производится на предприятиях военно-промышленного комплекса Украины. В последние годы активизировалось также ВТС с Беларусью. В частности, там осуществляются закупки значительного количества танков Т-72, а также ведутся работы по созданию с участием белорусской стороны танкоремонтного завода в Азербайджане.
В то же время можно отметить существенную особенность структуры импорта ВВТ Азербайджаном в последние годы. Как уже отмечалось, в значительной мере это оружие наступательного действия: танки Т-72, крупнокалиберные 300-мм РСЗО "Смерч" и тяжелая артиллерия. В частности, в 2002г. Азербайджаном в Болгарии были закуплены 36 130-мм орудий, которые до принятия в 1970-х гг. на вооружение Советской Армией 152-мм систем 2А36 "Гиацинт" считались наиболее дальнобойными орудиями советской полевой артиллерии. 130-мм орудия, вместе с их более современными аналогами - "Гиацинтами", представляют значительную опасность, т.к. могут весьма эффективно использоваться ВС Азербайджана при прорыве оборонительных позиций Армии обороны НКР, контрбатарейной борьбы, ударов по крупным населенным пунктам и т.д. Еще большую военную и не меньшую психологическую значимость (при использовании против крупных населенных пунктов Армении и НКР) в случае возобновления боевых действий могут иметь РСЗО "Смерч", обладающие значительной поражающей мощностью и высоким коэффициентом попадания.
Определенное влияние на общую милитаризацию Азербайджана может оказать также создание в конце 2005г. отдельного министерства оборонной промышленности. В то же время некоторые азербайджанские эксперты утверждают, что в условиях сложности производства современных видов вооружения и технологической неразвитости азербайджанской экономики, данное министерство в реальности будет заниматься не производством в самом Азербайджане ВВТ, а координировать его закупки в других странах11.
Российско-Азербайджанские военно-технические отношения.
В отношениях, например с Азербайджаном главное для России на несколько ближайших лет сохранения контроля за Габалинской РЛС, которая вступила в строй только в 1985 году. И ее значение для России резко возросло, как и значение других станций находящихся вне территории России с конца 2001 года, когда США официально объявили о выходе из Договора по противоракетной обороне 1972 года. России успешно удалось использовать улучшение отношений с Азербайджаном и убедить Азербайджанскую сторону в 2002 подписать соглашение "О статусе и условиях содержания центра в Габале". Правда, это обошлось России в 70 миллионов долларов за десять лет аренды. Кроме того, по договоренности с Азербайджаном РЛС системы Дарьял в Габале 90% времени работает в пассивном, не излучающем режиме, что делает контроль за этой частью космического пространства недостаточным.
NN
п/пп Место дислокации
военной базы (объекта)
Предназначение, состав сил и средств военной базы, (объекта)
Азербайджан
1 Габала (Ляки) Космические войска. Отдельный радиотехнический узел РО-7. РЛС Дарьял, системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и контроле космического пространства (СККП).
Личного состава - 683 чел. . автомобилей -104, стрелкового оружия - 1380 единиц.
Лидеры Азербайджана в целом стремятся развивать двусторонние отношения с Россией в конструктивном ключе. В российской политике на Южном Кавказе Азербайджану принадлежит особая роль. В отличие от Грузии, целенаправленно декларирующей свой стратегический курс на евроатлантическую интеграцию и избавление от российского имперского наследия, Азербайджан стремится к конструктивным отношениям с Россией. В Баку не рассматривают российское военное присутствие (Габалинская РЛС, проект "Касфор") как проявление "десуверенизации". Многие представители официального Азербайджана, начиная с президента Ильхама Алиева, неоднократно давали высокие оценки миротворческому потенциалу России в процессе карабахского урегулирования. И тот факт, что тезис о возможном размещении российских миротворцев в зоне армяно-азербайджанского противостояния был в январе 2006 г. озвучен именно в Баку, о многом говорит. Представить себе позитивные высказывания о российском миротворчестве в Тбилиси невозможно.
В настоящее время руководство Азербайджана активно использует миф о своем военном превосходстве, но делается это исключительно в дипломатических и внутриполитических целях. В реальности такого превосходства не существует. К тому же Баку попросту не имеет возможности перейти к силовому варианту решения Карабахской проблемы, так как это противоречит интересам западных инвесторов в нефтегазовую отрасль Каспийского региона. Недавно об этом откровенно заявил посол США в Азербайджане Рино Харниш. Комментируя возможность возобновления боевых действий в Карабахе, посол США прямо указал на неприемлемость такого пути, прежде всего для самого Азербайджана. По словам посла (в которых легко читается прямая угроза возможным "поджигателям" новой войны в Карабахе), это приведет "к большим разрушениям, дестабилизации во всем Южно-Кавказском регионе и поставит крест на надеждах Азербайджана по экономическому развитию страны".
МЕЖДУ КОРРУПЦИЕЙ И МИЛИТАРИЗАЦИЕй.
29 октября 2008 г. Международная кризисная группа (ICG) опубликовала краткий аналитический доклад (Policy Briefing) "Азербайджан: Управление и реформа оборонного сектора". Впервые за долгое время опубликован доклад по ситуации в вооруженных силах Азербайджана, подготовленный авторитетной международной аналитической организацией и претендующий на объективность. Доклад ставил перед собой как минимум две основные задачи: общий и реалистичный обзор достаточно закрытой тематики нынешнего состояния вооруженных сил Азербайджана и детальный анализ процессов их реформирования в соответствии с западными стандартами и оценка возможностей оперативной совместимости азербайджанской армии в рамках взаимодействия со структурами НАТО и воооружеными силами ведущих западных стран.
Естественно, в докладе был особый упор сделан также на карабахской тематике и изучении реалистичности возобновления боевых действий в зоне конфликта. В докладе четко указывалось, что война в Карабахе в настоящее время маловероятна и нежелательна для военно-политического руководства Азербайджана. Однако, с другой стороны, эксперты ICG отмечают, что в долгосрочной перспективе "фрагментированные, разделенные, подчиняющиейся только президенту, нетранспарентные, коррумпированные и внутренне феодализированные вооруженные силы могут слишком легко брошены воевать в интересах внутренней борьбы за власть"1.
Доклад ICG подготовлен с использованием богатого фактологического материала, с интервьюированием значительного количества привлеченых азербайджанских и международных военных экспертов, на основе чего авторами сделан достаточно объективный и детальный анализ нынешнего состояния вооруженных сил Азербайджана и проводимых в этой стране военных реформ.
В целом, в докладе очень значительное место уделено такой важной особенности становления и функционирования вооруженных сил Азербайджана, как их постоянная зависимость от внутриполитического расклада и приоритетов сохранения власти нынешней политической элитой страны. С одной стороны, армия, как и иные силовые структуры Азербайджана, является главной опорой правящего режима. Но с другой стороны - история перманентных военных переворотов (и неудачных попыток путчей) в Азербайджане в первой половине 1990-х гг. вынуждает власти с особым вниманием подходить к вопросу жесткого контроля над военной элитой и генералитетом, недопущению повышения их влияния в политической и экономической жизни страны. Именно исходя из этих обстоятельств, Министерство обороны Азербайджана уже долгие годы возглавляет "политически благонадежный" Сафар Абиев - с 1995 г. самый несменяемый "долгожитель" среди министров обороны в Европе и на всем пространстве ОБСЕ, а главой МВД с 1994 г. является Рамиль Усубов!
Отсюда и феномен перманентного создания различного рода парралельных и "элитных" силовых структур, зачастую с дублирующими функциями, серьезно снижающими их эффективность. Однако это позволяет властям использовать сбалансированную политику "разделяй и властвуй" для недопущения усиления какой либо из силовых структур в Азербайджане. В условиях настолько фрагментированного сектора безопасности и обороны, когда "правящая элита больше опасается внутренних угроз, чем внешних вызовов", престиж и желание служить в правоохранительных структурах намного выше, чем в армии. Внутренние и пограничные войска, и тем более силы безопасности и правительственной охраны в Азербайджане оснащены и обучены намного лучше, чем армейские подразделения, и более многочисленее2. Ситуация, кстати, очень похожая на аналогичное соотношение армии и сил внутренней безопасности во многих арабских странах Ближнего Востока, где "наличие многочисленных силовых структур позволяло власти рассчитывать, что различные вооруженные формирования, часто соперничавшие друг с другом, могли служить определенным барьером на пути создания антирежимной коалиции"3.
Одними из наиболее негативных производных от вышеуказанных проблем азербайджанской армии являются глубоко укоренившиеся социальный протекционизм, коррупция, непотизм и унаследованная еще с советских времен дедовщина. Как подчеркивается в докладе ICG, в вооруженных силах страны, находящейся практически в состоянии войны, особенно невыносимый для призывников уровень коррупции, дедовщины, насилий со стороны офицеров и плохих условий службы наблюдаются именно в прифронтовых и приграничных воинских частях. Поэтому те из призывников, которые имеют такую возможность, за деньги переводятся из приграничных воинских частей в тыловые или же предпочитают служить во внутренних войсках и иных военнизированных структурах Азербайджана4. В октябре 2008 г. весь Азербайджан потрясли два видиоролика, опубликованные на интренет-сайте YouTube, которые показывали сцены избиения и издевательств над азербайджаскими солдатами со стороны их сослуживцев5. Хотя первоначально военное ведомство назвало эти кадры сфальсифицированными, тем не менее в дальнейшем, под влиянием участившихся публикаций в СМИ, было вынуждено признать их достоверность6. В июне 2008 г. оппозиционная газета опубликовала статью и фотографию о том, как солдаты азербайджанской армии пасут овец своего командира7. Все указанные публикации в азербайджанских СМИ и комментарии независимых экспертов свидетельствует о серьезности проблем с дедовщиной, коррупцией и нарушением прав военнослужащих в современной азербайджанской армии.
Коррупция является ощутимой проблемой также в вопросе закупок и снабжения. Нетраспарентность и отсутствие парламентского и гражданского контроля над проводимыми тендерами на поставки продовольствия и иных закупок в интересах вооруженных сил создают чрезвычайно благоприятную почву для коррупции на самых различных уровнях военного ведомства. Еще более заметны элементы коррупции при многомиллионых закупках за рубежом различных видов вооружения и военной техники. Зачастую в азербайджанскую армию поступают устаревшие или технически неисправные вооружение в военная техника (ВВТ), эксплуатация которого только с начала 2008 г. привела к гибели более чем 10 азербайджанских военнослужащих8. Участившиеся факты неисправности ВВТ и гибели воонослужащих, даже в условиях закрытости азербайджанской медии, периодически отражаются в виде критических высказываний и статей местных военных экспертов и представителей СМИ9.
Естественно, все это крайне негативно сказывается на уровне кадрового состава, качестве обучения военнослужащих и степени получаемых знаний курсантами военных училищ и призывниками. Военные институты и училища имеют самую низкую привлекательность и требования к абитурентам. Для восполнения численности курсантов в последние три года выбывшие из гражданских ВУЗов абитуренты и студенты принудительно направляются прямо в военные училища. Уровень обучения в военных училищах Азербайджана невысок, серьезно стоит проблема коррупции. После того, как в 2002 г. турецкие военные инструктора и преподаватели Бакинской Высшей военной школе имени Г.Алиева были заменены азербайджанцами, это вызвало серьезные волнения, свыше 2000 курсантов организовали акции протеста против царящих в этом ВУЗе коррупции и плохих условий обучения, а некоторые курсанты покинули школу. Еще меньше внимания, как отмечают эксперты Международной кризисной группы, в азербайджанской армии уделяется подготовке и обучению призывников10.
Серьезные проблемы с соблюдением фундаментальных прав человека и политических свобод зеркально отражаются на вооруженных силах страны. В Азербайджане фактически нет альтернативной военной службы, а формально принятый в 1992 г. еще президентом А.Эльчибеем закон так и не используется. Практически нет никакого парламентского или гражданского контроля над вооруженными силами, характерна полная закрытость военной сферы, СМИ имеют лишь формальную возможность освещать происходящее внутри армии. Несмотря на давление со стороны структур НАТО, реформы в сфере гражданского и парламентского контроля на сектором безопасности в Азербайджане в основном лишь показного характера. В отличие от регулярно проводимых в соседних Армении и Грузии парламентских слушаний и отчетов министров обороны перед парламентариями, министр обороны Азербайджана (и никто из министров "силового блока") никогда не выступал с отчетом перед парламентом страны. Азербайджан даже не рассекретил детали своих Индивидуальных планов действий по партнерству с НАТО (IPAP), принятых в 2005 и 2007 гг., в отличие от тех же Армении и Грузии, которые не только предоставили IPAP общественности своих стран, но и ознакомили с конкретными планами мероприятий в рамках их реализации11.
Как указывают эксперты ICG, основываясь в том числе на мнении представителей азербайджанских НПО и ряда политических деятелей, проблемы с соблюдением прав человека и основных свобод в стране являются серьезным препятствием для проведения эффективных военных реформ, в том числе введения компонентов профессиональной армии. "Переход к профессиональной армии связан с правами человека и большим гражданским контролем над армией", отмечают азербайджанские эксперты12. А так как это может привести к снижению уровня коррупции и социального протекционизма, ослабит возможности властей опираться на армию во внутриполитических целях, то, соответственно, приводит к противодействию с их стороны реальному военному реформированию и усилению гражданского контроля над вооруженными силами Азербайджана.
В целом, авторы доклада довольно критично оценивают прогресс в осуществлении Азербайджаном реформ в военной сфере, особенно в вопросе совместимости азербайджанской армии с западными военными стандартами. В докладе отмечается, что августовская война 2008 г. между Грузией и Россией также серьезно сказалась на приоритетах Азербайджана, и сделала его "менее готовым к продвижению в вопросах интеграции с НАТО"13.
"Дуализ" военной организации в Азербайджане, когда при сохранении "советского военного наследия", укоренившегося коррумпированного и закостенелого мышления генералитета проводятся косметические реформы (в частности, в организационно-штатной структуре и системе управления вооруженными силами14) в соответствии с "западными" стандартами, в реальности мало сказывается на боеспособности азербайджанской армии и тем более - оперативной совместимости со структурами НАТО. Внутри азербайджанской армии создаются как бы "два различных стандарта", в результате чего комплектация более профессиональными молодыми офицерами, обученными в Турции или в ряде западных военных училищ, усложняется. Выпускники турецких военных училищ (или обученные в Азербайджане под руководством турецких инструкторов) остаются маловостребованными и зачастую вынуждены покидать армию или переводится в более престижные правоохранительные органы или частные охранные службы15.
Естественно, что сама по себе механическая имплементация западного военного опыта и стандартов в условиях постсоветских армий также малоэффективна и даже опасна. Например, военные эксперты объясняют неожиданно быструю деморализацию и коллапс грузинской армии в ходе августовских боев 2008 г. с российскими войсками в Южной Осетии и Абхазии результатом имеющейся у грузинского военно-политического руководства излишней веры в априори бесспорное превосходство так называемых "западных военных стандартов" над "незападными". Ведь в военной сфере, как и во многих других сферах общественно-политической жизни, "имитационное" и показное наложение "западных стандартов" абсолютно не дает никаких гарантий для их эффективного функционирования. Приводя аналогию с неожиданно быстрым развалом армии Южного Вьетнама в 1975 г., эксперты отмечают, что как и грузинские войска, южновьетнамская армия была хорошо оснащена и вооружена американским оружием, построена и обучена в соответствии с американскими военными стандартами и уставами и под руководством американских военных инструкторов, но в очень короткое время была разгромлена армией Северного Вьетнама, представляющей из себя некий гибрид местной специфики полупартизанских формирований с использованием советской и китайской военной организации, тактики и вооружения. "Сами по себе "западные стандарты" военной организации не гарантируют превосходство над "незападными" армиями"16. Анализ осуществляемых в настоящее время в азербайджанской армии военных реформ позволяет предположить, что военно-политическое руководство Азербайджана также, по всей видимости, пошло по аналогичному пути декларативного копирования "западных стандартов" вместе с численным наращиваем ВВТ и личного состава вместо реального повышения боеспособности своих вооруженных сил путем глубоких структурных реформ в системе управления, комплектования и кадров. В результате, как подчеркивают эксперты ICG, стереотипно мыслящее военное руководство лишь использует "пронатовскую" пропаганду и формально имплементирует западные военные стандарты, что не может серьезно сказаться на повышении боеспособности азербайджанской армии17.
Возможно, исходя из данного анализа нынешней ситуации в азербайджанской армии, а также учитывая региональный контекст, эксперты Международной кризисной группы настаивают, чтобы НАТО в своем военном сотрудничестве с Азербайджаном сфокусировалось в основном "на усилиях по улучшению демократического гражданского контроля над вооруженными силами и не продвигалось дальше ПДИП (IPAP), пока продолжает оставаться неразрешенным нагорно-карабахский конфликт18. Продолжающийся карабахский конфликт формирует рамки и ограничения для военного сотрудничества НАТО с Азербайджаном, а предоставляемая странами Альянса военная помощь должна ограничена исключительно повышением оборонительного и миротворческого потенциала азербайджанской армии, но не наступательного. "Азербайджану не может быть предложена програма "обучения и оснащения", как, например, аналогично начавшаяся в 2001 г. для Грузии... Столь ограниченная помощь также послужит более обширной цели демократизации государства и общества"19.
Исходя из приведенного анализа доклада Международной кризисной группы, возникает вполне обоснованный вопрос: неужели все так плохо в азербайджанской армии и ситуация в сфере военной реформы и интеграции Азербайджана со структурами НАТО столь нелицеприятная? Несмотря на возможные обвинения в предвзятости и субъективизме со стороны армянского автора, рискнем утверждать, что в действительности все именно так. Хотя, конечно же, существует как минимум два обстоятельства, которые отчасти могут уравновесить эти негативные тенденции в азербайджанской армии и компенсировать низкий уровень боеспособности вооруженных сил этой страны.
Первое обстоятельство - это набирающаяся с каждым годом все больший темп милитаризация и гонка вооружений. Азербайджан в последние годы закупает (в основном в Украине, но также в Беларуси и в России) все большее количество ВВТ. У азербайджанского военно-политического руководства есть надежда, что на каком то этапе количество может перерасти в качество, и азербайджанская армия сможет обрести определенный уровень боеспособности для ведения наступательных действий в Карабахе. С этой целью на основе увеличившегося в последние годы потока "нефтедолларов" Азербайджан проводит интенсивное перевооружение, сопровождающееся активной пропагандистской риторикой и повышением военного бюджета, увеличившимся начиная с 2003 г. более чем в 10 раз (с примерно с 135 млн. долларов в 2003 г. до 1,850 млрд. долларов в 2008 г.).
Второе обстоятельство - это надежда на фактор времени, на то, что даже малоэффективные в настоящий момент военные реформы в комбинации с техническим перевооружением спустя определенный промежуток дадут положительные результаты. Однако вопрос в том, насколько в реальности время работает именно на Азербайджан и насколько осуществимы его надежды на силовое решение карабахского конфликта - основную цель военных реформ в расчетах азербайджанской политической элиты. В бюджете на следующий год впервые с 2003 г. объявлено о планируемом как минимум на 10% снижении военных расходов, в связи с резким падением цен на нефть. С учетом обвала цен на нефть и предсказываемого с 2012 г. снижения пика добычи на каспийском шельфе (хотя главный международный оператор АМОК - британская компания British Petroleum летом 2008 г. объявила о возможном удлинении пикового периода) надежды на нефтяные доходы, как финансовой основы проведения эффективных военных реформ и повышения боеспособности азербайджанской армии, становятся призрачными. Впрочем, авторы доклада предупреждают, что риск возобновления военных действий в зоне карабахского конфликта возрастет в 2011-2012 гг., "когда нефтяное производство и доходы Азербайджана достигнут состояния плато и затем снизятся, и когда даже более демократическое правительство может соблазниться верой в то, что десятилетнее дорогостоящее строительство армии должно быть проверено на деле до того, как начнет испытывать вероятные бюджетные сокращения"20. Однако в данном случае надо отметить, что эксперты ICG в который уже раз в своих работах пытаются на основе диаметрально противоположных фактов сделать идентичные выводы о вероятности возобновления боевых действий Азербайджаном21.
В свое время в одном из нашумевших докладов ICG "Нагорный Карабах: план установления мира" от 11 октября 2005 г. утверждалось о необходимости скорейшего заключения мирного соглашения по Нагорному Карабаху, ввиду угрозы развязывания "богатеющим от нефтяных доходов" Азербайджаном военных действий22. В прошлогоднем же докладе ICG - "Нагорный Карабах: рискуя войной", делался аналогичный вывод на основе уже прямо противоположных тезисов: "около 2012 г., после которого доходы Азербайджана от продажи нефти, как ожидается, начнут снижаться, у него может появиться соблазн решить конфликт силой", начав войну против Армении "которая, вопреки ожиданиям, неплохо развивается с экономической точки зрения, также стала проявлять больше упорства и повысила свои военные расходы", а также, "когда доходы от экспорта нефти Азербайджана, вероятно, начнут снижаться, и военная авантюра может представиться средством отвлечения внимания граждан страны от экономических проблем"23. Теперь же авторы доклада Международной кризисной группы утверждают, что Азербайджан начнет войну, исходя из искушения проверить на деле результаты дорогостоящей региональной гонки вооружений, пока не начнутся бюджетные трудности с содержанием своей коррумпированной и фрагментированной армии!
В реальности, как показывает общее развитие региональной ситуации и проведенный самими авторами доклада анализ боеспособности азербайджанской армии, можно с большой вероятностью говорить о значительном снижении в среднесрочной перспективе вероятности возобновления боевых действий. Это во многом связано с проецированием Азербайджаном результатов "Пятидневной войны" в Южной Осетии и Абхазии. Особенно с учетом небывалой эйфории в Баку по поводу действий Грузии утром 8 августа и быстро наступившего после вступления в войну России почти двухнедельного шокового молчания азербайджанских политиков. Упали почти в три раза за неполные три месяца цены на нефть, а это для страны, более 70% расходов которой прямо или косвенно финансируются за счет продажи энегоресурсов, более чем существенный фактор. Турция активизацией своих отношений с Арменией также вызывает серьезное беспокойство у азербайджанской политической элиты и лишает в случае возобновления боевых действий надежды на вовлечение в конфликт на стороне Баку. И, наконец, подписание 2 ноября 2008 г. главами Армении, Азербайджана и России своеобразного "пакта о ненападении" - Майндорфской "Декларации трех президентов", также снижает военные риски в зоне карабахского конфликта.
Что же касается дальнейшего военного реформирования и перспектив взаимодействия с НАТО и вооруженными силами ведущих западных стран, то Азербайджану, как подчеркивают эксперты Международной кризисной группы, еще предстоит пройти долгий и сложный путь, успех которого во многом будет зависеть как от урегулирования региональных конфликтов, так и в целом от возможностей или же наоборот - от ограничителей на пути демократического развития этой страны.
Азербайджано-Американские - НАТО отношения.
Азербайджан - страна, которая более других на Южном Кавказе представляет интерес для Запада и без скандалов и шума все более интегрируется в НАТО.
После распада СССР и началом военных действий с Нагорным Карабахом Азербайджан, не найдя поддержки от России, быстро повернулся в сторону Запада, к сотрудничеству с НАТО.
Тема Североатлантического альянса стала актуальной в Азербайджане еще в начале 1990-х годов. В 1994 году Баку уже стал участником программы "Партнерство ради мира".
Натовские специалисты с тех пор оказывают помощь азербайджанской стороне в военном планировании, в создании системы гражданской обороны. Происходит обмен информацией военного и политического характера. Особые надежды у сторон на программу "Каспийский страж", предполагающую создание в прикаспийских странах сети мобильных групп оперативного реагирования - на случай чрезвычайных ситуаций, в том числе возможных терактов на нефтепромыслах и трубопроводах. В качестве одной из главных задач представители "Каспийского стража" провозгласили борьбу с ядерными устремлениями стран, игнорирующих запреты влиятельных международных организаций. Штаб-квартира "Каспийского стража" расположена вблизи Баку.
В 1999 г. высокопоставленный сотрудник администрации президента Гейдара Алиева заявил о необходимости расположить натовскую авиационную базу на Апшеронском полуострове. Чуть позже подобное предложение подтвердил министр обороны Азербайджана Сафар Абиев. Военное сотрудничество Брюсселя и Баку нашло продолжение в многочисленных совместных турецко-азербайджанских проектах.
Сегодня Азербайджан и США реализуют восемь программ в области военного сотрудничества. Модернизация под натовские стандарты затронет несколько аэродромов в Азербайджане.


На двухдневный саммит НАТО в столицу Латвии 28 -29 ноября 2006 года прибыли около 5 тысяч участников из 26 стран, в том числе президент США Джордж Буш и премьер-министр Великобритании Тони Блэр. В городе усилены меры безопасности, и ряд центральных улиц будет перекрыт. Латвия, будучи одним из молодых членов НАТО, самым серьезным образом готовилась к "статусному" мероприятию, значительно превысив смету на его проведение. Между тем в повестке саммита стоит вопрос о расширении этой организации, за что собственно и ратует большинство "новоиспеченных" ее членов. Но генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер накануне ясно дал понять, что никакие решения в этом направлении приниматься не будут. По его словам, НАТО лишь намерено дать "позитивный сигнал" всем государствам, которые стремятся развивать сотрудничество с альянсом. Напомним, что вступить в НАТО хотят Азербайджан, Македония, Хорватия, Грузия и Украина. Правда, в Киеве в последнее время все отчетливее прослеживается позиция более "взвешенного" решения вопроса вступления Украины в альянс - в частности, в середине сентября премьер Виктор Янукович в Брюсселе на встрече с генсекретарем НАТО дал понять, что форсирование этого вопроса может повредить отношениям Киева с Москвой.
Любопытно, что саммит НАТО проходит в то же время, когда в Минске проходит саммит СНГ. Как говорится, "схватка супердержав" налицо.
В отличие от Тбилиси, Баку еще открыто не заявил, что намерен вступить в Североатлантический блок. Здесь же отметим, что стремление Грузии оказаться в НАТО продиктовано общим характером нынешних отношений между Москвой и Тбилиси. Тот факт, что грузинский президент Михаил Саакашвили рвется в альянс, желая "насолить" России, прекрасно понимают и на Западе. Однако совершенно очевидно, что те же США не готовы подставлять плечо Тбилиси, зная об "опереточных" наклонностях нынешнего грузинского лидера. У них и со своими "проверенными" партнерами по альянсу проблем достаточно.
Открывая саммит НАТО в Риге, генсекретерь альянса Яап де Хооп Схеффер постарался быть максимально дипломатичным и заявил, что отношения России и НАТО имеют большой неиспользованный потенциал. Кстати, всего месяц назад он же после встречи с Владимиром Путиным потребовал от Москвы отменить санкции против Грузии, подчеркнув при этом, что НАТО учитывает законные интересы России. "Но это не означает, что мы откажемся от идеи углубления наших отношений с соседями России", - высказался Яап де Хооп Схеффер. Известно, что возможное вступление Грузии в НАТО серьезно затронет интересы Москвы и негативно повлияет на ситуацию с непризнанными республиками Закавказья. И хотя вопрос о расширении НАТО, в том числе и за счет Грузии и Украины, пока отложен, натовцы все же приготовили русским "приятный" подарок. Впервые за всю историю существования альянса саммит проводится в бывшей республике СССР - Латвии.
Складывается ощущение, что содержательная часть нынешней встречи натовцев в Риге еще раз дает понять, что на современном этапе эта организация стала в некотором смысле "заложницей" своего расширения. В частности, США все труднее убеждать остальных членов организации в выборе тех или иных приоритетных направлений деятельности альянса. Вот и на нынешнем саммите явно ощущается недостаток взаимопонимания между членами этой организации, которые осложняют действия Натовских международных сил по содействию безопасности в Афганистане.
Совершенно очевидно, что признаки усиливающихся внутри альянса разногласий США пытаются сгладить заявлениями об угрозе НАТО со стороны России. Так, накануне встречи в Риге влиятельный американский сенатор Ричард Лугар призвал альянс быть готовым отразить любую угрозу поставкам энергоресурсов во входящие в объединение страны. В частности, Р.Лугар сказал, что "альянс должен подготовить себя к возможности и отражению попыток использования энергетического оружия против членов организации". По его словам, "если этого не произойдет, то поиск поставщика энергоносителей, который будут вести уязвимые члены организации, приведет к расколу альянса". Сенатор предупреждает, что "отсутствие скоординированных действий может привести к разладу, какого еще не было в истории НАТО".
Тем не менее, уже понятно, что тезис о том, что Запад должен "дружить" против русских, устарел. Искусство современных политических отношений давно выросло из этих "штанишек". Сегодня в моде такое понятие, как "прагматизм". Но все чаще приходится говорить о политике двойных стандартов.
Однако геополитические выгоды США от нахождения американцев в этой стране, по всей видимости, важнее, чем рост наркомании во всем мире. Апофеозом политики двойных стандартов можно считать заявление, сделанное экс-министром обороны США Дональдом Рамсфелдом, о том, что вооруженные силы НАТО должны быть задействованы в Афганистане исключительно для борьбы с террористами. Вопросы борьбы с наркобизнесом их касаться не должны. Кстати, именно эта установка продолжает служить "памяткой" для воинского контингента альянса в Афганистане. Теперь понятно, почему на саммите НАТО в Риге эта тема не затрагивается вообще. Между тем не следует сомневаться, что Россия, по территории которой проходит, по разным оценкам, до 25% произведенных в Афганистане наркотиков, будет внимательно следить за результатом акций НАТО в этой стране.
И не только из-за наркотрафика: страны Южного Кавказа, включенные в сферу военных интересов сразу нескольких блоков - НАТО, Евросоюза и Организации Договора о коллективной безопасности государств СНГ (ОДКБ), разделены по принципу "общий враг - разные стратегические интересы".
Что касается интересов, то их общность противопоказана геополитическим устремлениям в регионе: США и НАТО - с одной стороны, ОДКБ - с другой.
Обеспечить безопасность трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан и всего, что с ним связано, в Азербайджане предпочитают с помощью подразделений НАТО. Такая конфигурация взаимоотношений дала Азербайджану, не входящему в ОДКБ, возможность расширить общение с НАТО не только по программе "Партнерство во имя мира", но и сугубо индивидуально.
Процесс внедрения Азербайджана в НАТО проходит весьма успешно, считают российские СМИ. Согласно их утверждениям, в отличие от Тбилиси, где торжественно отмечаются любые знаки внимания генералов НАТО - от обеспечения грузинских солдат сапогами до разведывательного полета "АВАКСа", Баку искусно скрывает весьма солидную натовскую помощь. И уж тем более здесь не афишируется "общность геополитических интересов". Не секрет, что основным проводником проектов альянса выступает генштаб Турции, также предпочитающий не афишировать своего военного присутствия в Азербайджане. Кроме основной задачи - закрепления НАТО в Азербайджане, реализуются практические цели: реформирование национальной армии по натовским стандартам, развитие оборонной промышленности, освоение новых видов вооружения. Если присовокупить к этому анонсированные в последнее время генералами блока проекты: размещение войск и создание военных баз в республике, то итог получится впечатляющим. Излишнюю засекреченность взаимоотношений Азербайджана с Североатлантическим альянсом местные эксперты объясняют тем, что Баку невыгодно создавать условия для конфронтации с соседними государствами, которые ревниво относятся к активизации США и НАТО на Южном Кавказе, особенно на Каспии. Напряженность между Тегераном и Баку вызвана обострением отношений США с Ираном. И в этой непростой ситуации официальному Баку не всегда удается проводить свою политику - ни с кем не ссориться, но извлекать наибольшую для себя выгоду от сотрудничества со всеми.
Но на данном этапе Азербайджану удалось решить весьма важную задачу - оказаться в головной упряжке "геополитических интересов" США и НАТО. Особенно в нынешних условиях, когда Кремль проводит в отношении Азербайджана невнятную политику, Баку просто вынужден заполучить поддержку НАТО. Правда, пробелы во внешней политике официального Баку превращают Азербайджан в недругов как НАТО, так и СНГ
7 марта 2008 г. НАТО и Азербайджан утвердили обновленный Индивидуальный план действий партнерства (ИПАП). Данный документ является первым полным анализом ИПАП Азербайджана с 2005 г.
Пересмотренный план определяет программу политического диалога между Азербайджаном и НАТО и углубляет практическое сотрудничество по широкому спектру областей. В документе содержатся совместно определенные цели от реформы сектора обороны и безопасности, создания демократических институтов до информирования общественности и гражданского чрезвычайного планирования. Азербайджан и НАТО будут регулярно анализировать осуществление данного плана.
ИПАП были впервые начаты в 2002 г. в качестве дополнения к индивидуальным программам партнерства (ИПП). ИПАП предлагаются любому государству-партнеру, которое обладает политической волей и способно углубить свои взаимоотношения с НАТО. Они предназначены для того, чтобы свести воедино все различные механизмы сотрудничества, с помощью которых государство-партнер взаимодействует с Североатлантическим союзом, при этом мероприятиям придается большая целенаправленность и оказывается лучшее содействие проводимым в стране реформам.
С момента создания ИПАП эти планы совместно с НАТО разработали пять стран: Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан и Республика Молдова.

Правительства США и Азербайджана 12 апреля 2005 года договорились в вопросе дислокации американских военных сил и баз на азербайджанской территории. Ввод этих сил начался в 2005 году, и, исходя из огромного интереса, который представляет для США кавказский регион, американское военное присутствие будет здесь долгосрочным.
Окончательное соглашение между Вашингтоном и Баку в данном вопросе было достигнуто в ходе "бесшумного" и непубличного визита министра обороны США Дональда Рамсфельда в азербайджанскую столицу 12 апреля 2005 года.
Формально, силы США в Азербайджане будут называться "Временно дислоцированные мобильные силы", однако их присутствие будет также носить долгосрочный характер, в том числе и потому, что эффективность надолго закрепившихся баз США, противодействующих талибам в Центральной Азии, явно снизилась.
В соответствии с соглашением, американские силы будут дислоцированы по трем базам: Кюрдамир (основная база), Насосная и Гуюллах, все три расположены в центральном Азербайджане. Различные типы американских самолетов будут дислоцированы на всех трех базах, которые имеют взлетные полосы, уже модернизированные под американские военные нужды. Здесь также возведены ангары для Военно-воздушных сил США и бараки для сил специального назначения. Все эти базы - бывшие Советские. В соответствии с новой стратегией передвижения малых баз Пентагона "лиловая подушка" ("lily pad"), размер и расположение сил в каждом конкретном случае варьируется в зависимости от задачи, а сами силы могут быть быстро передислоцированы для выполнения задачи в другой местности. Новые базы в Азербайджане будут небольшими, а их контингент будет меняться в зависимости от военных нужд США в данном регионе.
В Азербайджане вооруженные силы США будут в состоянии позаботиться о нескольких миссиях стратегического назначения, которые администрация Президента США считает критически важными. Среди них протекция и защита стратегически важного нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, который будет введен в эксплуатацию в конце этого года. Кроме того, командование США в Европе проводит подготовку "Каспийских стражей", которые будут состоять из местных вооруженных сил и специальных войск, основной задаче охраны нефтепроводов. Именно с целью подготовки "Каспийских стражей" несколько десятков американских военных инструкторов уже несколько месяцев бесшумно работают в Азербайджане
Среди прочих стратегически важных миссий вооруженных сил США в Азербайджане можно отметить следующие: завершение процесса геополитического окружения Ирана, что позволит США подготовить лучший плацдарм, на случай если Вашингтон решит атаковать Иран, обеспечение стратегических энергоресурсов и коридора из Европы в отдаленные районы Центральной Азии для транспортировки сил и техники, создание новых рычагов давления на Россию, с помощью расположенных непосредственно за южным рубежом нестабильного Северного Кавказа баз в условиях продолжающейся войны в Чечне, защита проамериканских правительств в регионе, и перехват коммуникаций международных исламистских активистов в регионе.
21 сентября 2005 г. американский посол Рино Харниш публично заявил, что американцы строят в Азербайджане две радиолокационные станции (РЛС): одну на юго-востоке страны на границе с Ираном в Астаре, другую на северо-востоке страны вблизи границы с Россией в горах Кавказа близ города Хызы. Тем самым вступает в действие план Пентагона по защите ресурсов Каспийского моря. Вслед за этим последовало заявление посольства США в Азербайджане, кото?рое подтвердило еще раз это сообщение.
Это заявление вызвало настоящий шок в пресс-службе ми?нистерства обороны Азербайджана, которая вначале попросту отказалась комментировать это заявление американского посла. А затем руководитель пресс-службы Рамиз Меликов заявил, "что данными о строительстве двух РЛС при содействии США министерство обороны не располагает"! Вслед за Министерством обороны и МИД республики поспешило опровергнуть заявле?ние американского посла как о строительстве двух РЛС, так и вообще программы Пентагона по Каспию. Однако эти заявле?ния руководства министерств обороны и иностранных дел толь?ко выставили их в глупом виде. Разумеется, никто им не пове?рил.
Однако ситуация и впрямь была более чем серьезной. Ведь в республике не вызывало сомнений, что к тому времени амери?канцы усовершенствовали 7 (по другим данным 9) основных во?енных аэродромов республики, завершили строительство специ-ального командного пункта под Баку, а теперь заканчивают стро?ительство сразу двух радиолокационных станций, которые явно будут использованы для сбора информации о России (станция в Хызы) и Иране (станция в Астара). И если выгоду для национальных интересов от модернизации аэродромов можно было как-то еще объяснить, ссылаясь на необходимость охраны неф?тепровода, то строительств сразу двух РЛС вызвало у многих се?рьезные сомнения. Ведь в Азербайджане уже была одна - рос?сийская РЛС "Дарьял" в Габалинском районе (переговоры о дальнейшей судьбе этого объекта продолжаются), Теперь рядом с ней американцы строят еще одну станцию. Плюс, еще одну по?строят на границе с Ираном. Тем самым получается, что в Азер?байджане будет сразу три РЛС двух иностранных держав. При этом одна американская будет направлена против России, а другая против Ирана.
Основу сотрудничества Азербайджана с НАТО заложил обще?национальный лидер Гейдар Алиев. И сегодня президент, главно?командующий Вооруженными силами Азербайджана Ильхам Апиев уделяет особое внимание развитию этих отношений. Отно-шения НАТО - Азербайджан развиваются по восходящей линии. Еще одним подтверждением тому стало участие нашего прези?дента в работе Парламентской ассамблеи НАТО, прошедшей в конце мая во Франции. Он привлек внимание ассамблеи к раз?витию и проблемам нашей страны, особенно к нагорно-карабах?скому конфликту между Арменией и Азербайджаном. Безуслов?но, этот визит послужит дальнейшему расширению связей между НАТО и Азербайджаном.
В июле 2006 г. в Азербайджане прошла неделя НАТО. Принявший участие в мероприятии заместитель генерального секретаря НАТО Жан Фурне на вопрос журналистов о возможном переходе на уровень интенсивного диалога - предпоследнюю стадию процесса вступления в альянс - заметил: "Это надо спросить у официальных лиц Азербайджана". Многие расценили это заявление как прямое приглашение в альянс.
Вот уже несколько лет Азербайджан получает миллиардные доходы от нефтяных контрактов. Пытаясь переварить поток нефтедолларов, правительство тратит их на строительство дорог, благоустройство городов, социальные объекты. В стране начался потребительский бум. Квартиры и автомобили - главные показатели благополучной жизни - стали доступны для многих рядовых граждан. Рост уровня жизни привел азербайджанское общество в состояние эйфории.
В связи с этим все больший интерес вызывает соседний Иран. Наиболее нетерпеливые рассуждают о перспективах его распада в результате военной операции США и возможности создания "Великого Азербайджана". В Азербайджане постепенно набирает обороты кампания по привлечению внимания к проблеме так называемого Южного Азербайджана. Так здесь принято называть северные провинции Ирана, где проживают преимущественно азербайджанцы.
Все чаще на страницах местных СМИ появляются материалы о "национальном движении азербайджанцев" в Иране, их "борьбе за независимость" и "праве на национальное самоопределение". Сторонников этой идеи подкупает заманчивая перспектива превращения Азербайджана в "региональную державу" - экономического и политического лидера Закавказья. В этом случае решение нагорно-карабахского конфликта станет технической проблемой.
Сотрудничество Азербайджана с НАТО, в частности в военной сфере, находится в центре внимания политических партий и орга?низаций республики. Вокруг этого в последнее время разгорается широкая полемика, в которую вовлечены многочисленные обще?ственные и политические деятели.
Азербайджан активно модернизирует свою армию, оснащая ее новыми средствами, закупая преимущественно наступательные виды вооружений. Уже сейчас отличительной сто?роной Азербайджана, по сравнению с армянскими армиями, является и довольно большое количество боевых самолетов и вертоле?тов, находящихся на вооружении армии этого государства. Повы?шению боеспособности азербайджанской армии также весьма способствовала осуществленная за счет США модернизация аэро?дромов на территории Азербайджана.
В ВВС Азербайджана есть штурмовики Су-25 (примерные оценки - 20 единиц), предназначенные для непосредственной огневой поддержки сухопутных сил: фронтовые бомбардировщики Су-24 (11-16 единиц). Со второй половины 1990-х гг., с целью повышения возможностей своих ВВС по подавлению ПВО, Азербайджаном было закуплено большое коли чество противолокационных ракет для оснащения самолетов Су-24 и Миг-25. В последнее время появилась информация о масштабных переговорах с украинской стороной о создании в Азербайджане специализированного авиаремонтного и учебно-тренировочного центра ВВС. а также поставках Баку новой партии современных боевых самолетов из Украины.
В течение 2007 года Баку посетил ряд высокопоставленных чиновников США и НАТО, которые констатировали, что военное сотрудничество с Азербайджаном развивается успешно. Наряду с этим было высказано пожелание, чтобы Баку занял более определенную позицию по таким принципиальным вопросам, как отношения с Россией, Ираном, Грузией и НАТО.
Число военнослужащих США, постоянно пребывающих на территории Азербайджана, по некоторым данным, превышает 2 тыс. человек. На границе с Ираном (г. Астара) и Россией (г. Хызы) в 2006 году были построены две радарные установки. В 2012 году завершится срок аренды Россией Габалинской РЛС. После этого США явно намереваются освоить и ее. Можно не сомневаться в том, что Вашингтон будет возражать против возможного продления аренды РЛС.
Американские военные завершили модернизацию и полностью подготовили к эксплуатации, по одним данным, семь, по другим - девять аэродромов.
При этом официально заявляется, что все это предназначено для "охраны нефтепроводов и мониторинга ситуации на Каспийском море". Вряд ли Азербайджан выполнит взятое на недавнем саммите прикаспийских государств в Тегеране обязательство не предоставлять свою территорию третьим странам для проведения военной операции. Ведь в том случае, если Азербайджан станет упорствовать, США могут применить разнообразный арсенал средств давления, начиная с президентских выборов и кончая изменением позиции по карабахской проблематике.
Иран внимательно наблюдает за развитием отношений между альянсом и Баку. Имея многочисленных сторонников по ту сторону границы, Тегеран особо резко дает оценку действиям руководства Азербайджана и без дипломатии и оговорок предупреждает, что если в атаке на Иран примут участие самолеты США, которые поднимутся с азербайджанской территории, возмездие последует незамедлительно. На вооружении Ирана стоят стратегические и оперативно-тактические ракеты, которые способны достичь азербайджанской территории. ПВО Азербайджана вряд ли будет способна остановить возможные налеты иранских самолетов на Баку и нефтяные скважины. Данных о том, что США предложили Баку свою защиту, нет.
Возможно, заявление министра обороны Азербайджана о планах его страны по отношению к НАТО - это ответ на угрозы со стороны Тегерана, а возможно голос разума и понимание, что с первым выстрелом на границе нефтяное благоденствие закончится, и США не дадут ни цента на восстановление страны.


Азербайджано-иранские отношения.
Отсчет истории современных азербайджано-иранских отношений имеет конкретную дату - 31 декабря 1989 года. В тот день на одном из участков советско-иранской границы в Нахичеванской республике местные жители снесли пограничные столбы и проволочные заграждения. Сегодня все еще трудно ответить на вопрос: были ли эти события, вошедшие в новейшую историю нашей страны под названием "черный январь", спонтанной акцией протеста или же тщательно спланированной провокацией, необходимой для обоснования применения вооруженных сил против гражданского населения Баку.
После развала Советского Союза и обретения Азербайджанской республикой независимости (18 октября 1991 г.) отношения между двумя странами обрели новый статус. Консульство Ирана в Баку стало посольством, а в Тегеране открылось посольство Азербайджана. Но через несколько месяцев после того, как ООН признала независимость Азербайджана (3 марта 1992 г.), в результате внутриполитической борьбы был свергнут первый президент нашей республики Аяз Муталибов.
Сменивший его Абульфаз Алиев (Эльчибей) сразу же заявил об угрозе безопасности страны со стороны Ирана.
Иран и Азербайджан имеют много конфликтных точек в двусторонних отношениях. Азербайджанские лидеры регулярно критиковали Иран за поддержку радикальных исламистов в Азербайджане и попытки заменить светскую модель власти на исламскую. Другой болевой точкой во взаимоотношениях постсоветского Азербайджана и Исламской Республики Иран является "каспийский вопрос". По словам азербайджанского политолога Арифа Юнусова, в июле 2001-го обе страны едва не оказались на грани войны: иранские истребители и морские корабли регулярно препятствовали разработкам нефтяных месторождений вблизи границы. В августе 2003 г. Тегеран обвинил Баку в милитаризации Каспийского моря. Поводом послужило проведение совместных азербайджано-американских военно-морских учений.
В 2006 г. Баку стал проводить более взвешенную политику и по отношению к Ирану. На фоне масштабной эскалации напряженности в отношениях между США и Ираном официальный Баку, несмотря на все сложности в азербайджано-иранских отношениях, учится быть "своим" не только в Москве и Вашингтоне, но еще и в Тегеране. Приверженность этой политике уже принесла Азербайджану значительные дивиденды. Несмотря на все комплименты (и плохо скрываемые намеки) Вашингтона Азербайджан стремится проявлять сдержанность в отношении антииранских геостратегических фигур. Еще накануне визита Ильхама Алиева в США заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов заявил, что его страна не намерена быть членом коалиций против кого-либо и хочет строить добрососедские отношения со всеми странами региона. А за неделю до визита президента Азербайджана в Вашингтон в Баку побывал министр обороны Ирана Мустафа Мохаммед Наджар. Главный военный Ирана, так же, как и представители американского истеблишмента, был расположен к позитивным оценкам потенциала Азербайджана. А после визита главы иранского Минобороны Баку посетил сам президент Исламской Республики Махмуд Ахмадинежад. В ходе азербайджанских волнений в Иране в мае-июне 2006 г., , Баку не стал поддерживать своих соплеменников, заявив о невмешательстве во внутренние дела Ирана. Более того, азербайджанские власти и спецслужбы сумели сдержать массовые публичные акции в поддержку азербайджанцев Северного Ирана (или Южного Азербайджана).
Действительно, на территории Ирана находится Тебриз, исторический центр азербайджанского этноса. В памяти азербайджанцев живут и воспоминания о республике Южного Азербайджана во главе с Сеидом Джафаром Пишевари, созданной в 1945 г., а затем ликвидированной Тегераном. Однако в Баку прекрасно понимают, что серьезных ресурсов для реализации "аншлюса Южного Азербайджана" без внешней помощи не существует. А посему лучше поддерживать с соседним государством конструктивные, по разным оценкам, его численность равняется 25-35 млн этнических азербайджанцев ("азербайджанских тюрок"), то есть составляет треть населения всего Ирана. Азербайджанское население Ирана в три раза превышает численность отношения.
Перекинется ли пламя ближневосточного конфликта на Южный Кавказ? Сегодня этот вопрос интенсивно обсуждают политики и эксперты не только в Армении, Грузии и Азербайджане. При ответе на этот вопрос в фокусе всеобщего внимания оказывается Азербайджан, непосредственный сосед главного возмутителя спокойствия - Ирана. На территории Ирана проживает значительное азербайджанское меньшинство. Сегодня населения самой Азербайджанской Республики. В мае-июне 2006 г. иранские азербайджанцы провели массовые акции протеста, которые были спровоцированы очередным "карикатурным скандалом". Поводом для волнений послужила публикация карикатуры в тегеранской газете "Иран", где азербайджанцы были уподоблены тараканам. И хотя власти извинились перед азербайджанской общиной, волнения пришлось останавливать с помощью военной силы. Азербайджанская Республика является центром притяжения интересов не только Ирана, но США и России. Современный Азербайджан - это светское государство, продемонстрировавшее свою готовность бороться с исламским радикализмом. И если для США "исламский вызов" олицетворяет Иран, то для России - это Дагестан с салафитскими джамаатами, граничащий с Азербайджаном. Азербайджан - это самое крупное и экономически состоятельное государство Южного Кавказа, важной чертой которого является политическая стабильность. И если для США стабильность - это просто учет политической реальности, то для российской дипломатии - ценность сама по себе. С приходом к власти Гейдара Алиева официальный Баку, используя одновременную заинтересованность Вашингтона и Москвы в Азербайджане, сумел добиться установления равновесных отношений и с РФ, и с США.
Вместе с тем Азербайджан не достиг того уровня сотрудничества, прежде всего в военной и политической сферах, который есть сегодня в отношениях между Россией и Арменией. В отличие от Армении Азербайджан не состоит в ЕвразЭС и ОДКБ (структуре, которой российские дипломаты и военные отводят большую роль в обеспечении безопасности на постсоветском пространстве). Азербайджан - член ГУАМ, организации, заработавшей себе имидж своеобразного анти-СНГ и ставшей определенным противовесом российскому влиянию в ближнем зарубежье. Но эта близость к антироссийскому альянсу во многом диктуется пророссийской ориентацией Армении. В военном присутствии РФ в Армении лидеры Азербайджана видят опасность эскалации армяно-азербайджанского противостояния. Таким образом, несмотря на многие внутренние трудности, Азербайджану в последние годы удается гораздо более успешно, чем Грузии или Армении, поддерживать хорошие отношения одновременно с Москвой и Вашингтоном. Это, конечно, укрепляет позиции президента Ильхама Алиева. Результативность его политики продемонстрировали парламентские выборы в октябре 2005 г., на которых у антиалиевской оппозиции (блоков "Азадлыг" и "Йени сиясет") фактически не было достаточной внешней поддержки. Российское и американское руководство рассматривают ситуацию в Баку во многом схожим образом: нынешняя азербайджанская власть не идеальна, но, судя по многим признакам,
Азербайждано - турецкие отношения
Как и в 1918-1920 гг., главным партнером Турции на Юге Кавказа стал Азербайджан. 16 декабря 1991 г. независимость Азербайджана была признана Турецкой Республикой. В ходе армяно-азербайджанского конфликта Турция оказала содействие Азербайджану. В 1993 г. была перекрыта армяно-турецкая граница. Однако полномасштабной турецкой военной интервенции в Армению, как в 1918-1920 гг., не произошло. В 1994 г., выступая в Великом национальном собрании Турции, Гейдар Алиев подчеркнул стратегический характер взаимоотношений между Турцией и Азербайджаном. В 1990-е гг. Турция взяла на себя роль доверенного лица Азербайджана в НАТО, других международных организациях. Значительную роль в развитии азербайджано-турецких отношений играет военное сотрудничество. Начиная с 1996 г. в Азербайджане регулярно работают турецкие военные советники, а в Турции проходят обучение и переподготовку азербайджанские военные.
На состоявшемся в сентябре турецком Курултае говорилось, что карабахский вопрос должен стать проблемой не только Азербайджана, но всего тюркского мира. Наряду с этим, указывается на важность активной, целенаправленной, плановой и согласованной работы тюркской диаспоры в европейских странах, направленной на содействие процессу вступления Турции в ЕС
Таким образом, сегодня в Азербайджане заинтересованы все ведущие политические игроки современного мира. США видят в этой стране мини-Турцию, светское и авторитарное государственное образование, не заинтересованное в экспорте ценностей исламской революции. Россия, столкнувшись с обновленческим исламом в Дагестане и на всем Северном Кавказе, хочет видеть на своих южных рубежах государство, готовое оказывать помощь в контртеррористической борьбе, и с пониманием относится к некоторым отступлениям от демократии и прав человека. Иран же акцентирует внимание на принадлежности Азербайджана к исламскому миру и нежелании ее лидеров ввергнуть свою страну в отнюдь не маленькую, и не факт, что победоносную (но уж точно разрушительную), войну. В любом случае всеобщая заинтересованность в сильном и стабильном Азербайджане превращается, помимо всего прочего, в важный внутриполитический ресурс - укрепление власти президента Алиева.
План Брайза требует доработки.
В конце июня 2006 года тезис, неоднократно озвученный армянскими и азербайджанскими СМИ, о наступлении американского доминирования в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, получил свое подтверждение. Мэтью Брайза, новый сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США (заменивший ушедшего в отставку Стивена Манна), озвучил принципы нагорно-карабахского урегулирования. "План Брайза" нельзя назвать политическим откровением. Идеи американского дипломата время от времени озвучивались политиками, экспертами, дипломатами, вовлеченными в карабахский мирный процесс. Однако некий системный план выдвинут именно американским дипломатом, занимавшим, среди прочего, должность помощника заместителя госсекретаря США.
Как пишет влиятельная азербайджанская газета "Зеркало", "за время, прошедшее с момента создания Минской группы ОБСЕ, в Азербайджане и Армении видели много сопредседателей. Это и эксцентричный Владимир Казимиров, тучный Кери Кавано и т.д. Сопредседатели были схожи в одном: они, будучи посредниками, в процессе мирных переговоров были весьма осторожны на заявления. С 1994 года, с момента начала мирных переговоров, журналисты и политологи уже привыкли к их заявлениям, построенным на общих фразах, из которых вылавливались крупицы информации и долгое время обсуждались в обществе. И вот, кажется, ситуация изменилась: появился более словоохотливый сопредседатель - представитель США в Минской группе ОБСЕ Мэтью Брайза. Бывший помощник заместителя государственного секретаря США, не успев официально утвердиться на посту сопредседателя, выступил, пожалуй, с наиболее откровенным заявлением, которое в последнее время озвучивали сопредседатели".
В своем интервью радио "Свобода" Мэтью Брайза заявил: "На столе переговоров президентов Армении и Азербайджана в настоящее время лежит готовый, конкретный документ, который они пока отказываются принять". Таким образом, новый сопредседатель Минской группы прозрачно намекнул на будущее политическое давление, которое ждет конфликтующие стороны в случае отклонения ими данных предложений. Начиная с 2006 г., американские дипломаты взяли курс на форсированное решение "карабахского вопроса", считая, что период без президентских и парламентских выборов является наилучшим временем для "решения" проблемы. Поэтому, по мнению американского Госдепартамента, надо "поспешать" и ускорить процесс принятия Рамочного Соглашения по Нагорному Карабаху.
По словам нового сопредседателя Минской группы от США, основными пунктами Рамочного Соглашения должны стать следующие пункты.
Армения должна вывести свои войска с подконтрольных ей территорий Азербайджана.
После этого должны нормализоваться дипломатические и экономические отношения между Арменией и Азербайджаном. Правильнее было бы говорить не о нормализации, а об установлении таких отношений. Сегодня Баку и Ереван не находятся de jure в состоянии войны, однако между двумя государствами ведется интенсивная "информационная война".
План Брайза предполагает, что в зоне конфликта размещаются миротворческие силы. C этим тезисом, скорее всего, согласились бы российские дипломаты и военные. В ходе двух визитов в Баку в 2006 году российский министр обороны Сергей Иванов озвучивал тезис о готовности российских военнослужащих занять место миротворцев в зоне конфликта после достижения политического соглашения о мирном урегулировании.
Параллельно с размещением миротворцев в зоне конфликта план нового американского сопредседателя предполагает, что Нагорному Карабаху будет оказываться международное экономическое содействие. Впрочем, этот пункт плана американского дипломата является "общим местом" для любой миротворческой инициативы. C подобными предложениями выступали и грузинские дипломаты, говорившие об "экономической реабилитации" Южной Осетии в ходе урегулирования грузино-осетинского конфликта.
Последним аккордом "плана Брайза" должен стать референдум по вопросу о статусе Нагорного Карабаха. "Мы призываем президентов принять это рамочное соглашение, но на это необходима политическая воля", - резюмировал Мэтью Брайза.
К инициативе американского президента можно относиться по-разному. Можно видеть в его мирных предложениях стремление США к установлению своего доминирования на Южном Кавказе, а не только в миротворческом процессе. Вероятно, даже предполагать, что закамуфлированной (не слишком явно) целью плана нового сопредседателя Минской группы является вытеснение России с первых позиций в деле карабахского урегулирования. Однако более продуктивно было бы рассмотреть предложения американского дипломата с точки зрения их политической востребованности и адекватности. Не стал бы подобно российским политическим скептикам искать в инициативе Мэтью Брайза "cкрытые смыслы". Готов a priori принять позитивный характер его мотивации и согласиться с его искренностью.
Однако нельзя не видеть, что многие пункты его проекта, что называется, "зависают". Возьмем для примера первый пункт, предполагающий освобождение Арменией оккупированных сегодня территорий Азербайджана за пределами самопровозглашенной НКР. Возможно, Ереван и был бы готов к такому повороту событий. Однако Ереван - это еще не вся армянская сторона. Как здесь не согласиться с мнением экс-сопредседателя Минской группы ОБСЕ от России Владимира Казимирова, говорившего о "двух с половиной участниках" конфликта, то есть, считая таковым и непризнанный Нагорный Карабах. Ереван может чисто теоретически пойти на такое соглашение. Однако власти в Степанакерте, скорей всего, предпочтут "особое мнение". В особенности это касается Лачинского и Кельбаджарского районов, отрезающих НКР от Армении в случае ликвидации так называемого "пояса безопасности".
Между тем семь оккупированных районов играют в жизни НКР неодинаковую роль. Роль Лачинского коридора для массового сознания армян - это роль "дороги жизни". В данном случае мы не будем спорить, оправданы подобные представления или нет. Мы просто зафиксируем факт. Лачинский и Кельбаджарский районы в отличие от Агдамского или Физулинского являются территориями экономической активности армян и их переселенческой политики.
Непонятно, как быть с новыми поселенцами. Решать ли эту проблему в "ближневосточном формате" или искать новые более приемлемые пути? Кстати сказать, план Брайза в отличие от других миротворческих инициатив не говорит об обязательном возвращении беженцев в места их прежнего обитания. Bо многом именно из-за этого пункта проект американского дипломата был неоднозначно встречен в Баку. Азербайджанские представители сами снова обозначили проблему возвращения беженцев в связи с обнародованием плана нового сопредседателя Минской группы. Начальник Управления прессы и информационной политики МИД Азербайджана Таир Тагизаде, комментируя интервью Брайза радио "Свобода" о содержании переговоров по Карабаху, заявил о необходимости "восстановить демографический и этнический составы Нагорно-Карабахского региона на период до начала конфликта", что является политической утопией. Ни покинувшие регион в результате "поражения" азербайджанцы, ни уехавшие после "победы" армяне, скорее всего, не захотят вернуться в Карабах для определения его будущности.
Другой не менее спорный тезис - размещение миротворцев. Именно Нагорный Карабах является на сегодня единственной "горячей точкой" Южного Кавказа, где миротворческие операции (российские или под эгидой международных структур) до сих пор не проводились. Режим "прекращения огня" держится на джентльменском соглашении конфликтующих сторон. Поддержанию такого режима содействует и оккупация силами обороны непризнанной НКР (при поддержке Армении) семи районов за пределами собственно карабахской территории. Для Азербайджана - это "оккупированные территории". Для НКР (и Армении) - "пояс безопаности", снять который ни один политик в Степанакерте не готов. Необходимо констатировать, что главная проблема урегулирования - это не беженцы и не недостаток демократии. Главная проблема - это поиск доверия между конфликтующими сторонами. ПРИМЕР. Все остальное, включая и размещение миротворцев - задачи второго плана. Почему Степанакерт (столица непризнанной НКР), превращенный в 1991-начале 1992 гг. в "Сталинград", заново отстроен, а населенная до конфликта преимущественно азербайджанцами Шуша нет? Потому что Шуша - тактически господствующая над Степанакертом высота, а армяне опасаются "мирного урегулирования" в виде возвращающихся "шушалары" - шушинских азербайджанцев. Почему армянская сторона так упорно не желает освобождения "оккупированных территорий"? Потому, что никакие миротворцы (особенно европейские) не удержат полмиллиона азербайджанских беженцев от возвращения в родные города и села. Считать же, что за демилитаризацией "оккупированных территорий" и введением туда миротворческих контингентов не последует массовое "возвращение" беженцев, мечтающих свести счеты с армянскими "оккупантами", нет никаких оснований. Если же миротворцы начнут реально сдерживать этот процесс, то неизбежны серьезные эксцессы и последующая дискредитация всей миротворческой операции.
Уже упомянутый нами Таир Тагизаде высказал мысль о необходимости проведения референдума по статусу Карабаха на основе учета азербайджанских политико-правовых реалий. По его мнению, следует "перейти к конституционному, демократическому определению статуса Нагорного Карабаха на основе территориальной целостности Азербайджана. Такие пути зафиксированы в Конституции страны, в частности, это путь общенационального референдума". Однако план Мэтью Брайза предполагает поиск компромиссов. Вряд ли такая политическая заданность являет собой образец подлинно компромиссного урегулирования этнополитического конфликта. Идеи, озвученные Тагизаде, скорее всего, натолкнутся на контраргументацию армянской стороны. И Роберт Кочарян, и Аркадий Гукасян не раз заявляли, что народ Карабаха в 1991 году уже реализовал свое право на самоопределение на референдуме. Однако тот референдум проигнорировала азербайджанская община, составлявшая численное меньшинство карабахского населения. Не совсем понятно и то, кто будет участниками плебисцита. Будут ли в него включены только беженцы-азербайджанцы, имевшие право голоса на момент своей вынужденной миграции и покинувшие Карабах в 1991-1994 гг., или же и их дети и внуки, достигшие восемнадцатилетия после трагедии начала 1990-х гг.? Cтанут ли участниками голосования армяне, оставившие Карабах в ходе и после военных действий?
Таким образом, план Мэтью Брайза требует серьезной доработки. Cегодня его проект является "сырым". В любом случае поспешность с принятием любой миротворческой инициативы может привести совсем не к тем результатам, которых от них изначально ожидали. Так было и с "дорожной картой" на Ближнем Востоке, и с идеей "объединения Кипра" под сенью объединенной Европы. Так может случиться и в Нагорном Карабахе, если единственным критерием необходимости примирения будет спешка, а единственной мотивацией - пауза в выборном процессе.
Деятельность минской группы ОБСЕ
Решение о созыве в Минске международной конференции по нагорному Карабаху было принято в Хельсинки на совещании СБСЕ/ ОБСЕ 24 марта 1992 года. Страны, вовлеченные в процесс подготовки Минской конференции составили Минскую группу ОБСЕ ( Болгария, Германия, Италия, Россия, США, Турция, Франция, Швеция, Чехия).. На конференции было принято решение учредить институт сопредседателей Минской группы.
В рамках Минской группы в в Москве состоялись достаточно интенсивные переговоры, обсужден ряд идей, предложенных сопредседателями в контексте тех проблем, которые возникли в ходе переговорного процесса. "В принципе, состоялся очень конструктивный и продуктивный обмен мнениями по основным принципам урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. В ходе переговоров достигнута договоренность о том, что каждая сторона берет паузу до 24 октября, с тем, чтобы проанализировать обсужденные идеи. Решено продолжить переговоры на уровне министров иностранных дел Азербайджана и Армении 24 октября 2006 года в Париже",- сказал Мамедъяров.
Глава МИД Азербайджана также сообщил, что встреча началась в присутствии сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а затем тет-а-тет. Стороны провели также индивидуальные переговоры с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, а затем поочередно продолжились встречи с сопредседателями. В переговорах также принимал участие личный представитель действующего сопредседателя ОБСЕ Анджей Каспшик.
Отвечая на вопрос о том, можно ли урегулировать конфликт до конца 2006 года, как это предполагают страны большой восьмерки, министр заметил, что не следует завязываться на каких-то сроках, так как это чрезвычайно серьезный и чувствительный вопрос, а стараться двигаться вперед в переговорном процессе. "Главным предметом переговоров является вопрос об основных принципах урегулирования, и предложения сопредседателей базируются на уже наработанных принципах, которые много лет обсуждаются в рамках пражского процесса. В настоящее время часть проблемы связана со статусом, часть проблемы - с полным выводом армянских войск. Наша задача - найти тот хрупкий баланс, на основании которого мы могли бы дальше двигаться. Мы согласовали основные принципы урегулирования конфликта, но есть два несогласованных принципа, над которыми работаем. Сегодня обсуждались именно эти несогласованные принципы",- отметил министр.
Оценивая деятельность России в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ, министр заявил, что "российская сторона имеет все возможности для того, чтобы проявить, и она проявляет достаточно интенсивный интерес к тому, чтобы было движение в процессе переговоров". "Мы считаем, что Россия наш и политический, и экономический партнер, наш сосед. Вне сомнений, она должна играть одну из ключевых ролей в контексте урегулирования. Мы видим, что в данном направлении у России есть желание для того, чтобы привести Азербайджан и Армению к общему знаменателю, чтобы мы могли перейти к первому этапу урегулирования. Безусловно, такой сложный конфликт единовременно решить невозможно, надо решать поэтапно. И самый последний элемент, который придет во взаимоотношения между Азербайджаном и Арменией, это элемент доверия, имеющий колоссальное значение, и в этом контексте Россия смогла бы сыграть большую роль",- подчеркнул Мамедъяров.
Глава МИД Азербайджана также заявил, что одна из задач, стоящих перед страной - подняться на уровень регионального лидера, и это создаст больше возможностей для мирного урегулирования конфликта. "На данном этапе мы стараемся, чтобы режим прекращения огня не нарушался, и одновременно работаем над тем, чтобы конфликт был решен. Это важно для Азербайджана и Армении, а также для всего региона",- резюмировал азербайджанский министр.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован