17 мая 2011
1058

Современные тенденции уголовного и уголовно-исполнительного законодательства: практика тюремного духовенства в Русской Православной Церкви и перспективы развития института тюремных капелланов

Председатель Синодального отдела по тюремному служению епископ Красногорский Иринарх выступил с докладом "Современные тенденции уголовного и уголовно-исполнительного законодательства: практика тюремного духовенства в Русской Православной Церкви и перспективы развития института тюремных капелланов (тюремных священнослужителей) в учреждениях УИС" на научно-практической конференции по проблемам мониторинга законодательства и правоприменения в Санкт-Петербурге.

Конференция на тему "Современные тенденции уголовного и уголовно-исполнительного законодательства: практика и перспективы развития", организованная Министерством юстиции РФ, состоялась 17 мая 2011 года.

Досточтимые участники встречи!

В настоящее время ФСИН Российской Федерации проводит пилотный проект по включению священнослужителей в деятельность исправительных учреждений на штатной основе, который реализуется в 16 исправительных учреждениях: УФСИН России по Республике Мордовия (4), Камчатскому краю (3), Вологодской (5) и Саратовской (4) областях.

Этот пилотный проект приведен в действие в указанных регионах силами и средствами уголовно-исполнительной системы с участием духовенства, несущего по благословению Преосвященных архиереев священнослужение в местах лишения свободы. При этом серьезно обсуждаются кадровые, образовательные и финансовые ресурсы для поднятия на новый уровень взаимодействий Русской Православной Церкви и УИС в местах лишения (ограничения) свободы. И, несмотря на то, что этот проект уже внедряется на практике в четырех субъектах Российской Федерации, остаются нерешенными многие вопросы, требующие более углубленного диалога в этом направлении сотрудничества между представителями Русской Православной Церкви и ФСИН РФ.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, поддерживающий прочную традицию духовного попечения о заключенных, существовавшую в России на протяжении веков, выступая с докладом на Архиерейском Соборе 2 февраля 2011 года, отметил, что существующие на сегодня правовые нормы не отражают достигнутый между Русской Православной Церковью и Федеральной службой исполнения наказаний уровень соработничества.

Дело в том, что православные общины в местах лишения свободы в настоящее время объединяют более 73 тысяч осужденных, в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы России имеется более тысячи православных тюремных храмов и молитвенных комнат, в то время как правовое положение тюремных священнослужителей в местах принудительного содержания, равно как и правовое положение тюремных храмов и молитвенных комнат, остается неопределенным.

Предполагается, что храмы, расположенные на территории учреждений уголовно-исполнительной системы, в настоящее время имущественно входят в состав их основных фондов и будут передаваться церковным приходам (или общинам верующих) на правах безвозмездной аренды, а материальное обеспечение тюремных священнослужителей, осуществляющих по благословению епархиальных архиереев священнослужение в местах принудительного содержания заключенных, обеспечивается за счет местных епархий. Однако до сегодняшнего дня основной акцент пребывания представителей Церкви в учреждениях УИС полагался на обеспечение священнослужителями духовно-пастырского окормления заключенных, совершение богослужений и треб, и различных религиозных обрядов. Однако возрождение института тюремных капелланов, предполагающее тюремное служение духовенства на постоянной основе в учреждениях УИС и привлечение духовенства и верующих мирян-волонтеров к участию в процессах ресоциализации осужденных, прежде всего, готовящихся к освобождению из мест лишения свободы, требует определенного переосмысления их правового статуса.

Только для уточнения порядка проведения богослужений юридической службой Московской Патриархии предлагается внести в действующее российское законодательство массу поправок и уточнений (в статьи 14, 89, 118, 158, 185 Уголовно-исполнительного кодекса, статью 11 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", соответствующих изменений требуют и Правила внутреннего распорядка учреждений ФСИН России).

Под уголовно-исполнительным законодательством необходимо понимать не только Уголовно-исполнительный кодекс, непосредственно регулирующий общественные отношения, возникающие в процессе исполнения и отбывания уголовного наказания, но и положения других законов, регулирующих весь комплекс общественных отношений, возникающих по поводу и в процессе исполнения и отбывания всех видов уголовных наказаний, и применения к осужденным мер исправительного воздействия. В этом отношении важное значение имеют, например, общественно значимые законы, среди которых Законодательство о свободе совести и религиозных объединениях, исходящее из соответствующих норм Конституции Российской Федерации и Гражданского кодекса России, а также международные договоры, правила которых имеют приоритетное значение, если они отличаются от предусмотренных российским уголовно-исполнительным законодательством.

22 февраля 2011 года Святейший Патриарх Кирилл и директор ФСИН России Александр Реймер подписали Соглашение о сотрудничестве между Федеральной службой исполнения наказаний России и Русской Православной Церковью, расширяющее границы их взаимоотношений.

Первоначально в тексте Соглашения отсутствовало какое-либо упоминание о духовном окормлении сотрудников уголовно-исполнительной системы, а также об организации системы религиозного образования для слушателей учебных заведений Федеральной службы исполнения наказаний России, в то время как Русская Православная Церковь выполняет миссию духовно-нравственного воздействия среди всех слоев российского общества, предполагающее доступность Церкви не только для верующих заключенных, но и для верующих сотрудников УИС. Подписанное Соглашение охватывает собой духовно-пастырское окормление:

осужденных к лишению свободы и лиц, заключенных под стражу;
сотрудников уголовно-исполнительной системы (УИС) и членов их семей;
курсантов образовательных учреждений ФСИН России.

По отношению к этому последнему - третьему пункту о курсантах образовательных учреждений ФСИН России следует заметить, что Священноначалие Церкви высказывается в поддержку предложениям "по организации подготовки священнослужителей к особой миссии присутствия в исправительно-трудовых учреждениях", а также говориться о том, что "помимо введения соответствующих предметов в учебные планы семинарий, имеет смысл создавать централизованные курсы по переподготовке духовенства, уже несущего пастырское послушание в ИТУ". Учитывая сложившуюся за два последних десятилетия систему сотрудничества, Святейший Патриарх выражает надежду в том, что "представители системы исполнения наказаний смогут принять активное участие в организации и проведении данных курсов".

Есть основания полагать, что в процессе реализации данного Соглашения должны быть выработаны правовые основы, регулирующие деятельность духовенства в исправительных учреждениях России.

Основной тенденцией современной пенитенциарной практики является изменение условий содержания в зависимости от поведения осужденного. Этой цели призвана служить и так называемая система "социальных лифтов", основанная на соблюдении заключенными определенных критериев поведения в период отбывания наказания. При успешном выполнении установленных критериев осужденный переводится в улучшенные условия. На этом этапе у него закрепляются навыки гражданского общежития и нормы социального быта, такие как ведение хозяйства, работа на гражданском предприятии, проживание с родственниками и другие подобные нормы. Связанная с этими условиями подготовка индивидуального плана жизни на свободе требует тщательного ресоциализирующего воздействия на личность отбывающего наказание за совершенное общественно опасное деяние заключенного, поставившего свои интересы выше интересов других людей.

Все перечисленные моменты имеют непосредственное отношение к нравственным нормам, исповедуемым Русской Православной Церковью. Стремление к оказанию моральной поддержки ближнему, базирующейся на понятиях жертвенной христианской любви, вне зависимости от социального статуса и даже религиозной принадлежности нуждающегося в помощи человека, полностью отвечает поставленным выше целям.

Соглашение о сотрудничестве с подведомственной Минюсту России Федеральной службой исполнения наказаний выявили стремление к расширению дальнейшего взаимодействия, прежде всего в области духовного развития сотрудников федеральной службы и ресоциализации лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы. В этом отношении наиболее привлекательна идея служения священников в учреждениях УИС на постоянной основе, дающая возможность тщательной адаптации священнослужителя к взаимодействию с паствой в рамках уголовно-исполнительного законодательства, а также постоянного окормления каждого осужденного во время нахождения в местах лишения свободы и, в дальнейшем, после его освобождения.

В этой связи, представляется целесообразным рассмотреть вопрос о правовых основах создания корпуса тюремных капелланов, а также уполномоченных по делам религиозных организаций и общественной нравственности при УФСИНах в субъектах Федерации, предусмотрев возможность замещения их лицами из числа тюремных священнослужителей, которые облечены должностью благочинного данного регионального (епархиального) корпуса тюремных капелланов. Эти уполномоченные региональных УФСИНов и, одновременно, благочинные тюремных храмов, также должны состоять в составе членов Общественного совета при региональном УФСИНе, что предоставит более перспективные возможности для утверждения института тюремных капелланов в нашей стране, призванного внести церковный вклад в общенародное дело сокращения количества заключенных в местах принудительного содержания и ресоциализации в гражданское общество лиц, отбывших срок наказания и вышедших на свободу. Тем более что отделение религиозных объединений от государства в соответствии с п. 6 ст. 4 Федерального закона о свободе совести и религиозных объединениях не влечет за собой ограничений прав членов указанных объединений участвовать наравне с другими гражданами в управлении делами государства. Ни в одной стране мира отделение Церкви от государства не исключает присутствие капелланов, например, в армии.

Мы уже имеем прецедент в этом отношении. Приняв во внимание многочисленные обращения граждан, военное ведомство разработало, а Президент Российской Федерации поддержал предложения по поэтапному введению института капелланов в российской армии. Первый этап, по словам статс-секретаря Минобороны Николая Панкова, почти завершен: в течение прошлого года священнослужители стали появляться на российских военных базах за рубежом и в Северокавказском военном округе. Разработано положение о военных священниках, типовой договор, подобраны кандидатуры для зарубежных частей и СКВО. Состоятся соответствующие назначения, и этот опыт должен быть распространен по всей России. Полагаю, и нам всем предстоит кропотливая и напряженная работа по возрождению института тюремного духовенства, опираясь как на дореволюционный опыт Русской Православной Церкви, так и на современный опыт деятельности тюремных капелланских структур зарубежных стран.

Совместно с решением нормативно-правовых вопросов учреждение института тюремных капелланов должно учитывать и проблемы финансирования. С одной стороны - финансового обеспечения тюремных священнослужителей, храмы которых расположены в непосредственной близости от учреждений УИС и, как правило, в силу удаленности от районных селений бедны. С другой стороны - финансового обеспечения жизнеспособности самих тюремных храмов, возведенных на режимной территории и не имеющих собственного дохода на содержание. Проблема эта назрела давно и требует двустороннего решения, как со стороны Минюста и ФСИН России, так и со стороны Русской Православной Церкви - ее нельзя решить в одностороннем порядке.

При всем этом, в деле духовно-пастырского окормления заключенных одной из тактических задач тюремного служения должна быть признана ресоциализация заключенных, которую необходимо осуществлять как во время отбывания срока наказания, так и после освобождения. Задача Церкви - помогать заключенному в местах лишения свободы сохранить в себе или обрести заново способность возвращения в гражданское общество, а после выхода на свободу - помогать ему через возрождение религиозности находить в себе духовные и нравственные силы для восстановления утраченных им за решеткой социальных связей в гражданском обществе.

Общины верующих, по определению XIV Всемирного русского народного собора, всегда были "средой, в которой сглаживались семейные конфликты, гарантировалась защищенность детей, преодолевались последствия сиротства и беспризорности". В этой связи участие Церкви в организации социальной работы в пенитенциарной системе, учитывающей проблемы женщин и детей, отбывающих наказание в виде лишения свободы и готовящихся к освобождению крайне необходимо.

Для решения проблем несовершеннолетних осужденных при серьезной государственной поддержке могут быть созданы, способные выполнять работу по обеспечению социализации для малолетних преступников после выхода из мест лишения свободы. Уже сейчас альтернативные существующим воспитательным колониям реабилитационные центры, центры психологической поддержки, созданные Русской Православной Церковью и другими традиционными религиозными общинами России, успешно решают вопросы реабилитации малолетних преступников, обращения на путь ответственной жизни "трудных" детей или проблемных родителей.

Надо иметь в виду, что церковная реабилитация может апеллировать не к функциям, которые выполняет человек, а напрямую к его совести и сердцу. Порой это является самым сильным фактором, влияющим на решение того или иного вопроса. Необходима не столько групповая, сколько индивидуальная ресоциализация, особенно по отношению к детям-подросткам и женщинам с малолетними детьми.

Этот сложный и весьма трудоемкий процесс также требует тщательного осмысления и нормативно-правового обоснования. Поскольку латинское слово "penitentia" близко по смыслу к православному понятию "покаяние", искренне надеюсь на деятельное сотрудничество в разработке правовых оснований для плодотворной совместной деятельности.

Желаю всем собравшимся помощи Божией в трудах на поприще возврата в общество тех заключенных, которые заблудились в жизни, но еще не успели полностью утратить в себе способность к изменению своей судьбы к лучшему и возвращению в гражданское общество.
http://www.patriarchia.ru/db/text/1492609.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован