12 июля 2002
472

Созидатели Империи

Е. В. Алексеев

Созидатели Империи

1.Кому мешает великое прошлое?
В последние несколько лет все активней проявляют себя ?ревнители?русской исто-рии, все больше рассуждений о подложных летописях, написанных в угоду правившей дина-стии Романовых. Некоторые защитники русской самости дошли до того, что начали цитиро-вать известного либерала и масона начала века князя Н.С. Трубецкого, который заявил о том, что после Петра Великого в России утвердилась ?антинациональная монархия?. Вспоминают о засилье инородцев в среде русской аристократии и придворных кругах, и в конце своих рассуждений обязательно пнут Романовых, что и не Романовы они, а Гольштейн-Готторпские герцоги, а посему и монархия антинациональная.
Все эти эскапады против Императорской России можно было бы оставить без внима-ния, если бы они исходили от оголтелых коммунистов, анархистов, национал-большевиков и прочей левой публики. Но эти выпады все больше находят поддержку среди патриотических сил и в их печатных изданиях, а это уже не должно оставаться без внимания. Во многом они отдают квасным патриотизмом и убогим национал-социализмом русского разлива. Научной базой против Имперской России служат опусы академика Фоменко, которые у профессио-нальных историков не вызывают ничего, кроме усмешки. Небезынтересно то, что книги это-го академика физико-математического факультета МГУ выпускаются огромными тиражами и финансируются из весьма сомнительных источников. В целом проект ревизии Отечест-венной истории можно рассматривать как интеллектуальную диверсию, направленную против России. В наше время торжества рационализма и культа наживы, апологетам ?ново-го мирового порядка? мало лишить русских веры в будущее, надо отнять у них великое прошлое, чтобы еще более деморализовать русское общество. Молодежь, которая в боль-шинстве своем воспитывается на культе любви к ?Великой Америке?, килограммами погло-щает ?сникерс? вперемешку с кокаином, литрами хлещет ?виски с колой?, спокойно читает бред некоторых рьяных западников нашего времени о вечно убогой и ничтожной России, как бы убеждается в том, что в ?этой? стране жить нельзя. Именно такого мировосприятия доби-ваются интеллектуальные извращенцы, чтобы окончательно лишить надежды молодое поко-ление на возможность установления спокойной и справедливой жизни в России.
Без прошлого нет будущего. Вся история мировых цивилизаций построена на при-чинно-следственных связях. Если изымается одно звено, рассыпается вся цепочка. Но если утвердить в умах населения, что в России никогда не было хорошей жизни, то человек убеж-дается, на подсознательном уровне, что хорошо никогда и не будет. Некоторые публицисты договорились до того, что русская цивилизация уйдет в небытие, как до этого исчезла Ат-лантида, канули в лету Рим и Византия. Видя, прямо скажем, современное убогое состояние государства, народ утверждается в этих выводах: ?Все пришел полный карачун?. СМИ со своей чернухой и хроникой преступлений только подогревают эти упаднические настроения. Единственной отдушиной для русского патриота была героическая и великая история Рос-сии, которая пережила сотни войн, победила пять глобальных нашествий (татары, Смутное время с поляками, шведами и казаками, Наполеон, большевики и Гитлер) и, тем не менее, строила, верила и побеждала.
Какой была эта Россия? Кто в ней правил? Во имя каких целей Романовы 300 лет цар-ствовали? Кто виноват в гибели Империи? Эти вопросы необходимо разобрать и дать отве-ты. Многие граждане России проходили курс Отечественной истории, а многие убеждены, что знают историю. На самом деле они знают отдельные несвязанные факты, и, увы, не по-нимают логику истории. Немаловажно и то, кто интерпретирует известные факты. Как пра-вило, толкователями истории являются либо красные академики, либо либеральные профес-соры, то есть, люди не понимающие России и желающие превратить её то в Англию, то во Францию или Голландию. Они изначально ориентированы на какие-то вовне существующие или вымышленные образцы для подражания. Как люди, исповедующие марксизм или край-ний либерализм, могут стремиться понять и любить Имперскую Россию? Они видят в себе не сынов своей Родины, а судий. Но необходимо и патриотам сформулировать собствен-ную концепцию видения имперского периода русской истории.
Советская историческая школа, основанная профессором Покровским, поставила пе-ред собой задачу провести ревизию Отечественной истории и превратить ее из истории ца-рей в историю народа. В основу был положен постулат, что историю вершат не правители, а народы. Эта доктрина была принята и поддерживалась партией большевиков до тех пор, по-ка она боролась с ?прогнившим царским режимом?, но, как только партию возглавил Ста-лин, он на практике показал, что личность в истории играет одну из ключевых ролей.
В подтверждение предлагаю такую историческую гипотезу: кем и где окончил бы свою жизнь В. И. Ульянов, проживи Император Александр III еще двадцать лет. Полагаю, что в Швейцарии, в качестве профессионального революционера, и не более того. Да и то это лучший для него исход, а в худшем - вечное поселение в Сибири. То, что на Всероссийском Престоле оказался его гуманный и добрый сын, который не смог удержать корабль Империи на плаву, не стоит искать закономерностей. Это роковая случайность. Окажись на месте Ни-колая II его дядя, Вел. Кн. Владимир Александрович, и революции точно бы не было. Об этом можно судить по тем решительным действиям, которые были предприняты им во время мятежа 1905 года. Именно войска Петербургского военного округа подавляли мятеж в сто-лице, а командовал им именно Вел. Кн. Владимир Александрович. Посему можно точно ска-зать, что от личности в истории зависит очень многое, и концепция Покровского была на-веяна той народно-демократической традицией, которая была присуща всем революционе-рам-народникам в конце ХIХ века, а позже перекочевала к меньшевикам и большевикам.
Одной из главных задач, поставленных перед советской историей как наукой, была глобальная дискредитация деятельности династии Романовых. Для этого применялся двой-ной подход. Клевета на Императоров и весь Императорский Дом, с одной стороны, и выпя-чивание и преувеличение всех ошибок в деятельности того или иного монарха, с другой. Все положительные факты деятельности Императоров Всероссийских либо искажались, либо за-малчивались. В результате в наши дни перекачивала масса легенд и мифов о Доме Романо-вых и ее венценосных представителей.
Сталин внес коррективы в толкование русской истории в ее имперский период. Были выделены правители достойные и недостойные. Несомненным лидером в предпочтениях ?кремлевского горца? являлся Иван Грозный, затем Петр Великий. Отчасти Сталин отдавал должное Екатерине Второй, но он, как человек с ярко выраженным восточным менталите-том, не мог смирится с тем, что этот великий правитель России был женщиной. На этом спи-сок хороших правителей России, с точки зрения Сталина, исчерпывался. Ранние правители не вызывали должного пиетета, т.к. отличались чрезмерной религиозностью, а все Романовы после Петра были либо ?бабы?, или слишком слабы и неспособны к власти. Возможно, Ста-лин симпатизировал Николаю Первому и Александру Третьему, но об этом невозможно бы-ло заявить. Первый вошел в советские учебники как ?Палкин?, второй ограниченным, мало-образованным человеком и пьяницей. В целом в советской историографии реальная государ-ственная история заканчивается в середине ХIХ века, и последним реальным фактом, о кото-ром упоминали учебники, являлась русско-турецкая война 1877-78 гг. Далее шла история ре-волюционного движения, от народовольцев до победы ?Великого Октября?.
Либеральная школа историков все же выделяла некоторых представителей Дома Ро-мановых как мудрых и прозорливых политиков, таких как первые два Александра. Да и Ни-колай Второй в эмиграции стал рассматриваться либералами хоть и не дальновидным, но спокойным и добрым Государем. Особенно он хорошо выглядел на фоне кровавых больше-вистских вождей Ленина, Свердлова, Троцкого и Сталина. Но в целом либералы жестко кри-тиковали политику русских Самодержцев, как антинародную и авторитарную. Для них Александр Первый был хорош только до 1810 года, а после ссылки Сперанского он стал дес-потом и тираном. Национальная политика Империи никогда не вызывала одобрения либе-ральной публики. Камнем преткновения оказались два вопроса - еврейский и польский. Польские восстания были жестоко подавлены, а евреи до революции проживали в черте оседлости.
Все эти концепции господствуют и сегодня. Кроме того, ревизией русской истории стали заниматься русские национал-социалисты. Их претензии не новы. Их предъявляли Императорскому Дому и ряд либеральных аристократов: кн. Н. Трубецкой, П. В. Долгору-ков, Бакунин и кн. Кропоткин. Сводятся они к следующим аргументам: ?сами Романовы немцы, окружали их немцы, которые проводили антирусскую политику, потом многие Рома-новы подались в масоны и стали кавалерами Мальтийского ордена. Истинных патриотов России отстраняли от дел. Русский народ кормил инородцев, а сам жил в нищете?. Как пра-вило, эти тезисы поддерживают малообразованные, заблуждающиеся или злонамеренные люди, не знакомые с историей европейских монархий и только поверхностно изучавшие ис-торию русских монархии и государства.

2. Россия ? в вере и борьбе
Невозможно и не нужно пытаться дать полный анализ Русской истории за 500 или 300 лет, но необходимо представить правильное, прогосударственное виденье тех наиболее зна-чимых, можно сказать, ключевых моментов нашей истории, которые определяли судьбу рос-сийской державы с момента усиления Москвы.
Вначале необходимо четко представлять, что невозможно и алогично подходить к ис-торическим проблемам с точки зрения современного `либерального` времени, то есть с теми идейными установками и моральными принципами, которые сформулированы европейской и атлантической цивилизацией на начало ХХI века. Это ошибочно по отношению ко всей ис-тории человечества, и вдвойне ошибочно по отношению к русской истории.
Базисные принципы построения российского государства, с момента утверждения господствующей роли московского Великого Князя, сводились к следующим принципам: 1) Приоритеты интересов государства над интересами отдельной личности и групп населения. Одной из причин данной русской константы были природно-климатические условия, боль-шие расстояния между малочисленными поселениями, постоянные внешние агрессии сосед-них государств, отсутствие постоянной торговли с Европой и Востоком, отсутствие законо-дательной базы, гарантирующей права и свободы личности. Надо отметить, что таковые да-же в Европе появились только в конце ХVIII века, а закреплены были вовсе в середине ХIХ. 2) Высочайший авторитет Православной Церкви как стержня, который объединял вокруг се-бя все этнические и социальные группы Русского общества. Именно Православие укрепляло людей в той вере, что земная жизнь ? временное бытие человека и для верующего, истинного христианина, гораздо важнее жизнь вечная, потусторонняя. Именно отсюда проистекает ас-кетическое начало земного бытия, и невостребованность к богатству и наживе у основной массы русских людей в ХIII ? ХVII веках. 3) Мобилизационный тип развития экстраполиро-вался и на подсознательный уровень восприятия, как у политической элиты России, так и у большинства населения. Постоянные кочевые набеги, отсутствие прочного камня, для строи-тельства постоянного жилья, и изобилие лесов приучили к деревянным постройкам ? избам, которые легко оставить, и уйти в леса от внешних захватчиков, а по возвращению на место-жительство вновь построить новые деревянные жилища. 4) Именно православное сознание и Церковь утверждали легитимность монаршей власти, Царь, а позже Император были са-кральными фигурами в сознание верующих, а за образец для подражания всеми монархами, вплоть до ХIХ века, брались богоподобные Цезари Рима. В целом образцом для подражания, как идеальное государства, всеми европейскими монархиями считалась именно Римская Им-перия, со времен Юлия Цезаря. Именно этот эталон образцового государства толкал всех ве-ликих Королей Европы, а с Петра Великого и русских Самодержцев создавать Вселенские Империи. Именно лавры Цезаря, Августа, Марка Аврелия и Северов были тем субъективным фактором, который подталкивал к экспансии и созданию империй Карла Великого, Фридри-ха Великого, Людовика Солнце и Наполеона I. Конечным проявлением этого идеала стала знаменитая фраза Наполеона III: ?Империя это мир?, мир во всех сферах - социальной, кон-фессиональной, национальной и общественной. Именно Российская Империя стала тем во-площением идеальной Империи, о которой говорил Наполеон III и о которой мечтали все ев-ропейские царствовавшие династии. Объективные же причины к созданию Империй лежали в экономике и религии. 5) Общественный договор между государством и народом был не возможен в силу того факта, что, скрываясь от татар из уничтоженного Киевского княжества, массы направились в вотчинные Владимиро-Суздальские земли, ища там защиты и убежища. Беженцы из Киева и других городов Юго-Западной Руси обязались нести службу и оброк Князьям Владимирским, а те обеспечивали народ своим покровительством и землей, которая являлась частной собственностью дома Рюриковичей. Именно отношение власти к своим подданным как холопам закрепилось между государством и народом. И эти барско-холопские отношения утвердились в России вплоть до Екатерины Великой, и только ее ука-зом был введен термин ?подданные?. Холопами были не только крестьяне по отношению к барину-вотчиннику, но и бояре по отношению к Царю. Царь же отвечал за свои поступки только перед Богом, т.к. он был Его Помазанник. Эта традиция получила определение ? Са-модержавие, система монархической власти, отличной от западного абсолютизма. Там волю короля не мог оспорить никто, даже если она шла вразрез с заповедями Христа Спасителя и мнением Церкви. В России правящие монархи всегда считались с мнением Православной Церкви и христианским учением, исключения были: Иван Грозный, Петр Великий, Петр III, Николай I. Но они только подтверждали правило. Начиная с Павла I, в Высшем государст-венном законе о Престолонаследии значилось, что российским Императором мог быть толь-ко член Императорской Фамилии, исповедующий Православие.
Московское государство, начиная с Ивана Калиты, постоянно находилось под угрозой баскакских набегов. Именно это обстоятельство вынуждало Великих Князей Московских по-стоянно платить дань Орде, вековое рабство и зависимость от ордынских ханов привели к формированию отношений личностных между господствующим и зависимым. Дружеские отношения Александра Невского с Батыем спасали Новгород и всю Северо-восточную Русь от татарских набегов, но его наследники испытали всю силу ордынской власти. Особенно сильно это давление Золотой Орды стало проявляться после перехода хана Узбека в ислам. Позже ислам приняла Белая Орда, где захватил власть хан Мамай, который не был по своему происхождению Ченгизидом. Белая Орда изначально пользовалась поддержкой антирусских государств Европы: от Генуи до Литвы. Как утверждал Л. Гумилев, в Мамаевом войске со-стояли генуэзские стрелки, а наемники содержались на генуэзское золото. Союзником Ма-мая выступал Великий Князь Ягайло Литовский. Москву же поддерживал хан Синей орды ? Тохтамыш.
После Куликовской битвы власть Москвы еще более укрепилась, но в системе рус-ской монархии жестко закрепились принципы: единодержавия и самодержавия. Борьба с Ордой, а позже с Крымскими ханами были ведущими внешнеполитическими задачами, ко-торые русская монархия решала в течение 400 лет, с 1380 по 1783 годы.
Весь период ордынского господства и становления власти Москвы охарактеризовал в своей балладе ?Змей Тугарин? граф А.К. Толстой. Пророком в данной поэтической притче выступает Змей Тугарин, перевоплотившись в татарина, он предсказывает будущее Руси Князю Владимиру Святому:

?Но род твой не вечно судьбою храним,
Настанет тяжелое время,
Обнимут твой Киев и пламя и дым,
И внуки твои будут внукам моим
Держать золоченое стремя!?
?Певец продолжает : ?Смешна моя весть
И вашему уху обидна?
Кто мог бы из вас оскорбление снесть?
Бесценное русским сокровище честь,
Их клятва: ?Да будет мне стыдно!?
На вече народном вершится их суд,
Обиды смывает с них поле ?
Но дни, погодите, другие придут,
И честь государи, заменит вам кнут,
А вече ? каганская воля!?
?Певец продолжает: ?И время придет,
Уступит наш хан христианам,
И снова подымится русский народ,
И землю единый из вас соберет,
Но сам же на ней станет ханом!?
И в тереме будет сидеть он своем,
Подобен кумиру средь храма,
И будет он спины вам бить ботажьем,
А вы ему стукать да стукать челом ??

Россия на протяжении всей своей истории вела изнурительную борьбу как с юго-восточными соседями, так и с северо-западными. Культурная и религиозная экспансия за-падных государств представляла угрозу для России большую, чем экспансия татар, которые до принятия магометанства довольно терпимо относились и к Православию, и к Церкви. Именно внешние угрозы вынуждали русское государство, а позже Российскую Империю в первую очередь поддерживать военное и служилое сословия. Именно поэтому столь ярко был выражен милитаристский дух у самих монархов. Здесь не только подражание Цезарю ? полководцу, но и Александру Невскому и Дмитрию Донскому. Да и в Европе величайшими правителями считались именно удачливые полководцы или военные: Ришельё (генералисси-мус Франции), Карл ХII, Фридрих Великий, Наполеон и Бисмарк. Вплоть до изобретения ядерного оружия считалось, что главным делом для дворянина и для всякого мужчины явля-лась война. Учитывая и тот факт, что армия в Европе и в России исполняла одновременно с военными и полицейские функции, не удивительно, что все монархи были военными. Эта традиция дожила до конца ХХ века, и сегодня, как многие века назад, в торжественных слу-чаях и в дни национальных праздников европейские монархи облачаются в военные мунди-ры.
Часто русскую монархию упрекали в отсутствии гуманизма. Но это было присуще всем европейским монархиям. В то время как в России случился Новгородский погром, ко-гда вечевой колокол был вывезен в Москву, в Европе шли междоусобные войны. В Англии война Алой и Белой Розы; во Франции война Лиги Общественного блага против Короля Франции, позже война Людовика ХI с Карлом Смелым; в германских государствах крестьян-ские восстания, в частности, в Вюрцбургском епископстве; в Италии установление тирании Дома Медичи. Одной из причин, подтолкнувшей московского государя к столь жестким дей-ствиям против Новгорода, было то, что новгородское боярство, активно переписывалось с польским королем и готовилось присягнуть ему на верность, что и вызвало праведный гнев Ивана III. Кроме того, в Новгороде зародилась так называемая ?ересь жидовствующих?, рус-ский вариант реформации, что было неприемлемо для правящей Церкви и Московской вла-сти, т.к. кроме политического, создавалась угроза и для морального и нравственного раскола нации. Исходя из этих фактов, действия Ивана III можно расценить как войну с сепаратиста-ми и вероотступниками. После мятежа в Пскове в 1483-86 годах началось переселение жите-лей Пскова и Новгорода в Москву и подмосковные города. Процесс переселения псковичей завершился только к 1510 году. В Англии в 1495 году принят ?Статус о борьбе с нищенством и бродяжничеством?, в результате тысячи английских нищих были повешены или убиты на месте. В течение ста лет шла борьба Швейцарского союза с Габсбургским Домом, завер-шившаяся в 1499 году победой Швейцарского союза.
Шестнадцатый век ознаменовали войны России с Литвой, Польшей и Швецией, про-движение России в Сибирь, опричнина Ивана Грозного и закрепощение крестьянства. В Ев-ропе с 1530?х годов начинаются религиозные войны, которые переросли в открытую борьбу в 1560-98 гг., унеся сотни тысяч жизней католиков и протестантов. Только в Варфоломеев-скую ночь погибло 7000 французов. Вот только этот факт либералы и гуманисты не прини-мают к сведению. Время было жестокое во всей Европе. Борьба королей с феодальной зна-тью - она была и в России. Именно централизация власти в руках Московского Царя и борь-ба с боярской оппозицией вылилась в Опричнину. Постоянное тяготение боярства к Польше вынуждало Ивана Грозного проводить ?чистку рядов?. Крепостное право также было выну-жденной мерой, а не самодурством власти. Никто не хотел служить бедному государю. За службу надо платить, а денег как всегда не хватало, причиной чему была неразвитость тор-говли внутренней и внешней. На пути её развития стояли раздробленность государства и частые внешние агрессии. Неразвитость торговли, закрытость выходов к Балтийскому и Черному морям, отсутствие крупных ремесел, преобладание деревенского населения над го-родским и т.д. Все эти факторы вынуждали царей платить за службу землями. А т.к. земля без крестьянина ничего не стоила, в конце ХVII века земли стали жаловаться и продаваться вместе с крестьянами. В 1597 году отменен Юрьев день и издан Указ о кабальном холопстве. К концу века Россия почти полностью подчинила себе Сибирское ханство.
Все эти стремления обрести могущество и независимость, многочисленные войны внутри и вовне надломили силы Московского государства. Со смерти Царя Бориса Годунова оно начало свое падение в бездну. Смута выявила все противоречия, которые были в Россий-ском Царстве. Предательство и измены бояр, холопские бунты, нашествие поляков и шведов, грабежи простых людей и бояр казаками, которые превратились в обычных разбойников и головорезов. Смутное время продолжалось семь лет и его окончанием стало воцарение Дома Романовых в 1613 году.
Многие новоявленные ревизоры русской истории утверждают, что Романовы всё под-строили, что именно они стояли у истоков опричнины, они отравили Ивана Грозного и за-крепили престол за своими ставленниками Семеоном Бекбулатовичем и Борисом Годуно-вым. Другие более просвещенные ревизионисты спрашивают: ?Почему собственно Романо-вы получили царство? Ведь были живы многие Рюриковичи, такие как Долгорукие, Пожар-ские, Репнины, Оболенские. Почему шапка Мономаха досталась худородным Романовым?? На самом деле все достаточно просто. Не было письменного закона о том, как должен пере-даваться престол в Московском Царстве. Была традиция, которая вела начало со времен Ивана Калиты, по которой трон наследует старший сын или брат правящего монарха. Ис-ключение - смерть Ивана III, когда наследовать ему должен был Дмитрий Иванович, его старший внук, а наследовал в обход него его второй сын Василий III. На момент окончания Смутного времени из Московских Рюриковичей, т.е. царской линии этого дома, никого в живых не осталось. Тогда решено было выбирать по свойству, т.е. ближайших родственни-ков последних Царей, тем более, что до этого события уже существовал прецедент.
Когда Борис Годунов стал Царем после Федора Ивановича, одной из основных при-чин его избрания было то, что он приходился свояком последнего Рюриковича. Жена Федора Ивановича - родная сестра Годунова. Гонения на Романовых со стороны Годунова так же объясняются тем фактом, что вслед за Годуновыми правами на престол обладали Романовы. Отец Царя Михаила Федоровича, Патриарх Филарет приходился Федору Ивановичу двою-родным братом. Кроме того, многие дворяне и духовенство опасались воцарения какого-то сильного и родовитого клана, т.к. это привело бы к долгому и изнурительному местничеству и разбору - ?чей род древнее?.
В дополнение к вышеназванным причинам усиление одного клана могло привести к гонениям на основные роды, наиболее приближенные к трону. Князь Трубецкой в письме к боярину Шереметьеву отмечал о Михаиле Романове: ?Миша молодой и воле нашей будет послушен?. То есть воле боярства и аристократии. В первое время эти ожидания оправда-лись, но со временем вернулся из плена отец нового Царя ? Патриарх Филарет, и Самодер-жавие стало вновь укрепляться. Хотя Земские Соборы собирались вплоть до середины ХVII века, они все больше отстранялись Царем от прямого управления государством. Уже при Петре Великом Соборы вообще не собирались, и кроме боярства и дворянства появился но-вый субъект русской политики в лице бюрократии.

3. Новая династия ? старые проблемы
Задачи, стоявшие перед новой династией, были огромны. Вернуть Смоленск, захва-ченный Польшей, добиться отречения сына Сигизмунда III Владислава от претензий на рус-ский престол. Продолжалась борьба России за усиления влияния в Малой Руси, но если не-которые украинские ?незалежники? и ?самостийщики? думают, что ?москали? жаждали присоединить их ?рiдну Краiну к клятой Москалии?, то они заблуждаются. По `украинско-му` вопросу собиралось несколько заседаний боярской думы, и только после Земского Собо-ра 1653 года вопрос о вхождение левобережной Украины был решен положительно. А была еще дальнейшая борьба с Крымским ханством и проблема выхода к Балтийскому морю. Только очень примитивно мыслящий человек может упрекать Петра Великого за то, что он вел борьбу со Швецией - `изнурительную и ненужную`. Многие из национал-патриотов и либералов считают Северную войну воплощением больного честолюбия Петра I, но на са-мом деле шла активная борьба за торговые морские пути в Европу, которые блокировал шведский и английский флот. В ХVIII веке Европа - лидер мировой торговли, и, кроме эко-номического могущества, именно Париж, Вена и Лондон - политические центры всей евро-пейской цивилизации.
Почему Петр Великий так активно опирался на иностранцев, да потому что Европа, к которой он тяготел, была северная протестантская Европа. Совершено лишенная мессиан-ских устремлений католицизма, она представляла для России и делового, и политического партнера, тогда ни у кого из русских политиков не было даже мысли заключать союз с Крымским ханством, Персией или Османской Империей. Откровенно враждебны России эти государства были не только геополитически, но и конфессионально. В 1683 году турецкий султан начал поход на Вену, который остановили войска Яна Собеского. Затем война с Тур-цией в течение 16 лет, в которой и Россия принимала участие. Политически выбор союзни-ков и противников определяла не прихоть правящей династии, а политическая ситуация, сложившайся тогда в Европе.
Очень трудно переоценить то, что сделали первые Романовы для России. Из нищей, разоренной Смутой страны они создавали великую державу, равную первостепенным евро-пейским государствам. Можно сколько угодно упрекать патриарха Никона за раскол в церк-ви, но ее реформу вызвало желание соединиться с православной Грецией и Византийским патриархатом. Потому службы и церковные книги переделывали по греческим образцам. Процесс модернизации начался еще при отце Петра Великого ? Алексее Михайловиче Ти-шайшем. Именно при нем созданы первые полки иностранного строя; в них насчитывалось до 80 тысяч. Создавались приказы, которые должны были упорядочить администрацию, но, к сожалению, они только еще сильнее запутывали дела. При Алексее Михайловиче начался рост ремесел, которые разорило Смутное Время, зарождались государственные оружейные заводы в Москве и Туле.
В то же время многие проблемы во внешней политике и реформы внутри страны не были решены. В результате войн была укрощена вечно бунтующая и недовольная польская шляхта, но выхода к Балтийскому морю Россия сумела достичь только при Петре Великом. Российское государство укрепило свои позиции в Сибири и на Дальнем Востоке, но так и не сумела устранить угрозу со стороны Турции и вассального ей Крымского ханства. Два Крымских похода в конце ХVII века закончились неудачами. Тем временем в стране назрел династический кризис, борьба кланов Милославских и Нарышкиных вошла в завершающую стадию. Стрелецкие мятежи 1682 и 1689 годов во многом подорвали психику Петра, который еще подростком видел звериный лик толпы - взбунтовавшихся стрельцов, гибель своего дяди Афанасия Нарышкина и боярина Артамона Матвеева. Во время стрелецкого мятежа 1682 го-да погибли двое князей Долгоруких, князь и воевода Г. Г. Ромодановский, был зверски убит стольник Ф.П. Салтыков. Этот московский кошмар долго преследовал молодого Царя Петра, именно он стал одной из причин для перенесения столицы в Санкт-Петербург. В дальнейшем Петр не мог положиться на стрелецкое войско, запятнанное двумя мятежами и неудачными Крымскими кампаниями.
После смерти отца Петра, короткое царствование его старшего сводного брата пока-зало, что управлять прежними методами невозможно. Именно боярские распри и вечное же-лание бояр местничать подтолкнуло Федора III к решению уничтожить разрядные книги и назначать на государственные должности не по родовитости, а по профессиональной при-годности. Это решение - один из первых ударов по старым боярским привилегиям. Уничто-жение книг восприняли спокойно, потому что большинство людей и родов, в них указанные, имели доходные места и должности.
Главным достижением во внешнеторговой деятельности можно считать заключение ряда договоров с Грецией и Арменией по торговле шелком, продление торгового договора с Англией. Но наибольшей победой в деятельности первых Романовых следует считать при-соединение Восточной Малороссии, которую в Польше называли левобережной Украиной, и подписание с Варшавой ?вечный мир? в 1686 году, а также союзный договор с Бранденбург-ским курфюршеством, что положило начало русско-германским отношениям.

4. Ранняя Империя
Россия вступала в ХVIII век, когда в Европе завершалась борьба Франции с Габсбург-ской монархией, которая вошла в историю как ?война за испанское наследство?. После три-дцатилетней войны в первой половине ХVII века именно борьба за испанский престол во-влекла в масштабный конфликт ведущие государства Европы: Францию, Англию, Священ-ную Римскую Империю и Пруссию. Именно конфликт Англии и Габсбургов с Людовиком Великим отвлекли ведущие государства от северо-востока европейского полуострова, где велось война между Швецией, с одной стороны, и Россией, Саксонией и Данией - с другой. Вскоре после начала военных действий шведский флот орудийным огнем заставил Копенга-ген подписать капитуляцию, и Карл ХII обрушился на оставшихся союзников - Августа Сак-сонского и Петра Российского. Северная война оказалась серьезным испытанием для Петра Великого и для нарождавшейся Империи.
Когда критикуют Петра за его порой жестокие методы в проведении реформ, забыва-ют, что они проводились в состоянии непрекращающейся Северной войны. Ни одно государ-ство Европы не проводило свою модернизацию в столь трудных условиях и за такой корот-кий отрезок времени. Установление абсолютизма во Франции тоже проходило под звон шпаг и грохот орудий, сначала религиозных, а затем внешних войн Ришельё и Людовика ХIV, но во времени процесс сосредоточения всей полноты власти в руках Короля и упразднение ос-татков дворянских феодальных привилегий занял около 100 лет, с 1589 по 1682 г., т.е. с мо-мента воцарения Генриха Великого и до утверждения новой столицы королевства ? Версаля. Россия прошла подобный путь за 30 лет, с 1697 по 1725 год. Главным достижением Петра Великого была не модернизация русской элиты на европейский манер, но выход к Балтий-скому морю и присоединение к России захваченных ранее Швецией прибалтийских земель, именовавшихся Лифляндией и Эстляндией. Понимая, что русский торговый флот не может быть в безопасности от посягательств других военно-морских держав, первый российский Император задался целью построить Балтийский флот и создал его. В год смерти Петра Рос-сия на Балтике имела 48 линейных кораблей и 500 галер и вспомогательных судов и базу во-енного флота Империи - Кронштадт.
Активно развиваются внешнеторговая деятельность России, а со стороны государст-венной власти оказывается протекционизм русским промышленникам: основаны уральские заводы Демидовых, баронство пожаловано Строгановым, издаётся первая газета, заводятся первые хрустальные и фаянсовые мануфактуры. Закладывается основа `легкой` промыш-ленности, строятся государственные и частные мануфактуры по производству амуниции для армии и флота. Многие представители российского дворянства стали типичными джентри, они числились на государственной службе, но были и владельцами промыслов и заводов. Меньшиков держал суконную артель для армии и флота, Строгановы держали огромные со-леваренные заводы на Каме; Сольвычегодск и Соликамск полностью принадлежали Строга-новым. Демидовы стали, по милости Петра, оружейными королями, Шереметевы занялись торговлей и организовали текстильные мануфактуры в своих обширных имениях.
Со временем русская аристократия все больше трансформировалась в дворянство ?шпаги?, стремясь быть приближенной к Высочайшему Двору и получать дары и синекуры от ?матушек Государынь? и ?батюшек Государей?. ?Быть в случае? считалось высшим дос-тижением в дворянской карьере, которое влекло за собой личное обогащение и возвышение всей фамилии. Фаворитизм был свойственен всем абсолютистским монархиям Европы в ХVII ? ХVIII веках. Россия не избежала данного института. В то же время можно отметить фаворитов, имена которых стали нарицательными, таковыми были Долгорукие при Петре II, Бирон и Остерман при Анне Ивановне, Зубовы при стареющей Екатерине Великой, Кутайсов и Аракчеев при Павле Петровиче. Вместе с тем фаворитами были люди, прославившие ран-нюю Российскую Империю в веках, - Меншиков, Разумовские, Бестужев-Рюмин, Воронцов и Шуваловы, Орловы и Светлейший князь Тавриды ? Потёмкин. В ХIХ веке фаворитизм утра-тил свои позиции. У царствующего Императора был только ?ближний круг?, который, без-условно, влиял на политику, но в значительно меньшей степени, чем фавориты периода Ран-ней Империи.
Несмотря на значительность и масштабность личности Петра Великого, он не смог решить всего того комплекса проблем, который стоял перед страной. Упразднение приказов и учреждение коллегий не сделали аппарат государственной власти более динамичным и эффективным. После смерти Петра Реформатора механизм замер в ожидании новой держав-ной руки, которая появилась лишь с воцарением Екатерины Великой. Главными и во многом справедливыми упреками в адрес Императора Петра Великого являются два факта его царст-вования: упразднение Патриаршества и включение Церкви в состав госаппарата, как ?колле-гию духовных дел?, что позже подорвало авторитет Церкви у образованной разночинной ин-теллигенции и народа. Дошло до абсурда, когда указом православного монарха священникам предписывалось в определённых случаях доносить в Тайную канцелярию на прихожан, что нарушало тайну исповеди.
Начало социального и духовного раскола русского общества на европеизированное дворянство и остальной ?русский мир? положила так же эпоха реформ Петра Первого. Этот раскол впоследствии привел к тому, что барин воспринимался народом не иначе как чуже-родный элемент, полгода живущий в России, а полгода - за границей. Во многом политика привилегий дворянства привела к формированию стойкой неприязни между элитой и наро-дом, которая вылилась в междоусобную войну 1917-22 годов. Эти проблемы так и не были решены ни в период Ранней, ни Поздней Империи, хотя запоздалые попытки предпринима-лись в царствование Александра III, но они не достигли результата.
При Анне Ивановне укрепился курс на сближение с Австрией, сторонником и аполо-гетом коего являлся канцлер граф Остерман. Итоги правления Анны были незавидны, кроме учреждения Пажеского корпуса и победы в войне за Польское наследство 1733-35 гг. Импе-ратрица не добилась других успехов, напротив - казна была разорена или, точнее, разворова-на герцогом Бироном. Все, что сумела достичь Анна Ивановна - это сохранить статус-кво, существовавший на момент ее воцарения. После ее смерти многим стало очевидно, что ее преемник Император Иван VI, а точнее его мать регентша Анна Леопольдовна будет про-должать бесперспективную проавстрийскую внешнюю и руссофобскую внутреннюю поли-тику. Именно такие опасения подтолкнули Францию извне, а Преображенский полк изнутри совершить дворцовый переворот и возвести на Престол Империи дочь Петра Великого Ели-завету. Возможно, Людовик Возлюбленный помнил, что когда-то Елизавета была одной из кандидатур в его супруги, что определило активную позицию Версаля в отношении Елизаве-ты Петровны.
За время царствование дочери Петра Первого, длившееся двадцать лет, Россия вновь обрела самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, но в то же время Елизавета Петровна никогда не забывала о поддержке, которую оказал ей Версаль при восшествии на Престол. Именно поэтому такое влияние при русском дворе в начале ее правления играл по-сол Людовика ХV маркиз ле Шатарди и француз по происхождению, лейб-медик Ее Величе-ства Листок. Позже, посредством интриг вице-канцлера Бестужева, внешнеполитический курс России стал ориентироваться на Англию, но этот период был кратковременен. В конце царствования Россия вступила в Семилетнюю войну на стороне Франции и Австрии против Пруссии и Англии. Поддерживал профранцузскую партию при Петербургском дворе и по-следний фаворит Императрицы ? граф И. И. Шувалов. Именно его позиция по отношению к Бестужеву и его проанглийской политике стала тем фактором, который привел вице-канцлера к опале. Семилетняя война выявила плеяду выдающихся русских полководцев: Ру-мянцев, Суворов, граф Чернышев.
Национальный подъем охватил как низшие, так и высшие слои российского общества. Победы русской армии над Фридрихом Великим и взятие Берлина графом Чернышевым ста-ли высшим проявлением русского духа в царствование Елизаветы Петровны. На правление дочери Петра приходится расцвет творчества М.В. Ломоносова. Были отменены смертная казнь и упразднены внутренние таможни, что стимулировало развитие торговли внешней и внутренней. Начался расцвет русского искусства, который достиг высшей точки в царство-вание Екатерины Великой и эпоху Поздней Империи. Именно в царствование Елизаветы Петровны основан Московский Университет, а также фарфоровая мануфактура в Петергофе.
Смерть Императрицы Елизаветы наступила внезапно, и на трон Империи вступил Петр III ? внук Петра Великого и племянник Елизаветы. С его воцарением на русском Пре-столе утвердилась династия Гольштейн-Готторп-Романовых, которая царствовала в России в течение 156 лет.
Сейчас квасные патриоты активно дискутируют по поводу немецкого происхождения правящей династии. Многие из них утверждают, что окажись на месте немцев русские пра-вители и история России не была бы столь трагичной. Правда история ХХ века эти домыслы опровергает. Самый русский из всех Императоров - Николай Александрович, оказавшийся просто чеховским персонажем, который полностью исключил собственную волю в происхо-дивших событиях и полностью доверился Проведению.
Может быть это и есть высший подвиг для православного человека, - вручить свою судьбу в руки Божьи? Но правитель не простой смертный: он отвечает не только за себя и своих близких, он в ответе за свое государство, которое Николай Второй хоть и не добро-вольно, но отдал на растерзание врагам Престола и Империи.
Позже последовала череда палачей и партийных функционеров, которые тоже были только отчасти русскими. Разве Ленин не гремучая смесь из шведской, калмыцкой и еврей-ской крови, разве Сталин не грузин, Хрущев не хохол, Брежнев не молдаванин, Черненко не представитель малого северного народа, а Андропов не еврей. Зато Горбачев и Ельцин на-стоящие русские мужики, но что о них будут говорить учебники истории? Думаю, что очень мало хорошего будет о них сказано, конечно, если эти учебники не напишут кохи и кахи, а профинансированы соросами.
Возвращаемся в Россию второй половины ХVIII века. Петр III начал свое правление с отмены победоносных результатов войны России с Пруссией. Этого ему не могут простить ни патриоты, ни либералы, ни коммунисты. Как он мог пойти на соглашение с ?вечным? врагом России ? Германией? Думаю, что если они все очень попытаются вспомнить, то вряд ли назовут более двух Мировых войн, Семилетней войны и Ледового побоища. Еще о каком-либо военном конфликте с Германией, да и о Ледовом побоище можно говорить только с оп-ределенной долей условностей.
Многим в гвардии и дворянстве было обидно, что вместо поместий в Пруссии они по-лучили ?дырку от бублика?, зато Российская Империя обрела геополитического союзника на долгих 150 лет. Кстати сказать, внешняя политика, проводимая Екатериной Великой, была схожей с той, к которой стремился ее венценосный супруг. Она называла ее вооруженным нейтралитетом, но этот нейтралитет опирался на контакты с Пруссией, Данией и Швецией и на отказ от союза с Габсбургами. Именно Екатерина Великая не стала отменять положения манифеста ?О вольности дворянства?, подписанного ?мезираблем Гольштинским?, и под-писала Петербургский договор о союзе с Пруссией, в то же время отказавшись от каких-либо к ней территориальных претензий. Таким образом, она сделала то, за что, по официаль-ной версии, был убит Петр Федорович. Но Екатерина II не сделала того, что хотел сделать Петр III, она не отменила крепостное право.
Так под здание Империи бала заложена мина замедленного действия, которая дала о себе знать к 1917 году. Сложилась система, когда одно сословие пользовалось наибольшими привилегиями, но совершенно не несло ни каких повинностей. В то время, как все другие со-словия, по - прежнему обязаны были служить, кто деньгами, как купцы, кто трудом и оброч-ными платежами, как крестьяне. Это недопустимое и во многом не справедливое положение сохранялось в течение 100 лет, вплоть до 1861 года.
Екатерина Вторая узурпировала Престол, на ее совести смерть двух легитимных Им-ператоров Петра III и Ивана VI, она же вынашивала планы, по которым стремилась отстра-нить своего сына и законного Наследника Престола от трона, но это ей не удалось. Несмотря на эти династические неурядицы необходимо отметить, что в чехарде с престолом виноват Петр Великий, который изменил систему престолонаследия и ввел цезарианский принцип, по которому Престол мог наследовать любой член Императорской Фамилии, на кого падет выбор Императора. Екатерина Вторая получила трон от гвардии, так же как в свое время его получила Екатерина Первая и Елизавета Петровна. Внутренняя политика Великой Екатери-ны сводилась к укреплению власти дворянства и еще большего закабаления крестьян. Она не могла отменить крепостное право не потому, что была его сторонницей, она боялась гвар-дии и дворянства, которые так же просто могли ее свергнуть, как свергли Петра III.
Екатерина Великая очень много сделала во внешней политике. Подвиги ?екатеринин-ских орлов? навсегда остались золотыми страницами в книги истории России. Князь Потем-кин-Таврический, граф Суворов-Рымникский, адмирал Чичагов, граф Орлов-Чесменский, граф Румянцев-Задунайский, Державин, граф Безбородко, вот краткий список великих дея-телей екатерининской эпохи, которые прославили Россию и ее Императрицу. При ней был освобождена Таврида, наконец-то решена проблема, которую не могли решить правители со времен Ивана Грозного. Центр работорговли на Черном море и угроза южным границам Им-перии был ликвидирован. Но даже в отношении побежденного врага Русское правительство было милосердно6 не разрушались минареты, не переселялись народы. Как известно, только сильные великодушны. Дважды Империя Османов подписывала мир на условиях России, еще раз при Екатерине Великой побеждалась Швеция.
Сколько бы не обвиняли Россию в имперских амбициях записные либералы, она была полностью оправдана. В конце концов, демократическая и человеколюбивая Англия привя-зывала сипаев к пушкам, а американцы заключили оставшихся немногочисленных индейцев в резервации, которые выполняли функцию концентрационных лагерей, но об этом редко вспоминают. А из покоренных Россией народов ни один не исчез с лица земли. Это была ис-тинно имперская политика, когда все народы обрели мир и покой под скипетром Русских Императоров. Что касается евреев, то черта оседлости была продиктована конфессиональ-ными противоречиями, хотя поведение иудеев в быту тоже раздражало коренное население Малороссии и части русских западных губерний. Одно содержание винных откупов и разо-рение целых деревень и волостей свидетельствуют о необходимом отселение евреев.
Политика национализма или насильственная христианизация могла только подорвать авторитет Империи в глазах инославных народов. Именно этого всегда старались избежать русские государи. Ведь Империя это мир в её пределах.
Разделы Польши окончили существование плацдарма Франции в восточной Европе. Польша все равно была бы поделена, с участием России или без нее. Многие забывают, что в XVIII веке практически все крупные державы вели захватническую и имперскую политику - и Габсбурги, и Пруссия, и Англия стремились присовокупить слабые государства к своим Империям. Главной ценностью в тот период считались чужие богатства и территории Имен-но к их захвату стремились все европейские государства. Кроме того, война вплоть до Пер-вой мировой являлась прибыльным и благородным занятием, что для европейского дворян-ства было не маловажно.
Смерть Екатерины Великой оплакивал двор и фавориты, но Империя пребывала в не-завидном положении. Войны Екатерины, роскошь двора, многочисленные фавориты, балы и царская щедрость подорвали финансы. Чиновники погрязли в воровстве, гвардию избалова-ли подачками ?матушки?, офицеры месяцами не появлялись в казармах, не носили военных мундиров. Дисциплина упала до нуля.
В Европе в этот период гуманизм и ренессанс привели французскую монархию к па-дению, а Людовика Мученика на гильотину. Всю Европу потрясали кровавые вакханалии, которые разразились в Париже. Многие понимали, что мир монархий стоит на пороге потря-сений, и гром грянул, когда над Европой взошла звезда Наполеона.
В России воцарился Император Павел Петрович, его царствование было коротким - всего 4 года 4 месяца и 5 дней, но и этого срока оказалось достаточно, чтобы исправить по-ложение вещей в России и заложить основные направления развития для Поздней Империи. Главным из деяний Павла I стало издание ?Закона о Престолонаследии?, по которому корона России переходила от отца к сыну или брату вне зависимости от воли Императора или его окружения. Этот закон прекратил чехарду с Престолом и ознаменовал завершение эпохи дворцовых переворотов. Парадокс в том, что последний дворцовый переворот произошел в 1801 году, в результате которого автора ?Закона о Престолонаследии? убили. Но позже ни-кто из династии Романовых не нарушил этого закона, а он оказался в первой части Свода за-конов Российской Империи, вышедшей при Николае I.
Император Павел запретил продажу крепостных без земли и ограничил барщину тре-мя днями в неделю. Он же продлил договор с Англией и начал войну с революционной Францией, которая завершилась знаменитыми Итальянскими походами Светлейшего князя Суворова-Италийского. Были изданы первые указы о банкротстве помещиков, а в конце цар-ствования Павел Петрович стал склоняться к союзу с Наполеоном. Но он имел слишком много внешних и внутренних врагов. Аристократия, постоянно вспоминавшая ?золотой век? Екатерины и не желавшая прощать ни возвращения всех дворян в службу, ни трехдневную барщину, составила заговор против Государя. Английское посольство стало штабом заго-ворщиков. Именно Лондон финансировал заговор против Императора Павла, для чего были причины: Император Павел под влиянием Наполеона стремился отказаться от торговых до-говоров с Англией и отдал приказ наступать на Индию, ставшую британской колонией.
Многие историки рассматривали этот план покорения Индии как очередной бред вос-паленного мозга Императора. Но Наполеон считал, что этот план вполне осуществим, а от-нять у Британии Индию означало бы конец ее экономического могущества. Очевидно, что правительство Георга III не могло этого допустить.
Среди убийц русского Гамлета числились братья Платон и Николай Зубовы, послед-ние фавориты Екатерины Великой. Именно золотой табакеркой Николай Зубов нанес удар в висок, после чего Император был задушен поясным шарфом. О заговоре знал Цесаревич Александр Павлович, но, зная от графа Палена, что отец собирался его отстранить от Пре-стола и вместе с братом Константином заключить в Шлиссельбург, не стал доносить о заго-воре. Об его соучастии в убийстве Императора Павла знал еще один человек ? М. И. Куту-зов. Именно он присутствовал на последнем ужине Павла Первого и именно из-за осведом-ленности в этом ?семейном деле? его недолюбливал Император Александр.
Итак, смерть Петра Великого резко поменяла вектор развития внешней и внутренней политики Империи. Началась эпоха дворцовых переворотов, которая завершилась смертью Императора Павла, и этим же завершается период Ранней Империи. Отличительной чертой Ранней Империи являлось всевластие аристократии и гвардии ? русских преторианцев, кото-рые совместно определяли угодность или неугодность того или иного монарха. Начиная с Екатерины I чехарда с короной Империи создавала неустойчивость Престола и Династии. В политике правящие монархи должны были считаться с мнением дворянства и гвардии, что лишало монархию главного ее достоинства, быть высшим арбитром в решение социальных конфликтов в своем государстве. Эпоху Ранней Империи можно охарактеризовать как ари-стократическую монархию. Ее апофеозом был ?золотой век Екатерины?.

5. Поздняя Империя
Период с 1801 по 1905 год стал высшей точкой развития Российской государственно-сти. Россия в течение этих ста лет достигла высших пределов своего развития за всю исто-рию. Не было внешних сил, которые могли ее победить, и она пала не по вине врагов внеш-них, но внутренних.
В начале царствования Александр Благословенный стремился модернизировать и об-новить Российское государство, но его изменчивый и непостоянный характер не позволил ему довести реформы до конца. Уже к 1804 году Император остыл от реформаторских затей, и все, что он оставил в первый период своего правления, были министерства вместо колле-гий, Государственный Совет, который превратился со временем в клуб почетных и титуло-ванных пенсионеров, и Царскосельский лицей. Хотя Сперанский стремился провести коди-фикацию законов России, это ему удалось только через 30 лет.
Главным делом своей жизни Александр I считал укрепление внешнеполитического престижа России. Количество войн в его правление сравнимо со временами его бабки Екате-рины Великой. В 1809 году Россия вела одновременно три войны: с Турцией, с Персией и со Швецией. Все три войны окончились победами и территориальными приобретениями. Именно после войны со Швецией Россия получила западную часть Финляндии.
Но главным врагом России являлся Наполеон Бонапарт. Это порождение и могиль-щик французской революции оказался кошмаром европейских монархий. И кому как не Александру было бросить вызов ?корсиканскому чудовищу?. К тому же у него были личные счеты с этим правителем Франции: Александру переслали письмо Наполеона к одному из дипломатов, где он недвусмысленно обвинял Александра в его причастности к убийству Павла I.
Несмотря на все тщеславие Александр Павлович вскоре понял, что в военном искус-стве он несостоятелен. Он был военным в мирное время и штатским в военное. Он любил и понимал ?эстетику милитаризма?, к которой его приучил отец с его гатчинскими плац-парадами, но он в равной степени, как и его брат Михаил, мог бы сказать, что война портит армию. Он любил внешнюю сторону армии с ее парадами и смотрами, но не понимал и вряд ли любил армейские будни. Именно потому он так доверял в военных вопросах Аракчееву, что сам был в них малокомпетентен. Он скорее был дипломат и политик, чем военный. Мно-гие дипломаты и политики отдавали ему должное и с уважением о нем отзывались. Наполе-он, Талейран и Меттерних в равной степени прислушивались к его мнению и считались с ним. Да, его авторитет подкреплялся армией, но что за могущество, которое не имеет силы?
Убийство герцога Энгиенского, сына принца Конде, вынудило Россию вступить в войну с наполеоновской Францией. Поражение под Аустерлицем показало несогласован-ность действий Австрии и России, а также неспособность русских генералов справится с На-полеоном. Поражения в кампании 1805-07 годов вынудили Александра I заключить Тильзит-ский мир, при этом сохранялись Пруссия и несколько германских государств. Возможно, именно благодарность России за спасение от уничтожения двигало Гогенцоллернами в тече-ние первой половины ХIХ века. Именно Пруссия оставалась самым верным союзником Рос-сии до 1881 года. Но после подписания мира в Тильзите Александр осознал, что союз с На-полеоном невыгоден, а континентальная блокада приносит убытки русской экономике. Кон-фликт с Францией назревал, но последней каплей, которая привела к открытому разрыву, стала оккупация Наполеоном герцогства Ольденбургского, правители которого состояли в родстве с Александром, а неприкосновенность этого германского владетельного дома была гарантирована одной из статей Тильзитского договора.
Таким образом, война стала неизбежна, и к ней начали активно готовиться. Сперан-ского как тайного почитателя Наполеона отправили в ссылку, а Аракчеев назначили главным инспектором артиллерии. Именно благодаря его реформам русская артиллерия была сопос-тавима по мощи с французской артиллерией.
12 июня 1812 года началась первая Отечественная война: на территорию России втор-глась 600-тысячная армия. Как известно, во Францию вернулось только 30 тысяч. После по-беды в пределах России русская армия отправилась освобождать Европу, хотя многие рус-ские государственные деятели противились этому шагу Императора, в том числе и князь Ку-тузов-Смоленский. Но Александр чувствовал, что надо освободить Европу от амбиций и аг-рессии Наполеона.
Его любимым сражением было не Бородино, а Кульм, где во всей красе себя проявила гвардия Империи. Триумфальный въезд в Париж в 1814 году, восстановление Бурбонов на троне Франции, череда конгрессов, поездка в Англию ? все это так занимало Александра, что он надолго оставил внутренние дела, а управлял ими граф Аракчеев. Уже в Европе Благосло-венный увлекся мистицизмом и еще сильнее углубился в религию. Эти темы стали главными и приоритетными в оставшиеся 10 лет его правления. Ни доносы о злоупотреблениях в воен-ных поселениях, ни бунты в войсках и деревне, ни донос о заговоре в гвардии не беспокоили его. Уже в 1818 году он сказал своему брату Николаю и его супруге, что намерен отойти от дел и что бремя правления перейдет к Николаю Павловичу. В 1822 году он получил пись-менное отречение от престола Цесаревича Константина Павловича, но решил его не огла-шать ни Сенату, ни народу. Именно эта ошибка Императора Александра привела к печаль-ным событиям 14 декабря 1825 года.
Последние годы Александр I мучался от слабости воли, оттого, что его тяготила ко-рона России, но еще более его мучили кошмары ? ему снился отец и его убийство. Часто Император просыпался в холодном поту от этих ночных видений, и он всегда возил с собой табакерку князя Зубова, которой тот убил Императора Павла. Его ипохондрия еще более усилилась после наводнения 1823 года в Петербурге, что расценивалось Александром как Божья кара за его грехи. Здоровье Императора подорвали душевные страданья, и в 1825 году он скончался в Таганроге.
Правление Александра Благословенного было долгим. Он сумел сделать Россию ге-гемоном Европы на долгих пятнадцать лет. Главным итогом победы над Наполеоном стало то, что Европа не знала общеевропейских войн в течение ста лет, вплоть до 1914 года. Он присоединил к Империи Грузинские земли, Финляндию и Польшу. Он начал в 1817 году покорение Чечни и Дагестана. Но главным делом его царствования была победа России над Наполеоном, над человеком, который победил Европу и готовился к покорению мира. И то-гда и позже Россия встала на защиту человечества от безумных планов человекобога. Но что не смог сделать Александр I - это улучшить жизнь своих подданных, снять с них ярмо кре-постного права, если не считать закона о вольных хлебопашцах. Эта миссия досталась его племяннику ? Александру Освободителю.
Второй Император ХIХ века - Николай Первый - стал главной мишенью для критики со стороны современных либералов и ура-националистов. Именно поэтому на его правление и на его личности стоит остановиться подробнее. Третий сын Павла Первого родился в год смерти своей бабки Екатерины Великой, детство прошло в царствование его отца, а сформи-ровался и вырос он в правление брата. На всю жизнь он запомнил, как в 18 лет сопровождал старшего брата в Париж. Он помнил, как ликовал Петербург после изгнания Наполеона. Для него было невозможным умаление величая России.
Но начало его царствования ознаменовалось мятежом на Сенатской площади. Именно с этого момента начался раскол и развод между русской властью и обществом. Противостоя-ние длилось долгих сто лет вплоть до 1917 года, после которого историческая власть и выс-шие сословия, которые боролись с этой властью, ушли в небытие. Но Николай I поклялся: ?Пока я жив - революция не переступит границы России?. Эту клятву он сдержал.
Многие либералы и коммунисты упрекали и упрекают его за его жестокость и за то, что он не помиловал декабристов. Но государственники и патриоты России должны быть ему благодарны за то, что катастрофа 1917 года не произошла на сто лет раньше. Романтиза-ция ?героев? 14 декабря и демонизация Николая I стали главной отличительной чертой по-слереволюционной историографии.
Сегодня, на пороге ХХI века можно честно сказать: Не лгите, господа гуманисты. Ни-колай Павлович сделал все, что мог, и вместо четвертования 30 главных участников мятежа он повесил только пятерых. Если это называть жестокостью, то как назвать море крови, ко-торое пролилось в ХХ веке? Или вы, господа либералы, хотите сказать, что американские плантаторы были гуманнее к своим рабам, чем русские помещики к своим крепостным? И разве всего пару лет назад сепаратистов, выступавших за отделение Техаса от США, не от-стреливали сотрудники ФБР? Но даже если бы у демократий Англии и США вовсе не было грехов перед поборниками гуманизма, разве государство не вправе защищаться от тех, кто посягает на его безопасность и устои? Посему казнь пятерых декабристов и ссылка в Сибирь других 180 - не беззаконное проявление тирании Николая Павловича, а выполнение решения суда, который приговорил виновных в государственном преступлении к заслуженным нака-заниям. В отношение пятерых повешенных можно сказать, что это были люди, обуреваемые непомерным честолюбием и тщеславием, и к тому же достаточно ущербные психически. Пестель был помешан на собственном величии и мнил себя русским Бонапартом. Каховский был просто маньяком, жаждущим крови тирана. Остальные трое повешенных сознались в подготовке цареубийства и истребления всей Императорской Фамилии.
Каким виделся Николаю Павловичу идеал государства он говорил сам: ?Здесь в ар-мии порядок, строгая безусловная законность, никакого всезнайства и противоречия, все вы-текает одно из другого; никто не приказывает прежде, чем сам не научится повиноваться, никто без законного основания не становится вперед другого; все подчиняется одной опре-деленной цели, все имеет свое назначение. Я смотрю на жизнь человеческую только как на службу, так как каждый служит?.
Этот взгляд он распространял и на государство, которое должно стать подобием ар-мии, где каждый несет службу во благо своего государства. Эта позиция походила на то, что исповедовал его отец Император Павел Петрович. Достоверно известно, что Николай I нико-гда не увлекался мистикой, не был он и слишком религиозен, хотя сказать, что он бы равно-душен к Православию, нельзя. Он никогда не увлекался философией и часто повторял: ?мы инженеры?, в то же время он постоянно чувствовал недостатки собственного образования, что определило его требовательность по отношению к воспитанию и образованию Наслед-ника ? Александра Николаевича. Безусловно и то, что Николай I не был рефлексирующим интеллигентом, мучившимся в поиске истины и вечно сомневающимся в собственных по-ступках и выводах. Он точно знал чего хотел и стремился к нему. Он был военным в полном смысле этого слова. Но, так же как и старший брат Александр, побывав на Кавказском фрон-те и увидев, что это только сковывает инициативу генералов, он немедленно покинул дейст-вующую армию и отбыл в столицу. Заметим, что если бы его правнук Николай II был так же самокритичен, возможно, Россия могла бы избежать катастрофы 1917 годы.
В его царствование произошло только три войны: в 1826-28 с Персией, в 1828-29 с Турцией, и 1853-1856 так называемая Крымская война. В то же время в течение всего царст-вования Николая I продолжалось покорение Чечни и Дагестана. В это же царствование про-изошло крупнейшее восстание в Польше, которое подавила русская армией под командова-нием графа Паскевича-Эриванского. Но стратегической ошибкой Николая Первого оказалось подавление Венгерской революции и спасение Габсбургов: уже через семь лет Австро-Венгрия поддержала антирусскую коалицию в Крымской войне. И самое главное - она вы-ступила против России в 1914 году. Надо отдать должное Николаю Первому ? он знал и чув-ствовал, что главная угроза России исходит не извне, а изнутри. Именно это соображение привело к созданию III отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии и отдельного корпуса жандармов.
Многие либералы обвиняют Николая Павловича в узости мышления и консерватиз-ме, но так ли это? Думается, что за отсутствие широты взглядов принималась целеустрем-ленность, желание на длительное время закрепить за Россией статус великой державы. Вер-ность Николая I идеалам Священного союза и крушение этого идеального, по его мнению, мироустройства в 1853 году ускорило его кончину.
В то же время в отличие от Александра I Николай I всегда уделял время внутренним проблемам России. Как не странно это может показаться, но начало раскрепощения кресть-янства было заложено именно в эпоху Государя Николая Павловича. Началу освобождения крестьян положил в царствование Императора Павла указ ?о трехдневной барщине? и отме-на закона ?о вольности дворянской?. Дворянство возмутилось, а для Павла все закончилось гибелью от рук придворных аристократов. После его смерти Александр I всегда опасался по-кушений со стороны дворян, что явно ограничивало его действия по крестьянскому вопросу, хотя он прекрасно понимал несправедливость в отношении народа, который вынес на себе столько испытаний и который был достоин свободы и счастья. Но приоритетом для Алек-сандра Первого были дела внешнее, и за все его царствование был издан только указ ?о вольных хлебопашцах?, принесший свободу только нескольким тысячам крепостных. Воен-ные поселения оказались неумелым экспериментом, который проводился по воли Александ-ра I графом Аракчеевым. Он решал проблему самообеспечения армии продуктами, но при-водил только к бунтам.
Николай Павлович в 1827 году издал указ о государственной опеке над именьями, в которых на одного крестьянина приходилось менее 4,5 десятин земли, а в случае, если име-нье было заложено, то крестьянам давалась вольная, и они зачислялись в городское сословие. В 1841 году издан указ, по которому запрещалось продавать крестьян отдельно от своих се-мей. В 1842 году - закон об обязанных крестьянах. В 1843 году вышел указ о запрете покуп-ки крепостных безземельным дворянством. В 1847 году - указ о государственных крестьянах, в котором говорилось, что министерство государственных имуществ могло выкупать за ка-зенный счет крепостных у помещиков и переводить их в государственные крестьяне. В том же году издан закон, предоставлявший крестьянам заложенных имений право выкупаться с землею на волю, что можно считать началом раскрепощения крестьян, тем более что 60?65% всех имений состояли в залоге.
Говорят о половинчатости и ущербности этих мер. Но что, по их мнению, должно бы-ло делать правительство ? освободить крестьян с землей и пустить дворянство по миру? А как быть с частной собственностью? Надо быть справедливыми ко всем сословиям, а не вы-борочно, что Николай I понимал.
В то же время с законом 1847 года произошла коллизия, которая свидетельствует об укрепившемся новом сословии ? бюрократии. После очередного издания свода законов Рос-сийской Империи закон от 1847 года в него не вошел. Как в этой связи не вспомнить слова Николая Павловича: ?Страной управляю не я, а тысячи столоначальников?. Избавившись от опеки дворянства, монархия попала в зависимость от бюрократии, и все последующие царст-вования она должна была балансировать между различными центрами силы: дворянством, бюрократией и буржуазией.
Николай Первый опирался на консервативные дворянство и бюрократию; Александр II на те же силы, но с либеральным уклоном; его сын Александр III вернулся к политической системе деда, но проводил либеральную политику в промышленности и торговле, чем спо-собствовал развитию русской буржуазии. Николай II пытался сохранить систему, утвер-ждавшуюся при его отце, но либеральная буржуазия и дворянство начали борьбу с властью, которая закончилась концом как власти, так и оппозиции. Николай Первый знал, что ?зверь у ворот?, и любой ценой пытался не допустить торжества революции, даже ценой утверждения господства бюрократии.
Помимо разрешения крестьянского вопроса началось строительство железных дорог, что явно облегчило передвижение населения и товаров внутри Империи. Именно в честь Ни-колая I был назван вокзалы в Москве и Санкт-Петербурге и железная дорога между двумя столицами. Наиболее значимым событием царствования Николая I можно считать кодифи-кацию русских законов. Впервые было создано Полное Собрание Законов Российской Импе-рии в 45 томах, из них собраны действующие юридические акты в 15 томах Свода законов Российской Империи. С этого времени Россия обрела юридически и фактически оформлен-ное законодательство. Немаловажным и знаковым стало и то, что с введением серебряного стандарта все рублевые ассигнации заменялись кредитными билетами, которые можно было обменять на серебряные рубли. Этот шаг правительства был предпосылкой денежной ре-формы Александра III, которая ввела в обращение ?золотой стандарт?.
В 1848 году начался последний этап тридцатилетнего царствования. В Европе буше-вали революции, Маркс и Энгельс выпустили Манифест коммунистической партии, а рус-ская армия во главе с князем Паскевичем-Варшавским направлена в Венгрию для спасения легитимной монархии Габсбургов. С этого года начался закат николаевского царствования, которое завершилось поражением России в Восточной войне, которую вела с нею коалиция, состоящая из Англии, Франции, Турции и Сардинии. Несмотря на то, что русская армия по-теряла южную сторону Севастополя, ею были захвачены ряд турецких крепостей на Кавказе, отбита агрессия коалиции на Дальнем Востоке, в Белом море и на Балтике. Потом, против англо-франко-турецко-итальянской коалиции ряд ли выстояла бы в то время хотя бы одно государство в Европе.
В 1855 году Император Николай Павлович скончался. Его правление было противо-речивым и драматическим. Понимая, что реформы назрели, верховная власть не решилась на них. Становилась очевидным бессмысленность наказание участников мятежа 1825 года, ко-торые ратовали за проведение реформ, замышляя в качестве их предпосылки цареубийство.
Царствование Николай Павловича прошло под впечатлением памяти Отечественной войны 1812 года. Даже в середине века Николай вспоминал въезд русской армии в Париж. Он хотел войти в русскую историю новым Петром Великим, который был для него образцом подражания. Но вошел в нее для одних современников как Николай Незабвенный, для дру-гих как Николай Неудобозабываемый и Николай Палкин для третьих.
К сожалению, учебники по русской истории пишут духовные наследники последних двух прозвищ. Царствование же Николая Первого стало вершиной российского Самодержа-вия, после которого начался его медленный закат.
Не имея возможности прямо высказывать свои мысли и влиять на власть, русское об-щество стало к нему в скрытую оппозицию. Именно эта оппозиционность создала лучших поэтов и писателей русской литературы, величайших художников и композиторов. Вместо политических пустословий создавались шедевры русского искусства и открывались имена Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Тургенева, Гоголя, Монферрана, Тона и др. Великолепие Исаакиевского собора, Храма Христа Спасителя и Большого Кремлевского дворца стали вечными памятниками николаевского царствования.
Александр II взошел на престол в трудные для России годы. Позорный для русских Парижский трактат, крестьянские бунты и оппозиция в высших сферах общества, все требо-вало вмешательства. Александр Николаевич был самым образованным из всех правителей дома Романовых. С ним можно сопоставить его дядю Александра Павловича, но у того была надломлена воля, чего у Александра Освободителя не наблюдалось. Его царствование вошло в русскую историю как ?эпоха Великих реформ?. И это в полной мере справедливо, тем бо-лее, что их инициатором и главным проводником был сам Император.
Что бы ни писали большевистские и либеральные историки, освобождение крестьян полностью продиктовано волей Александра Николаевича, который на вопрос отца, что бы он сделал в отношении декабристов, ответил: ?Я бы их простил?. Вообще личность Александра Второго вызывает несомненную симпатию у всех, кто занимается изучением его эпохи, что нельзя сказать о его предке Петре Великом, человеческие качества которого не вызывает ни-какого пиетета. Главным воспитателем Александра Николаевича являлся В. А. Жуковский. Курс правоведения читал граф Сперанский, который прекрасно знал четыре языка - англий-ский, французский, немецкий и польский. В то же время с детства Николай I воспитал в На-следнике военного человека, и даже последнем делом в жизни Александра II стал смотр войск 1 марта 1881 года.
Многие историки либерального и прокоммунистического лагеря утверждают, что на момент отмены крепостного права большинство крестьян страны находилось в крепостной зависимости. Это чистой воды фальсификация: по ревизии или переписи населения от 1857 года в крепостных насчитывалось только 34,5% от всего населения Империи. Около 6% кре-стьян находилось в собственности Императорской Фамилии; около 38% считались государ-ственными крестьянами. Остальные сословия составляли около 20% населения.
Безусловно, то положение, при котором треть населения страны пребывало в полу-рабском состоянии стало совершенно противоестественным, тем более, что дворянское со-словие было полностью освобождено от каких-либо обязательств в отношении государства. Действительно, нужно согласиться с историками, утверждающими, что объективно, крепо-стное право должно было отменить еще в 1761 году, сразу после указа ?о вольности дворян-ской?. Но субъективные факторы оказались сильнее, и Екатерина Великая не решила этого вопроса, ибо сама была обязана дворянству своей властью. Вторично его можно было ре-шить после победы над Наполеоном. Но в окружении Александра I не нашлось деятеля, ко-торый напомнил бы Императору о бедственном положении его подданных, а сам Государь был отвлечен обустройством Европы и только с 1817 года занялся внутренними делами. Но надолго его терпения не хватило, и он решил вернуться к европейским проблемам. Как ре-шался крестьянский вопрос отцом Александра II, говорилось выше.
Царь-Освободитель перед московским дворянством во время коронации заявил: ?Лучше нам уничтожить крепостное право сверху, нежели дождаться того времени, когда оно начнет уничтожаться снизу?. Этим заявлением царствующий монарх подтвердил опасе-ния дворян, что их праву на владение людьми пришел конец.
Дворянство негативно отнеслось к данному заявлению, прозвучавшему со ступеней трона. Нет ничего странного в том, что не произошел очередной дворцовый переворот. Во-первых, дворянство помнило, что стало с их коллегами по сословию в 1825 году, когда те подняли мятеж. Страх преследовал дворянство все николаевское царствование и спроециро-вался на его наследника. Дворянство боялось еще дополнительных пяти или десяти виселиц и тысяч ссылок. Во-вторых, войска гвардии были выведены за пределы столицы и расквар-тированы в Красном селе, поэтому роль ?преторианской гвардии? она утратила. В-третьих, дворянство получало большую денежную компенсацию от казны и списание всех долгов, а они достигли 450 млн. рублей серебром. Кроме того, крестьяне за получаемую землю долж-ны были выплачивать помещикам в течение 49 лет выкупные платежи, что вполне справед-ливо, так как поместья были наследственной частной собственностью дворян.
Раскрепощение крестьян обошлось казне более чем в 1 миллиард рублей, что в пере-счете на нынешний курс составляет около 80 млрд. долларов (1 доллар в 1861 году равнялся 2.5 рубля, 1 доллар эпохи гражданской войны в США оценивается по своей стоимости к ны-нешнему доллару по курсу 1 к 150).
После отмены крепостного права пошла череда реформ: введен суд присяжных; уч-реждены земские структуры, которые заменили дворянские учреждения на местах, став ор-ганами самоуправления; военная реформа - переход на обязательную военную службу всех сословий и отмена рекрутчины; реформа военного флота, которую успешно провел Вел. Кн. Константин Николаевич; отмена телесных наказаний. Продолжилось строительство желез-ных дорог, которое началось при Николае I, хотя их бурный рост начался при Александре III. Развивалась речная торговля. Было введено новое Городское положение, которое увеличива-ло самостоятельность жителей в управление городским хозяйством, принят новый универси-тетский устав, а также положения о разделение гимназий на классические и реальные. От-крылся доступ к среднему и высшему образованию женщинам. Была ослаблена цензура.
Эти меры подтолкнули сословия к более активному проявлению в различных облас-тях жизни. В то же время чрезмерное увлечение естественными науками и материалистиче-ской философией привело к распространению социалистических и коммунистических идей среди разночинной интеллигенции. Преподавание Закона Божьего было урезано в гимнази-ческой программе.
Но и Александр II был достаточно умеренно верующим человеком и явно не ортодок-сом Православия. На одной из служб он попросил священника сократить молебен, на что тот ответил: ?Охотно Ваше Величество, я пропущу часть службы, где идет пожелание здравст-вования всем члена Императорского Дома?. Этот случай говорит и о принципиальности священника, и о малой любви к церковным обрядам самого Императора. Смеют обвинять Александра II в безнравственности, забывая о том, что Помазанник Божий ответственен только перед Господом Богом и более не перед кем.
Внешнеполитическая деятельность царствования так же была успешна. Было подав-лено Второе польское восстание в 1863 году, в 1864 году завершилось покорение Кавказа и пленение имама Шамиля. Присоединены Амурский и Уссурийский края, подписан Айгун-ский договор с Китаем. Российская Империя окончательно утвердилась на Дальнем Востоке. Были покорены и присоединены земли Средней Азии, на основе которых был образован Туркестанский край. Хивинское ханство и Бухарский эмират вступили с Империей в особые отношения. Именно тогда проявил свой военный талант М.Скобелева, а русская армия при-обрела опыт на среднеазиатском театре военных действий, что помогло ей в русско-турецкой войне 1877-78 годов.
Противоречивые чувства испытывают те, кто узнает, что Аляска продана США на-вечно и всего за 7.5 млн. долларов. Складывается впечатление, что это была глупость им-перского правительства, но не стоит забывать, что, во-первых, золото Аляски было обнару-жено после ее продажи, а во-вторых, США представлялись тогда Петербургу главным про-тивником Англии на Дальнем Востоке, что было главным аргументов для русского прави-тельства. Борьба с Великобританией как с мировым гегемоном стояла в ряде приоритетных задач внешнеполитического курса С- Петербурга. Наконец, главным достижением было под-писание Берлинского договора 1879 года, который полностью отменил действие Парижского трактата 1856 года. Можно без ложной скромности сказать, что все задачи, которые стояли перед Россией в начале царствования Александра II, были решены.
Многие либералы и социалисты утверждали и продолжают утверждать, что меры правительства Царя-Освободителя были незаконченными реформами, проводимыми в инте-ресах нарождающейся буржуазии. Но на самом деле трудно было ожидать от правительства радикальных реформ, ибо тогда они носят характер революции, а уж революционером Алек-сандр II точно не был. Потом, непонятно - почему в интересах буржуазии, ведь отмена кре-постного права сделала свободными крестьян, хотя очевидно, что буржуазия получила сво-бодный рынок труда. Но это не причина, а следствие. Не стоит забывать, что в середине ХIХ века буржуазия не оказывала никакого влияния на верховную власть в Российской Империи. В связи с этим можно определенно заявить, что реформы Александра II носили националь-ный характер и были направлены на модернизацию России и для предотвращения социаль-ного взрыва. Учреждение земств привело к ослаблению влияния и дворянства, и бюрокра-тии. Создание более либеральных университетских уставов способствовало проникновению в высшие круги представителей третьего сословия, которое стремилось ограничить власть монарха и расшатать устои Империи. Нарождавшаяся буржуазия так же не стала опорой престола и, в отличие от Германии, социальной договор между монархией и буржуазией так и не был подписан. Государственная власть вновь была поставлена перед выбором: либо ис-кать опору в бюрократии, или вновь искать поддержку у дворянства.
В то же время Александр II стремился довести до конца модернизацию России по-средством учреждения выборного органа от всех сословий. Зная теперь, чем закончился со-зыв Генеральных штатов во Франции и Госдумы в России, вряд ли можно считать этот ход удачным. Но убийство Царя-Освободителя не позволило осуществить эти планы.
Главной цели Император все же сумел достичь. Из сословного государства Россия стала трансформироваться в государство национальное. Хотя роль политической элиты вы-полнялась по прежнему коронной бюрократией и аристократией, мелкое и среднее дворянст-во все больше уступало свои позиции буржуазии и бюрократии. Многие представители ста-рых и известных дворянских фамилий служили простыми клерками в частных компаниях или мелкими чиновниками в министерствах. Помещичьи хозяйства продолжали разоряться и закладываться в дворянский банк. Сохранение данных тенденций привело бы без всяких ре-волюций к упразднению помещичьего хозяйства уже к 20-30 годам ХХ века.
Кроме того, даже полная раздача всех помещичьих хозяйств крестьянству не могла бы решить земельный вопрос. Для эффективной обработки наличной земли и получения прибыли было необходимо иметь в сельском хозяйстве всего 20% от населения страны, а крестьян в начале ХХ века было более 70%.
Раскрестьянивание действительно было неизбежным процессом, в равной степени как и урбанизация, но большевики эволюционный процесс перехода крестьянства в городское сословие сократили с 30-40 лет до 10-15. Именно ломка обычного уклада жизни и насильст-венное переселение в другие районы страны породили тот кошмар коллективизации, кото-рый остался незаживающей раной в душе русского народа и вечным позором для партии большевиков и ее наследников. Разве не странно, что в Англии выгоняли крестьян лорды для разведения овец и строительства мануфактур, но их потомки до сих пор живут и считаются элитой Англии, а русское дворянство, которое всегда заботилось о крестьянах, было истреб-лено, а потомки тех, кого большевики лишили земли, голосуют за преемников партии боль-шевиков ? КПРФ.
Александр III был вторым сыном Александра II и не готовился к миссии Императора Всероссийского. Но волею проведения в 1865 году умер его старший брат Цесаревич Нико-лай Александрович, и Наследником Престола стал Вел. Кн. Александр Александрович. Свою малообразованность Александр III компенсировал неодолимой волей и уверенностью в пра-воте своих поступков.
Вскоре после убийства отца он получил письмо от Л. Н. Толстого, который уже тогда был в оппозиции к Православной Церкви, что было известно императору. В этом письме яс-нополянский граф просил нового Императора помиловать убийц его отца, на что получил ответ вполне в духе Александра III: ?Если бы это были убийцы вашего отца, я их бы охотно помиловал. Но убийц Российского государя простить не могу?. Первомартовцев повесили, а Александр III благополучно процарствовал 13 лет и умер своею смертью. Парадокс ХIХ века в том, что Императоры, которые начинали свои царствования с виселиц, заканчивали жизнь своею смертью, а те, кто пытались улучшить жизнь народа, получали либо бомбу под ноги, либо пулю в подвале ? ?от благодарного народа?.
Психология русского народа такова, что любезность и милость со стороны власти он воспринимает как ее слабость и воет от восторга, когда власть бьет его шомполами, розгами или расстреливает. Ну разве не моральный мазохизм? Как не вспомнить слова А.С. Пушки-на: ?Живая власть для черни ненавистна, она любить умеет только мертвых? или русскую пословицу ?Что имеем, то не ценим, ? потерявши плачем?.
Вскоре после восшествия на престол Александр Миротворец отправил в отставку всех деятелей предыдущего царствования и назначил людей, близких ему по духу и умонастрое-нию. Из всех дядей Александра III на госслужбе остался только Вел. Кн. Михаил Николае-вич, а Великие Князья Константин Николаевич и Николай Николаевич-старший были от-правлены в отставку за их аморальное поведение. Были смещены Милютин, Абаза и Лорис-Меликов.
Все царствование прошло под лозунгом буржуазных реформ в экономике и контрре-форм в политике. Если сравнить это царствование с режимами ХХ века, то оно было первым диктаторским режимом с ярко выраженной либеральной экономикой. Максимальная кон-центрация государственных средств, установление монополии на торговлю водкой, введение золотого рубля, отказ от агрессивной внешней политики - все свидетельствовало в пользу то-го, что правительство России настроено на дальнейшую модернизацию экономики.
В то же время произошли реформы в армии, которые должны были упростить ее форму и содержание. Были сокращены расходы Двора и Императорской Фамилии. Жить по средствам был главный лозунг в экономики России при Александре III. Темпы роста про-мышленности и ВВП повысились до уровня США и Германии, хотя доля в мировой эконо-мики России была незначительной. Главными статьями экспорта оставались товары сельско-го хозяйства, а импортировали станки и технологии. В то же время достаточно высоких по-казателей достигла легкая промышленность, которая полностью удовлетворяла потребности населения России в одежде и тканях. Обеспечение золотом кредитных билетов вплоть до 1914 года была более 100%. Более стабильного экономического развития, чем с 1880 по 1903 Россия не имела, ни до, ни после. Если говорить об уровне жизни, то он находился на уровне с Австро-Венгрией и Италией, что вполне прилично. Но необходимо учитывать, что объек-тивные причины не позволяли и не позволят иметь жителям нашей страны такой же уровень доходов, как в ведущих странах мира. Но даже сумей Россия сохранить свой уровень жизни, какой был в конце ХIХ ? начале ХХ века, то сегодня он должен бы составлять более 20 000 долл. на каждого жителя.
К сожалению, в правление Александра III так и не был решен ключевой вопрос, кто станет опорой русской монархии в период нового витка модернизации страны и экономики. Попытки Александра III вновь опереться на дворянство посредством новых кредитов из Дворянского банка для спасения разорявшихся помещиков оказались тщетны. Дворянство как правящее сословие все больше уступало позиции государственной бюрократии, которая оказалась наиболее приспособлена к новым формам и в экономики, и в политике. Кроме то-го, именно мелкое дворянство и купечество встали в оппозицию к существующей власти, но открытую борьбу с монархией и Империей они начали только после смерти Александра III.
Еще одной стратегической ошибкой Александра III нужно считать отказ от союза с Германией. Но к нему во многом подталкивала и политика Берлина, который с начала 80-х занял жестко агрессивную политику в отношении Парижа и жаждал новой войны с Франци-ей. Её поражение было неизбежно и превращало бы Германию в лидера Европы, что явно не входило в интересы Российской Империи. Кроме того, Берлин в 1879 году заключил тайный союз с Веной, не уведомив об этом Петербург, что стало точкой отчета новой Европейской войны. Попытки России разорвать союз Германии и Габсбургов не к чему не привели. Если бы Россия согласилась на новый погром Франции, то она оставалась один на один с двумя крупнейшими европейскими Империями и была бы вынуждена уйти из европейской полити-ки, что после взятия Парижа в 1814 году было совершенно невозможно. В этом случае Рос-сия из ведущей державы вновь стала бы периферией для европейской политики. Кроме того, Германия наложила вето на новый торговый договор с Россией, по которому у российских товаропроизводителей были неограниченные квоты на продажу зерна в Германии, что есте-ственно привело к конкуренции с германскими товаропроизводителями зерна. В ответ Пе-тербург повысил пошлины на германское оборудование и товары машиностроения, и пере-ориентировалось на Францию. Во Франции был размещен миллиардный заем российских го-сударственных облигаций, что неминуемо подталкивало Россию к политическому союзу с Францией. Этот союз стал оформляться в 1891 году, после визита президента Франции в Кронштадт, на военные маневры русского флота. Союзный договор с Францией был подпи-сан в 1893 году.
Надо отметить, что Россия предпринимала шаги для сближения с Германией, но упорство Бисмарка, а позже Вильгельма II по вопросу о Франции, по Балканам и по эконо-мическим проблемам не позволили подписать новый русско-германский договор. Необходи-мо было выдержать паузу, но Россия не имела для этого времени в условиях, когда в Европе образовался милитаристский альянс Берлина и Вены, а Англия была традиционно настроена против России, нужно было искать союзников, и таким стал экономический партнер - Фран-ция. Но на самом деле Россия должна была любой ценой разорвать германо-австрийский до-говор даже ценой экономических уступок, и подчинить себе Балканы полностью упразднив или разгромив Австро-Венгрию, а Германии отдать Францию. После этого в Европе созда-лись бы только три центра влияния Берлин, Петербург и Лондон. Последний был бы вынуж-ден примкнуть к России, т.к. агрессивная политика Германии в колониях создавала угрозу Британской Империи. Но произошло то, что произошло.
Падение Российской Империи и монархии был не предопределенным и неизбежным явлением, как пытаются доказать, а чередой случайных ошибок во внешней и внутренней политике. Прочность российской монархии доказала побежденная революция 1905-07 го-дов, когда власть уступила только одно ? созвала российский парламент. Главных факторов, которые помогли революционерам всех мастей победить в борьбе с монархией, было только два: либерализм верховной власти по отношению к своим внутренним врагам и Мировая война 1914-18 годов.
Именно Первая Мировая война изменила политическое лицо мира, а вовсе не ок-тябрьский переворот 1917 года, как нам долго говорили большевистские историки. Падение трех Империй и трех величайших монархий в Европе способствовало тому, что на внешне-политической арене появилась совершенно незначительная и явно региональная держава ? США. Ее претензии на мировое господство были явно не выражены, кроме того, главной мировой валютой еще был английский фунт, а не доллар. Все окончательно изменилось только после 1945 года, когда и Германия и Британия были истощены в войне, а СССР не хо-тел включаться в мировую буржуазную систему и создавал социалистический лагерь. Внут-ри России с 1915 года практически вся оппозиция была настроена на свержение власти либо частично, либо полностью. То есть большинство политических и экономических элитных группировок были либо за свержение Николая II, либо за упразднение монархии в целом. Стабилизация была достигнута только в короткий период с 1907 по 1915 годы, ей способст-вовали и жесткие меры со стороны правительства П. А. Столыпина и новый экономический рост 1905 ? 1913 годов. После 1915 года и ?Великого отступления? армии на фронте, все оп-позиционные силы внутри российской элиты взяли курс на дворцовый переворот или рево-люцию. Победила последняя доктрина, но для организаторов февральского мятежа 1917 года она оказалась пирровой победой. Они только в эмиграции поняли, что на монархии держался остов и самой Империи, и ее политических, и экономических элит.
Монархия и Династия Романовых, сделали для Российского государства главное ? они создали крупнейшую православную Империю и ввели ее в круг мировых политических, и экономических лидеров ХVIII ? ХIХ вв. Но кроме этого, каждый представитель Династии Романовых представляет интерес и как личность и как государь. Да можно обвинять их в ошибках, ими допущенных во внутренней, или внешней политике, в том, что кто?то из них не соответствует идеалам, которые сформировались у современного человека. Но в чем их нельзя и совершено несправедливо обвинять так это в неспособности понимать интересы го-сударства, и в неумении проводить политику во благо России и ее народа. По отношению и к Петру Великому с его крайним европоцентризмом, и к Екатерине Великой с ее имперскими амбициями, и к Императорам ХIХ века можно отнести фразу сказанную священником в над-гробной речи в Реймском соборе, на могиле Людовика Великого: ?И на Солнце есть пятна, но Солнце ? всегда Солнце?.

6. Монархическая идея сегодня
Монархическая идея в России распалась на несколько концепций, которые можно разделить на три основных: традиционалистов-легитимистов, бонапартистов и соборников. Первые в полном смысле являются чистыми монархистами ибо ставят целью возведения на российский трон преемников Российских Императоров из Дома Романовых на основании За-кона о Престолонаследии и Учреждение об Императорской Фамилии. Они апеллируют к традиции наследственной династической монархии и совершенно справедливо отмечают, что только восстановление наследников старшей ветви Дома Романовых является правомер-ным и полностью отвечает принципам монархической идеи.
Их противники активно против или высказывают сомнения по поводу прав как ветви Вел. Кн. Кирилла так и Романовых в целом. Различие только в том, что бонапартисты убеж-дены, что России нужен Царь - вождь, т.е. подобие Петра Великого или Наполеона I Бона-парта, или вождей СССР, III Рейха или Италии. Надо отметить, что эта доктрина полностью уходит своими корнями в XX век и сторонники этой идеи разделяют ту кровь и страдания народов, которые были нанесены этими хамами на троне. Надо понимать, что вождь-харизматик это всегда эгоцетрик, который видит в истории только себя, а не страну или народ. Мало того, отягощенный чрезмерными ожиданиями толпы он лишен права на ошибку, а потому требует побед любой ценой. Ибо в зависимости от его удач или по-ражений зависит его право на власть и авторитет в глазах его соратников и подданных. Именно по этому Наполеон так стремился к победам, что любое поражение дискредитирова-ло его в глаза французов, он переставал быть миссией, а династия Бонапартов всегда держа-лась только на штыках и победах. Именно после провала внутриполитических реформ и пре-образований Наполеона III, он был вынужден устроить победоносную войну с Пруссией, чтобы поднять свой рейтинг в глазах подданных. Закончилось это поражением Франции па-дением Бонапартов и основанием II Германского Рейха. Могу сказать, что Франция и при Луи XIV и Луи XV имела и победы и были значительные поражения, но это не беспокоило ни Короля-Солнце ни его правнука, но это нисколько не подрывало их легитимность на по-литическое господство в Королевстве.
В этом и есть сила династического принципа, что он апеллирует не к харизме монар-ха, а к стабильности системы в целом. Кроме того, не стоит забывать, что Романовы эта Им-ператорская Семья признанная во всей Европе, но до Елизаветы Петровны Императорский титул не признавался за ними ни Версальским не Габсбургским дворами. За новым монар-хом не будет признано никаких титулов, это надо понимать. Главное в бонапартистах то, что они как идейные дети XX века не понимают значение происхождения Династии. Как бы не был неприятен русским бонапартистам Вел. Кн. Георгий Михайлович (Гогенцоллерн - Гольштейн - Готторп - Романов) никто из возможных ?самозванных? претендентов на коро-ну России не может поставить себе в заслугу ни деяние своих предков, создавших Россий-скую Империю ни родословную в которой можно найти и Людовика Святого и Вильгельма Завоевателя и Петра Великого и Прусских Королей. Для монархической идеи происхожде-ние монарха значит не меньше, если не больше, чем его личные дарования и таланты.
Но идейным детям XX века не понять тех принципов, на которых были основаны все монархии и Европы и России. Для истинного монархиста вообще не возникает вопрос о дос-тоинстве монарха его высокой роли, он ее достоин только благодаря своему рождению и традициям наследственной монархии. По большому счёту бонапартисты монархистами не являются, это разновидность сторонников корпоративного государства с вождем-харизматиком во главе государства и им совершенно безразлично происхождение вождя. В то же время эти люди упускают, то, что это лицо создаёт достаточно шаткую систему, в ко-торой он сам и его дело являются заложниками.
Диктатор - вождь всегда боится своего окружения, ни один великий тиран XX века не оставил после себя достойного преемника, если не считать генерала Франко, который назна-чил своим приемником внука Короля Альфонса XIII. В других случаях вождь не только не может оставить преемника, но и, возможно, опасается за свою власть со стороны наследника. Но и указание диктатора на того, кого он хочет видеть во главе государства после своей смерти, не всегда выполняется его окружением и в большинстве случаев смерть диктатора приводит либо к смене курса, либо крушению всей системы. Рим Цезарей и Византия где не были прописаны и закреплены династические законы, передачи верховной власти постоянно сотрясали династические и государственные кризисы.
Та же ситуация произошла в России, когда Петр Великий попытался в рамках монар-хической государственности России создать институт выборности престолонаследника на основание не близости родства к Императору, а на основании личных дарований. Эта систе-ма и породила череду дворцовых переворотов, которые сотрясали Империю в течение всего XVIII века вплоть до 1797 года, когда был издан Высочайший Акт о Престолонаследии, из-данный Императором Павлом I и заложивший те основы династического правопреемства, которые четко и досконально определяли престолонаследника внутри царствующего Дома. Именно этот закон завершил собой череду дворцовых переворотов и установил мир в Царст-вующей Династии.
Выборы новой династии ничто иное, как сознательный увод монархических настрое-ний в русло человеческих амбиций. Но в то же время сторонники Земского Собора забыва-ют, что самой сильной партией на Соборе все равно будут сторонники Романовых. Других кандидатов вероятно будет много, но они будут поддержаны маленькими группами своих сторонников, и эти группы будут враждовать между собой до бесконечности. Но перед сто-ронниками идеи Земского Собора встает ещё одна не разрешимая дилемма: какой должен быть критерий отбора кандидатов и фамилий на якобы вакантный Престол? Если древность и знатность рода, то где взять знатнее претендента чем Вел. Кн. Георгий Михайлович, в роду которого более 60 монархов России и Европы? Да много осталось фамилий, которые ведут родство от Рюрика, но, что мы о них знаем - ничего. Кроме того, совершенно не понятно, на каком основании эти люди будут именоваться Императорами, ведь это титул полностью принадлежит в России Дому Романовых. Любое лицо или фамилия вознамерившиеся при-своить Императорский титул себе, автоматически в рамках монархической династической традиции становятся узурпаторами, наравне с красными генсеками и народными президен-тами.
Причем выбирать будут продажные депутаты, которые станут представлять интересы не сословий, как было на Соборе 1613 года, а своих хозяев, готовых заплатить самые боль-шие деньги за трон России. Именно поэтому есть все основания говорить, что это будут не выборы Государя Всероссийского, а тендер на покупку ?доходного места?. И как бы не ока-залось, так, что новым избранным владыкой России станет новый ?хам на троне?, с толстым кошельком и явно не русским профилем. Господства такого государя не пожелаешь даже врагу! Жаль только, что сторонники Земского Собора не внемлют голосу здравого смысла и формальной логике, они все время, как зомби повторяют: ?Как Господь управит!?. Хочется им напомнить, что Создатель наделил человека свободой выбора и свободой воли и если их игнорировать то можно запросто превратиться в безликую биомассу.
Только наследственная монархия, основанная на писанных законодательных Актах и сформированная как государственный институт, позволит в полной мере осу-ществить монархическое возрождение России. Другие варианты возможны, но крайне опасны для стабильности самой монархической системы.

См. публикации по близким темам
www.olmer1.newmail.ru ? журнал ?Золотой лев?
http://people.tochka.ru/velikоross ? газета ?Великоросс?
http://mahnach.by.ru ? В.Л.Махнач
http://kolev3.narod.ru ? А.Н.Савельев
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован