02 октября 2012
7318

Спектакли Юрия Любимова, которые потрясли мир

Художественный руководитель Театра на Таганке Юрий Петрович Любимов

30 сентября театральному режиссеру, основателю театра на Таганке Юрию Любимову исполняется 95 лет. Без компромиссов, назло цензуре спектакли Таганки гремели не только в Москве, но и во всем мире, а неповторимый театр Любимова получил звание "острова свободы в несвободной стране". Любимов возглавлял Таганку в общей сложности полвека, а в прошлом году покинул созданный им театр и отправился "в свободное плавание". В день рождения мэтра РИА Новости предлагает вспомнить его самые известные постановки.

Сцена из спектакля "Добрый человек из Сезуана"

В 1964 году в Московский театр драмы и комедии, расположившийся на Таганке, пришел со своими учениками новый главный режиссер - артист театра имени Вахтангова, педагог театрального училища им. Б. В. Щукина Юрий Любимов. Первой его постановкой на сцене нового театра стала дипломная работа учеников по пьесе Бертольда Брехта. Еще в училище музыкальная постановка-притча о добре и зле вызвала большой резонанс. Ректор Борис Захава отказывался принимать ее, сочтя антисоветской. Однако уже на стадии студенческого спектакля "Добрый человек из Сезуана" стал сенсацией в прессе, спектакль собирал аншлаги сначала в тесных помещениях Щуки, а потом и на Таганке и остается символом театра до сих пор.

"Для Москвы это была необычная драматургия, - писал Юрий Любимов в своей книге "Рассказы старого трепача". - Брехт ставился очень мало, и Москва плохо знала его. Я не видел "Берлинер ансамбля" и был совершенно свободен от влияния. Значит, делал его интуитивно, свободно, без давления традиций Брехта. Спектакль был таким, как мне подсказывала моя интуиция и мое чутье. Я был свободен, я никому не подражал".

Спектакль "Десять дней, которые потрясли мир" в Театре на Таганке

Один из первых спектаклей театра по книге Джона Рида был построен на эффекте участия. Действие начиналось еще перед театральным подъездом, а заканчивалось своеобразным референдумом: после спектакля зрителям предлагалось опустить билеты в урны для голосования - красную или черную в зависимости от того, понравился им спектакль или нет. Разные жанры, разрозненные сцены, цирк, буффонада, театр теней - все смешалось в этой постановке. "Набор аттракционов" - такое определение давал спектаклю сам режиссер.

Актер Вениамин Смехов в мемуарах "Театр моей памяти" вспоминает: "Когда Ю. П. читал труппе сценарий <..>, в наших рядах почувствовалось замешательство. Как ни прочен был сговор единомышленников-студийцев творить сценические эксперименты, однако привычка к драматургическим канонам была сильнее. Раз уж сказано "пьеса", так подайте действующих лиц и сквозной сюжет, а потом уж извольте искать и экспериментировать. И вдруг нам выдаются за готовую пьесу разрозненные эпизоды, сотни персонажей, хаос картин вне видимых связей меж собой <..> Было над чем задуматься. Но доверие к постановщику "Доброго человека из Сезуана" было столь велико, что работа закипела буквально во всех углах маленького здания".

Спектакль "Антимиры" русского поэта Андрея Вознесенского

С этого спектакля по стихам Вознесенского на Таганке начался театр поэзии. Юрий Любимов не только дал актерам "сыграть стихотворения", он создал новое произведение на основе произведений поэта. До конца 1979 года на сцене Таганки "Антимиры" выдержали более 700 представлений. Авторами музыки для постановки стали Борис Хмельницкий, Анатолий Васильев и Владимир Высоцкий, который также участвовал в постановке в качестве актера или, лучше сказать, чтеца.

Владимир Высоцкий о спектакле "Антимиры", отрывок стенограммы выступления в Подольске 26 марта 1977 г.: "Вообще, я вам должен сказать, что он играется, этот спектакль, очень просто. Мы выходим такой футбольной командой, в одинаковой одежде, как это было во времена "Синей блузы", когда... Вот от чего и название театра поэтического - синяя блуза. Вот. Мы тоже выходим одинаково одетые, с гитарами (почти все актеры нашего театра владеют этим самым бес... нехитрым инструментом) и много читаем, играем и поем стихов Вознесенского".


Сцена из спектакля по пьесе Брехта "Жизнь Галилея"

Постановка, премьера которой состоялась 17 мая 1966 года, стала вторым обращением Юрия Любимова к драматургии Бертольда Брехта после "Доброго человека из Сезуана". Главную роль Галилео Галилея исполнил Владимир Высоцкий, также в спектакле были заняты Инна Ульянова, Дальвин Щербаков, Вениамин Смехов, Зинаида Славина, Рамзес Джабраилов, Готлиб Ронинсо. Входя в зал, зрители оказывались словно под открытым небом - над потолком сверкали звезды Большой Медведицы, а в сценах, где Галилей-Высоцкий вращал свой телескоп - специальный световой пистолет - в поисках несуществующей небесной тверди, яркий луч буквально ослеплял сидящих в партере, символизируя то, как больно режет умы консерваторов открытие ученого. Высоцкий играл Галилея без грима, хотя в начале пьесы ему сорок шесть лет, а в конце - семьдесят.

Владимир Высоцкий о спектакле: "... И вдруг я сыграл Галилея. Я думаю, что это получилось не вдруг, а вероятно, режиссер долго присматривался, могу я или нет. Но мне кажется, что есть тому две причины. Для Любимова основным является даже не актерское дарование, хотя и актерское дарование тоже. Но больше всего его интересует человеческая личность".

Спектакль "Пугачев", в роли Хлопуши - Владимир Высоцкий

17 ноября 1967 года состоялась премьера спектакля "Пугачев" по одноименной поэме Сергея Есенина. Владимир Высоцкий исполнил роль Хлопуши, а текст Есенина был дополнен интермедиями Николая Эрдмана, которые, однако, были изъяты из постановки по приказу Управления культуры.

Давид Самойлов. Что такое поэтический театр. - "Литературная газета", 1968 год: "Спектакль "Пугачев" насыщен сценическим ритмом, даже порой перенасыщен им. Некоторые музыкальные и ритмические повторы, может быть, и излишни. Но не в них, конечно, дело. Ю.Любимов в высокой степени наделен чувством композиции. Он умеет статику поэтического эпизода перевести в действие даже там, где, на первый взгляд, действия нет. Он умеет сталкивать на сцене контрасты, остро чувствует эмоциональное состояние зрителя".


Сцена из спектакля "А зори здесь тихие"

Во время спектакля по одноименной повести Бориса Васильева на пустой сцене стоял почти в натуральную величину дощатый кузов грузовика военных лет с номером на борту "ИХ 16-06" - единственная декорация художника Давида Боровского. Рассказ режиссера о жестокой войне получился удивительно нежным и интимным.

Борис Васильев о спектакле: "Когда Юрий Любимов в Театре на Таганке брался за постановку "А зори здесь тихие...", он мне сказал: "Мы должны сделать так, чтобы люди у нас не плакали. А молча ушли домой с неким эмоциональным зарядом. Дома пусть рыдают, вспоминая". Я потом смотрел несколько спектаклей подряд. В зале не было пролито ни одной слезинки. Люди уходили потрясенные".

Актер Высоцкий

На сцене Таганки Юрий Любимов поставил "Гамлета" в переводе Пастернака с Владимиром Высоцким, сыгравшим в этой постановке свою самую знаменитую роль. Высоцкий играл Гамлета 317 раз - "на разрыв аорты", как писали газеты. На "Гамлета" - почти без декораций, с Высоцким в джинсах, свитере и с гитарой - зрители валили валом. Спектакль был удостоен Гран-при на Международном театральном фестивале "БИТЕФ" и стал главным театральным событием в стране. 18 июля 1980 года, за семь дней до своей смерти, Высоцкий последний раз вышел на сцену в этой роли, впоследствии спектакль был выведен из репертуара Таганки.

Юрий Любимов: "Не было бы Высоцкого, я бы не стал ставить "Гамлета". Как ставить, если Гамлета нет? Когда я решил ставить "Гамлета", я только Владимира имел в виду. <...> Потом мне стали говорить, что Высоцкому не нужно там играть. Мол, что за пьяница из подворотни будет хрипатым голосом орать Гамлета? "Он же - принц!" Это говорили люди, которые кроме африканских принцев других не видели"


Актер театра на Таганке Иван Дыховичный

Этот спектакль Юрия Любимова в театре на Таганке до сих пор собирает аншлаги. Постановка стала первым в мире сценическим прочтением романа Михаила Булгакова. Сложная структура произведения была полностью сохранена на сцене и дополнена еще одной сюжетной линией - героями стали сам Автор и его Роман.

Юрий Любимов: "Мастер" - единственный спектакль, где я ничего не переделывал. Начальство мое все время допрашивало: кто разрешил. Я, пожимая плечами, то изображал Швейка, то пытался действовать логикой: а в чем дело? Что вам не нравится?"

Спектакль "Преступление и наказание" в театре на Таганке

На спектакль зрители заходили в зал через облупившуюся белую дверь и попадали в квартиру старухи-процентщицы. Все декорации Давида Боровского - комод, икона, антресоли с чемоданами, зеркало в деревянной раме - занимали небольшую часть сцены. Остальное пространство оставалось пустым, а две части сцены (пустую и заставленную вещами) разделяла еще одна дверь. Потом Юрий Любимов еще не раз обращался к роману Достоевского. Его постановки "Преступления и наказания" в Австрии, Англии, США и Италии были удостоены высших театральных премий.

А.Смелянский. Испытание Достоевским. - "Театр", 1981 г., N8: "Юрий Любимов выстроил свой спектакль по Достоевскому с огромной убежденностью. Режиссер, вводя зрителей через ближайшую к сцене дверь, столкнул их с фактом прямого физического насилия. Мы должны были не литературно, не по памяти пройти путь Раскольникова".

Спектакль "Дом на набережной" в театре на Таганке

Смелую постановку о моральном выборе при сталинском режиме 30-х годов по роману Юрия Трифонова цензура не одобряла, исключала из репертуара на праздники, но окончательно запрещать долго не решалась: все-таки литературный источник был пропущен в печать Сусловым. Спектакль в итоге сняли с репертуара в 1984 году, но в 1986 году восстановили. Бессменный сценограф Давид Боровский выстроил на сцене угловатый дом в конструктивистском стиле 30-х годов, со стеклянной стеной до потолка. Актеры, занятые в спектакле, произносили свои реплики за этим стеклом.

Вениамин Смехов о борьбе за спектакль: "80-е годы в театре - это время начальственных разборок, борьбы за текст, за спектакль. Думаю, помог победе международный авторитет писателя Трифонова и фронтовая закалка Любимова".


Юрий Любимов на репетиции спектакля "Борис Годунов"

После смерти Высоцкого в 1980 году борьба Таганки и Любимова с властью достигает своего апогея. Запрещают сначала спектакль, посвященный Высоцкому, а затем и следующие постановки Ю.Любимова - "Борис Годунов", "Театральный роман". Юрий Любимов выезжает в Англию, где и узнает о лишении его советского гражданства. В мае 1988 года Юрий Любимов вернулся в Москву и восстановил запрещенного прежде "Бориса Годунова" и "Владимира Высоцкого".

Константин Рудницкий о работе над "Борисом Годуновым": "Ах, какие это были репетиции! С каким подъёмом духа работали актёры! Ни минуты не сомневаюсь: рано или поздно записи этих репетиций войдут в учебники режиссёрского искусства".

"Живаго", 1993

Незадолго до знаменитого разделения Таганки на два театра Любимов выпустил спектакль по роману Бориса Пастернака с Валерием Золотухиным в главной роли. Премьера состоялась в Вене на Всемирном фестивале и получила высокую оценку публики и мировой прессы. Мрачное голое пространство сцены с торчащими отовсюду лопатами - знаком вывороченной революционной России - с двух сторон ограничивалось варьируемыми пластинами, в которых разыгрывались небольшие сцены.

Марина Зайонц, Московский наблюдатель, N 3: "Роман стал поводом для личного высказывания, и Любимов поставил, может быть, самый лирический свой спектакль. В финале его голос, набирая силу, перекрывает голос Золотухина, читающего: "Я один, всё тонет в фарисействе..." Поверх всех барьеров Любимов продолжает свой, давно начавшийся разговор, ведя его на два голоса - совсем как Понтий Пилат - с самим собою. Ибо собеседник его умер давным-давно: пятого числа весеннего месяца марта".

"Идите и остановите прогресс", 2004


РИА Новости Сергей Пятаков

Сцена из спектакля "Идите и остановите прогресс" в Театре на Таганке

К 40-летнему юбилею Театра на Таганке Юрий Любимов поставил спектакль по произведениям обэриутов: Даниила Хармса, Николая Заболоцкого, Алексея Крученых, Николая Олейникова, Александра Введенского. Каждый актер сыграл сразу несколько ролей: тут и Елизавета Бам, и девочка Маша, нашедшая гриб и умершая прямо в кассе универмага, и Пушкин с Гоголем, постоянно спотыкающиеся друг о друга, и Милиционер, который вместо трупа утаскивает живую кассиршу.

Юрий Любимов: "Наш спектакль о том, что мы не смогли своевременно расслышать. В нем мы не оплакиваем простой, страшной и прекрасной судьбы Введенского и Хармса. Мы оплакиваем недостаточность причастности к этой судьбе".



К 45-летнему юбилею Таганки Юрий Любимов представил спектакль, где соединил грустный романтизм Андерсена, символистский эстетизм Уайльда и фантастический реализм Диккенса. Среди декораций - батуты, олицетворяющие то морские глубины, то городскую площадь, то крышу дома. А молодые актеры, составляющие большинство участников спектакля, исполняют сложные акробатические трюки.

Юрий Любимов: "Само существование Театра на Таганке - это вызов дилетантизму. Мои "Сказки" - тому подтверждение. Здесь все не просто так, здесь разбиться можно. Это дело такое, что требует тренинга, собранности. А не так: прибежали, схалтурили три или четыре Имени и разбежались".


РИА Новости Анатолий Гаранин
http://weekend.ria.ru/theatre/20120930/761477152-print.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован