Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
18 августа 2021
224

Специфика НКО и правовые основы их деятельности

Ольга БОБРОВА Алексей ПОДБЕРЁЗКИН Ольга ПОДБЕРЁЗКИНА БОБРОВА Ольга Викторовна – кандидат юридических наук, зав. отделом научной ин­ формации и издательской деятельности Университета прокуратуры РФ. E-mail: bogomazova@ mail.ru ПОДБЕРЁЗКИН Алексей Иванович – доктор исторических наук, профессор, директор Цен­ тра Военно­политических исследований МГИМО МИД России – Концерна ВКО «Алмаз­ Антей». E-mail: podberezkin@gmail.com ПОДБЕРЁЗКИНА Ольга Алексеевна – кандидат исторических наук, заместитель директо­ра департамента Министерства просвещения РФ https://i-sng.ru/img/2021/08/Obs_08_21_full.pdf


6 января (2021 г.) – день, который следует запомнить в ка­ лендаре насильственного сопротивления федеральному пра­ вительству.
М. Дж. Брайан, старший советник The RAND Corporation


Анализируя внешнеполитическое влияние институтов развития нацио­ нального человеческого капитала (ИР НЧК) государств, в частности не­ коммерческих организаций (НКО), рассмотрим их социально­ правовой спектр исходя из его влияние на внешнее и внутренне факторы формиро­ вания в России общественного сознания [1].
Вся теория международных отношений (МО) сводится, по сути, к попыт­ кам анализа роли и возможностей внешнеполитических инструментов (как государственных, так и негосударственных) [ 2] влиять на другие субъекты МО – государства, их коалиции и других акторов *.
В более точной формулировке эта тема может быть сформулирована следующим образом: государственные и общественные институты раз­ вития (ИР) национального человеческого капитала (НЧК) России как ин­ струменты противоборства с враждебными ИР НЧК других субъектов военно­политической обстановки (ВПО) в условиях современного её обо­ стрения и противостояния с западной военно­политической коалици­ ей [3].
У ИР НЧК есть и другие важнейшие функции. Они одновременно высту­ пают в качестве:
–  во-первых, институтов социально­экономического, культурно­духовно­ го и научно­образовательного развития нации и её НЧК;
–  во-вторых, в качестве институтов (силовых и несиловых) обеспечения национальной безопасности.
Можно взять за общую основу известную модель Р. Клайна**, который предложил одну из наиболее универсальных формул «воспринимаемой мощи государства»:
P = (C + E + M) x (S + W),
где:
P – воспринимаемая сила государства, которая зависит от первого множителя (C + E + M), который  ограничен только тремя параметрами;
C – критическая масса (демография и территория);
E – экономика;
M – военная сила. В этой формуле отметим особенное значение второго множителя, который может либо усилить вли-
яние констант, либо их качественно снизить и даже совсем уничтожить:
(S + W),
1 Подберёзкин А. И. [и др.]. Роль институтов гражданского общества и потенциала челове­ ческой личности как возрастающих факторов ускорения социально­экономического развития России. М.: РКГ, 2005.
2 Подберёзкин А., Крылов С. Политика, война и международная безопасность в XXI веке // Обозреватель–Observer. 2019. No 10.
3 Подберёзкин А. И. Оценка и прогноз военно­политической обстановки. М.: Юстицинформ, 2021.
* Акторы МО – все участники формирования системы МО: государства, негосударственные субъекты (прежде всего НКО), коалиции, международные НКО и НПО.
** Рэй Стайнер Клайн работал с 1943 по 1973 г. в ЦРУ. Одно время заведовал его аналити­ ческим отделом. Успешно боролся с коммунизмом в Азии, помогал корейцам, предсказал (или подготовил) раскол между СССР и КНР. Во время Карибского кризиса давал Белому дому очень качественные разведданные.

где:
S – стратегическая цель*, т.  е. качество стратегического планирования и управления в государстве; W – национальная воля**, т.  е. качество национальной политической элиты.
На самом деле эти показатели второго множителя – это критерии каче­ ства правящей элиты, которая должна быть способна к формированию эф­ фективной национальной стратегии, в основе чего находится точное целе­ полагание и воля (способность к эффективному управлению). К сожалению, так бывает далеко не всегда: в элите могут существовать как частные, так и принципиальные разногласия (как в настоящее время в США [ 4] и России), а также стратегические ошибки и противоречия.
Роль институтов развития НЧК в Стратегии национальной безопасности субъектов МО–ВПО
Двойственность ИР НЧК – прак­ тически полную сочетаемость двух часто противопоставляющих функций развития и безопасно­ сти – объясняет специфику отно­ шения к ним как к инструментам политики: современная полити­ ческая практика показывает, что наиболее эффективными становят­ ся те средства и меры обеспечения безопасности, которые в макси­ мальной степени сочетаются с ме­ рами и средствами национального развития, прежде всего в области НЧК***. Это отчётливо видно как в фактической, так и нормативной Стратегии национальной безопас­ ности России. В самом общем виде эти особенности ИР НЧК представ­ лены на рис. 1.
Вместе с тем, как видно из рис. 1, современная Стратегия националь­ ной безопасности России недооце­ нивает как минимум несколько важ­ ных аспектов противоборства.
Во-первых, акцентируя внимание на военной безопасности («Функция 2.2»), причём преимущественно на её военно­технических аспектах (мо­ дернизации вооружения, военной и спецтехники – ВВСТ), происходит устойчивая недооценка силовых не­ военных возможностей ИР НЧК го­ сударства и общества даже в рамках силовой функции, что означает практическую ассоциацию всей во­енной организации государства только с силовыми (и то не всеми) ИР НЧК. В самые последние годы этот процесс стал приобретать более осмысленный и управляемый харак­ тер, в частности, потому что именно государство (в лице администрации) обратило внимание на силовое зна­ чение невоенных институтов госу­ дарства и общества.
Во-вторых, продолжается недо­ оценка возможностей «мягкой силы», которые стали развиваться только в самые последние годы в СМИ, об­ разовании и культуре, но масштабы которых очевидно недостаточны. Мощь Америки во многом объясня­ ется её контролем над 90% СМИ, ки­ ноиндустрии, связи и Интернета. Это пример того, как инвестиции в кинематограф и театр, в целом в культуру, являются одновременно инвестициями в развитие и безопас­ ность *.
В-третьих, сохраняется слабая сочетаемость программ в области развития и безопасности.
Так, требование к предприятиям оборонно­промышленного комплек­ са (ОПК) к 2025 г. выпускать до 50% гражданской продукции явно недо­ статочны (ведущие корпорации США – до 80%), но и эти требования выполняются формально, потому что финансирование НИР и ОКР
в ОПК сокращено, а для реализации этой цели существует единственный способ – увеличение финансирова­ ния НИР и развитие новых техноло­ гий, т. е. НЧК ОПК.
В-четвёртых, должна произойти национальная мобилизация – идео­ логическая, организационная, ре­ сурсная, чтобы сконцентрировать не только государственные, но и об­ щенациональные ИР НЧК в интере­ сах развития и укрепления безопас­ ности.
В частности, использовать в этих целях возможности, которые до на­ стоящего времени практически не были использованы, например, в развитии негосударственных ИР НЧК, прежде всего бизнеса и НКО. В этой связи, в частности, необходи­ мо особо сказать об МНПО**, которые после образования ООН стали стре­ мительно расти и в количественном, и в качественном отношении, усили­ вая своё влияние как самостоятель­ ных акторов мировой политики.
Так, например, «Гринпис» или ФИФА, другие спортивные и куль­ турные международные организа­ ции, не говоря уже о запрещённых террористических и экстремистских типа ИГИЛ ***, стали влиятельными участниками мировой политики, по отношению к которым необходимо вырабатывать эффективную поли­
 * Государство даже при ограниченных возможностях финансирует ряд антигосударствен­ ных спектаклей, фильмов и прочих мероприятий.
** МНПО (Международные неправительственные организации – Non­governmental organiza­ tions) – разновидность международных организаций, которые представляют собой нетеррито­ риальные образования, отвечающие трём критериям: во­первых, им присущ международный характер состава и целей; во­вторых, частный характер учредительства; в­третьих, доброволь­ ный характер деятельности. Важной характеристикой является, как правило, некоммерческий характер деятельности.
*** Террористическая организация, деятельность которой на территории Российской Феде­ рации законодательно запрещена.
 

тику и меры противодействия на том же уровне,анетолько на уровне государственных ИР НЧК.
По мнению ряда зарубежных ис­ следователей, справедливо такое от­ носительно узкое определение МНПО, в соответствии с которым к нему относятся следующие типы организаций:
– религиозные (например, Все­ мирный совет церквей);
– учёных (например, Пагуошское движение);
– спортивные (например, ФИФА, МОК);
– профсоюзные (например, МФП);
– Всемирная организация здра­ воохранения (ВОЗ);
– Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА);
– правозащитные (например, Amnesty International) и др.
Роль подобных организаций воз­ растает в связи с тем, что их актив­ но используют в интересах своей внешней политики те страны, кото­ рым удалось установить в них своё влияние.
Так, позиции экологических МНПО в вопросе  строительства  «Северного  потока  –  2»  очень  по- казательны.
Соответственно, и по­новому встал вопрос о поиске мер противодействия этому политическому влиянию.
Не секрет, например, что проблемы футбола  в целом ряде стран стоят более остро для населе-
ния,  чем  политические  или  экономические  пробл емы.
Таким образом, область силового противоборства субъектов МО–ВПО ограничена не только военной обла­ стью при стремительно нарастаю­ щей условности военной и невоен­ ной областей противоборства, но и участниками противоборства – как военно­силового (ИР НЧК), так и не­ военного, но силового, к которым прежде всего относятся НКО (но не все ИР НЧК).
Эта структура инструментов влия­ ния внешней политики субъекта МО– ВПО, состоящих из государственных и негосударственных ИР НЧК, услов­ на представлена на рис. 2.
Как видно из рис. 2, существуют два наиболее общих комплекса внешнеполитического влияния, ко­ торые относятся в целом к катего­ рии политики силового принужде­ ния: в явной, открытой силовой форме (вооружённого и невооружён­ ного насилия) и в форме «агитацион­ ной», получившей название «мягкой силы» *. Им соответствуют ИР НЧК субъекта МО–ВПО.
Так, например, З. Бжезинский очень точно описал влияние ИР НЧК «мягкой силы» США, относя её к ча­ сти «американской глобальной си­ стемы управления» в мире: «Всё вы­ шеупомянутое (влияние на правя­ щие элиты, “притягательность американских принципов и инсти­ тутов”.– Авт.) подкрепляется широ­ ким, но неосязаемым влиянием аме­
 * Нередко к средствам и мерам «мягкой силы» ошибочно относят и некоторые средства и меры силового принуждения: навязывание форм образования или чуждых культурно­религи­ озных форм, например, системы финансирования или организации образования, оценки на­ учных трудов по западным критериям, контролируемыми западными ИР НЧК, в частности, SCOPUS.
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 23

риканского господства в области глобальных коммуникаций, народ­ ных развлечений и массовой куль­ туры, а также потенциально весьма ощутимым влиянием американского технологического превосходства...» [5, с. 50].
На рис. 2 это влияние показано левым верхним блоком. При этом важно подчеркнуть, что культур­ но­идеологическое влияние этих ИР НЧК США превратилось в от­ кровенное господство американ­ ской продукции и рекламу «образа жизни»*, которым необходимо про­ тиводействовать, как минимум создавая и поддерживая нацио­ нальные ИР НЧК – театр, кинема­ тограф, СМИ и т. д., включая твор­ ческие союзы, спортивные и иные ИР НЧК.
Не секрет, что именно влияние «мягкой силы» США и их союзников на СССР и социалистические стра­ ны Европы оказало самое разруши­ тельное воздействие и привело не только к развалу ОВД и СЭВ, но и СССР, последующему кризису на постсоветском пространстве, кото­ рый не завершился до настоящего времени. Более того, именно вытес­ нение России и её влияния из пост­ советских республик является ближ­ не­ и среднесрочной целью запад­ ной военно­политической коалиции, что объясняет крайне острую реак­ цию Запада на провалы части их планов в отношении Украины и Бе­ лоруссии, Грузии и Армении, а так­ же среднеазиатских республик. «Равноудалённость» и «разновектор­ ность» как концепции внешней по­ литики являются первым шагом
в эволюции антироссийской полити­ ки этих государств.
Таким образом, идеи и концепции как форма ИР НЧК, насаждаемые в этих странах,– пример эффектив­ ного внешнеполитического средства, которое зарекомендовало себя ещё на этапе превращения восточноевро­ пейских социалистических стран в антироссийские субъекты ВПО.
К сожалению, противодействие этим ИР НЧК как средствам полити­ ки «мягкой силы» в России длитель­ ное время уделялось мало внима­ ния. За короткий период времени (30 лет) страны Восточной и Цен­ тральной Европы (прежде всего их правящие элиты) удалось перефор­ матировать таким образом, что они из бывших союзников СССР/России превратились в непримиримых её врагов: Польша, Чехия, прибалтий­ ские государства стали в «новой» Ев­ ропе самыми ярыми противниками России, впрочем, а на постсоветской территории это произошло с Украи­ ной и Грузией, в той или иной сте­ пени с другими государствами.
ИР НЧК государства и негосу­ дарственные институты, включая идеи и концепции, играют очень важную роль в оценке перспектив развития отношений между госу­ дарствами и всей системы разви­ тия МО–ВПО.
Проиллюстрировать этот подход можно на примере КНР и США, чьи государственные ИР НЧК и негосу­ дарственные ИР НЧК (преимуще­ ственно НКО) выступают важней­ шими инструментами внешней по­ литики с учётом понимания, что идеи, концепции и стратегии явля­
ПОЛИТОЛОГИя
..
 5 Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.: АСТ, 2020.
* По некоторым оценкам, до 80% кинопродукции и СМИ контролируется ИР НЧК США.
24 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021


Таблица 1
Страны и регионы, с которыми КНР установила партнёрские отношения (1993–2014 гг.)
 Типы отношений
Стратегические парт- нёрские отношения
Азия
24 + 1
Европа
14 + 1
Континенты
Америка Африка Океания
Итого
    Все типы партнёрских  отношений со страна- ми и региональными  объ е динениями
  28 + 1
   20 + 1
  8+1
  8 + 2
  3
   72
 ются в политике одним из важней­ ших институтов развития НЧК, а поэтому прямо влияют на отно­ шения между субъектами МО–ВПО.
Так, например, российские авто­ ры, работающие по этой теме [ 6], отмечают, что «ведущим наррати­ вом дипломатии Китая после окон­ чания холодной войны выступает стратегия партнёрских отношений. Несмотря на то что сами по себе партнёрские отношения Китая скла­ дывались постепенно, на первый взгляд даже хаотично, как новый инструментарий дипломатической практики, их концептуализация и стратегия использования носят инструментальный, релятивистский характер в глобальном сетецентрич­ ном измерении.
Стратегия партнёрских отноше­ ний нашла своё отражение, напри­ мер, в труде авторитетного россий­ ского китаиста Е. Н. Грачикова, кото­ рый систематизировал их следующим образом (табл. 1) [7, с. 88]:
7 5 + 2 2 56
Подобная систематизация отно­ шений между ИР НЧК различных субъектов МО позволила ему сде­ лать следующий важный вывод: «Если говорить о специфических чертах подхода КНР к заключению военно­политических договоров, то стоит отметить, что зачастую Кита­ ем используется этот дипломатиче­ ский механизм для демонстрации определённого уровня двусторон­ них отношений. На данный момент единственным договором, имею­ щим оборонный характер, выступа­ ет договор “О дружбе, сотрудниче­ стве и взаимной помощи”, под­ писанный с КНДР в 1961 году. Единственным договором, который учреждал бы международную орга­ низацию из стран­подписантов, вы­ ступает соглашение “Об укрепле­ нии доверия в военной области в районе границы” от 1996 года. Данное соглашение заложило пра­ вовую основу для создания ШОС» [7, с. 88].
 6 Дегтерёв Д. А., Никулин М. А., Рамич М. С. США vs КНР: контуры глобальной конкурен­ ции. Краткое содержание методологии исследования. Доклад­презентация в Центре военно­по­ литических исследований МГИМО МИД России. М.: РУДН, 2021, июнь // URL: www.eurasian­ defence.ru.11/06/2021
7 Грачиков  Е.  Н. Стратегия партнерских отношений КНР: практика и её концептуализа­ ция // Мировая экономика и международные отношения. 2019. Т. 63. No 3. С. 88.
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 25

Иными словами, дипломатиче­ ские механизмы ИР НЧК, исполь­ зованные Китаем, сохраняют ему высокую степень свободы дей­ ствий, но одновременно расширя­ ют его возможности в областях, представляющих приоритетный интерес: экономике, торговле, ло­ гистике.
У этих дипломатических ИР НЧК Китая проявилась ещё одна особенность: после окончания хо­ лодной войны Китай особо актив­ но стал наделять двусторонние до­ говоры консультационным харак- тером.
На данный момент консультации в военно-по- литической  сфере  предусмотрены  в  отношениях  с  Россией,  Казахстаном,  Киргизией,  Таджикиста- ном, Узбекистаном, Украиной, Туркменией.
Стоит отметить, что Китай пред­ почитает двусторонние договоры многосторонним. Среди многосто­ ронних договоров, в которых уча­ ствует Китай, выступает только до­ говор «О дружбе и сотрудничестве в Юго­Восточной Азии» (1976 г.) и соглашение «Об укреплении дове­ рия в военной области в районе границы» (1996 г.). Также стоит за­ острить внимание, что Китай пред­ почитает заключать военные дого­ воры с развивающимися странами. Исключение составляет только Рос­ сия» [7, с. 88].
Напротив, особенностью подхода США к заключению договоров в во­ енно­политической сфере выступа­ ет предпочтительное наделение всех двусторонних и многосторон­ них соглашений оборонительным и консультативным характером. Многосторонние соглашения имеют ярко выраженную региональную
(и интеррегиональную) направлен­ ность.
Среди таких многосторонних соглашений сто- ит выделить Межамериканский договор о взаим- ной  помощи  (1947 г.),  который  нацелен  на  под- держание мира и безопасности в Северной и Юж- ной  Америке,  а  наиболее  важным  является  Североатлантический  договор  (1949 г.)  о  созда- нии НАТО.
Помимо стран – членов НАТО США поддерживают отношения с го­ сударствами, представляющими в силу географического расположения, материального потенциала или веса в региональных процессах стратеги­ ческую значимость для США. Цен­ ность данных стран для внешнепо­ литической стратегии США подчёр­ кивается присвоенным им статусом «основного союзника, не входящего в НАТО».
На данный момент такой статус имеют Австра- лия,  Аргентина,  Афганистан,  Бахрейн,  Бразилия,  Египет, Израиль, Иордания, Республика Корея, Ку- вейт,  Марокко,  Новая  Зеландия,  Пакистан,  Таи- ланд, Тунис, Филиппины и Япония.
США наделяют отмеченные государства пра- вом  получения  займов  на  материалы  или  обо- рудование  для  совместных  разработок  и  испы- таний.
Кроме того, они могут заключать соглашения  с Соединёнными Штатами о совместном обучении  ВС на двусторонней или многосторонней основе,  а также имеют право размещать принадлежащие  США запасы военного резерва на своей террито- рии за пределами военных объектов США.
Среди таких ИР НЧК России огромное значение для силового противоборства имеют идеи и кон­ цепции.
Так, анализируя мотивы Гитлера при нападении на СССР, Б. Лиддел
ПОЛИТОЛОГИя
26 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021
..

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
Гарт подчёркивал: «Гитлер постоян­ но думал об уничтожении Советской России. И его идея была не просто соображением целесообразности в достижении честолюбивых замыс­ лов; антибольшевизм был его самым глубоким эмоциональным убежде­ нием» [8].
Через 50 лет именно такими же мотивами руководствовалась и правящая элита США. Как писал З. Бжезинский в 90­е годы, «смо­ жет ли она [Америка] предотвра­ тить появление на международной арене доминирующей... державы, [этот вопрос] остаётся централь­ ным» [5, с. 13].
Противники России – субъекты западной военно­политической коа­ лиции, входящие в неформальную «широкую западную коалицию», к которой относятся не только тихо­ океанские и даже арабские страны, но и некоторые нейтральные госу­ дарства (например, страны Север­ ной Европы).
События последних десятилетий, начиная с массовых выступлений в СССР «демократической оппо­ зиции» до попытки захвата конгрес­ са США 6 января 2021 г., показали, что среди силовых инструментов по­ литики появились новые, негосу­ дарственные средства достижения политической победы – СМИ, соци­ альные сети и НКО, которые до нас­ тоящего времени не рассматрива­
лись в качестве главных силовых средств военной организации госу­ дарств [9]. В то же время их значе­ ние радикально изменилось в по­ следние годы.
Так,  если  на  реформы  полиции  в  Молдавии  потратили 70 млн евро, юстиции – 110 млн, обра- зования  –  50  млн,  то  на  НКО  было  выделено  127 млн. Сегодня только по заказам ЕС – 150 млн  евро, не считая структур Дж. Сороса [ 10].
Данная  тенденция  была  обозначена  ещё  в 2018 г. в документах стратегического планирова- ния США [ 11].
Это стало той реальностью, которую не учиты- вать нельзя.
Как справедливо заметил старший советник  The RAND Corporation  М. Дж. Брайан,  «6  янва- ря  –  день,  который  следует  запомнить  в  кален- даре насильственного сопротивления федераль- ному  правительству.  После  фиаско  в  среду  вы- шли  стойкие  приверженцы,  чьи  фантазии  об  украденных  выборах  всё  ещё  подпитываются.  Теперь  они  могли  воодушевиться  своей  успеш- ной конфронтацией: они выиграли битву за Ка- питолий.  Продолжающееся  глубокое  чувство  обиды  в  сочетании  с  нереалистичной  оценкой  собственной силы – всегда плохая комбинация.  Неповиновение нелегко вернуть в коробку. Со- бытия среды могут заставить протрезветь неко- торых  ранее  подстрекательских  политических  лидеров, но для самозваных патриотов, триум- фально  шагающих  по  коридорам  Капитолия,  любые слабые осуждения со стороны таких по- литиков могут только усилить их чувство преда- тельства и укрепить их решимость... Мы вступи- ли в новую эру» [ 12].
 8 Лиддел Гарт Б. Вторая мировая война. Очерк / пер. с англ. М.: Воениздат, 1976. С. 9.
9 Подберёзкин  А.  И.,  Чирков  М.  А.,  Чистяков  М.  С.  Технологии «Цветных революций». Ин­
струмент смены «неугодных» режимов: генезис сетевой трансформации // Свободная мысль. 2019. No 3.
10 Халдей А. НКО как апофеоз политической коррупции // ИА «Регнум». 2021. 16 февраля // URL: https://rеgnum.ru/news/polit/3180268/16/02/2021
11 Summary of the National Defense Strategy of the United States of America. Wash. Jan., 2018.
12 Брайан М. Дж. Битва за Капитолий // РЭНД. 2021. 21 января.
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 27

Государство и его институты раз­ вития (ИР НЧК) в качестве субъ­ екта МО–ВПО играют исключитель­
но важную роль одновременно в сво­ их четырёх основных сферах.
Функция No 1 – социально­эконо­ мического и культурно­духовного развития.
Функция  No 2 – обеспечения без­ опасности, т. е. основные инстру­ менты обеспечения интересов без­ опасности.
Функция No 3 – влияния субъекта на формирование МО–ВПО.
Функция  No 4 – превращение субъекта МО в объект МО, когда угроза потери суверенитета и нацио­ нальной идентичности заставляет государство мобилизовать все ре­ сурсы, в том числе и негосудар­ ственные ИР НЧК для силового про­ тивоборства *.
Соответственно этим функциям распределяются и средства и меры внешнеполитического влияния (ин­ струменты). При этом, хотя роль и значение негосударственных ИР НЧК, прежде всего НКО, стреми­
Дж. Байден, президент США
тельно возрастает, это, однако, от­ нюдь не означает «уход государства» и его институтов из политики, как считается последние десятилетия (и нередко служит обоснованием для борьбы с институтами государства).
На деле происходит гибридизация ИР НЧК, когда государственные ин­ ституты активнее влияют на негосу­ дарственные ИР НЧК. Все основопо­ лагающие документы и действия стран западной военно­политиче­ ской коалиции говорят о том, что в действительности происходит уско- ренная  интеграция  государствен- ных  и  негосударственных, а также международных ИР НЧК в некий синтезированный комплекс, предо­ ставляющий правящим кругам этих стран возможность полнее использо­ вать все имеющиеся средства на­ ции – государства, бизнеса и обще­ ства – в мировой политике [13].
Например, это отчётливо видно на последовательности политико­ дипломатических шагов, которые были предприняты Дж. Байденом в 2021 г.:
ПОЛИТОЛОГИя
ИР НЧК государства: средства и объект политики безопасности
Будь то прекращение повсеместной пандемии Сovid­19, удовлетворение требований усиливающегося климатического кризиса или противодействие вредной деятельности прави­ тельств Китая и России, Соединённые Штаты должны вести мир с позиции силы.
..
 13 Annual Threat Assessment of the US Intelligent Community. Office of the Director of National Intelligent. Wash., 2021, April 9. Р. 21.
* Самый яркий пример – война Германии и СССР в 1941–1945 гг., когда оба государства превратили вооружённое противоборство в тотальную войну, мобилизовав все нацио­нальные возможности и институты (включая стариков и детей, творческие союзы и т. п.).
28 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
– сначала – согласование общей позиции правящей элиты США на уровне государственных ИР НЧК в сенате, конгрессе (выделение 250 млрд долл. на технологическое со­ ревнование с Китаем);
– затем – встреча с ближайшими союзниками – лидерами Великобри­ тании;
– затем – стран – членов НАТО, стран – членов ЕС;
– только затем – с В. В. Пути­ ным, когда ему удалось не только уточнить общую позицию в отно­ шении Китая (как системного про­ тивника) и России (как главного военного оппонента), но и консо­ лидировать экономические, техно­ логические и политико­диплома­ тические ресурсы Запада. Причём эта консолидация была грамотно оформлена под американское ли­ дерство – Дж. Байден стал пред­ ставлять не только институты го­ сударства США, но и институты ЕС – НАТО всей западной коали­ ции, «получив корону императора», а встреча с В. В. Путиным стала последним этапом выстраивания стратегии США.
Произошло именно то, что выте­ кает из формулы внешнего влия­ ния: консолидация ресурсов («пер- вый множитель»), причём не толь­ ко национальных, но и союзников и даже нейтралов, и разработка стратегии и мобилизация полити­ ческой воли («второй множитель»). Именно ресурсов ИР НЧК всей за­ падной коалиции (упрощённая фор­ мула Р. Клайна).
В этой формуле особенное значе­ ние второго множителя, который может либо усилить влияние кон­ стант, либо их качественно снизить и даже совсем уничтожить:
(S + W), S – стратегическая цель;
W – национальная воля.
Поездка Дж. Байдена (июнь 2021 г.) означала не только кон­ солидацию государственных ИР НЧК, но и уточнение новой страте­ гии (S) и консолидацию воли (W) правящих элит коалиции в интере­ сах США.
Другой аспект – Функция No 4: государство как объект влияния со стороны внешних сил, прежде все­ го ИР НЧК других государств. Го­ сударство – наиболее приоритет­ ный объект внешнего влияния, этот институт гарантирует сохра­ нение суверенитета и националь­ ной идентичности. В этом случае негосударственные ИР НЧК, в частности НКО, могут стать самым эффективным силовым средством в борьбе с институтами государ­ ства, и эта их роль становится в ряде случаев решающей.
Поэтому ИР НЧК государства являются объектом внешнего си­ лового давления, которое в соче­ тании с дестабилизацией власти и ослаблением её влияния может привести к государственной ката­ строфе.
Эта  катастрофа  произошла  в  СССР,  чьи  госу- дарственные  ИР  НЧК  подвергались  систематиче- скому разрушительному давлению как со стороны  части правящей элиты, так и из-за рубежа.
Такая же ситуация повторилась в России в 90-е  годы, когда государственные ИР НЧК были факти- чески  деморализованы.  Достаточно  вспомнить  признание С. В. Степашина, исполнявшего обязан- ности премьера летом 1999 г., который после ата- ки Ш. Басаева поспешил признать своё поражение  («Вот мы и Дагестан потеряли»).
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 29
где:

ПОЛИТОЛОГИя
..
 30 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021
Рис. 3. Государство – субъект МО–ВПО

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
Позже ИР НЧК Украины и Белоруссии подверг- лись мощной атаке извне и изнутри.
На Украине эти институты были либо демора- лизованы  и  уничтожены,  либо  захвачены  край- ними  националистами  и  зарубежными  спец- службами.
С разной степенью эта ситуация также разви- валась в Грузии и Армении.
Развал ИР НЧК – первое и самое главное условие победы в противо­ борстве субъектов МО–ВПО.
Либо происходит консолидация перед угрозой  внешнего давления, как показал процесс быстрой  организации Государственного комитета обороны  (ГКО)  и  Ставки  в  СССР  в  июне-июле  1941 г.,  либо  развал этих институтов, как было в 1991 г. в СССР,  что привело к развалу государства в том же году.
Как не раз писал великий рус­ ский философ И. Ильин, «ликвида­ ция государства ведёт с неизбежно­ стью к потере национальной иден­ тичности».
В самом общем виде эта логика представлена на рис. 3.
При более внимательном рас­ смотрении государственных ИР НЧК видно, что они одновременно выступают  как  главные  средства  обеспечения национальной безо­ пасности [14], реальные инстру­ менты внешней политики и в то же самое время как объект для внеш­ него (и нередко внутреннего) вли­ яния [1].
И первое и второе качество в по­ следние десятилетия получило своё
развитие. На рис. 3 было показано, что ИР НЧК государства в той или иной степени участвуют в формиро­ вании всех функций государства в качестве субъекта и объекта МО–ВПО.
При этом самая важная функция – цивилизационная*, это функция со­ хранения национальной идентично­ сти. Как показывает история, её ре­ ализация невозможна без сохранения государства и его ИР, более того, пол­ ноценного суверенитета государства. Теряя суверенитет и разрушая свои ИР, государство становится неспо­ собным сохранить свою идентич­ ность сколько­нибудь длительное время. Неслучайно основные внеш­ ние усилия тратятся на размывание суверенитета и институтов развития государства. Это делается с макси­ мальной эффективностью с помо­ щью институтов, которые относят к «мягкой силе»: создание привлека­ тельного образа оппонента и, наобо­ рот, негативного образа в своей стра­ не ИР государства.
СССР  –  типичный  пример  того,  как  долго  и упорно создавался образ «совка», «дефицита»,  «ментов» и прочих негативных примеров.
Как писал З. Бжезинский, США «вероятно, широко полагаются на косвенное использование влияния на зависимые иностранные элиты... [это] подкрепляется широким, но не­ осязаемым влиянием американского господства в области глобальных
 14 Подберёзкин А. И., Александров М. А., Артамонов Н. В. Теоретические и математиче­ ские методы анализа факторов формирования оборонно­промышленного комплекса / отв. ред. А. И. Подберёзкин. М.: МГИМО­Университет, 2021.
* Цивилизационные факторы влияния на формирование МО и ВПО – субъекты, акторы, а также объективные и субъективные средства и меры, влияющие на формирование МО и ВПО с учётом интересов и ценностей ЛЧЦ.
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 31

коммуникаций, народных развлече­ ний и массовой культуры...» [5, с. 50]. При этом парадоксально, но осо­ бенно важное значение и влияние среди всех ИР НЧК государства име­ ют негосударственные НКО, конт­ ролируемые государством (которые по численности составляют заведо­
мо меньшую часть всех НКО).
Так, например, если рассмотреть значение НКО для развития государ­ ства и нации (Функция No 1), то мож­ но говорить о почти полной тожде­ ственности увеличения роли НЧК в развитии страны и роли НКО (в широком, а не формальном значении этого понятия*), которые аккумули­ руют творческий потенциал разви­ тия нации в той её части, которая не относится к государству (бизнес, личное творчество, индивидуальная деятельность). Если к негосудар­ ственному или частично государ­ ственному сектору экономики отно­ сится порядка 60%, то принципиаль­ но важно, чтобы эта часть экономики, а также науки, образования и куль­ туры увеличивалась в национальном масштабе, т. е. чтобы увеличение шло не только за счёт государствен­
ных ИР НЧК.
Обращаясь к вопросу о месте и
роли НКО, отметим, что в некоторых научных исследованиях они рассмат­ риваются основным институтом гражданского общества в России, что определяется их высокой активно­
стью в социальной сфере вследствие наличия возможности оказывать воз­ действие на такие направления жиз­ недеятельности общества, которые не охватываются или ограниченно охватываются публично­властным регулированием, а также способно­ стью предельно активизировать по­ ведение их членов и участников в це­ лях самостоятельного разрешения существующих социальных проблем. НКО содействуют вовлечению граж­ дан в общественную деятельность, следствием чего выступает их пре­ вращение из пассивных объектов, ожидающих помощи извне, в иници­ ативных, созидающих субъектов об­ щественной деятельности [15].
По  мнению  В. В. Гончарова  и  С. Ю. Пояркова,  например, «проблема организации и осуществле- ния  взаимного  контроля  гражданского  общества  и государственного механизма обусловлена необ- ходимостью, с одной стороны, ограничить произ- вол государственных чиновников и подчинить их  деятельность  исключительно  закону,  а  с  другой  стороны, поставить деятельность институтов граж- данского общества под пристальный контроль ор- ганов власти с целью недопущения проникновения  в институты гражданского общества агентов ино- странного влияния с целью подрыва государствен- ного  суверенитета,  независимости  государствен- ной власти, насильственной смены политического  режима, подрыва обороноспособности, экономи- ческой  мощи  государства  в  интересах  иных  госу- дарств,  межгосударственных  и  международных  организаций» [ 16, с. 23].
ПОЛИТОЛОГИя
..
 15 Якимова Т. Б. Некоммерческие организации как основной институт гражданского обще­ ства в России // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2013. No 12. С. 117.
16 Гончаров  В.  В.,  Поярков  С.  Ю. Взаимодействие государства и гражданского общества в контексте конституционализма: теоретико­методологические проблемы и пути их разреше­ ния // Современное право. 2015. No 5. С. 23.
* Здесь важно оговориться, что НКО в этом аспекте рассматриваются прежде всего как твор­ ческие коллективы, а не бизнес­структуры, в особенности в образовании, науке, здравоохране­ нии и личной деятельности (самозанятые).
32 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
Организационно­правовые фор­ мы НКО весьма разнообразны. Они могут создаваться и осуществлять свою деятельность как некоммерче­ ские партнёрства, общественные или религиозные объединения, ав­ тономные некоммерческие органи­ зации, казачьи общества, общины коренных малочисленных народов страны, благотворительные, соци­ альные и иные фонды, союзы и ас­ социации и в других формах в соот­ ветствии с требованием законода­ тельства.
В качестве примера использова­ ния зарубежных ИР НЧК, как пра­ вило, используется деятельность иностранных НКО либо НКО, фи­ нансируемых из­за рубежа. С при­ нятием Федерального закона от 20 июля 2012 г. No 121­ФЗ «О вне­ сении изменений в отдельные за­ конодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих ор­ ганизаций, выполняющих функции иностранного агента» [17] в россий­ ском законодательстве закрепилось и легализовалось понятие «НКО, выполняющая функции иностран­ ного агента».
Вместе с тем федеральный зако­ нодатель поступательно принимает меры правового характера сдержи­ вания и ужесточения контроля за деятельностью таких организаций с целью сохранения суверенитета и стабильности гражданского обще­ ства. Обратим внимание, что Фе­
деральным законом от 5 апреля 2021 г. No 75­ФЗ «О внесении изме­ нений в Федеральный закон “О не­ коммерческих организациях”» [18] законодатель внёс ряд изменений, направленных на совершенствова­ ние регулирования деятельности некоммерческих организаций, вы­ полняющих функции иностранного агента.
В частности, предусматривается:
– запрет на регистрацию струк­ турных подразделений иностран­ ных НКО в жилых помещениях;
– введение дополнительного ос­ нования для проведения внеплано­ вой проверки;
– обязанность НКО, выполняю­ щих функции иностранного агента, и структурных подразделений ино­ странных НКО представлять в Ми­ нюст России программы и иные до­ кументы, являющиеся основанием для проведения мероприятий, и от­ чёт об их исполнении.
Так, более 990 млн руб. в 2020 г. были пере- ведены на счета 44 НКО-иноагентов в России. Об  этом 8 июня 2021 г. сообщил глава комиссии Гос- думы по расследованию фактов вмешательства  иностранных государств во внутренние дела Рос- сии председатель Комитета Госдумы по безопас- ности  и  противодействию  коррупции  В. Пи- скарев.
Объём  перечислений  показывает  тенденцию  к росту.
«На  протяжении  2020  года  на  счета  44  из  75  НКО-иноагентов от иностранных источников полу- чено порядка 994 млн рублей. Объём перечисле-
 17 Федеральный закон от 20 июля 2012 г. No 121­ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммер­ ческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» // URL: http://www. consultant.ru/document/cons_doc_LAW_132900/
18 Федеральным законом от 5 апреля 2021 г. No 75­ФЗ «О внесении изменений в Федераль­ ный закон “О некоммерческих организациях”» // URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/ View/0001202104050015
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 33

ний в 2020 году увеличился примерно на 20% по  сравнению  с  2019  годом», –  сказал  журналистам  парламентарий.
Пискарев уточнил, что наибольшие суммы для  НКО-иноагентов  перечислялись  от  иностранных  плательщиков из Великобритании, Бельгии, Швей- царии и Германии.
30 апреля 2021 г. президент Рос­ сии В. В. Путин утвердил закон, предусматривающий введение штрафов за публикацию в средствах массовой информации материалов СМИ­иноагентов без соответствую­ щей маркировки.
В случае неисполнения этого требования в от- ношении иноагентов составляют протоколы [ 19]. Российским  гражданам  и  юрлицам  могут  за-
претить  участвовать  в  деятельности  нежелатель- ных в России неправительственных организаций,  которые базируются за рубежом.
Поправки подготовили члены Комиссии Госду- мы по расследованию фактов вмешательства ино- странных  государств  во  внутренние  дела  России.  Сегодня нежелательные организации, несмотря на  то  что  им  запрещено  работать  в  стране,  продол- жают  свою  деструктивную  активность,  отмечал 
В. Пискарев: «Признанные у нас нежелательными  НПО  в  обход  всех  запретов  успешно  реализуют  ориентированные на россиян проекты через сеть  своих опорных пунктов, разместив эти офисы на  территории  государств  Восточной  Европы  по  пе- риметру нашей страны – в Польше, Чехии, Литве,  Эстонии, Украине, Грузии. Там они себя чувствуют  весьма уютно».
В  поле  зрения  комиссии  Госдумы  находятся  более 10 активно действующих против России за- рубежных  центров  подготовки  с  широкой  сетью  опорных пунктов и более 40 их адептов – россий- ских граждан, регулярно получающих финансиро- вание на свою подрывную деятельность, сообщил  депутат.
Комиссия, по его словам, установила множе- ство фактов, когда россияне посещали за рубежом  тренинги и семинары, где их учили, как влиять на  избирательные кампании, организовывать массо- вые беспорядки и несанкционированные полити- ческие акции [ 20].
В перспективе законодатели со­ бираются принять закон о физли­ цах­иноагентах, которые в интере­ сах других государств занимаются политикой или ведут сбор информа­ ции [ 21].
На самом деле мы вступили в но­ вую эру ещё в 90­годы, когда НКО и стихийные массы, управляемые
СМИ, уничтожали СССР. Произо­ шедшее (и происходившее прежде
в СССР, СНГ, других странах, в том числе в Белоруссии в 2020 г.) с точки зрения формирования стратегиче­ ской обстановки (СО) имеет решаю­ щее значение, которое мы до сих пор
ПОЛИТОЛОГИя
Военно-силовые ИР НЧК государства – средства обеспечения безопасности субъекта МО в XXI веке
..
 19 https://iz.ru/1176071/2021­06­08/v­gosdume­nazvali­obem­finansirovaniia­nko­ inoagentov­v­rf­iz­za­rubezha?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer= https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D
20 https://www.pnp.ru/social/rossiyanam­zapretyat­sotrudnichat­s­nezhelatelnymi­ organizaciyami.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop
21 https://iz.ru/1092057/natalia­bashlykova/dengi­pakhnut­zakon­o­fizlitcakh­inoagentakh­ primut­v­uskorennom­poriadke
34 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
ещё не вполне оценили [22]. Мы по­ прежнему делим политику на «внеш­ нюю», «внутреннюю» и «военную», когда говорим о развитии военной организации страны и укреплении её обороны. Более того, даже военную организацию и потенциал мы сводим к понятию «военная мощь», измеряе­ мую в основном качеством и количе­ ством вооружения, военной и специ­ альной техники [23].
Это не вполне соответствует со­ временным реалиям, но тем не ме­ нее остаётся на настоящее время доминирующей тенденцией в обла­ сти обеспечения безопасности. Эта тенденция за последние десятиле­ тия претерпела существенные изме­ нения. Так, в области вооружённых сил (ВС) и ВВСТ произошли доста­ точно радикальные изменения, ко­ торые в совокупности можно объ­ единить в тенденцию приспособле­ ния ВС государства к ведению региональных, локальных и анти­ террористических войн, а не гло­ бальных войн крупного масштаба, какими были мировые войны, Ко­ рейская и Вьетнамская войны. Раз­ витие ВС и ВВСТ шло одновременно по нескольким направлениям:
– развитие Сил общего назначе­ ния (сухопутных сил ВМС и ВВС);
– опережающего развития воз­ душно­космических сил – сил воз­ душно­космического нападения (СВКН) и воздушно­космической обороны (ВСВКО);
– кибервойсковых операций;
– Сил специальных операций (ССО).
На практике это означало, что, кроме использования ядерного ору­ жия, государства применяли все во­ енные ИР НЧК. Одним из таких про­ явлений стало ускоренное развитие специальных войск – Сил специаль­ ных операций – в большинстве стран (в США это подразделения «Дельта», в СССР – «Альфа», «Вымпел», спецназа ГРУ и других специальных отрядов). Это было общей тенденцией.
В  США,  например,  считается,  что  глобальная  ответственность требует содержать в постоянной  готовности не менее 60 тыс. чел. из ССО.
Перечень видов операций, которые носят ста- тус специальных и осуществляемых ССО, закреплён  на  законодательном  уровне  и  регулируется  раз- личными законами о национальной безопасности.  К ним относятся такие операции, как:
–  диверсионные;
–  контрпартизанские;
–  миссии по спасению заложников;
–  устранение лиц, представляющих опасность 
для внешней политики США;
–  поддержка и организация движения сопро-
тивления  в  контексте  национальных  интере- сов США;
–  разведывательные  миссии  и  операции  по  наведению высокоточного оружия;
–  противодействие терроризму;
–  осуществление информационно-психологи- ческого воздействия;
–  организация пропаганды и дезинформации  для  население  территорий,  представляющих  на- циональные интересы для США;
–  другие операции и миссии, получившие со- ответствующий  статус  по  решению  президен- та США.
Руководство и координация взаимодействием  этих  спецподразделений  с  1987 г.  осуществляется 
 22 Подберёзкин А. И. Война и политика в современном мире. М.: Международные отноше­ ния, 2020. С. 170–179.
23 Назаров В., Подберёзкин А., Подберёзкина О. Выбор наиболее эффективной политики бе­ зопасности России. Комментарии по поводу выступления В. В. Путина на заседании Совбеза 22 ноября 2019 года // Обозреватель–Observer. 2019. No 12.
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 35

ПОЛИТОЛОГИя
..
 36 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021
Рис. 4. Невоенные силовые ИР НЧК государства

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
Главным  управлением  сил  специальных  операций Минобороны США (U.S Special Opera- tions Command  –  USSOCOM).  Этому  управлению  подчиняются  спецподразделения  всех  родов  войск США, а также Объединённое командование  ССО  США,  координирующее  особо  важные  и  сложные миссии.
Создание  отряда  «Дельта»  было  следствием  террористических актов в 70-х годах, начиная с те- ракта на мюнхенской Олимпиаде. Из-за роста тер- рористической угрозы и возможности быть атако- ванными,  правительство  США  посчитало  нужным  создание контртеррористического формирования  по примеру английских САС – группы «Дельта».
4 ноября 1979 г., практически сразу после соз- дания «Дельты», 53 американца были взяты в за- ложники в американском посольстве в Тегеране.  Группе  была  поручена  операция  «Орлиный  ко- готь» (Eagle Claw), цель которой – тайно проник- нуть в страну и спасти заключённых в течение 24– 26 апреля 1980 г.
Операция  провалилась  из-за  недостаточно  тренированной авиационной команды спецназна- чения и технических трудностей.
После  неудачной  операции  правительство  США  пересмотрело  свои  контртеррористические  способности и в итоге создало новые объединения,  включающие ССО ВМС США SEAL (SEAL Team 6) и  160-й  авиационный  полк  специальных  операций  (160 Special Operation Air Regiment), также извест- ный как «Ночные сталкеры», цели и задачи кото-
рого сфокусированы на операциях, таких как «Ор- линый коготь».
Командование спецоперациями (Joint Special Operation Command) также было создано для кон- троля за совместной подготовкой контртеррори- стических  подразделений  и  различных  отрядов  войск США.
Всего численность ССО в США достигла почти  30 тыс. чел. во всех видах и родах войск (примерно  1000  чел.  в  подразделениях  «Дельта»  и  4  тыс. –  в «морских котиках»).
ССО России и других стран раз­ вивались не менее быстрыми темпа­ ми, превратившись в качественно новые возможности государств по использованию военной силы в ло­ кальных и внутренних войнах и во­ енных конфликтах.
Другое направление – быстрое развитие частных военных кампа­ ний (ЧВК), численность которых с 70­х годов прошлого века выросла с нескольких сотен человек до де­ сятков тысяч, а общий бюджет, по некоторым оценкам, превысил в 2020 г. 30 млрд долл. Их роль, на­ пример, в операциях западной ко­ алиции в Ираке, была очень высо­ ка, а численность достигала 10% всего личного состава коалиции.
Силовые невоенные ИР НЧК государства как средства обеспечения безопасности субъектов МО
в XXI веке
Невоенные силовые институты развития НЧК государства, как конкретного субъекта МО, можно
условно разделить на следующие группы:
– национальные, государст­ венные;
– общественные (существующие при поддержке государства) [1].
Самое общее представление об их роли и месте может дать рис. 4.
Невоенные силовые институты развития НЧК занимают нередко промежуточное положение между чисто государственными и обще­
– международные; 8/2021
ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 37

ственными, чисто национальными и международными, что нередко сознательно маскируется, чтобы скрыть контроль государства.
Например,  такие  СМИ,  как  английская  теле- радиокорпорация  Би-би-си  или  её  аналог  «Спут- ник» в России.
Институты развития государства занимают исключительно важную роль именно в качестве институтов развития, но одновременно они вы­ ступают, как правило, и в качестве силовых институтов того же госу­ дарства.
Так, например, корпорация «Рос­ атом», с одной стороны, является крупнейшим институтом нацио­ нального развития, а с другой – не­ военным силовым инструментом по­ литики, потому что строительство АЭС является монополией всего не­ скольких государств и даёт им силь­ ный политический инструмент вли­ яния (как это было, например, в Бе­ лоруссии, Турции, Болгарии, Чехии, Индии и целом ряде других госу­ дарств).
Их роль и значение в последние годы быстро возрастает, в частности, они используются особенно активно в последние годы США в качестве си­ ловых средств мировой политики, на­ пример, в области новых технологий [14]. Начало этому с политической точки зрения положил Д. Трамп, сде­ лавший такой подход принципом внешней политики США [24].
Так, например, практически од­ новременно в качестве такого сред­ ства было принято решение кон­ гресса США о выделении 250 млрд долл. на развитие некоторых отрас­ лей электроники, конкурирующей с Китаем, и коалиционное решение США и стран ЕС о развитии техно­ логии на «базе демократических принципов» [ 25]. Примечательно, что перед встречей Дж. Байдена с В. В. Путиным (июнь 2021 г.) аме­ риканский президент в интервью подчеркнул ту же идею, что свиде­ тельствует о его последовательности в этом вопросе [26].
По данным Agence France-Presse, проект декларации включает созда­ ние платформы для сотрудничества, ориентированной на синхрониза­ цию принципиальных политических решений в Брюсселе и Вашингтоне в сфере технологий, цифрового про­ странства, источников и путей снаб­ жения ключевыми ресурсами, необ­ ходимых для высокотехнологичных производств, разработки междуна­ родных норм в сфере технологий.
Совет ЕС – США по торговле и технологиям должен приоритетно развивать новые технологии, бази­ рующиеся на общих демократиче­ ских ценностях, пишет агентство. Оно поясняет, что данный проект направлен на «противодействие ро­ сту могущества Китая в цифровой сфере, которое угрожает американ­ скому доминированию [на этом рын­ ке] и западным этическим нормам,
ПОЛИТОЛОГИя
..
 24 Подберёзкин А. И., Родионов О. Е. Человеческий капитал и национальная безопасность. М.: Прометей, 2020. С. 349–520.
25 Joe Biden: My trip to Europe is about America rallying the world’s democracies // The Washington Post. 2021. 6 June.
26 ЕС и США будут развивать «технологии, основанные на демократических принципах» // ТАСС. 2021. 8 июня.
38 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
в частности, в сфере защиты лич­ ных данных или по наблюдению за гражданами».
В целом в документе деклариру­ ется намерение тесно координиро­
вать действия Брюсселя и Вашинг­ тона в отношении Китая, диалог с которым «должен включать эле­ менты сотрудничества, конкурен­ ции и системного противостояния».
Особую группу некоммерческих организаций, безотносительно к их формам, образуют некоммерче­
ские организации, выполняющие функции иностранного агента. По своей сути такие НКО являются фи­ лиалами зарубежных государствен­ ных ИР НЧК, а не общественными организациями, которыми они счи­ таются по своей юридической форме.
Это понятие существует с начала ХХ в., когда в США* и ряд других стран сформулировали достаточно жёсткое отношение институтов го­ сударства к негосударственным
структурам, существующим и вы­ полняющим волю зарубежных госу­ дарств **. В действительности, на­ пример, Русская православная цер­ ковь в империи монголов, наверное, может рассматриваться в качестве иностранного агента, как и католи­ ческие легаты во всём мире. В отли­ чие от дипломатов, действующих ле­ гально, иностранные агенты ра­ ботают, как правило, скрытно, маскируя свою деятельность какой­ либо легальной работой.
За рубежом достаточно быстро оценили опасность иностранных
НКО – иностранные агенты
 * До начала XX в. федеральное правительство США не пыталось напрямую регулировать деятельность иностранных агентов, хотя озабоченность проявлялась уже с самого основания республики. (Так, в 1790 г. президент США Джефферсон, требуя централизации международ­ ных отношений в руках исполнительной власти, отмечал, что иностранные агенты не должны проявляться между президентом и другими властными структурами.) Первым законом, регули­ рующим действия иностранных агентов в США, стал Закон о радио 1912 г., запретивший ино­ странцам владеть американскими радиостанциями. Следующий Закон о радио 1927 г. ограни­ чил участие иностранцев в американских радиостанциях 20% (в настоящее время предел 25%).
** По состоянию на март 2021 г. иностранные агенты в России делятся на три группы, ко­ торые в разные годы были определены законодательно:
– некоммерческие организации – иностранные агенты – с 2012 г.;
– СМИ – иностранные агенты – с 2017 г.;
– физические лица – иностранные агенты – с 2020 г. Физическое лицо – иноагент может быть дополнительно признано СМИ, что влечёт для него обязанность регистрации соответству­ ющего юридического лица.
Реестры (они же – списки) иностранных агентов ведёт Министерство юстиции России, до­ бавляя в них информацию или удаляя оттуда организации. Законом предусмотрена обязанность организации, выполняющей функции иностранного агента, самостоятельно сообщить об этом в Минюст, инициировав своё включение в реестр. Однако Министерство юстиции России может установить статус НКО как иностранного агента по своей инициативе и потребовать от НКО подать заявление о включении в реестр. При отказе НКО от подачи такого заявления Минюст имеет право оштрафовать организацию или приостановить её работу на срок до полугода. Ре­ шение Минюста может быть оспорено в судебном порядке.
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 39

НКО и их представителей. Это осоз­ нание пришло одновременно с по­ ниманием того, как можно такие институты использовать в своих целях.
Так,  финансирование  до  революции  1917 г.  большевиков  из  банков  Нью-Йорка  и  немецкого  Генерального штаба было, наверное, самым пер- вым  массовым  использованием  общественных  и  политических  институтов  в  качестве  иностран- ных агентов.
В соответствии с законодатель­ ством иностранным агентом изна­ чально могла быть признана любая некоммерческая организация, полу­ чающая финансовую поддержку из­ за рубежа и (или) ведущая полити­ ческую деятельность. Впоследствии закон ужесточили. В действитель­ ности в политике очень часто ис­ пользуются такие структуры и от­ дельные лица, которые могут ле­ гально лоббировать иностранные интересы, но чаще всего это делает­ ся скрытно.
В России иностранным агентом может быть признано не только НКО, но и иностранные СМИ, ор­ ганизации и физические лица. Формально для иностранных аген­ тов требуется только внесение в реестр и упоминание об их стату­ се, что приводит к ряду ограниче­ ний в работе.
Например, при любом упоминании иноагента  необходимо  указывать,  что  это  лицо  исполняет  функции  иностранного  агента.  НКО,  внесённые  в реестр, обязаны предоставлять в Минюст России  программы о планируемых мероприятиях, а по- сле них – отчётность.
С 1 марта 2021 г. в России дей­ ствует новая редакция ст. 330.1 УК РФ – «Злостное уклонение от испол­ нения обязанностей, предусмотрен­ ных законодательством Российской Федерации, в связи с признанием лица выполняющим функции ино­ странного агента» [ 27].
Если ранее иноагент уже привлекался к адми- нистративной  ответственности  по  ч.  2  ст.  19.34.1  КоАП РФ, то против него могут возбудить уголов- ное  дело.  Повторное  нарушение  может  грозить  наказанием от штрафа в 300 тыс. руб. до лишения  свободы на срок до двух лет. Если не включить себя  в  реестр  самостоятельно,  за  это  тоже  грозит  штраф. Причём сделать это необходимо до того,  как  Минюст  признает  вас  иноагентом.  Решение  о внесении в реестр может быть оспорено в суде,  но практика показывает, что добиться выхода из  него не так просто.
Под понятием «иностранный агент» понимаются российские не­ коммерческие организации, получа­ ющие денежные средства и иное имущество от иностранных госу­ дарств, их государственных орга­ нов, международных и иностранных организаций, иностранных граж­ дан, лиц без гражданства (либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, полу­ чающих денежные средства и иное имущество от указанных источни­ ков (за исключением открытых ак­ ционерных обществ с государствен­ ным участием и их дочерних об­ ществ), и участвующие в том числе в интересах иностранных источни­ ков, в политической деятельности, осуществляемой на территории Рос­ сийской Федерации).
ПОЛИТОЛОГИя
..
 27 http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/667241044ee13d7f4454f8d84 9dc1007a2f700a5/
40 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
Признание конкретных россий­ ских некоммерческих организаций выполняющими функции ино­ странного агента, объективно об­ условленное тем, что они реально вовлечены в установленную на­ званным Федеральным законом систему правоотношений, свя­ занных с получением денежных средств и иного имущества от ино­ странных источников, предназна­ чено для их идентификации в ка­ честве специфического субъекта политической деятельности, осу­ ществляемой на территории Рос­ сии и не означает указания на ис­ ходящую от данных организаций угрозу тем или иным государ­ ственным и общественным инсти­ тутам, даже если они действуют по поручению и (или) в интересах со­ ответствующих иностранных ис­ точников. Поэтому любые попыт­ ки обнаружить в словосочетании «иностранный агент», опираясь на сложившиеся в советский период и, по существу, утратившие своё значение в современных реалиях стереотипы, отрицательные кон­ тексты, лишены каких­либо кон­ ституционно­правовых оснований.
В условиях, когда Российская Федерация не мыслит себя вне ми­ рового сообщества, получение рос­ сийскими некоммерческими орга­ низациями, принимающими уча­ стие в политической деятельности, иностранного финансирования, по смыслу правовой позиции, сфор­ мулированной Конституционным судом Российской Федерации в по­ становлении от 22 июня 2010 г. No 14­П, само по себе не может ста­ вить под сомнение лояльность та­ ких организаций по отношению к своему государству. Иное не
только было бы несовместимо с конституционной необходимо­ стью обеспечения взаимного дове­ рия и уважения граждан (их объ­ единений) и государства, но и про­ тиворечило бы Конституции России, возлагающей на государ­ ство обязанность охранять досто­ инство личности и не допускать его умаления.
Соответственно, законодатель­ ная конструкция некоммерческой организации, выполняющей функ­ ции иностранного агента, не пред­ полагает её негативной оценки со стороны государства, не рассчита­ на на формирование отрицатель­ ного отношения к осуществляемой ею политической деятельности и тем самым не может восприни­ маться как проявление недоверия или желания дискредитировать её и (или) цели её деятельности.
По смыслу положений Федераль­ ного закона «О некоммерческих ор­ ганизациях» обязательный признак некоммерческой организации, вы­ полняющей функции иностранного агента,– участие в политической де­ ятельности, т. е. участие (в том числе путём финансирования) в ор­ ганизации и проведении политиче­ ских акций в целях воздействия на принятие государственными орга­ нами решений, направленных на изменение проводимой ими госу­ дарственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях [16, с. 23].
Однако их отсутствие исключает отнесение НКО к выполняющей функции иностранного агента, даже если организуемые (проводи­ мые) с её участием акции объектив­ но были сопряжены с критикой ре­
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 41

шений государственных органов либо вызвали в общественном мне­ нии негативные оценки проводи­ мой ими государственной полити­ ки. Кроме того, такие цели должны быть присущи деятельности непо­ средственно некоммерческой орга­ низации, но не отдельным её чле­ нам, тем более вопреки решениям данной некоммерческой органи­ зации.
С учётом сказанного необходимо рассмотреть финансовую базу «по­ тенциально небезопасных для госу­ дарства» НКО. К сожалению, дан­ ные по доходам предоставлены да­ леко не всеми организациями, но и того, что есть, достаточно. Итак, общее число НКО в нашей базе* со­ ставляет только часть их общего числа в России. Этого достаточно для статистических исследований относительных величин, но абсо­ лютные числа, например, суммы доходов, далеко не окончательные и могут отличаться от реальных на порядок и даже на несколько по­ рядков.
В частности, в базе имеются от­ чёты НКО за 2002–2018 гг. Разуме­ ется, не все НКО сдавали отчёты за эти годы. И далеко не в полном объёме. Всего по базе сдали фи­ нансовые отчёты только 30 442 НКО, из них «небезопасных для го­ сударства», которых теоретически можно использовать против стра­ ны, было признано – 27 136, или 89%!
Общий доход этих НКО равен 3 708 304 787 490 руб., из них «не­ безопасные» НКО – 3 666 770 663
891 руб., или более 90%, что состав­ ляет около 50 млрд долл.
Даже если разделить по годам, это составит огромную сумму, а за весь период эта сумма будет при­ мерно равна ежегодному военному бюджету России. Представление о «бедных НКО», как оказывается, полностью не соответствует дей­ ствительности: даже их видимая ре­ сурсная база наводит на размышле­ ния о недооценке значения этих факторов в политике.
Предположим, что мы учли в своей базе 10% от реального коли­ чества НКО в России, и предполо­ жим, что доля действующих под контролем извне тоже 10% – зна­ чит сумма 50 млрд долл., возмож­ но, близка к действительности.
Официально США признавали финансирова- ние украинских НКО, например, в объеме 5 млрд  долл., что совершенно очевидно не соответствует  действительности: численность НКО – иностранных  агентов в этой стране как минимум составляла не- сколько десятков тысяч. 
Это очень осторожные допуще­ ния, реальные вливания в НКО из­ за границы могут быть в разы или на порядки больше, но вряд ли мень­ ше. Это можно сопоставить с общи­ ми доходами НКО в отдельных реги­ онах России, которые теоретически относятся к «небезопасным» НКО (табл. 2).
В табл. 2 видно, что на Москву приходится львиная доля доходов «небезопасных» НКО. И наоборот, «закрытый» для Запада Севастополь существенно «отстаёт» от других ре­
ПОЛИТОЛОГИя
..
 * Такая база составлена в Центре военно­политических исследований МГИМО для анализа деятельности НКО в рамках НИР вместе с программным обеспечением по многочисленным официальным источникам под руководством директора лаборатории А. Б. Немченко.
42 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 8/2021

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
Доходы «небезопасных» НКО по регионам
Таблица 2
 Регион Доход, руб. Регион Доход, руб.
Республики
  Башкортостан 16 302 663 040,97
Саха (Якутия) 4 881 320 717,80
Татарстан 44 357 301 346,35
Удмуртия 2 711 947 491,46
Чувашия 1 931 647 333,29
Приморский 3 538 279 362,75
Ставропольский 13 861 651 917,89
  Бурятия
Дагестан
Карелия
Крым
Алтайский
2 730 618 522,33
4 414 106 839,70
1 998 516 526,85
3 155 296 450,56
Края
3 100 519 104,70
          Краснодарский 44 106 797 316,66
Красноярский 9857192238,04
Хабаровский
2 020 334 202,11
4 811 013 917,84
3 892 345 427,63
3 578 005 342,99
1 892 161 947,63
6 556 917 797,48
1 341 632 392,56
9 607 004 822,68
3 158 428 680,86
7 439 311 341,17
1 844 738 822,35
1 647 124 644,30
2 022 392 123,95
2 605 200 139,20
5 657 523 700,33
1 415 448 655,07
4 503 961 667,94
2 399 301 150,42
608 714 247,60
    Пермский
Архангельская
Белгородская
Владимирская
Волгоградская
Вологодская
Воронежская
Ивановская
Иркутская
Калининградская
Калужская
4 993 917 478,90
 2 376 104 844,17
2 261 509 490,58
2 315 113 116,89
3 100 720 518,41
3 481 302 456,59
3 340 874 736,70
1 435 406 816,47
5 916 967 864,84
2 397 550 040,45
3 374 957 567,91
Новосибирская
Омская
Оренбургская
Пензенская
Ростовская
Рязанская 
Самарская
Саратовская 
Свердловская
Смоленская
Тверская
Томская
Тульская
Тюменская
Ульяновская
Челябинская
Ярославская
Области
                     Кемеровская 24 704 903 460,72
  Кировская
Курганская
Курская
Ленинградская
Липецкая
1 949 728 788,80
2 292 094 924,68
1 865 460 924,28
2 821 217 026,38
2 291 700 508,66
          Московская 23 934 842 809,45
Нижегородская 5 248 330 790,92
   Автономные округа
Ханты-Мансийский – Югра 18 757 822 332,33
   Москва
Санкт-Петербург
Города
3 296 208 573 727,55 Севастополь
27 752 144 432,64
   8/2021
ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER
43

ПОЛИТОЛОГИя
Таблица 3
единиц
Количество НКО Регион Количество НКО
Республики
Саха (Якутия) 89
Татарстан 302
Удмуртия 42
Чувашия 45
Края
Приморский 31
Ставропольский 34
Хабаровский 87
Области
Новосибирская 54
Омская 108
Оренбургская 18
Пензенская 57
Рязанская  20
Самарская 148
Саратовская  62
Свердловская 96
Смоленская 25
Тверская 31
Тульская 19
Тюменская 51
Ульяновская 30
Челябинская 68
Ярославская 76
Поддерживаемые регионами «небезопасные» НКО
..
 Регион
  Башкортостан 119
Бурятия 19
Дагестан 23
Карелия 66
Алтайский 105
Краснодарский 54
Красноярский 214
Пермский 133
Архангельская 63
Белгородская 13
Владимирская 48
Волгоградская 84
Вологодская 87
Воронежская 100
Ивановская 34
Иркутская 121
Калининградская 77
Калужская 13
Кировская 28
Курганская 4
Ленинградская 79
Липецкая 50
Московская 13
Нижегородская 69
                                                Ханты-Мансийский – Югра
Москва
Автономные округа
149
Города
52 Санкт-Петербург 401
   44
ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER
8/2021

.
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
гионов по объёму финансирова­ ния НКО.
При этом только некоторая часть НКО имеет финансовую под­ держку в своём регионе (в целом менее 10%, в том числе и «небез­ опасных» НКО).
Это означает:
– во-первых, слабый региональ­ ный контроль;
– во-вторых, остаётся откры­ тым вопрос об источниках финан­ сирования, ведь остальные 90% кто­то инвестирует.
Гораздо интереснее представля­ ется разбивка по регионам под­ держки некомерческих организа­ ций, которая даёт достаточно не­ ожиданные результаты (табл. 3).
Данные табл. 3 наводят на мысль о регионах­лидерах, в которых местные власти поддерживают соб­ ственные НКО или (также не ис­ ключено) своего рода «лидеров по коррупции».
Москва на удивление не в ли­ дерах.
Лидируют Санкт­Петербург, Та­ тарстан и промышленные центры. Возможно, что правительства этих регионов особенно озабочены поддержанием организаций куль­
туры и науки или это способ пере­ распределения финансовых по­ токов?
Подобная внимательность к не­ комерческим организациям со сто­ роны региональных властей может быть вызвана нескольким при­ чинами:
– стремлением содействовать социально­экономическому и куль­ турно­духовному развитию своей территории;
– противодействовать внешне­ му негативному влиянию;
– коррупцией и стремлением перераспределить финансовые потоки в пользу заинтересован­ ных лиц.
В любом случае это требует ком­ ментариев, потому что знак «плюс» или «минус» может быть поставлен в зависимости от того, насколько эти НКО действуют в интересах го­ сударства и общества.
Есть ещё один вариант – непол­ ная статистика по НКО. Этот вари­ ант нельзя не учитывать, он на­ верняка основной, так как, осно­ вываясь на доступных данных, можно только оценивать развитие тенденций, а не фактическое по­ ложение дел.
В любом случае представленная информация заставляет задумывать­ ся прежде всего о необходимости тщательного мониторинга и анализа состояния и перспектив развития некоммерческих организаций (НКО). Их отставание от мирового уровня – прямая угроза обществу и государ­ ству, не менее важная, чем отставание в развитии таких военных инсти­ тутов развития национального человеческого капитала, как в сфере во­ оружений, военной и спецтехники (ВВСТ) или оборонно­промышленного комплекса (ОПК).
8/2021 ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 45

46
ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER
8/2021
ПОЛИТОЛОГИя
Библиография • References Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.: АСТ, 2020.– 384 с.
[Bzhezinskij Z. Velikaya shahmatnaya doska. M.: AST, 2020.– 384 s.] Брайан М. Дж. Битва за Капитолий // РЭНД. 2021. 21 января.
[Brajan M. Dzh. Bitva za Kapitolij // REND. 2021. 21 yanvarya]
Гончаров В. В., Поярков С. Ю. Взаимодействие государства и гражданского обще­ ства в контексте конституционализма: теоретико­методологические проблемы и пути их разрешения // Современное право. 2015. No 5. С. 19–25.
[Goncharov V. V., Poyarkov S. YU. Vzaimodejstvie gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva v kontekste konstitucionalizma: teoretiko­metodologicheskie problemy i puti ih razresheniya // Sovremennoe pravo. 2015. No 5. S. 19–25]
Грачиков Е. Н. Стратегия партнерских отношений КНР: практика и её концепту­ ализация // Мировая экономика и международные отношения. 2019. Т. 63. No 3. С. 83–93.
[Grachikov E. N. Strategiya partnerskih otnoshenij KNR: praktika i eyo konceptualizaciya // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2019. T. 63. No 3. S. 83–93]
Дегтерёв Д. А., Никулин М. А., Рамич М. С. США vs КНР: контуры глобальной кон­ куренции. Краткое содержание методологии исследования. Доклад­ презентация в Центре военно­политических исследований МГИМО МИД России. М.: РУДН, 2021, июнь // URL: www.eurasian­defence.ru.11/06/2021
[Degteryov D. A., Nikulin M. A., Ramich M. S. SSHA vs KNR: kontury global’­noj konkurencii. Kratkoe soderzhanie metodologii issledovaniya. Doklad­prezentaciya v Centre voenno­politicheskih issledovanij MGIMO MID Ros­sii. M.: RUDN, 2021, iyun’ // URL: www.eurasian­defence.ru.11/06/2021]
ЕС и США будут развивать «технологии, основанные на демократических прин­ ципах» // ТАСС. 2021. 8 июня.
[ES i SSHA budut razvivat’ «tekhnologii, osnovannye na demokraticheskih principah» // TASS. 2021. 8 iyunya]
Лиддел Гарт Б. Вторая мировая война. Очерк / пер. с англ. М.: Воениздат, 1976. –670 с.
[Liddel  Gart  B. Vtoraya mirovaya vojna. Ocherk / per. s angl. M.: Voenizdat, 1976. –670 s.]
Назаров В., Подберёзкин А., Подберёзкина О. Выбор наиболее эффективной по­ литики безопасности России. Комментарии по поводу выступления В. В. Путина на заседании Совбеза 22 ноября 2019 года // Обозреватель– Observer. 2019. No 12. С. 6–25.
[Nazarov V., Podberyozkin A., Podberyozkina O. Vybor naibolee effektivnoj politiki bezopasnosti Rossii. Kommentarii po povodu vystupleniya V. V. Putina na zasedanii Sovbeza 22 noyabrya 2019 goda // Obozrevatel’–Observer. 2019. No 12. S. 6–25]
Подберёзкин А. И. [и др.]. Роль институтов гражданского общества и потенциала человеческой личности как возрастающих факторов ускорения социально­ экономического развития России. М.: РКГ, 2005.– 295 с.
[Podberyozkin A. I. [i dr.]. Rol’ institutov grazhdanskogo obshchestva i potenciala chelovecheskoj lichnosti kak vozrastayushchih faktorov uskoreniya social’no­ ekonomicheskogo razvitiya Rossii. M.: RKG, 2005.– 295 s.]
Подберёзкин А. И. Война и политика в современном мире. М.: Международные отношения, 2020.– 312 с.
[Podberyozkin A. I. Vojna i politika v sovremennom mire. M.: Mezhdunarod­nye otnosheniya, 2020.– 312 s.]
..

.
8/2021
ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER 47
О. БОБРОВА, А. ПОДБЕРЁЗКИН, О. ПОДБЕРЁЗКИНА • СПЕЦИФИКА НКО И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИХ ДЕяТЕЛЬНОСТИ
Подберёзкин А. И. Оценка и прогноз военно­политической обстановки. М.: Юстицинформ, 2021.– 1080 с.
[Podberyozkin A. I. Ocenka i prognoz voenno­politicheskoj obstanovki. M.: YUsticinform, 2021.– 1080 s.]
Подберёзкин А. И., Александров М. А., Артамонов Н. В. Теоретические и матема­ тические методы анализа факторов формирования оборонно­промышленного комплекса / отв. ред. А.И. Подберёзкин. М.: МГИМО­Университет, 2021.– 478 с.
[Podberyozkin A. I.,  Aleksandrov M. A.,  Artamonov N. V. Teoreticheskie i matematicheskie metody analiza faktorov formirovaniya oboronno­promyshlennogo kompleksa / otv. red. A.I. Podberyozkin. M.: MGIMO­Universitet, 2021.– 478 s.]
Подберёзкин А. И., Родионов О. Е. Человеческий капитал и национальная безопас­ ность. М.: Прометей, 2020.– 611 с.
[Podberyozkin A. I., Rodionov O. E. CHelovecheskij kapital i nacional’naya bez­ opasnost’. M.: Prometej, 2020.– 611 s.]
Подберёзкин А. И., Чирков М. А., Чистяков М. С. Технологии «Цветных революций». Инструмент смены «неугодных» режимов: генезис сетевой трансформации // Свободная мысль. 2019. No 3. С. 177–184.
[Podberyozkin A. I., CHirkov M. A., CHistyakov M. S. Tekhnologii «Cvetnyh revolyucij». Instrument smeny «neugodnyh» rezhimov: genezis setevoj transformacii // Svobodnaya mysl’. 2019. No 3. S. 177–184]
Подберёзкин А., Крылов С. Политика, война и международная безопасность в XXI веке //Обозреватель–Observer. 2019. No 10. С. 21–41.
[Podberyozkin A., Krylov S. Politika, vojna i mezhdunarodnaya bezopasnost’ v XXI veke //Obozrevatel’–Observer. 2019. No 10. S. 21–41]
ТАСС. 2021.19 июня. [TASS. 2021.19 iyunya]
Федеральный закон от 20 июля 2012 г. No 121­ФЗ «О внесении изменений в от­ дельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции ино­ странного агента» // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_132900/
[Federal’nyj zakon ot 20 iyulya 2012 g. No 121­FZ «O vnesenii izmenenij v otdel’nye zakonodatel’nye akty Rossijskoj Federacii v chasti regulirovaniya deyatel’nosti nekommercheskih organizacij, vypolnyayushchih funkcii inostrannogo agenta» // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_132900/]
Федеральным законом от 5 апреля 2021 г. No 75­ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О некоммерческих организациях”» // URL: http:// publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202104050015
[Federal’nym zakonom ot 5 aprelya 2021 g. No 75­FZ «O vnesenii izmenenij v Federal’nyj zakon “O nekommercheskih organizaciyah”» // URL: http://publication.pravo.gov. ru/Document/View/0001202104050015]
Халдей А. НКО как апофеоз политической коррупции // ИА «Регнум». 2021. 16 февраля // URL: https://rеgnum.ru/news/polit/3180268/16/02/2021
[Haldej A. NKO kak apofeoz politicheskoj korrupcii // IA «Regnum». 2021. 16 fevralya // URL: https://regnum.ru/news/polit/3180268/16/02/2021]
Якимова Т. Б. Некоммерческие организации как основной институт гражданско­ го общества в России // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2013. No 12. С. 117. 117–124.
[YAkimova T. B. Nekommercheskie organizacii kak osnovnoj institut grazhdanskogo obshchestva v Rossii // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. 2013. No 12. S. 117. 117–124]

ПОЛИТОЛОГИя
Annual Threat Assessment of the US Intelligent Community. Office of the Director of National Intelligent. Wash., 2021, April 9.
Biden’s Speech to Congress: Full Transcription // The New York Times. 29.04.2021.
Joe Biden: My trip to Europe is about America rallying the world’s democracies // The Washington Post. 2021. 6 June.
Summary of the National Defense Strategy of the United States of America. Wash. Jan., 2018.– 11 р.
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/667241044ee13d7f44 54f8d849dc1007a2f700a5/
https://iz.ru/1092057/natalia­bashlykova/dengi­pakhnut­zakon­o­fizlitcakh­ inoagentakh­primut­v­uskorennom­poriadke
https://iz.ru/1176071/2021–06–08/v­gosdume­nazvali­obem­finansirovaniia­ nko­ inoagentov­v­rf­iz­za­rubezha?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_ referrer= https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D
https://www.pnp.ru/social/rossiyanam­zapretyat­sotrudnichat­s­nezhelatelnymi­ organizaciyami.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop
Статья поступила в редакцию 22 июня 2021 г.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован