Эксклюзив
24 сентября 2013
5582

США, Центральная Азия и Афганистан: экспертный форум

В рамках продолжающегося обсуждения политики США в Центральной Азии и Афганистане проект "Центральная Евразия" пригласил к участию в виртуальной экспертной дискуссии Гульнару Дадабаеву (Казахстан), Юлию Якушеву (Россия) и Евгения Коротовских (Кыргызстан).

Владимир Парамонов, руководитель проекта "Центральная Евразия": уважаемые коллеги, спасибо, что согласились ответить на поставленные вопросы! Вам слово.

Гульнара Дадабаева (Казахстан), доктор исторических наук: по поводу прозвучавшего в ходе дискуссии тезиса о "геополитическом вскрытии региона" Соединенными Штатами. Отчасти соглашусь с ним, тем более, что вокруг "афганской проблемы" сейчас сформировался своеобразный "клуб избранных" - Узбекистан, Таджикистан и в какой-то степени Кыргызстан, которые пытаются использовать ситуацию в свою пользу.
Очевидно, что решение США сделать Узбекистан основным партнером, особенно в контексте обстановки в Афганистане, крайне выгодно Ташкенту. Помимо политической поддержки, Узбекистан также смог заручиться и экономической поддержкой. Однако, сказанное относится и к Таджикистану, который постепенно становится все более важным потребителем финансовых и иных ресурсов. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и транспортные артерии, которые снабжают Афганистан необходимыми товарами: ведь многие из этих артерий проходят именно через Центральную Азию и именно страны региона получают дивиденды от транзита.
Что же касается другого вопроса дискуссии, а именно перспектив превращения Афганистана в транспортный перекресток Евразии, то они, эти перспективы, туманны. С одной стороны, формирование и развитие транспортных коммуникаций внутри и вокруг Афганистана выгодно Вашингтону, так как это облегчает для США задачу по выводу войск. С другой стороны, в краткосрочном плане все это не изменит общую ситуацию в Афганистане и вокруг него, равно как и прежнюю схему мировой торговли. На мой взгляд, новая геополитическая реальность вокруг Афганистана и Центральной Азии также вряд ли сможет возникнуть. По крайней мере, в ближайший период времени. Слишком уж много усилий требует решение самой "афганской проблемы". К тому же, США уже больше не могут направлять в регион такие значительные финансовые и иные ресурсы, какие направлялись ранее.
Более того, желание Соединенных Штатов сформировать новый макрорегион - некую Большую Центральную Азию, сталкивается не столько с противодействием каких-либо сил, сколько с неспособностью создать общий фундамент, который объединил бы различные страны. Путь Китая в этом плане выглядит намного эффективнее: Пекин уже заложил основы для формирования нового макрорегиона с центром в Синьцзяне. Так, что, скорее всего, именно Китай будет более успешен в долгосрочном контексте. В этой связи, недавние шаги Казахстана в сторону Китая заставляют задуматься о многом.
Безусловно, что ситуация в Афганистане уже оказывает влияние на Центральную Азию. Это выражается и в усилении мер внутренней безопасности, и в желании дистанцироваться от своих соседей по региону, и в возрастающем потоке мигрантов. Если же страны Центральной Азии останутся наедине с проблемами Афганистана, то, безусловно, возможен новый виток напряженности. При этом, необходимо учитывать и то, что в Афганистане выросло целое поколение, привыкшее к иждивенчеству и "донорской помощи".
В целом же, думаю, что сейчас США заботят, прежде всего, вопросы "безболезненного ухода" из Афганистана. Сотрудничество с тем же Узбекистаном и другими странами региона продиктовано именно этим. У американцев пока не хватает ресурсов для реорганизации всего регионального геополитического пространства: слишком уж много факторов, которые США не приняли во внимание.

Юлия Якушева (Россия), заместитель генерального директора Информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства: прошло уже десять лет с момента как Соединенные Штаты начали реализацию в Афганистане миротворческой операции "Несокрушимая свобода". Большой международный контингент во главе с силами НАТО провозгласил своей целью стабилизацию ситуации внутри Афганистана, внедрение демократических стандартов государственного управления. Однако, реальный прогресс в решении поставленных задач так и не был достигнут. Напротив, мы наблюдаем нарастание конфликтного потенциала не только в Афганистане, но и во всем регионе Ближнего и Среднего Востока. Анализ происходящих процессов отнюдь не позволяет признать роль США в регионе как стабилизирующую.
Такое "вскрытие" региона может иметь долгосрочные негативные последствия. События "арабской весны", современная ситуация вокруг Египта и Сирии... Думаю, что печальный список будет продолжен. При негативном сценарии развития ситуации речь пойдет уже не о "вскрытии", а о "подрыве" региона.
Очевидно, что дуга нестабильности не только вплотную приблизилась к границам постсоветской Центральной Азии и Южного Кавказа, но уже сейчас оказывает мощное дестабилизирующее воздействие на центральноазиатский, южнокавказский и каспийский регионы. Причем, если сейчас речь идет о наркотрафике, торговле оружием, экспорте терроризма и радикального ислама, то в дальнейшем речь может идти о полномасштабной внутриполитической дестабилизации по уже отработанным сценариям. То есть угрозы и риски, стоящие перед Центральной Азией и Южным Кавказом, вполне реальны и ощутимы.
Ситуация в Афганистане остается главным дестабилизирующим фактором в регионе. В условиях, когда администрация Хамида Карзая перенимает у американцев функции управления, а талибы не только не повержены, но и регулярно напоминают о себе дерзкими актами против гражданского населения и американских войск, центральноазиатские страны не могут остаться в стороне от "афганского урегулирования". После присвоения Афганистану статуса наблюдателя в ШОС, государства Центральной Азии официально закрепили за собой часть ответственности за ситуацию в этой стране. Государства-члены ШОС осознают, что безопасность, успешное посткризисное урегулирование в этой стране - залог мира и стабильности для всей Центральной Азии.
Шанхайская организация не вовлечена напрямую в военные действия в Афганистане, но оказывает транспортно-логистическую и военно-техническую поддержку. С другой стороны, государства-члены Организации в целях содействия постконфликтному восстановлению реализуют ряд социально-инфраструктурных и гуманитарных проектов.
Однако, решение проблемы видится, прежде всего, в консолидации усилий ведущих региональных и внерегиональных (Россия, Китай) игроков, в формировании странами ШОС общей повестки дня, предполагающей принципиально новые, более эффективные подходы к обеспечению региональной безопасности. Сложные задачи требуют своевременных и адекватных коллективных ответов.
США, конечно, могут быть заинтересованы в стабильном развитии государств региона, но только при условии соблюдения собственных геостратегических интересов. А как показывает практика, наиболее выгодна и приемлема для США именно ситуация управляемого хаоса. Правда и эта схема в последнее время дает сбои, о чем свидетельствуют, например, события в Египте или Ливии. Иногда экспертам кажется, что США едва ли не играют в пользу Аль-Каиды, устанавливая на Ближнем Востоке откровенно террористические режимы.
Создается впечатление, что на настоящий момент у США просто отсутствует четкая стратегия в отношении региона. Поэтому действия Вашингтона столь непоследовательны и ситуативны. При этом, однако, вполне успешно решается задача по созданию серьезных проблем в регионе для России и Китая.
Теперь к вопросу сотрудничества США со странами Центральной Азии, в том числе Узбекистаном, влиянии этого на позиции и интеграционные инициативы России, положение других стран региона. Полагаю, что через расширение сотрудничества с Узбекистаном США, прежде всего, стремятся усилить свое торгово-экономическое присутствие в регионе. Что касается намерений Соединенных Штатов сорвать планы России по интеграции с центральноазиатскими странами, то Вашингтон имеет ограниченные возможности для этого. Узбекистан сейчас не участвует в интеграционных проектах с Москвой, за исключением ШОС, да и прежде никогда не играл первой скрипки в этих процессах. Поэтому серьезного урона позиции России в Центральной Азии в связи с американо-узбекским сотрудничеством не понесли. Предположения о том, что сотрудничество с США укрепляет роль Ташкента в регионе верны лишь отчасти. Говоря о Казахстане, мне представляется, что в силу объективных причин (геостратегического положения, экономического потенциала, веса на международной арене) Астана своих лидерских позиций в регионе не потеряет. Более того, участие Казахстана в ЕЭП, ОДКБ, ШОС лишь укрепляет роль этой страны как экономического лидера и одного из главных участников коллективной системы безопасности в Центральной Азии.
Что касается переговоров с талибами, то, конечно, диалог всегда лучше, нежели его отсутствие. И попытки переговоров уже предпринимаются. Однако возникают большие сомнения относительно эффективности подобных переговоров, поскольку не все участники процесса в этих переговорах заинтересованы. На примере Пакистана мы видим, что любые уступки талибам, не останавливали их на пути к захвату власти на новых территориях через проведение исламистских бунтов и террористических актов. Конечно, попытки найти точки соприкосновения с умеренными и договороспособными представителями Движения "Талибан" оставлять не стоит, но в результативность таких мер лично я не верю.

Евгений Коротовских (Кыргызстан), член совета политических и экономических наук при Академии Управления при Президенте Кыргызстана: не совсем корректно сказано о том, что США "геополитически вскрыли целый регион".
С одной стороны, естественно, что планы США по укреплению своего влияния в странах Центральной Азии реализуются последовательно. Понятно и то, что политика США очень беспокоит КНР и РФ. Контроль над данным пространством позволяет успешно влиять на Иран, весь Каспийский регион, а также Южную Азию. США последовательно выстраивает свою стратегию "Большой Центральной Азии". В связи с этим, необходимо отметить, что США будут любыми способами пытаться удержаться на территории Центральной Азии, так как данный регион является для Вашингтона геополитически важным.
Тем не менее, с другой стороны, не следует преувеличивать роль и влияние США. Помимо внешних акторов, как США и в меньшей степени Россия, влияющих на регион, следует также отметить и мощное влияние самих региональных акторов, в том числе складывающихся между ними разногласий и противоречий. К таковым моментам следует отнести напряженность в отношениях между Узбекистаном и Кыргызстаном по вопросу границ, разногласия между Кыргызстаном и Казахстаном по таможенным вопросам и многое другое.
В свою очередь, ситуация в Афганистане, несомненно, также влияет на безопасность и политическую стабильность стран Центральной Азии. Однако, как бы на первый взгляд это не показалось странным, но, по-моему мнению, негативное влияние, связано и с выводом американской военной базы из Кыргызстана, находящейся на территории аэропорта "Манас". В случае полного вывода этой базы, у Кыргызстана и стран Центральной Азии могут возникнуть определенные сложности с обеспечением безопасности, в том числе с точки зрения охраны границ.
Тогда, охрану той же границы Кыргызстана будет целесообразно осуществлять силами России и стран-членов ОДКБ. Вопрос о защите рубежей силами кыргызской армии является риторическим в силу слабого военно-технического оснащения и низкой боеготовности кыргызских войск, хотя та же Москва и оказывает соответствующую помощь Бишкеку. Вопрос, возможно, будет стоять и об объединении сил быстрого реагирования различных стран Центральной Азии: иного выхода перед лицом растущей угрозы проникновения боевиков может и не быть.
В этой связи, интересны несколько достаточно свежих и показательных фактов. Например, в 2012 году кыргызские военные принимали участие в учениях в Казахстане "Степной Орел - 2012" по программе НАТО "Партнерство во имя мира". В свою очередь, подразделения Кыргызстана даже не были приглашены для участия в учениях ОДКБ в Беларуси "Взаимодействие - 2013". С 5 по 10 июня 2013 года были проведены совместные кыргызско-российские тактические учения "Достук - 2013". Принимая во внимание эти факты, логично предположить, что в случае реализации сценария проникновения боевиков из Афганистана, воевать, скорее всего, придется лишь кыргызским военным при поддержке экипажей самолетов штурмовиков с российской авиабазы "Кант".
Говоря об урегулировании ситуации в Афганистане путем переговоров с представителями Движения "Талибан", могу отметить следующее. Тот факт, что талибы смогут принять участие в выборах 5 апреля 2014 года уже является большим прорывом в достижении мира в Афганистане. На мой взгляд, политические переговоры и уступки - единственно возможный путь по выходу из кризиса.
Другой вопрос дискуссии - развитие транспортных коридоров через Афганистан. Конечно, транспортные проекты способны оказать влияние на экономический рост как стран Центральной, так и стран Южной Азии. Вопрос лишь в следующем: а будет ли выгоден такой рост самим США? К сожалению, но, на мой взгляд, США выгодно поддерживать состояние управляемой нестабильности и экономической беспомощности. Это облегчает задачу более эффективного управления. Вспомним, например, то, сколько времени тянулась сама военная операция США в Афганистане и к каким плачевным результатам она привела.
В отношении опасений ряда российских экспертов по поводу последствий сотрудничества между США и Узбекистаном, влияния этого на Казахстан, как некоего союзника России, то, на мой взгляд, эти страхи сильно преувеличены. Узбекистан выгоден США только как площадка, своего рода один из элементов геополитической зоны в Центральной Азии. Тем не менее, понятно, что сотрудничество США и Узбекистана не может не беспокоить Россию. США выгодно делать ставку на внутренние противоречия между странами СНГ.
В то же время, нельзя исключать, что США подготавливают почву для размещения на территории Узбекистана своей военной базы: после ее вывода из Кыргызстана. В том случае, если данная база будет выведена с территории Кыргызстана, то в проигрыше останется, прежде всего, сам Кыргызстан. Что касается Казахстана, то это его явно не ослабит. Однако, необходимо отметить, что нельзя исключать вывод базы из Кыргызстана и в Казахстан. На мой взгляд, участившиеся беспорядки в Казахстане косвенно могут свидетельствовать об активности здесь определенных внешних сил. Вопрос, конечно, спорный, но, кстати, именно так начиналось "зондирование почвы" в Кыргызстане. Что получилось в итоге - все знают.
Вопрос, поднятый в дискуссии, об оставленных США и их союзниками в Центральной Азии вооружении и техники, неких негативных последствиях этого для безопасности в регионе, на мой взгляд, не так сложен, как кажется. Не думаю, что оставленные техника и оружие могут привести к значительным негативным последствиям, а тем более - "афганизации" региона. Необходимо понимать, что каждый вид оружия имеет свои особенности. И для того, чтобы научиться применять такое оружие необходимо время.

Виртуальный экспертный форум "Советы Бараку Обаме". Часть 15.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом "Время Востока" (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/, при информационной поддержке ИА "Регнум" (Россия).

В.Парамонов
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован