Эксклюзив
30 мая 2014
3403

Станислав Станских: Пифагор был прав?

Советник Президента России по культуре Владимир Толстой обозначил одну из задач проекта - консолидировать деятелей культуры, "не допустив культурного майдана в нашей собственной стране". В то же время проект весьма идеологизирован и уже в силу этого не соответствует Конституции. Прежде чем сочинять основы культурной политики, нелишним было бы для начала изучить основы конституционного строя. Говоря о необходимости утверждения "общенациональной идеологии", разработчики забывают о конституционном требовании идеологического многообразия, а также о запрете на установление любой государственной или обязательной идеологии (ст. 13 Конституции).
Вообще наши стратеги не очень жалуют Конституцию. Даже в "Основах государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан", утверждённых в 2011 г., ни разу не упоминается Конституция. А между тем при разработке любого документа стратегического характера стоит отталкиваться от Конституции. Попробуем проделать то же самое с предлагаемым проектом.
Конституция закрепляет высшей ценностью человека его права и свободы и накладывает на государство обязанность по их признанию, соблюдению и защите (ст. 2). Поэтому приоритетному гарантированию и осмыслению в проекте должны подлежать культурные и связанные с ними права, регулируемые Конституцией. Исходя из этого, приведу в качестве примеров вопросы, которыми могли бы задаться разработчики.
1) Отвечает ли нынешняя сфера культуры "условиям, обеспечивающим достойную жизнь и свободное развитие человека" (ст. 7)? Не умаляют ли достоинство личности (ст. 21) текущие зарплаты работников культуры или пропускная система в учреждения культуры с армией охранников и бюро пропусков?
2) Какие планируются гарантии свободы литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания (ст. 44)?
3) Каким образом охрана интеллектуальной собственности (ст. 44) соотносится с необходимостью культурного развития?
4) Какие имеются проблемы в реализации "права на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям" (ст. 44) и какие варианты их решения предлагаются?
5) Что нужно сделать, чтобы каждый "заботился о сохранении исторического и культурного наследия, берёг памятники истории и культуры (ст. 44 Конституции)?
6) Что понимать под "общими вопросами культуры", регулирование которых находится в совместном ведении Российской Федерации и её субъектов (ст. 72)? И как эти "общие вопросы" соотносить с "основами федеральной культурной политики в области культурного развития Российской Федерации", установление которых находится в федеральном ведении (ст. 71).
7) Как необходимо "охранять памятники истории и культуры", регулирование которых находится в совместном ведении Российской Федерации и её субъектов (ст. 72)?
8) Соответствуют ли нынешняя культурная политика и предлагаемые "Основы" федеративным принципам? Какие вопросы культурной политики необходимо регулировать на федеральном, региональном и местном уровнях?
9) Конституция устанавливает, что "права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства" (ст. 55). Что предлагается понимать под нравственностью? Какие вопросы культурного развития имеют отношение к обеспечению обороны и безопасности государства?
Вместо такой конституционной экспертизы культурной политики разработчики "Основ" увлеклись рассуждениями о любви к Родине, об "обострении глобальной идейно-информационной конкуренции", о "традиционных для России нравственных ценностях". В качестве последних приводятся такие ценности, как "честность, правдивость, законопослушание, любовь к Родине, бескорыстие, неприятие насилия, воровства, клеветы и зависти, семейные ценности, целомудрие, добросердечие и милосердие, верность слову, почитание старших, уважение честного труда". Неясно, что лежит в основании такого набора: социологический опрос, экспертное анкетирование или субъективная установка руководителя рабочей группы? Кстати, некоторые из этих ценностей не только не характерны для отдельных периодов советской истории, но и для более ранних исторических этапов, а также отличаются от базовых национальных ценностей, принятых на XV Всемирном русском народном соборе: вера, справедливость, мир, свобода, единство, нравственность, достоинство, честность, патриотизм, солидарность, милосердие, семья, культура и национальные традиции, благо человека, трудолюбие, самоограничение и жертвенность. Предлагаемые же ценности скорее ближе к учению древнегреческого философа Пифагора о переселении душ: за грехи душа изгонялась в бренный мир, где она блуждала из одного тела в другое. И только очищение могло избавить душу от бесконечного перевоплощения. Простейшее очищение заключалось в соблюдении некоторых запретов (например, воздержание от опьянения или от употребления в пищу бобов) и правил поведения (например, почитание старших, законопослушание и негневливость).
В Заявлении Комитета гражданских инициатив о проекте "Основ государственной культурной политики" обращается внимание на "недопустимость включения в государственные акты положений, по сути, делегирующих чиновнику право решать, что соответствует традиционным ценностям, а что нет".
Целью Российского государства и общества на современном историческом этапе проект объявляет "сильную, единую, независимую во всех отношениях Россию, приверженную собственной модели общественного развития и при этом открытую для сотрудничества и взаимодействия со всеми народами, государствами, культурами". Однако по Конституции, "права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием" (ст. 18). Поэтому конституционным предназначением Российского государства является не государство (как это было в советское время), а человек, его права и свободы.
Определяя цель государственной культурной политики, разработчики ставят на первое место "духовное, культурное, национальное самоопределение России" и только во вторую очередь говорят о личности.
Апогеем государстволюбия, пожалуй, является утверждение о том, что нашу великую культуру создали не россияне, а само государство. Оставим это на совести разработчиков. Мне же не даёт покоя другой вопрос: если культурное наследие (культурные ценности) России - "единственный источник и основа для дальнейшего развития России", почему при наличии "великой культуры" мы так и не стали процветающим свободным сообществом граждан, соединённых общей судьбой на своей земле?
Из проекта можно неожиданно узнать о некоторых современных общественно-политических проблемах: недоверие граждан к власти, социальное иждивенчество, неэффективная система государственного управления и др. Разработчики выдают желаемое за действительное, когда утверждают, что современные библиотеки являются центрами культурного просвещения.
В проекте есть немало заслуживающих внимание инициатив и суждений. Например, призыв к медийно-информационной грамотности населения, которая должна состоять из знаний, способностей и совокупностей навыков, необходимых для понимания того, какая требуется информация и когда; где и каким образом получить эту информацию; как объективно её оценивать и организовывать; и как этично использовать. Необходим также поиск решения проблемы сохранения электронной информации, особенно интернет-ресурсов: огромные массивы информации русскоязычного сегмента интернета, сформированные на таких ресурсах, как Instagram, YouTube, Facebook, Twitter, Google, передаются на хранение в хранилища США, в том числе в Библиотеку Конгресса, в то время как в России они никак не сохраняются. Или об архитектуре: "архитектурная и предметная среда, в которой формируется и живёт человек, оказывает влияние не только на его психологическое состояние или работоспособность, но и на самый характер мировосприятия". Правда, вывод у авторов специфический: сделать государство главным заказчиком современной российской архитектуры вместо содействия развитию малоэтажного строительства.
В целом же, прочитав проект, я так и не понял, чего конкретно ожидать от государства в культурной сфере. Например, дальнейших запретов или либерализации, бесплатного доступа к культурным ценностям или повышения цен, установки бесплатного wi-fi и компьютерных сервисов в биб-лиотеках или сохранения "традиционных" прейскурантов, новых чистых туалетов в учреждениях культуры или обветшалых помещений?
Пифагор был прав - чтобы душа не маялась, нужно соблюдать правила. Конституционные правила...

http://www.lgz.ru/article/-21-6464-4-06-2014/pifagor-byl-prav/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован