15 марта 2008
4383

Статья `Измерение инфляции`. Василий Михайлович СИМЧЕРА

Инфляция на простом языке - это обесценение денег в результате роста цен. На другом, более строгом языке, инфляция (от латинского - inflatio - вздутие) - это снижение стоимости денежной единицы, ее валентного содержания , понимаемой как курс ее обмена или учета (котировки). В переводе на простой язык - это мыльный пузырь, фикция. Противоположный процесс, антипод инфляции - дефляция, означающая рост эквивалентного содержания валют, повышение их ценности, их курса. В результате в одном случае (в случае инфляции) имеем рост количества или массы денег в обращении в расчете на одну и ту же массу обращающихся товаров, услуг и капиталов, а во втором (в случае дефляции) - снижение массы денег на ту же массу товаров, услуг и капиталов.

В случае конвертации денег (национальной валюты) инфляция и дефляция могут сопровождаться их девальвацией или ревальвацией.

Девальвация при этом понимается как снижение курса национальной валюты (целиком или в той ее части, которая подвергается конвертации и, следовательно, включается в международный обмен и оборот), а ревальвация как повышение курса национальной валюты в том же понимании и объеме.

В действительности возможны различные сочетания процессов инфляции и их тез и антитез: рост инфляции в условиях девальвации или ревальвации, рост дефляции в условиях ревальвации или девальвации, девальвация в условиях инфляции или дефляции и т.д., что каждый раз должно представлять предмет конкретного прикладного анализа.

Несмотря на очевидную простоту процессы инфляции и ее тезы и антитезы, идентифицируемые в обиходе, повторяем, противоречиво, подчас превратно, в искаженной форме, представляются обычно как рост цен.

Между тем инфляция и по форме, и по модулю, не говоря уже о содержании, как отмечалось, не тождественна росту цен, равно как и дефляция - их снижению (соответственно девальвация не тождественна росту мировых цен по сравнению с национальными, а ревальвация их падению в том же измерении).

В случае наличия собственно инфляции, как наиболее распространенном предметном случае, ее приравнивание к росту цен, по определению, приводит к завышению модуля инфляции по сравнению с действительным его значением, преувеличению ее объемов, и далее по цепочке - завышению эмиссии денежных знаков, искусственному раздуванию денежного оборота и, как следствие, появлению нового витка дополнительной инфляции.

Положение усугубляется, а масштабы инфляции расширяются в условиях девальвации валют, что требует сопряженного анализа инфляции с учетом девальвации. Для России этот случай был характерным на всем протяжении текущих реформ (1991-2002 гг.) вплоть до начала 2003 г.

В случае инфляции, сопровождающейся ревальвацией, каким является российский случай 2003 г., положение сглаживается, и расхождения в модулях инфляции и роста цен сокращаются.

Понятно, чем ниже темпы инфляции и темпы роста цен, тем расхождения в модулях будут меньше, что вытекает из определения значения модулей прямых и обратных чисел.

И, тем не менее, эти расхождения в оценках будут иметь место принципиально в любых комбинациях, за исключением единственной, когда инфляционные модули и модули изменения цен будут нулевыми.

Уже отмечалось, что инфляция в России приравнивается и представляется как рост цен, что неверно. Кроме того, инфляция определяется и рассматривается в отрыве от девальвации (с 2003 г. - ревальвации) рубля, что дополнительно искажает представления о ее размерах. В этой связи возникает необходимость корректировки публикуемых оценок инфляции, как отчасти неверных и, следовательно, не вполне приемлемых.

Не вдаваясь в точность и самодостаточность выборочного наблюдения и измерения потребительских цен как исходных данных для исчисления индексов цен и индексов инфляции и не касаясь вопросов совершенствования методологии принятых расчетов, которая представляет предмет самостоятельного обсуждения, ниже на конкретном примере, по шагам иллюстрируется техника предлагаемой разнонаправленной корректировки публикуемых оценок инфляции в России с учетом девальвации (случай 2000 г.) и ревальвации рубля (случай 2003 г.).

Шаг 1. Идентифицируется индекс потребительских цен в России, принимая, что он исчисляется по одной и той же методике с охватом одного и того же круга показателей и одного и того же репрезентативного набора цен на товары, услуги и капиталы.

Индекс роста потребительских цен в России в 2000 г. по данным Госкомстата России составил 120,2 % (прирост 20,2 %), соответственно в 2003 г. - 112,0 % (прирост 12,0 %). Инфляция в России, как отмечалось, отождествляется с увеличением потребительских цен и, следовательно, фиксируется в тех же значениях.

Шаг 2. Квалифицируем принятую идентификацию инфляции как неприемлемую и переформулируем схему ее расчета. По тому же сопоставимому кругу составляющих и набору репрезентативных цен на товары и услуги исчисляем индекс инфляции как обратное значение индекса потребительских цен.

Разумеется, что все расчеты должны начинаться с определения групповых и далее укрупненных групповых индексов потребительских цен и только затем и на этой основе должен исчисляться общий индекс потребительских цен.

Тогда общий индекс инфляции (с допустимыми округлениями) в 2000 г. составит 0,833x(1,0/1,202), а в 2003 г. - 0,893x(1,0/1,12)..

И соответственно отсюда делаем заключение, что инфляция (вздутие рубля, обесценение денег) в 2000 г. составила в России не 20,2 %, а 16,7 %, и в 2003 г. не 12,0, а 10,7 %.

Делаем заключение, что разница в оценках существенна и не может быть игнорирована как пренебрежительно малая величина, в частности в случае принятия решения о размере дополнительной эмиссии денег.

При существующем (2003 г.) в России объеме денежного оборота, превышающего 5,0 трлн. руб. (в эквиваленте 175,4 млрд. долл. США), как никак это означает эмиссию в оборот более 65,0 млрд. руб. или 2,3 млрд. долл. США лишних денег.

Шаг 3. Определяем индексы девальвации (2000 г.) и ревальвации (2003 г.) рубля, получая соответственно:

1,043x(28,16 руб/долл/27,00 руб/долл) в 2000 г. ;
0,927x(29,45 руб/долл/31,78 руб/долл) в 2003 г.



Фиксируем, что рубль по отношению к доллару США в 2000 г. обесценился на 4,3 %, а в 2003 г. вырос по стоимости на 7,3 %.

Шаг 4. Находим индекс инфляции с учетом девальвации рубля в 2000 г. и ревальвации в 2003 г. в предположении всей рублевой массы.

Соответственно для 2000 г. имеем 0,799x(0,833/1,043); для 2003 г. 0,963x(0,893/0,927).

Фиксируем, что реальная инфляция в 2000 г. с учетом девальвации рубля составляла 20,1%, а не 16,7%, и соответственно в 2003 г. всего 3,7 %, а не 10,7 % как это вытекает из формального ее расчета без учета реальной девальвации рубля.

Шаг 5. Учитывая чрезмерность допущения о возможной девальвации (в 2000 г.) и ревальвации (в 2003 г.) в России всей рублевой массы и предполагая, что под влиянием этих процессов в России находилось примерно 15 % общего объема рублевой массы, находим индекс инфляции с учетом ограниченной девальвации и ревальвации рубля.

Соответственно для 2000 г. имеем: 0,833x0,85+0,799x0,15=0,828. И далее для 2003 г.: 0,893x0,85+0,963x0,15=0,904 .

На основе полученных оценок окончательно фиксируем, что учтенная реальная инфляция в стране в 2000 г. составляла 17,2x(1,000-0,828)x100, а не 20,2 % и соответственно в 2003 г. 9,6x(1,000-0,904)x100, а не 12 % как это официально зафиксировано.

Шаг 6. Определяем рост цен в продолжение повышения инфляции в 2000 г. на 20 %, а в 2003 г. на 12 %. Если бы в России в 2000 г. инфляция повысилась на 20,2 %, то с учетом изложенных соображений (то есть с учетом частичной или полной девальвации рублевой массы), расчетное увеличение потребительских цен в том же году составило бы не 20,2 % как это, по-видимому, имело место на самом деле и представлялось в обиходе, и не 25 % (точная цифра 25,3), как это вытекает из логики счета обратных чисел (1,0/0,798), а все 30 % и более (точная цифра 30,6 %), а именно по максимуму 1,25?1,0415=1,305, где 1,045=1,0/0,95,7, а 0,95,7=1,0-0,043.

Соответствующая цифра по минимуму (при ограниченной доле рублевой массы в валютном обращении равной 15 %): 1,25x0,85+1,045x0,15=1,219. То есть в данном случае соответствующее общее увеличение цен составило бы в 2000 г. не 20,2, а 21,9 %.

То же самое касается и всех остальных случаев, когда инфляция сопровождается и, следовательно, усиливается девальвацией национальных валют. И, напротив, сделанное утверждение будет несправедливо, если инфляция сопровождается ревальвацией, дефляция девальвацией или имеет место одновременный процесс дефляции и ревальвации как наиболее желательный.

Понятно, что во всех рассмотренных случаях "обратного счета" не исключается, а допускается притворная абберация чисел. Ибо, если, скажем, в 2003 г. именно инфляция составляла 12 %, то тогда расчетная скорость увеличения цен равнялась бы 13,6 %, а не 12 % соответственно как все обстояло на самом деле. В этом как раз и состоит притворная абберация. Спекулятивных рассуждений подобного рода можно выстраивать бесконечно много.

Шаг 7. Определяем, изменится ли оценка инфляции с учетом девальвации и ревальвации рубля в евро. При котировке рубля в евро, а не в долларах США, его девальвация будет фиксирована в 2003 г, а ревальвация в 2000 г. И тогда представленные оценки претерпят соответствующую модификацию. Мера и форма этой модификации будет определяться каждый раз конкретной долей конвертируемой рублевой массы в соответствующих валютах и рассматриваться как комбинированная средневзвешенная девальвация или ревальвация рубля. По этой причине расчетные и публикуемые оценки инфляции тоже могут претерпеть соответствующие уточнения.

Расхождения в оценках инфляции, в зависимости от ее понимания и корректировки с учетом девальвации и ревальвации, как видим, во всех рассмотренных случаях существенные, чтобы ими можно было пренебречь.

По аналогичной схеме можно и, по-видимому, следует корректировать инфляцию с учетом повышения банковского процента или роста безработицы.

Нетрудно показать и согласиться, что с учетом ныне не охватываемых составляющих инфляции, в частности инфляции, вызываемой чрезмерным ростом цен и тарифов на образование, здравоохранительные и спортивные услуги, услуги транспорта и связи, ЖКХ, строительство и недвижимость, посреднические услуги и т.д., полученные оценки инфляции могут и должны быть существенно скорректированы в сторону их повышения.

В контексте изложенных соображений закономерно возникает вопрос, можно ли публикуемые оценки инфляции и дальше оставлять без дополнения и принимать без корректировки? Наш ответ однозначный: нет нельзя, существующие факты значительных различий между расчетными и реальными оценками инфляции требуют серьезного уточнения. Факты эти, включая представленные, по разным, в том числе объективным причинам, до настоящего времени не нашли должного отражения в оценках инфляции. Отсюда эти оценки, искусственно заниженные в одних случаях и по одному кругу причин и завышенные в других случаях по другому кругу причин, продолжают оставаться в значительном объеме неудовлетворительными, вызывающими справедливые нарекания общественности. Отсюда все существующие оценки инфляции требуют исправления и дополнения.

И далее, можно ли на этом фоне пренебрегать представленным диагнозом? Ответ очевиден: принципиально нельзя, поскольку все социальные индикаторы и, прежде всего пенсии, номинальная заработная плата, другие доходы населения, объемы потребления товаров и услуг, ставки рефинансирования, котировки ценных бумаг и пр. должны корректироваться с учетом проиллюстрированных уточненных ее значений, которые по модулю, как правило, больше, чем фактически заявляемые индикаторы инфляции. При этом для каждой из перечисленных составляющих следовало бы исчислять и использовать свои индексы потребительских цен, существенно различающиеся в нашей стране, скажем, для пенсионеров, среднего класса и богатых.

Приравнивая инфляцию к индексу потребительских цен, Госкомстат России в сущности, так и поступает. Непонятно только, зачем при этом индекс роста цен в публикациях Госкомстата России и далее везде именуется индексом инфляции, каковым он в действительности не является. И еще более непонятно, почему этот индекс, исчисляемый на самом деле дифференцированно, по социальным группам населения, не публикуется в том же формате и, следовательно, не используется как важный инструмент социального регулирования и социальной защиты пенсионеров и других бедных слоев населения, которым он по определению является и чему он должен служить?

Почему, например, при утверждаемом Правительством Российской Федерации дифференцированном прожиточном минимуме (в четвертом квартале 2002 г. - 1432 руб. для пенсионеров, 1880 - для детей, 2065 - для трудоспособного населения и 1893 руб. для всего населения) и при совершенно очевидно отличающейся структуре ("корзине") потребления у бедных, среднего класса и богатых разнонаправленное увеличение потребительских цен индексируется как одинакозначимое (в 2003 г. в среднем, как отмечалось, на 12 %).

Ведь эхо увеличения одних и тех же потребительских цен для пенсионеров, бедных, среднего класса и богатых, не говоря уже о тех, кто находится ниже черты бедности, будет, очевидно, совершенно разным.

Положение, очевидно, может и должно быть исправлено. Не корректировать социальные показатели на реальные индексы инфляции - значит, продолжать дальше обманывать и отбирать крохи у пенсионеров, стариков, обездоленных детей, дальше вводить в заблуждение и держать в неведении всех, что в просвещенном обществе, каким продолжает оставаться наше гражданское общество не только недопустимо, но и аморально.

И все это следовало бы делать в законодательном порядке не только в силу демократических требований утверждения в стране, основанной на знаниях, истины, справедливости и элементарного порядка, но и в силу господствующего народного понимания и восприятия: народ ощущает, измеряет и негодующе реагирует на реальный рост цен, а не на абстрактный для него рост инфляции.

Словом, рост цен и падение или рост курса рубля следует измерять и представлять более прозрачно и по точному профилю его респондентов и субъектов.

Иначе неизбежны смещенные оценки инфляции и безадресные и, следовательно, бездарные социальные акции, еще более усугубляющие, а не якобы облегчающие ущемленное положение бедных, разрушающие, а не созидающие основы гражданского общества и социального государства.

А собственно инфляцию, ее индексы и все премудрости с их исчислением следовало бы оставить для измерения степени обесценения денег, для чего она, собственно говоря, только и придумана и к чему она, строго говоря, только и имеет прямое отношение.

http://www.senator.ru/news/news.php?id=100
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован