18 декабря 2001
150

СТЕКЛЯННЫЙ КЛЮЧ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Дэшил Хеммет.
Стеклянный ключ


ОСR Красно


Глава первая. Труп на Китайской улице.

I

Зеленые кости закувыркались по зеленому сукну, ударились о борт
стола и отскочили назад. Одна сразу же остановилась, на ее верхней грани
было шесть белых крапинок - два ровных рядка. Другая покатилась к центру.
Когда она замерла, на ней белела одна-единственная точка.

Нед Бомонт тихо хмыкнул. Счастливчики собрали со стола деньги.

Гарри Слосс сгреб кости широкой волосатой рукой и подбросил их на ладони.

- Ставлю четвертной. - Он швырнул на стол две бумажки.

- Задайте ему жару, ребята, - сказал Нед Бомонт, - А мне пора
подзаправиться. - Он пересек бильярдную и в дверях столкнулся с Уолтером
Айвенсом. - Привет, Уолт! - Нед кивнул и хотел пройти, но Айвенс схватил
его за локоть.

- Т-т-ы г-г-говорил с П-п-полем? - Когда Айвенс произнес `П-п-полем`, с его
губ брызнула тонкая струйка слюны.

- Я как раз иду к нему. - Голубые глаза на круглом белесом лице Айвенса
было заблестели, но Нед, сузив глаза, добавил: - Особенно ни на что не
рассчитывай. Вот если бы ты мог немного обождать...

У Айвенса дрогнул подбородок.

- Н-н-о она д-д-должна родить в с-с-следующем месяце. В темных глазах Неда
промелькнуло удивление. Он высвободил свой локоть из руки коротышки Айвенса
и отступил.

Уголок рта под черными усиками дернулся.

- Сейчас трудное время, Уолт... В общем лучше ни на что не рассчитывать до
ноября. - Его глаза опять стали узкими и настороженными.

- Н-но, если т-ты ему с-скажешь...

- Я ему объясню все в самом наилучшем виде. Да ты ведь знаешь, он бы для
тебя все сделал, но только сейчас у него самого положение не из легких. -
Нед пожал плечами, лицо его помрачнело, лишь блестящие глаза по-прежнему
смотрели зорко и настороженно.

Айвенс облизнул губы и часто заморгал, потом глубоко вздохнул и, прижав
руки к груди, попросил:

- Иди, я п-подожду т-тебя з-здесь.

II

Закурив тонкую, в зеленых крапинках сигарету, Нед Бомонт пошел наверх. На
площадке второго этажа у портрета губернатора он свернул в коридор и
постучал в широкую дубовую дверь в самом его конце.

Услыхав `Войдите!`, он толкнул дверь и вошел. Поль Мэдвиг был один. Он
стоял у окна спиной к двери, руки в карманах брюк, и смотрел вниз на темную
Китайскую улицу.

- А, вот и ты! - не спеша повернувшись, сказал он.

Полю Мэдвигу было сорок пять лет. Такой же высокий и крепкий, как Нед, он
был фунтов на сорок тяжелее. Крупные, грубоватые черты румяного, по-своему
красивого лица обрамляли светлые, гладко зачесанные волосы, разделенные
посередине пробором. Одевался он, пожалуй, слишком франтовато, но костюмы
его всегда были отлично сшиты, и он умел их носить.

Нед закрыл дверь.

- Одолжи мне денег, - попросил он. Мэдвиг вынул из внутреннего кармана
большой коричневый бумажник.

- Сколько?

- Пару сотен.

Мэдвиг дал ему одну стодолларовую бумажку, пять двадцатидолларовых и
спросил:

- Кости?

- Да. - Нед положил деньги в карман. - Спасибо.

- Давненько ты не выигрывал, а? - Мэдвиг опять засунул руки в карманы брюк.

- Не так уж давно - месяц или полтора. Мэдвиг улыбнулся:

- Срок немалый.

- Только не для меня. - В голосе Неда послышалось легкое раздражение.

Мэдвиг побренчал в кармане монетами.

- Как сегодня, крупная игра? - Он присел на угол стола и посмотрел на свои
блестящие ботинки.

Нед с любопытством взглянул на белокурого Мэдвига и покачал головой.

- По мелочи. - Он подошел к окну. Над домами напротив нависло тяжелое,
черное небо. Пройдя за спиной Мэдвига к телефону, Нед набрал номер.

- Привет, Берни, это Нед. Почем сегодня Пегги О`Тул?.. И это все?.. Ладно,
поставь за меня на пятьсот в каждом... Еще бы... Бьюсь об заклад, что будет
дождь, а если так, она как пить дать обштопает Крематория... Ладно,
заметано. Я согласен, давай подороже... Пока! - Он положил трубку и снова
повернулся к Мэдвигу.

- Почему бы тебе не переждать, раз уж ты попал в полосу невезенья? -
спросил Мэдвиг.

Нед ухмыльнулся.

- Так будет еще хуже, - только затянет дело. Мне бы и сейчас не надо
распыляться, а поставить все полторы тысячи в одном заезде. Проиграл бы - и
дело с концом.

Мэдвиг засмеялся и поднял голову.

- Для этого надо характер иметь и выдержку.

Уголки губ Неда, а за ними и усики поползли вниз.

- А я смогу выдержать все, что надо, - ответил он на пути к двери.

Он уже взялся за ручку, когда раздался серьезный голос Мэдвига:

- Да, пожалуй, ты сможешь, Нед.

Нед обернулся.

- Что смогу? - спросил он раздраженно. Мэдвиг перевел взгляд на окно.

- Все выдержать.

Нед пристально посмотрел на отвернувшегося Мэдвига. Тот неловко поежился
под его взглядом и опять забренчал монетами в кармане. Тогда Нед изобразил
на лице величайшее недоумение.

- Кто? Я?

Мэдвиг покраснел, привстал со стола и шагнул к Неду.

- Иди ты к черту, - сказал он. Нед рассмеялся.

Застенчиво ухмыльнулся и Мэдвиг. Потом он вытер лицо платком с зеленой
каймой и спросил:

- Почему ты не заходишь? Ма вчера сказала, что не видела тебя почти месяц.

- Может быть, забегу на этой неделе, как-нибудь вечерком.

- Обязательно, ты же знаешь, как она тебя любит. Приходи ужинать, - Мэдвиг
спрятал платок.

Следя за Мэдвигом уголком глаза, Нед снова медленно двинулся к двери. Уже
положив ладонь на дверную ручку, он спросил:

- Ради этого ты хотел меня видеть?

Мэдвиг нахмурился.

- Да, то есть... - он откашлялся. - Ну... в общем есть кое-что еще. -
Наконец ему удалось справиться со своим смущением, он снова заговорил
уверенно: - Ты больше меня понимаешь в таких вещах. В среду день рождения
мисс Генри. Как ты думаешь, что мне ей подарить?

Нед отпустил ручку. Когда он опять стоял перед Мздвигом, в его глазах уже
не было удивления. Выпустив облако дыма, он спросил:

- Они что-нибудь устраивают?

- Да.

- Тебя пригласили?

Мэдвиг покачал головой.

- Нет, но я там обедаю завтра вечером. Нед посмотрел на сигару, потом снова
поднял глаза на Мэдвига.

- Ты хочешь поддержать сенатора, Поль?

- Да, наверное, мы его поддержим.

Когда Нед задал следующий вопрос, улыбка его была такой же сладкой, как и
голос:

- Зачем?

Мэдвиг улыбнулся.

- Если мы его поддержим, он в два счета победит Роуна, а тогда с его
помощью мы без сучка без задоринки протащим весь наш список.

Нед затянулся и все так же сладко спросил:

- Без тебя, - он сделал ударение на местоимении, - смог бы без тебя сенатор
проскочить на этот раз?

- Ни за что, - уверенно сказал Мэдвиг.

После небольшой паузы Нед снова задал вопрос:

- Он это знает?

- Уж кому это и знать, как не ему? А если бы и не знал... Да что с тобой,
Нед? Какого черта? Нед презрительно усмехнулся.

- Если бы он не понимал, тебя бы туда завтра не пригласили?

- Да что с тобой, Нед? Какого черта! - нахмурившись, повторил Мэдвиг.

Нед вынул изо рта сигару. Ее кончик был изжеван.

- Да нет, все в порядке. - На его лице появилось задумчивое выражение. - Ты
считаешь, что нашему списку нужна его поддержка?

- Поддержка никогда не помешает, - небрежно бросил Мэдвиг. - Конечно, мы и
без его помощи справились бы.

- Ты ему что-нибудь обещал?

Мэдвиг подвал губы.

- Все уже улажено.

Нед побледнел и опустил голову. Глядя на Мэдвига исподлобья, он сказал:

- Брось его, Поль. - Голос его звучал хрипло, приглушенно. - Пускай тонет.

Мэдвиг подбоченился.

- Вот это да, черт возьми! - удивленно воскликнул он. Нед подошел к столу и
тонкими дрожащими пальцами положил тлеющий кончик сигары в медную чеканную
чашу. Мэдвиг с нежностью смотрел ему в спину. Затем, когда тот повернулся,
спросил:

- Что на тебя находит, Нед? То вроде все в порядке, то без всякой причины
ты лезешь в бутылку. Нед поморщился.

- Ладно, забудь об этом, - сказал он и тут же снова набросился на Мэдвига:
- Ты думаешь, он будет плясать под твою дуду, когда его переизберут?

- Я с ним управлюсь. - В голосе Мэдвига была уверенность.

- Может быть, и так, но только не забывай, что ему ни разу в жизни не
приходилось проигрывать.

Мэдвиг согласно кивнул.

- Конечно, вот поэтому нам и надо его держаться.

- Нет, Поль, - убеждал Нед. - Совсем наоборот. Ты подумай как следует,
пошевели мозгами. Скажи, эта красотка блондинка, его дочка, крепко
подцепила тебя на крючок?

- Я собираюсь жениться на мисс Генри, - сказал Мэдвиг.

Нед округлил губы, как бы собираясь присвистнуть, но так и не свистнул. Его
глаза сузились.

- Это одно из условий сделки?

Мэдвиг хитро ухмыльнулся.

- Кроме тебя и меня, об этом никто не знает. На впалых щеках Неда выступили
красные пятна. Он улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой.

- На меня ты можешь положиться, - сказал он, - я трепаться не буду. Но мой
тебе совет: если тебе этого действительно так хочется, заставь их составить
письменное обязательство, заверить его у нотариуса и внести солидную сумму
в обеспечение неустойки, а того лучше: требуй, чтобы свадьбу сыграли до
выборов. Тогда ты хоть будешь уверен в своем фунте мяса или... сколько она
там весит?

Мэдвиг переступал с ноги на ногу. Не поднимая на Неда глаз, он сказал:

- Не понимаю, какого черта ты говоришь о сенаторе как о каком-нибудь
бандюге. Он джентльмен и...

- Вот именно. Ты можешь прочесть об этом в журнале `Пост`: `Один из
немногих аристократов, оставшихся на американской политической арене`. И
дочка его - аристократка. Поэтому я тебя и предупреждаю: пришей рубашку к
брюкам, когда пойдешь к ним, а не то вернешься без штанов. Ты для них
низшая форма животной жизни, и правила этики на тебя не распространяются.

Мэдвиг вздохнул.

- Брось, Нед. Чего ты так...

Но Нед что-то вспомнил. Глаза его злобно засверкали.

- Не забывай, - сказал он, - что молодой Тейлор Генри тоже аристократ, и
ты, вероятно, именно поэтому запретил Опаль с ним хороводиться. А что
получится, когда ты женишься на его сестре и он твоей дочери станет
родственничком? Тогда он будет вправе снова к ней подкатиться?

Мэдвиг зевнул.

- Ты меня не так понял, Нед, - сказал он. - Я тебя обо всем этом не
спрашивал. Я только хотел посоветоваться насчет подарка для мисс Генри.

Нед помрачнел.

- У тебя с ней далеко зашло? - спросил он бесстрастно.

- Заходить-то нечему. Я там был, наверное, раз шесть, к сенатору приходил.
Иногда видел ее, иногда нет, кругом всегда люди, `здравствуйте` или `до
свидания`, вот и все. У меня как-то еще не было случая поговорить с ней.

На секунду в глазах Неда вспыхнули веселые огоньки. Он пригладил усики
ногтем большого пальца и спросил:

- Завтра ты первый раз там обедаешь?

- Да, хотя думаю - не в последний.

- А на день рождения тебя не пригласили?

- Нет. - Мэдвиг заколебался. - Еще нет.

- Тогда мой совет тебе вряд ли понравится.

- А все-таки? - спросил Мэдвиг с бесстрастным лицом.

- Не дари ей ничего.

- А, иди ты!

Нед пожал плечами.

- Дело твое. Ты спросил - я ответил.

- Но почему?

- Подарки дарят только в том случае, если уверены, что они будут приняты с
удовольствием.

- Но ведь все любят их получать...

- Конечно, но здесь дело сложнее. Когда ты кому-нибудь что-нибудь даришь,
ты как бы во всеуслышание заявляешь:

я, мол, уверен, что этому человеку приятно получить от меня подарок.

- Я тебя понял. - Мэдвиг встал, он потер рукой подбородок и нахмурился. -
Наверное, ты прав. - Затем его лицо просветлело. - Но будь я проклят, если
упущу этот случай.

- Хорошо, - быстро сказал Нед. - Ну тогда цветы или что-нибудь в этом роде.

- Цветы? О господи... Да я хотел...

- Конечно, ты хотел подарить машину или пару ярдов жемчуга. Позже тебе еще
представится такая возможность. Начни пока с небольшого.

Мэдвиг поморщился.

- Ты прав, Нед. В этих вещах ты лучше разбираешься. Так,значит, цветы.

- И не очень много, - бросил Нед и, не переводя дыхания, продолжал: - Уолт
Айвенс повсюду трезвонит, что ты, мол, должен выцарапать его брата из
тюрьмы.

- Так пусть знает: Тим не выйдет до конца выборов.

- Ты допустишь, чтобы был суд?

- Да, - сказал Мэдвиг и с раздражением добавил; - Ты отлично знаешь, что я
ничего не могу поделать. Уладить эту историю сейчас, когда мы хотим
переизбрать своих кандидатов, когда все женские клубы и организации и так
готовы нам глотку перегрызть, - нет уж, лучше камень на шею - ив воду.

Нед криво усмехнулся:

- Что-то нас не очень-то беспокоили женские клубы, пока мы не связались с
аристократами.

- А теперь беспокоят. - Глаза Мэдвига потемнели, стали непроницаемыми.

- Жена Тима родит в следующем месяце, - сказал Нед. Мэдвиг шумно и
нетерпеливо вздохнул.

- Мало мне без того хлопот, - пожаловался он. - Почему они об этих вещах не
думают заранее, прежде чем попадут в беду? Нет у них мозгов, ни у одного из
них нет.

- Зато у них есть голоса.

- В этом-то все и дело, - проворчал Мэдвиг. Он сердито уставился в пол,
потом опять поднял голову. - Как только голоса будут подсчитаны, мы о нем
позаботимся, а до тех пор ничего не выйдет.

- Ребятам это не нравится, - заметил Нед, искоса поглядывая на Мэдвига. - С
мозгами там они или без мозгов, но они привыкли, чтоб о них заботились.

Мэдвиг сжал челюсти.

- Ну и что? - Его глаза, круглые, темно-синие, неотрывно следили за глазами
Неда.

Улыбаясь, Нед ответил ровным голосом:

- Ты сам знаешь, не очень много надо, чтобы они начали говорить, что, пока
ты не спутался с сенатором, все было иначе.

- Дальше.

Нед продолжал тем же ровным голосом, с той же улыбкой:

- А начав с этого, они быстро допрут, что Шед О`Рори до сих пор заботится о
своих ребятах.

Мэдвиг, слушавший его очень внимательно, сказал:

- Я знаю, что могу на тебя положиться, Нед, и уверен, что ты сумеешь
заткнуть болтунам рот.

Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза. Прервал молчание
Нед:

- Если мы позаботимся о жене Тима и о его ребенке, это поможет.

- Правильно. - Мэдвиг опустил подбородок, и глаза его посветлели. -
Проследи за этим. Хорошо? Пусть они ни в чем не нуждаются.

III

Уолтер Айвенс ждал Неда Бомонта внизу. Глаза его блестели надеждой.

- Ну, чт-то он с-сказал?

- Ничего не выйдет, как я и говорил. После выборов будет сделано все, чтобы
Тим вышел, а пока придется обождать.

Уолтер Айвенс уныло опустил голову, у него вырвался хриплый, низкий звук.

Нед положил ему на плечо руку.

- Не повезло. Никто лучше Поля этого не понимает, но сейчас он ничего не
может сделать. Он просил передать, чтобы она не оплачивала счетов.
Посылайте их ему - за квартиру, магазины, доктора и больницу.

Уолтер Айвенс резко вскинул голову и обеими руками схватил руку Неда. Его
глаза увлажнились.

- Черт в-возьми, это здорово. Но хотелось бы, чтобы он п-помог Т-тиму.

- Ну, может, еще подвернется случай, - Нед высвободил руку, сказал: - Еще
увидимся, - и, обойдя Айвенса, пошел к бильярдной.

В бильярдной никого не было.

Нед взял шляпу и пальто и вышел на улицу. Серые косые струйки дождя
поливали асфальт. Нед улыбнулся.

- Давайте, давайте, милашки! Заработайте мне мои три тысячи двести
пятьдесят долларов!

Он вернулся в холл и вызвал такси.

IV

Нед Бомонт отдернул руки от трупа и поднялся. Голова убитого сползла с
обочины, и свет от фонаря на углу улицы упал на его лицо. Убитый был молод.
На лице его застыла маска гнева, еще подчеркнутая темным рубцом, наискось
пересекавшим лоб от брови до светлых вьющихся волос.

Нед огляделся. По одну сторону как будто бы никого не было. По другую - за
пару кварталов, у клуба `Бревенчатая хижина`, - из машины вылезали два
человека. Они оставили автомобиль у дверей и вошли внутрь.

Несколько секунд Нед рассматривал автомобиль, затем резко вскинул голову,
посмотрел в другую сторону и вдруг стремительно прыгнул в тень ближайшего
дерева. Он тяжело дышал, и, хотя на лбу его поблескивали капельки пота, он
вздрогнул и поднял воротник пальто.

Нед простоял в тени полминуты, держась рукой за дерево, затем направился
решительно к `Бревенчатой хижине`. Он шагал все быстрее и уже почти бежал,
пригнувшись вперед, когда заметил на другой стороне улицы человека, идущего
ему навстречу. Он тут же сбавил шаг. Человек на противоположной стороне, не
успев поравняться с Недом, вошел в дом. Когда Нед подошел к `хижине`, он
уже взял себя в руки, хотя и был бледнее обычного. Не останавливаясь, он
взглянул на пустой автомобиль, взбежал по ступенькам, освещенным двумя
фонарями, и вошел в клуб.

Из гардероба вышли Гарри Слосс и еще кто-то. В середине холла они
остановились и одновременно сказали:

- Привет, Нед.

Слосс добавил:

- Я слышал, ты огреб сегодня на Пегги О`Тул.

- Да.

- И много?

- Три двести.

Слосс облизнулся.

- Неплохо. Наверно, не прочь сегодня поиграть?

- Позже, может быть. Поль здесь?

- Не знаю. Мы только что пришли. Особенно не задерживайся. Я обещал своей
девчонке, что вернусь пораньше.

- Хорошо: - Нед направился к вешалке. - Поль здесь? - спросил он у
гардеробщика.

- Да, пришел минут десять назад.

Нед посмотрел на часы. Половина десятого. Он поднялся на второй этаж.
Мэдвиг в вечернем костюме сидел у стола, держа руку на телефоне.

Увидев Неда, он отдернул руку и спросил:

- Как дела, Нед? - Его большое красивое лицо было румяно и спокойно.

- Бывает хуже, - сказал Нед, закрывая за собой дверь. Он сел на стул возле
Мэдвига. - Как прошел обед у Генри? В уголках глаз Мэдвига появились
веселые морщинки.

- Бывает хуже.

Нед обрезал кончик сигары. Не поднимая головы, он взглянул на Мэдвига.

- Тейлор там был? - Его спокойный голос как-то не вязался с дрожащими
руками.

- На обеде его не было. Почему ты спрашиваешь?

Нед вытянул ноги, откинулся поудобнее на стуле и небрежно махнул рукой, в
которой держал сигару.

- Он мертв. Лежит в канаве, на улице, неподалеку отсюда.

- Вот как? - невозмутимо откликнулся Мэдвиг.

Нед наклонился вперед. На его худых щеках выступили желваки. Сигара, тонко
хрустнув, переломилась в его пальцах.

- Ты понял, что я сказал? - спросил он раздраженно.

Мэдвиг неторопливо кивнул.

- Ну?

- Что ну?

- Его же убили.

- Ну и что? Ты что хочешь, чтобы я забился в истерике? - спросил Мэдвиг.

Нед выпрямился.

- Так вот - мне звонить в полицию?

Мэдвиг вскинул брови.

- А что - они не знают?

Нед в упор смотрел на Мэдвига.

- Когда я его увидел, вокруг не было ни души. Прежде чем что-то
предпринять, я хотел поговорить с тобой. Значит, я могу сказать, что нашел
его?

Мэдвиг опустил брови.

- А почему бы и нет? - сказал он безразлично.

Нед встал, сделал два шага к телефону, остановился и снова повернулся к
Мэдвигу. Медленно, подчеркивая слова, он произнес:

- Шляпы его там не было.

- Она ему теперь не понадобится. - Мэдвиг нахмурился. - Ну и дурак же ты,
Нед, черт тебя побери!

- Один из нас наверняка дурак - это точно, - сказал Нед и пошел к телефону.

V

НА КИТАЙСКОЙ УЛИЦЕ ОБНАРУЖЕН ТРУП СЫНА СЕНАТОРА.

Вчера вечером в начале одиннадцатого на Китайской улице близ Памела-авеню
был найден мертвым Тейлор Генри, 26 лет, сын сенатора Ральфа Бэнкрофта
Генри. Предполагают, что он стал жертвой грабителей.

Следователь Уильям Дж. Хупс заявил, что смерть молодого Генри наступила в
результате пролома черепа и сотрясения мозга, явившихся следствием удара
затылком об угол тротуара, после того как он был сбит ударом в лоб,
нанесенным дубинкой или иным тупым предметом.

Первым, очевидно, обнаружил труп Нед Бомонт, проживающий в доме └ 914 по
Рэндал-авеню, который тут же пошел в клуб `Бревенчатая хижина`, находящийся
за два квартала от места происшествия, чтобы позвонить об этом в полицию.
Однако до того, как ему удалось связаться с управлением, тело нашел
полицейский Майкл Смитт, который и сообщил о происшествии.

Начальник полиции Фредерик М. Рейни немедленно отдал распоряжение о
задержании всех подозрительных лиц в городе и заявил, что полиция найдет
убийцу или убийц, чего бы это ни стоило.

Родственники Тейлора Генри показали, что он вышел из дому около половины
десятого и...

Нед отложил газету, допил оставшийся в чашке кофе, поставил чашку с блюдцем
на столик рядом с кроватью и откинулся на подушки. Лицо у него было бледное
и утомленное. Он натянул одеяло до шеи, заложил руки за голову и мрачно
уставился на гравюру в простенке между окнами спальни.

Полчаса Нед лежал неподвижно, шевелились только веки. Потом он снова взял
газету и еще раз прочел статью. Чем дальше он читал, тем более недовольным
становилось его лицо. Отложив газету, он поднялся с кровати, медленно и
лениво накинул черно-коричневый с мелким узором халат поверх белой пижамы,
облегающей его худое тело, всунул ноги в коричневые домашние туфли и,
слегка покашливая, вышел в столовую.

Это была большая комната в старинном стиле, с высоким потолком, широкими
окнами, с огромным зеркалом над камином и обитой красным плюшем мебелью.
Вынув из шкатулки на столе сигару, он сел в огромное кресло. Ноги его
покоились в квадратном пятне позднего утреннего солнца, а дым сигары,
подплывая к солнечному лучу, внезапно становился густым и плотным. Нед
нахмурился и, вынув сигару, стал покусывать ногти.

В дверь постучали. Он настороженно выпрямился.

- Войдите.

Вошел официант в белой куртке.

- А, это вы! - протянул Нед разочарованно и опять откинулся на красный плюш
кресла.

Официант прошел в спальню, вышел оттуда с подносом грязной посуды и
удалился. Нед швырнул окурок в камин и направился в ванную. Когда он
вымылся, побрился и оделся, его походка обрела обычную живость, а лицо
посвежело.

VI

Было около полудня, когда Нед Бомонт, пройдя восемь кварталов, подошел к
бледно-серому многоквартирному дому на Линк-стрит. Нажав кнопку, он
подождал, пока щелкнет дверной замок, вошел в вестибюль и поднялся лифтом
на седьмой этаж.

Он позвонил в шестьсот одиннадцатую квартиру. Дверь тут же распахнулась. На
пороге стояла миниатюрная девушка лет девятнадцати с темными сердитыми
глазами и бледным сердитым лицом.

- Привет! - она улыбнулась и приветливо махнула рукой, как бы извиняясь.
Голос у нее был тонкий и пронзительный. Она была в меховой шубке, без
шляпы. Коротко остриженные блестящие волосы черным шлемом лежали на ее
круглой головке. В ушах девушки поблескивали сердоликовые сережки. Она
отступила назад, пропуская его в прихожую.

- А Берни уже встал? - спросил Нед, входя. Ее лицо снова исказила злоба.

- Грязный ублюдок! - взвизгнула она.

Нед, не оборачиваясь, захлопнул за собой дверь.

Девушка подошла к нему, схватила его за руки и начала их трясти.

- Знаешь, что я сделала ради этого подонка? - кричала она. - Я ушла из
дому! Да еще из какого дому! Ушла от матери, от отца, который считал меня
непорочной девой Марией! Они предупреждали меня, что он мерзавец. Все мне
это говорили и были правы, а я, дура, не слушала. Теперь-то я знаю, что он
такое. Он... - дальше пошли визгливые непристойности.

Нед, не двигаясь с места, угрюмо слушал девушку. Глаза у него стали
совершенно больные. Когда, запыхавшись, она на секунду умолкла, он спросил:

- Так что же он сделал?

- Сделал? Он сбежал от меня, чтоб... - Конец фразы был нецензурным.

Нед дернулся. Он заставил себя улыбнуться, но улыбка получилась какая-то
вымученная.

- Он ничего не просил передать мне? Девушка лязгнула зубами и приблизилась
к нему вплотную. Глаза ее округлились.

- Он вам что-нибудь должен?

- Я выиграл... - Он кашлянул. - Вчера в четвертом заезде я выиграл три
тысячи двести долларов.

Она презрительно засмеялась.

- Попробуйте получить их теперь! Вот! - она протянула к нему руки. На левом
мизинце блестело кольцо из сердолика. - И вот, - она потрогала свои
сердоликовые сережки, - вот все, что он мне оставил! Из всех моих
драгоценностей! Да и то потому, что они были на мне.

- И когда же это случилось? - спросил Нед странным, чужим голосом.

- Вчера вечером, хотя обнаружила я это только утром. Но вы не думайте, этот
сукин сын еще пожалеет, что встретился со мной! - Она засунула руку за
корсаж и поднесла к лицу Неда три смятые бумажки. Он потянулся было за
ними, но она отдернула руку и шагнула назад.

Нед пожевал губами и опустил руку.

- Вы читали сегодня в газете о Тейлоре Генри? - спросила она возбужденно.

- Да. - Хотя Нед ответил довольно спокойно, его грудь бурно вздымалась.

- Знаете, что это? - Она опять протянула ему мятые бумажки.

Нед отрицательно покачал головой. Глаза его сузились и заблестели.

- Это долговые расписки Тейлора Генри, - заявила она торжествующе. - На
тысячу двести долларов.

Нед хотел было что-то сказать, но сдержался, а когда, наконец, заговорил,
его голос звучал совершенно бесстрастно:

- Теперь, когда он мертв, они не стоят ни черта. Она снова сунула бумажки
за корсаж и совсем близко подошла к нему.

- Слушайте, - сказала она, - они никогда ни черта не стоили. Поэтому он и
мертв.

- Это твоя догадка?

- Как хотите, так и считайте. Мне-то что. Но только я вам вот что скажу:
Берни позвонил Тейлору в прошлую пятницу и сказал, что дает ему три дня
сроку.

Нед пригладил ногтем усики.

- А ты это не со злости? - спросил он осторожно.

Она скорчила гримасу.

- Конечно, меня злость берет. Оттого я и собираюсь отнести их в полицию. Но
если вы думаете, что я вру, вы последний идиот.

Неда не так легко было убедить.

- Где ты их взяла?

- В сейфе. - Она кивнула своей блестящей головкой в сторону комнаты.

- Когда он вчера смылся?

- Не знаю. Я пришла домой в половине десятого и ждала его почти всю ночь.
Только к утру я заподозрила неладное. Начала шарить по квартире и увидела,
что он забрал все деньги до последнего цента и все мои драгоценности, кроме
тех, что были на мне.

Нед снова пригладил усики ногтем большого пальца.

- Как ты думаешь, куда он мог поехать? Она топнула ногой и, замахав
кулаками, снова начала поносить сбежавшего Берни пронзительным, злым
голосом.

- Хватит, - сказал Нед. Он крепко схватил ее за запястье. - Если ты только
и можешь, что орать, так лучше отдай расписки мне, я сумею ими
распорядиться.

Она вырвала руки и закричала:

- Ничего я вам не дам! Никому я их не отдам, только полиции, черт бы вас
всех побрал!

- Ладно, валяй. Только куда же все-таки он мог уехать, Ли?

Ли злобно ответила, что куда он уехал, она не знает, но зато хорошо знает,
куда она послала бы его.

- Давай, давай! - сказал Нед устало. - Шуточки для нас сейчас первое дело.
Думаешь, он вернулся в Нью-Йорк?

- Откуда я знаю? - Внезапно глаза ее забегали. На щеках Неда выступили
красные пятна.

- Ну, что ты еще придумала? - спросил он подозрительно.

- Ничего, - ответила она невинным голоском. - А почему вы спрашиваете?

Он наклонился к ней и заговорил серьезно, веско подчеркивая каждое слово:

- Не воображай, что тебе удастся утаить эти расписки от полиции, Ли. Этот
номер не пройдет.

- А я и не думаю, - сказала она.

VII

Из аптеки, которая помещалась в первом этаже того же дома, Нед Бомонт
позвонил по телефону. Он вызвал полицейский участок и попросил лейтенанта
Дулана.

- Алло! Лейтенант Дулан? Я говорю по просьбе мисс Ли Уилшир. Она находится
сейчас в квартире Берни Диспей на, Линк-стрит, 1666. Похоже, что Диспейн
внезапно скрылся вчера вечером, оставив долговые расписки Тейлора Генри...
Да так... И еще она говорит, что слышала, как пару дней назад он угрожал
Тейлору... Да, она хочет вас видеть как можно скорее... Нет, нет, лучше
приезжайте или кого-нибудь пришлите... Да... Это не имеет значения. Вы меня
не знаете. Она попросила меня позвонить, потому что не хочет говорить из
его квартиры... - С минуту он молча слушал, затем повесил трубку и вышел из
аптеки.

VIII

Нед Бомонт подошел к аккуратному кирпичному домику в конце Темз-стрит и
позвонил. Лицо молодой негритянки, открывшей ему дверь, расплылось в
широкой, приветливой улыбке.

- Здравствуйте, мистер Бомонт! - сказала она, гостеприимно распахивая
дверь.

- Привет, Джун. Есть кто-нибудь дома?

- Да, сэр, они обедают.

Он прошел в столовую, где на столом, покрытым белой в красную клетку
скатертью, друг против друга сидели Поль Мэдвиг и его мать. Тут же стоял
третий стул. Тарелка и серебряный прибор перед ним были пустыми.

У матери Поля Мэдвига, высокой худой женщины лет семидесяти с лишним, были
светлые, тронутые сединой волосы. Ее голубые, ясные, такие же молодые, как
у сына, глаза стали еще моложе, когда она увидела входящего Неда. Тем не
менее она нахмурилась и сказала:

- Наконец-то! Никчемный ты мальчишка! Совсем забыл старуху!

В ответ Нед дерзко ухмыльнулся.

- Ладно, ма, я уже вырос, и у меня есть свои дела. - Он махнул рукой
Мэдвигу: - Привет, Поль!

- Садись. Джун наскребет тебе чего-нибудь поесть, - сказал Мэдвиг.

Нед нагнулся над худой рукой миссис Мэдвиг, собираясь поцеловать ее, но
старуха рассерженно отдернула руку:

- Где это ты научился таким фокусам?

- Я же сказал, что я вырос, - Нед повернулся к Мэдвигу. - Благодарю, я
недавно позавтракал. - Он посмотрел на пустой стул. - А где Опаль?

- Она лежит. Ей нездоровится, - ответила миссис Мэдвиг.

Нед кивнул, немножко обождал и, глядя на Мэдвига, вежливо спросил:

- Ничего серьезного, надеюсь?

Мэдвиг покачал головой.

- Что-то голова болит. Перетанцевала, наверное.

- Хорош отец! Даже не знает, отчего у дочери болит голова, - вставила
миссис Мэдвиг.

Вокруг глаз Мэдвига собрались морщинки.

- Ну, ма, веди себя прилично. - Он повернулся к Неду. - Что нового?

Нед сел на свободный стул.

- Верни Диспейя удрал вчера вечером с моим выигрышем.

Мэдвиг вытаращил глаза.

- В его квартире остались долговые расписки Тейлора Генри на тысячу двести
долларов, - продолжал Нед. Мэдвиг прищурился.

- Ли говорит, что он звонил Тейлору в пятницу и дал ему три дня сроку для
уплаты.

Мэдвиг потер подбородок.

- Кто эта Ли?

- Девчонка Берни.

- А-а! - И, видя, что Нед молчит, Мэдвиг спросил: - Он не сказал, что
собирается делать, если Тейлор не заплатит?

- Не знаю. - Нед положил руку на стол и наклонился к Мэдвигу. - Поль,
сделай меня на время шерифом или еще каким-нибудь официальным лицом, а?

- О господи! - воскликнул Мэдвиг, заморгав глазами. - Для чего тебе это?

- Я хочу найти этого парня. А с удостоверением мне будет легче. Меньше
шансов влипнуть в историю. Мэдвиг посмотрел на него с тревогой.

- Что это тебя так разобрало?

- А три тысячи двести пятьдесят долларов?

- Ну ладно, - сказал Мэдвиг медленно. - А вчера что тебе мешало жить, когда
ты еще не знал, что тебя обчистят? Нед нетерпеливо махнул рукой.

- Ты хочешь, чтобы я спотыкался о трупы и глазом не моргнув при этом? -
спросил он. - Но речь сейчас о друтом. Это теперь не в счет. Теперь мне
нужен тот парень. Я должен до него добраться. Должен. - Лицо его было
бледным, жестким. Голос звучал серьезно: - Слушай, Поль! Дело не только в
деньгах, хотя три двести на пороге не валяются. Но если бы их было всего
пять долларов, ничего бы не изменилось. Два месяца подряд я проигрывал. Это
меня чуть не доконало. На что я гожусь, если фортуна повернулась ко мне
спиной? Но вот я выиграл - и вроде бы все в порядке. Можно задрать хвост
трубой и снова чувствовать себя человеком, а не побитой собакой. Деньги -
это тоже важно, но дело не в них, а в том, как я себя чувствовал. Я все
проигрывал и проигрывал. Понимаешь? Я уверенность в себе потерял. И вот,
когда я уже подумал, что избавился от этого наваждения, Берни задает
стрекача. Я этого не потерплю. Иначе мне крышка. Я его разыщу. Я и так
поеду за ним, но ты здорово мне поможешь, если обеспечишь бумажкой.

Мэдвиг потрепал Неда по щеке.

- Ну и ну! - сказал он. - Конечно, я все устрою. Не хотел бы я, чтобы ты в
это ввязывался, но раз такое дело, лучше всего сделать тебя специальным
следователем окружной прокуратуры. Ты вроде будешь в подчинении у Фарра, но
нос в твои дела он совать не посмеет.

Миссис Мэдвиг встала и собрала со стола.

- Если бы я не взяла себе за правило не вмешиваться в мужские дела, -
сказала она строго, - я сказала бы вам парочку теплых слов. Занимаются бог
знает какими делами, которые очень просто могут их впутать в бог знает
какие неприятности.

Нед ухмылялся до тех пор, пока она не вышла из комнаты. Когда они остались
одни, он словно стер ухмылку с лица и сказал:

- Ты можешь устроить, чтобы все было готово к полудню?

- Ага, - согласился Мэдвиг, вставая. - Я позвоню Фарру. И если тебе еще что
понадобится, ты знаешь - я к твоим услугам.

- Ага, - сказал Нед.

Мэдвиг вышел из комнаты.

Вошла Джун и начала убирать со стола.

- Мисс Опаль спит? - спросил Нед.

- Нет, сэр. Я только что отнесла ей чай с сухариками.

- Пожалуйста, узнайте, можно ли мне заглянуть к ней на минутку.

- Сейчас, сэр!

Когда негритянка вышла, Нед встал из-за стола и начал мерить шагами
комнату. Щеки у него горели. Он остановился, только когда снова вошел
Мэдвиг.

- Порядок, - сообщил Мэдвиг. - Если не будет Фарра, зайдешь к Барбероу. Он
все оформит, и ему не обязательно объяснять, что к чему.

- Спасибо, - сказал Нед и оглянулся на стоящую в дверях Джун.

- Она говорит, чтобы вы зашли, - сказала негритянка.



Комната Опаль Мэдвиг была выдержана в голубых тонах. Когда Нед вошел, Опаль
в серебристо-голубом халатике лежала на высоко взбитых подушках. Она была
такая же голубоглазая, как отец и бабушка, с такими же, как у них, четкими
чертами лица и длинными ногами. Ее розовая кожа была нежной, как у ребенка.
Сейчас ее покрасневшие глаза припухли от слез.

Бросив сухарик на поднос, Опаль протянула Неду руку и улыбнулась, показав
крепкие, белые зубы.

- Привет, Нед! - Голос ее дрожал. Он не стал пожимать ей руку, а лишь
слегка шлепнул по ней ладонью.

- Привет, малышка! - Он сел в ногах кровати, закинул одну за другую длинные
ноги и вытащил из кармана сигару. - Тебе не станет хуже от дыма?

- Нет, курите, пожалуйста, - разрешила она. Нед кивнул, положил сигару
назад в карман и серьезно посмотрел ей прямо в лицо. Его глаза светились
сочувствием. Голос звучал глухо:

- Я знаю, малышка, это тяжело.

Она уставилась на него по-детски невинным взглядом.

- Нет, что вы! Голова почти прошла, да и не так уж страшно она болела. -
Голос ее стал тверже. Нед криво усмехнулся.

- Я уже стал чужим?

Между бровей у нее пролегла небольшая складка.

- Я не понимаю, о чем вы, Нед.

Сурово глядя на нее, он процедил сквозь зубы:

- Я - о Тейлоре.

Поднос на ее коленях покачнулся, но лицо не изменило выражения.

- Да, но, видите ли, я не встречалась с ним уже несколько месяцев, с тех
пор, как папа...

Нед Бомонт резко поднялся.

- Ну что ж, отлично, - бросил он через плечо, направляясь к двери.

Девушка молчала.

Он вышел из комнаты и спустился вниз. Поль Мэдвиг надевал в холле пальто.
Он сказал:

- Я еду в центр, в контору, мне нужно уладить дело с контрактами по
канализации. Если хочешь, я тебя подброшу к Фарру.

- Прекрасно, - сказал Нед, но тут сверху раздался голос Опаль:

- Нед, Нед!

- Сейчас! - крикнул оя ей, потом обернулся к Мэдвигу: - Если ты торопишься,
не жди.

Мэдвиг взглянул на часы.

- Мне нужно бежать. Увидимся вечером, в клубе.

- Угу, - пробормотал Нед и снова пошел наверх. Поднос стоял теперь в ногах
кровати.

- Закройте дверь, - попросила девушка. Когда он выполнил просьбу, она
подвинулась и освободила ему место рядом с собой. - Зачем вы так?.. -
спросила она с упреком.

- Ты не должна мне врать, - заявил он мрачно, присаживаясь на кровать.

- Но, Нед... - Ее голубые глаза буравили Неда.

- Когда ты последний раз видела Тейлора? - спросил он.

- Вы хотите знать, когда я с ним говорила? - И лицо и голос казались
искренними. - Да уж несколько недель прошло, как...

- Ну что ж! - Нед снова поднялся.

Ему оставался один шаг до двери, когда она воскликнула:

- Нед, не надо, мне и так тяжело!

Он медленно повернулся, его лицо ничего не выражало.

- Разве мы не друзья? - спросила она.

- Ага, - ответил он без всякого энтузиазма. - Но об этом как-то забываешь,
когда тебе врут.

Она повернулась на бок, положила голову на подушку и беззвучно заплакала.
По подушке расползлось влажное серое пятно.

Он вернулся, сел рядом и обнял ее. Она положила голову к нему на плечо.

Несколько минут Опаль плакала молча. Затем оттуда, где ее рот был прижат к
его пиджаку, донеслись заглушенные слова:

- Вы... вы знали, что я с ним встречалась?

- Да.

Она встревожилась, села прямо,

- А папа знал?

- Не думаю. Точно не знаю.

Она снова опустила голову ему на плечо, я ее следующие слова была едва
слышны:

- О Нед, я вчера провела с ним полдня, до самого вечера.

Он обнял ее еще крепче, но не сказал ни слова.

- Кто, кто мог это сделать? - спросила она немного погод я.

Он поежился.

Внезапно она подняла голову. Теперь это уже была не слабая девушка.

- Вы знаете, Нед?

Он помедлил, провел языком по губам, а потом пробормотал:

- Думаю, что знаю.

- Кто?! - вскрикнула она.

Он снова помедлил, затем, избегая ее взгляда, спросил, четко выдавливая
каждое слово:

- Ты обещаешь до времени никому об этом не рассказывать?

- Да, - быстро ответила Опаль, но, когда Нед начал было говорить, она
схватила его обеими руками за плечо. - Обождите. Я не могу ничего обещать,
пока вы не пообещаете, что им это не сойдет с рук, что их поймают и
накажут.

- Этого я обещать не могу. Этого никто не может обещать.

Она пристально вглядывалась в него, покусывая губы.

- Хорошо, обещаю. Кто?

- Он тебе когда-нибудь говорил, что должен много денег букмекеру, по имени
Берни Диспейн?

- Так это Диспейн?..

- Я так думаю, но ты мне ответь, он когда-нибудь говорил об этом...

- Я знала, что у него неприятности. Но он не говорил, какие именно. Правда,
он сказал, что поскандалил с отцом из-за каких-то денег и что он в
отчаянье, - это его слова.

- Он упоминал имя Диспейна?

- Нет. А что между ними было? Почему вы думаете, что это Диспейн?

- У него были долговые расписки Тейлора больше чем на тысячу долларов, а
денег получить он никак не мог. Вчера Диспейн внезапно уехал. Сейчас его
ищет полиция. - Он понизил голос, посмотрел на нее искоса. - Ты можешь
кое-что сделать, чтоб помочь им поймать его.

- Что я должна сделать?

- Это, правда, не очень честно. Понимаешь, чтобы осудить Диспейна, нужны
улики. Но ведь если он виноват, ты же согласишься помочь? Ну в общем надо
сделать кое-что не совсем законное, чтобы наверняка прижать его.

- Все, что угодно!

Он вздохнул и покусал губу.

- Что нужно сделать? - спросила она нетерпеливо.

- Я хочу, чтобы ты достала мне одну из его шляп.

- Что?!

- Мне нужна одна из шляп Тейлора. Ты сможешь ее достать?

Опаль ничего не понимала.

- Но зачем, Нед?

- Чтобы наверняка загнать Диспейна в угол. Это все, что я могу пока
сказать. Сможешь ты ее достать или нет?

- Я.... я думаю, что смогу, но я бы хотела...

- Когда?

- К вечеру, наверное, - сказал она, - но я бы хотела... Он снова прервал
ее:

- Тебе незачем знать все. Чем меньше людей знают об этом, тем лучше. То же
самое про шляпу. - Он обнял ее и притянул к себе. - Ты его действительно
любила, малышка, или только потому, что отец...

- Я его любила. - Она всхлипнула. - Я совершенно уверена. Я уверена,



Глава вторая. Фокус со шляпой.

I

Нед Бомонт, сдвинув на затылок шляпу, которая была ему маловата,
прошел вслед за носильщиком через вокзал Грэнд-сентрал к выходу на 42-ю
улицу, а оттуда к темно-вишневому такси. Он расплатился с носильщиком, сел
в машину, назвал гостиницу неподалеку от Бродвея, в районе сороковых улиц,
и, закурив сигару, откинулся на спинку сиденья. Пока такси медленно
тащилось в потоке машин, направлявшихся к бродвейским театрам, Нед успел
изжевать свою сигару.

У Мэдисон-авеню зеленое такси, выскочившее из-за угла на красный свет,
врезалось на полном ходу в вишневое такси Бомонта и отбросило его на
стоявшую у тротуара машину. Нед сжался в углу под ливнем битого стекла.

Потом он выпрямился, стряхнул с себя осколки и вылез из машины прямо в гущу
собравшихся зевак. Нет, он не ранен, заверил он их. Он ответил на вопросы
полицейского, отыскал шляпу, которая была ему маловата, снова надел ее,
велел перенести свои чемоданы в другое такси, назвал гостиницу новому
водителю и всю дорогу сидел, угрюмо забившись в угол машины.

В гостинице, расписавшись в регистрационной книге, он спросил портье, нет
ли ему писем, и получил две телефонограммы и два запечатанных конверта без
почтовых штемпелей.

Коридорного, провожавшего его в номер, он попросил принести пинту хлебного
виски. Когда коридорный вышел, Нед запер дверь иа ключ в прочел
телефонограммы. Они были помечены этим днем. Оба раза ему звонил Джек.
Первая была принята в четыре часа пятьдесят минут дня, вторая - в восемь
часов пять минут вечера. Он посмотрел на часы. Было уже восемь сорок пять.

Первая записка гласила: `В Химере`. Вторая: `У Тома и Джерри. Позвоню
позже`.

Затем Нед распечатал один из конвертов. В нем было два листка, исписанных
крупным, угловатым мужским почерком и датированных предыдущим днем.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован