06 января 2006
2896

Стенографический отчет о совещании по вопросам социально-экономического развития Республики Саха (Якутия) 6 января 2006 г

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

В нашей повестке - вопросы укрепления экономики и социальной сферы Республики Саха (Якутия). Это самый крупный в России субъект Федерации и одна из ее богатейших "природных кладовых". Излишне говорить, что стабильное и динамичное развитие Якутии имеет ключевое значение как для Дальневосточного округа, так и для всей России.

Отмечу, что в прошедшем, 2005 году Якутии удалось достичь позитивных результатов во многих областях. Так, почти на 10 процентов выросли доходы консолидированного бюджета. И, как следствие, за счет регионального бюджета в три раза увеличились капитальные вложения, в частности в инфраструктуру, в том числе железнодорожную инфраструктуру.

Среди положительных факторов отмечу также отсутствие в регионе задолженности по детским пособиям и зарплатам работникам бюджетной сферы, по жилищным субсидиям и обеспечению социальной поддержки ветеранов.

Вместе с тем целый ряд действительно актуальных проблем пока еще не решен.

Так, весьма слабы в регионе позиции малого и среднего бизнеса. Серьезным препятствием для движения вперед является неразвитость транспортной системы и недостаток прямых долгосрочных инвестиций.

Свои проблемы в регионе создает и сложившаяся, хотя и объективно, моноструктурная экономика, экономика, ориентированная прежде всего на добычу сырья.

Обладая естественными конкурентными преимуществами и богатым природным потенциалом, республика все еще продолжает получать помощь федерального бюджета. Больше того, в 2006 году Минфин планирует увеличить ее до более чем 16 миллиардов рублей. Из них свыше 14 миллиардов рублей пойдет на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности.

Очевидно, что улучшить положение дел как в хозяйственном комплексе республики, так и в ее социальной сфере можно лишь через качественные изменения.

(Обращаясь к А.Кудрину.) У нас на первом месте по получению средств в бюджет субъектов Федерации кто находится сегодня?

А.КУДРИН: Якутия среди первых.

В.ПУТИН: Очевидно, что улучшить положение дел, как я уже сказал, и в хозяйственном комплексе и в социальной сфере можно лишь через качественные изменения, изменения в самом деловом климате, в отношении к свободному предпринимательству, к инициативам граждан. То есть за счет эффективных рыночных механизмов, современных управленческих подходов, разумеется, на базе развития внутренних ресурсов. За счет четкого и грамотного определения приоритетов развития.

В этой связи хотел бы акцентировать ваше внимание на нескольких темах.

Первое. Одна из актуальных задач - это развитие нефтегазового комплекса Якутии (мы с Президентом Якутии утром уже начали говорить об этом). Напомню, что только разведанные запасы якутской нефти и газа значительно превышают потребности республики. Для их освоения сейчас необходимо активнее привлекать инвестиции - как российские, так при необходимости и зарубежные. Для чего это нужно делать, думаю, понятно: развитие нефтегазового комплекса Якутии могло бы стать одной из опорных точек роста восточносибирского региона в целом и не только надежно обеспечить внутренние потребности республики, но и наладить поставки энергоресурсов на рынки Дальневосточного федерального округа и далее на рынки наших партнеров по АТР. Потребность в энергетике в Азиатско-Тихоокеанском регионе возрастает больше, чем в других регионах мира. Во всяком случае, большими темпами.

Полагаю, что надо существенно активизировать разработку программы создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи и транспортировки газа. Хотел бы сегодня выслушать мнение по этому вопросу как регионального руководства, так и представителей федеральной власти.

Отдельно остановлюсь на освоении запасов каменного угля. Планируемый ввод Эльгинского месторождения позволил бы уже к 2010 году добывать до 30 миллионов тонн угля ежегодно. Эффективной формой реализации этого проекта может стать создание международного консорциума при сохранении ведущих позиций российского стратегического инвестора. Это позволит привлечь передовые технологии и капиталы и вместе с тем - контролировать эту перспективную ресурсную базу. Вместе с тем полагаю, что нужно подумать о том, что представляют сегодня те структуры, которые собираются заниматься разработкой этого месторождения, каковы будут вложения государства, что мы получим на выходе? Если РАО "РЖД" вложит туда два из необходимых 2,7 миллиардов, то тогда, спрашивается, где остальные акционеры? И зачем нам нужны там такие акционеры?

Второе. Ключевую роль в укреплении хозяйственного потенциала Якутии играет транспортная система. Это не только одна из "кровеносных артерий" якутской экономики. Ее развитие прямо влияет и на обеспечение мобильности жителей региона, повышает качество жизни граждан России, проживающих в Якутии. Вот почему сегодня необходима модернизация аэродромов и речных портов, увеличение объемов пассажирских и грузоперевозок на водном и железнодорожном транспорте. Серьезное внимание следует уделить строительству железнодорожной линии и вообще в принципе железнодорожному хозяйству. Беркакит-Томмот-Якутск - видимо, одна из приоритетных линий. Здесь должно быть налажено четкое взаимодействие всех ведомств, строго соблюдены определенные сроки и графики.

Важная задача - это развитие сети автомобильных дорог. Они способны снизить риски по северному завозу, открыть новые возможности для деловой жизни населения отдаленных районов.

Третье. В числе важнейших задач - подъем агрокомплекса Якутии. Потенциал региона в этой отрасли очевиден. Достаточно сказать, что по продукции сельского хозяйства на душу населения Якутия занимает сегодня второе место по Дальневосточному округу.

Укрепление базы крестьянских и фермерских хозяйств позволит снизить зависимость от внешних поставок. Значительные перспективы здесь открываются в связи с реализацией приоритетного национального проекта развития АПК.

Отмечу, что подъем сельского хозяйства имеет не только экономическое значение. Более трети населения Якутии живет в сельской местности, и успехи в АПК прямо способствуют и сохранению привычного уклада сельских тружеников, и одновременно повышению уровня их жизни.

Тем более что сельское хозяйство и животноводство - это традиционные отрасли местного населения.

Уважаемые коллеги!

Стратегическими задачами развития Якутии являются модернизация здравоохранения и образования, а также жилищное строительство. И здесь следует активнее использовать возможности в рамках начатой в этом году реализации приоритетных национальных проектов. Их цель - повысить качество жизни наших граждан, дать новые стимулы для развития человеческого капитала, в целом придать мощный позитивный импульс всем регионам страны.

Прежде всего речь идет о серьезном материальном укреплении школ, вузов, а также медицинских учреждений и прежде всего их первичного звена. Уже в начале года врачи и медсестры общей практики, классные руководители в школах должны получить прибавку к заработной плате. В ближайшее время за счет федерального бюджета начнут поступать современные средства связи, компьютерная техника. Учитывая огромную территорию Якутии, особое значение будет иметь внедрение дистанционных образовательных программ и доступ к Интернету, а также использование телемедицины.

Большее внимание следует уделить увеличению объемов жилищного строительства, в том числе за счет ипотечного кредитования и специальных программ для молодых семей и молодых специалистов. Только что мы ехали и смотрели на ветхое жилье, и здесь его достаточно - и в городе и в республике в целом. Хотелось подчеркнуть, что усилия федерального центра должны быть подкреплены на местном уровне в этой сфере.

Жду от руководства республики конкретных предложений о том, как наладить четкое взаимодействие с федеральной властью по данным направлениям.

Давайте приступим к обсуждению.

Вячеслав Анатольевич Штыров, пожалуйста.

В.ШТЫРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Я хотел бы прежде всего от имени всех якутян поблагодарить Вас за то внимание, которое оказывает Президент и Правительство Российской Федерации проблемам Крайнего Севера, особенно в последние годы. Это и проведение Госсовета в Салехарде, это последнее совещание в Магадане, это сегодняшнее наше совещание по проблемам социально-экономического развития Республики Саха (Якутия).

Я сегодня коротко доложу об основных проблемах и путях решения социально-экономических вопросов Республики Саха (Якутия).

Республика Саха (Якутия), как уже здесь говорилось, это субъект Российской Федерации, который имеет территорию 3 миллиона квадратных километров (что равняется Индии), и 40 процентов нашей территории находится за полярным кругом. 100 процентов территории Республики Саха (Якутия) - это зона вечной мерзлоты.

В Республике Саха (Якутия) самый суровый климат на нашей планете, и амплитуда температур достигает, как известно, 100 градусов. То есть на самом деле все те особенности северных территорий: ведение северного хозяйства, организация социальной жизни, если хотите, особый духовный склад северян, что ли, который описан в литературе и науке, - они присущи Республике Саха (Якутия) в полной мере. Может быть, мы даже эталон северного региона. Но в то же время я хотел бы обратить Ваше внимание на то, что мы все-таки отличаемся от других северных регионов Российской Федерации и от других северных регионов нашей планеты (скажем, Канады и так далее) тем, что в Республике Саха (Якутия) существует целая отрасль народного хозяйства - сельское хозяйство, и примерно 40 процентов жителей Республики Саха (Якутия) это селяне. Это сотни тысяч человек, это значительный объем сельскохозяйственного производства.

В этой связи Республика Саха (Якутия), конечно же, тратит значительные средства на поддержание сельского хозяйства. До 4 миллиардов в год мы тратим из своего бюджета только на сельскохозяйственное производство, не считая других программ, которые осуществляются на селе. И, конечно, этот фактор необходимо учитывать и при межбюджетных отношениях, и при построении бюджета Российской Федерации. Этот фактор необходимо учитывать и при формировании федеральных программ.

Я специально заостряю этот вопрос, потому что не только в текущей деятельности Правительства Российской Федерации по поддержке сельского хозяйства, но даже в национальном проекте по поддержке сельского хозяйства полностью исчезли такие отрасли, которые традиционны для Севера: оленеводство, коневодство - как будто их не существует вообще. О них в программах ничего не сказано, на них программы не распространяются.

Для Якутии и для других северных регионов, конечно же, такой подход мы считаем неправомерным. И поэтому первый вопрос, который хотели перед Вами поставить с ходу уже при характеристике нашего региона, это, конечно же, необходимость распространения всех федеральных программ на все отрасли северного сельского хозяйства.

Но, несмотря на все климатические, экономико-географические, природные сложности, которые есть в Республике Саха (Якутия), республика достаточно стабильно развивается и по многим показателям занимает ведущие места в Дальневосточном федеральном округе и в Российской Федерации. Скажем, по объему добавленной стоимости и валового регионального продукта на душу населения мы входим в 15 ведущих регионов Российской Федерации. По общему объему валового регионального продукта занимаем первое место в Дальневосточном федеральном округе. Это связано и с большими масштабами сельского хозяйства, о которых я говорил, но прежде всего - с деятельностью нашей промышленности.

Промышленность Республики Саха (Якутия) опирается на хорошую минерально-сырьевую базу, и я не преувеличу, если скажу, что нет такого минерального ресурса на планете, которого не было бы в Республике Саха (Якутия). Среди всех ресурсов я хотел бы выделить в первую очередь алмазы: 82 процента всех запасов алмазов Российской Федерации находится в Республике Саха (Якутия), и самое главное - почти все потенциальные месторождения алмазов тоже находятся здесь.

В Республике Саха (Якутия) очень хорошая минерально-сырьевая база для благородных металлов, и только на балансе наших золотодобывающих предприятий находится сейчас около 1,5 тысячи тонн золота, которое может быть добыто. Я уже не говорю о тех месторождениях, которые находятся либо в резерве, либо будут еще открыты.

На территории республики находится самый крупный в мире угольный бассейн - Ленско-Тунгусский бассейн. Республика Саха (Якутия) занимает первое место по запасам нефти и газа в Дальневосточном федеральном округе, превосходя Сахалинскую область.

Я хотел бы остановиться еще на том, что для новых отраслей промышленности, которые связаны с высокими технологиями, научно-техническим прогрессом, очень важно, что у нас есть месторождения редких и цветных металлов, которые используются в новых технологиях (нанотехнологиях и так далее). Это месторождения сурьмы, месторождения ниобия и так далее.

Вообще в принципе минерально-сырьевая база Республики Саха (Якутия) на сегодняшний день такова, что у нас стоит на балансе 1500 месторождений общей стоимостью 1,3 триллиона долларов. Из них только 3,6 процента передано недропользователям, и в их распоряжении находятся недровые богатства на сумму примерно 47 миллиардов долларов. Это сегодняшний день. А потенциальные запасы оцениваются в 5 триллионов долларов.

Опираясь прежде всего на природные ресурсы, на развитое сельское хозяйство, Республика Саха (Якутия) строит свою экономическую жизнь.

Мы работаем по пятилетним планам. Последний пятилетний план был разработан на период времени с 2002 по 2006 год. Мы ставили перед собой задачи за это время увеличить валовой региональный продукт на 15 процентов. Почему мы так ставили задачу, так формулировали? Потому что к началу планового периода, к сожалению, в республике накопилось очень много разных проблем, которые прежде всего были связаны с тем, что в результате выхода из кризиса 90-х годов плюс два наводнения, которые нас постигли, у нас, по сути дела, была подорвана инфраструктура. В аварийном состоянии находились магистральные газопроводы. Мы испытывали жесточайший дефицит электроэнергии в центральной Якутии, где проживает почти полмиллиона человек. У нас были недостроенные дороги, огромное количество ветхого жилья и так далее. Ну и состояние предприятий было таково, что примерно 60 процентов предприятий были убыточные, 2,5 тысячи предприятий были к тому времени объявлены банкротами. Поэтому, естественно, мы ставили перед собой задачу на этот пятилетний период времени подтянуть инфраструктуру, провести мероприятия по оздоровлению и реструктуризации предприятий, особенно базовых, таких как авиакомпании, таких как предприятия угольной промышленности и так далее, и решить первоочередные задачи, связанные с поднятием уровня жизни населения. Потому что к началу 2002 года значительная часть, более 30 процентов, жителей Республики Саха (Якутия) по уровню доходов находились ниже черты бедности.

Вот такие задачи были поставлены. В принципе по итогам четырех лет я могу сказать, что они в основном выполняются.

Если говорить о валовом региональном продукте как интегральном показателе работы экономики Республики Саха (Якутия), то на сегодняшний день за четыре года мы осуществили прирост на 13 процентов и в последнем году пятилетки (в 2006-м) добьемся плановых показателей - 15 процентов.

Выросли объемы промышленной продукции как в реальном выражении, так и в номинальном выражении; выросли объемы сельского хозяйства. Я обращаю ваше внимание на то, что вложенные в сельское хозяйство средства дают эффект. Предположим, в 2002 году каждый рубль, направленный на поддержку сельскохозяйственного производства, давал примерно на 2,5 рубля новой продукции, а в 2005 году - уже 3 рубля. Это говорит о том, что все эти действия оправданны.

Я говорил, что главная проблема была - убыточность предприятий, стадии банкротства и так далее. За четыре года удалось увеличить интегральные показатели по прибыли в целом по народному хозяйству Республики Саха (Якутия). И особенно важно, что если в 2002 году 90 процентов прибыли было получено в алмазной промышленности, то к 2005 году ситуация изменилась за счет роста в других отраслях.

Такие неплохие показатели в экономике позволили нам увеличить доходы консолидированного бюджета Республики Саха (Якутия). И я также обращаю ваше внимание на структуру доходов консолидированного бюджета - наши собственные налоговые доходы за это время вырастают и занимают больший удельный вес в структуре доходов.

И в то же время обращаю внимание, что неналоговые доходы, которые мы получаем, в основном это арендная плата от акционерной компании "АЛРОСА", и она, несмотря на то что снижается в удельном весе наших доходов, все равно продолжает занимать серьезное место - 23 процента. И поэтому, когда мы говорим о тех или иных преобразованиях компаний, мы должны иметь в виду, что выпадет 23 процента наших доходов.

За это время удалось привлечь инвестиции от разных компаний, не только государственные, в экономику Республики Саха (Якутия). Вы видите, что произошел рост в целом почти вдвое. И очень важно, что это не только в алмазную промышленность, но в другие отрасли.

В республике начали работать такие крупные компании, как "Сургутнефтегаз", акционерное общество "Российские железные дороги". В республике работает "Евразхолдинг" и целый ряд других предприятий, которых раньше не было. Это тоже положительный результат.

С точки зрения самых главных, ключевых проектов, которые удалось осуществить за счет этих инвестиций, - это, конечно, в первую очередь инфраструктурные проекты. Введена гидроэлектростанция Вилюйская. Все мы знаем про Бурею. Мы тоже ввели электростанцию. Увеличены мощности после реконструкции Якутской ГРЭС таким образом, что теперь мы не имеем дефицита электроэнергии. Строится третья ветвь газопровода. Мы форсировали реку Лену с нашим газопроводом. Ликвидировали основные грунтовые разрывы на республиканских дорогах и теперь имеем проезд по всей республике с запада на восток почти на 4 тысячи километров.

В то же время, конечно же, инвестиции вкладывались и в основное производство. Построены горно-обогатительные комбинаты в алмазной промышленности - самый лучший на планете сегодня, пожалуй, Нюрбинский горно-обогатительный комбинат; два золотодобывающих предприятия. Начато строительство двух угольных шахт.

И решались первоочередные социальные проблемы. Для Республики Саха (Якутия) это самое главное - школы, которые пришли в ветхость, точно так же, как ветхое жилье у нас, и поэтому существует специальная программа, которая предусматривает, что мы каждый год вводим по 15 школ в Республике Саха (Якутия). По этому показателю мы занимаем первое место в Российской Федерации.

Здесь удалось все-таки сдвинуть с места увеличение доходов населения, они выросли как в номинальном, так и в реальном выражении. И сегодня значительно меньше - примерно в полтора раза меньше - населения живет ниже черты бедности, чем это было на старте.

Республика Саха (Якутия) занимала первое место по задолженности по зарплате на 1 января 2002 года - как по массе задолженности, так и по относительным показателям, хоть на один рабочий день, хоть на одного человека. К счастью, мы эту задачу на сегодняшний день практически решили.

Конечно же, мы отдаем себе отчет, что в ходе реализации своего плана у нас есть очень много нерешенных проблем по целому ряду отраслей, предприятий, по целому ряду направлений деятельности, в том числе по структурным изменениям в экономике, в том числе по тем вопросам, о которых Вы говорили: развитие малого, среднего бизнеса и так далее. Но тем не менее это все рабочие вопросы, которые мы знаем, понимаем и дальше будем работать, и думаем, что основные задачи пятилетки выполним.

Но существует один вопрос, с которым мы не в силах были справиться, и мы, я прямо скажу, не решили его. Это уровень жизни пенсионеров Республики Саха (Якутия). До сих пор пенсионеры у нас имеют доходы ниже прожиточного минимума, ниже того минимума, который, вообще-то говоря, определен как физиологический минимум. На самом деле эта ситуация характерна не только для нас, но и для других субъектов северных территорий, для других субъектов Дальнего Востока. Мы обращались много раз с разными инициативами законодательными, создавали совместные группы с Пенсионным фондом Российской Федерации, обращались в Правительство, но - "железобетонная стена". К сожалению, мы не смогли этот вопрос решить и поэтому ставим его в очередной раз.

Необязательно принимать наши инициативы, можно пользоваться инициативами других субъектов Федерации, скажем, сахалинской, но этот вопрос необходимо решать.

Это основные итоги, краткие итоги работы за ту пятилетку, которую мы разработали и которую выполняем. Ну а что будет дальше? Сейчас мы начинаем очередной плановый период и подготовили ориентировки, на основании которых мы уже сделаем модификативные планы на период до 2010 и до 2015 года. Здесь мы ставим более серьезные задачи: в виде увеличения валового регионального продукта в 2 раза, потом в 2,4 раза и решение целого ряда проблем, которые сегодня сдерживают развитие республики.

Как мы будем этого добиваться? Мы планируем, что существующие отрасли промышленности Республики Саха (Якутия) и отрасли народного хозяйства должны работать у нас устойчиво, обеспечивая небольшой рост из года в год. Обеспечить устойчивую работу - это, вообще говоря, самостоятельная задача. А плюсом к этому в разных отраслях будет реализован целый ряд проектов, которые позволят нам увеличить валовой региональный продукт и все остальные показатели Республики Саха (Якутия).

Показатели в отраслевом разрезе имеют расшифровку в конкретных проектах. Я сейчас охарактеризую несколько из них, самые главные.

Прежде всего я хотел бы остановиться на периоде с 2005 по 2010 год, на первом периоде. Есть основные наши проекты, которые мы должны реализовать, которые должны нам удвоить валовой региональный продукт. С другой стороны, существует целый ряд проектов, которые просто должны поддержать на нужном уровне промышленность. Я на примере одного из алмазных месторождений хочу сказать о том, что мы уже выбрали эти алмазы, которые можно было взять открытым способом, и теперь построили и дальше продолжаем строить шахту глубиной в тысячу метров. Таких шахт за три года нам надо построить три, каждая из них стоит около одного миллиарда долларов. Это необходимо только для того, чтобы поддержать уровень добычи алмазов на период до 2015 года.

Я еще раз повторяю: сама по себе проблема поддержания уровня промышленности в той ситуации, как есть, - сложная, и нам необходимо ее решить. Плюсом к этому должны быть новые проекты.

Есть проект освоения Эльгинского месторождения каменного угля. Это гигантское месторождение, запасы которого насчитывают два миллиарда кубических метров, и этот уголь предназначен как для внутреннего потребления, для энергетики Российской Федерации и прежде всего металлургии, поскольку она уже сегодня испытывает дефицит в коксе, так и для работы на экспорт. Потенциальные покупатели, которые уже определены и с которыми есть предварительные соглашения, - это Япония и Южная Корея. Этот проект имеет потенциальных инвесторов, имеет потенциальных кредиторов, имеет потенциальных покупателей. Осталось нам сделать последние действия. В связи с тем, что ОАО "РЖД" приняло решение о продаже незавершенного строительства железной дороги и своей доли в Эльгинском месторождении и объявлен конкурс, после того как кто-то из участников конкурса одержит победу (возможно, это "АЛРОСА", возможно, другие предприятия Российской Федерации), с ним мы дальше этот проект продолжим. Уже готово технико-экономическое обоснование, готова экспертиза, выполненная международными экспертными компаниями, готовы предварительные соглашения о кредитовании этого проекта.

Мы рассчитываем, что на самом деле этот проект будет в основном построен за счет кредитных средств, но 30 процентов стоимости проекта, которые составляют 2,2 миллиарда долларов, должны быть за счет взноса участников. Это проект реальный, и мы должны его выполнить.

Второй проект - это развитие месторождения рудного золота в Республике Саха (Якутия). Мы рассчитываем, что до конца первого периода (до 2010 года) мы увеличим добычу золота на 10 тонн. А сегодня мы добываем 20 тонн золота. Это будет реализовано за счет трех инвестиционных проектов, которые осуществляет у нас фирма "Полюс", дочернее предприятие "Норильского никеля", которая уже в этом году 100 миллионов долларов вкладывает в эти наши проекты.

Здесь есть проблемы, которые связаны с энергообеспечением и с решением транспортных вопросов, но я на них останавливаться не буду, поскольку решение по этим проблемам попало в протокол Магаданского совещания 22 ноября 2005 года.

Третий проект, который реализуется, - проект по освоению наших нефтяных месторождений. Наши основные месторождения находятся на юго-западе Якутии. Это Талаканское месторождение нефти. И уже принято Правительством Российской Федерации решение о строительстве нефтепровода Тайшет-Находка, и мы подключаемся к этому нефтепроводу в точке, которую нам указала "Транснефть", это Усть-Кут. Для этого надо построить 600 километров своего подводящего нефтепровода.

Работы на месторождении ведутся полным ходом. Истрачено уже несколько сотен миллионов долларов, и объем товарной продукции в 2005 году - около двух миллиардов долларов. Для сравнения: примерно столько же дает акционерная компания "АЛРОСА".

Здесь в принципе на первый случай на период действия месторождения с этой инфраструктурой принято решение по временной схеме, но заметим, что здесь целая серия месторождений, которые в том числе находятся в Иркутской области, и знаменитое Верхнечонское, и другие, и поэтому рано или поздно нам придется решать серьезную проблему создания инфраструктуры: это автомобильная дорога из Усть-Кута до Ленска и постоянная линия электропередачи от Вилюйской гидроэлектростанции, которая находится в районе города Мирного, до Усть-Илимской ГЭС.

Месторождение разрабатывает "Сургутнефтегаз" за свой счет. Строительство трубы начинается со следующего года. В этом году сделан рабочий проект и прошли экологическую экспертизу.

На промысле ведутся буровые работы уже по постоянной схеме и продолжается геологоразведка.

Я опять обращаюсь к той схеме, которую один раз показывал, для того чтобы немножко прокомментировать, что будет происходить в 2010-2015 годах, какие там основные задачи и проекты. На самом деле не надо так понимать, что мы приступим к решению этих задач именно в 2010 году. На самом деле для того, чтобы их реализовать, всевозможная подготовка должна вестись уже сейчас. Это и создание инфраструктуры, это и решение вопросов по схемам развития месторождений и так далее.

Так вот в этот период времени ключевым для нас, конечно же, будет являться освоение Чаяндинского газового месторождения. Вы заметили, что эта схема тоже повторяет ту, которую я показывал применительно к нефтяной промышленности. Но на самом деле здесь другие схемы прохождения трубопроводов, они идут от нашего Чаяндинского месторождения на восток, через юг Якутии, Амурскую область, Хабаровский край в Приморье с ответвлениями в Китай и в Южную Корею. К ним подключится сахалинский газ в Хабаровске, и на западе газ, Ковыктинское месторождение, тоже будет закольцован в эту систему, хотя на самом деле большая часть газа должна уйти в объединенную систему газопроводов европейской части России с Ковыктой.

Вот этот план согласован нами с "Газпромом". К сожалению, он не нашел пока практического применения, потому что Правительство Российской Федерации должно утвердить схему развития газовой промышленности, может быть, какие-то изменения в этот план будут внесены, может, очередные месторождения. Но факт в том, что дело не двигается, пока не утверждена схема. Следом за утверждением схемы необходимо проводить аукционы по нашим месторождениям. Из-за того что этой схемы нет, главное наше месторождение - Чаяндинское - уже три года ставится на проведение аукционов и три года с них снимается. Последний раз его сняли в декабре 2005 года. Поэтому здесь вопрос у нас такой, что необходимо принять решение Правительству по схеме газоснабжения Дальнего Востока и провести тогда аукционы под эту схему на наши месторождения.

Мы обозначили сферы сотрудничества с "Газпромом", но, я думаю, здесь может найтись место и для того же "Сургутнефтегаза", который рядом осваивает нефтяное месторождение, для акционерной компании "АЛРОСА" и других потенциальных инвесторов.

Конечно, заинтересованность проявляют и китайские национальные компании, они у нас частые гости. Но по этому вопросу, который находится в компетенции Правительства Российской Федерации, надо принимать решение.

Ясно, что такой масштабный проект тоже потребует создания инфраструктуры. Но я хочу обратить ваше внимание на то, что и дорожная сеть, и энергетическая сеть в принципе совпадают с той, что необходимо сделать для нефтяной промышленности, поэтому это общая инфраструктура, это работа на будущее.

В этот период времени, с 2010 по 2015 год, будет реализован проект освоения железорудных месторождений в южной Якутии по той причине, что уже сегодня многие металлургические предприятия испытывают дефицит железной руды и импортируют ее в основном из стран СНГ. И появляется востребованность этого месторождения, которое на самом деле характеризуется хорошими качественными характеристиками и самое главное тем, что мы строим железную дорогу, и они наконец-то могут быть у нас востребованы.

Наконец, с Российским акционерным обществом "ЕЭС России" мы совместно ведем работу по созданию южноякутского гидроэнергетического комплекса. Он будет представлять собой четыре электростанции в южной Якутии, работающие на гидроресурсах (а вообще я должен сказать, что Республика Саха (Якутия) имеет 22 процента всех гидроресурсов Российской Федерации), и предназначен будет для того, чтобы, во-первых, решить окончательно все проблемы с энергоснабжением Дальнего Востока и обеспечить экспорт электроэнергии в Китай.

Как известно, РАО "ЕЭС России" заключило предварительное соглашение об экспорте 40 миллиардов киловатт-часов или о потребности 40 миллиардов киловатт-часов Китайской Народной Республики, которых нам не хватает здесь, на Дальнем Востоке. Они будут возмещены вот этим решением и некоторыми другими решениями. Этот проект дорогой - 8,2 миллиарда долларов. В этом году, в 2006-м, начинается разработка технико-экономического обоснования. Но он имеет очень высокую эффективность за счет исключительно хороших параметров створов на реках, на которых он будет создан.

Вот это три главных проекта следующей пятилетки. Именно они и должны нам дать искомые результаты по развитию республики.

Я хочу заметить, что на самом деле эти проекты имеют значение не только для нас, не только для Дальнего Востока, но и для всей Российской Федерации. И вот когда мы характеризуем все эти проекты, то на каждом из них в той или иной мере возникают две главные проблемы. Это неразвитость транспортной структуры и энергетической инфраструктуры.

Я еще раз хочу акцентировать внимание, что в принципе, за исключением двух вопросов по Эльгинскому месторождению и по Чаяндинскому месторождению газа, еще предстоит решить, кто там будет участником, кто будет инвестором, акционером. По всем остальным есть инвесторы, есть владельцы лицензий, есть планы, и мы должны с ними работать и с них требовать выполнить их. Так что эта сторона дела не так важна, сколько создание условий для того, чтобы они могли осуществить эти инвестиции. Эти условия заключаются в двух вещах: в решении транспортной проблемы республики и в решении энергетической проблемы.

Что касается транспортной проблемы: самый южный участок - это территория, где мы сегодня осуществляем круглогодичный завоз грузов. Все остальное - это завоз грузов сезонный: либо в арктическую навигацию по Северному морскому пути, либо в речную навигацию по нашим рекам, главной реке Лене, потом по Индигирке, Колыме и так далее. В этой связи и возникает целая серия проблем в экономике Республики Саха (Якутия). Поэтому на основании транспортной стратегии Российской Федерации была разработана транспортная стратегия Республики Саха (Якутия), которая соответствующим образом согласована в министерствах и ведомствах, конечно, прежде всего в Министерстве транспорта Российской Федерации, и совместно с нами осуществляется.

Основной замысел заключается в том, что мы должны достроить железную дорогу до Якутска (Беркакит-Томмот-Якутск, которую Вы тоже упоминали). Очень важно, что, придя в Якутск, железная дорога должна быть подкреплена развитием других видов транспорта, это должно быть сделано синхронно: железная дорога до Якутска, мост через реку Лену, автомобильные дороги. Автомобильная дорога "Колыма", федеральная дорога, которая должна быть достроена. На картах она есть, на самом деле там грунтовые разрывы и не хватает четырех больших мостов. Автомобильная дорога "Вилюй", которая уходит у нас на запад Якутии, как раз уходит на нефтяные и газовые месторождения. Автомобильная дорога "Амга", которая уходит в основной золотодобывающий регион Республики Саха (Якутия). И, конечно, ряд других дорог, которые имеют уже меньшее значение, но важны для нас. Это все должно быть сделано синхронно, только тогда мы можем получить эффект от железной дороги.

Одновременно необходимо произвести реконструкцию Якутского воздушного узла, поскольку он является одним из ключевых на северо-востоке страны, потому что даже с приходом железной дороги все равно часть грузов и пассажиров, почту мы будем перевозить авиационным транспортом, больше того, эти перевозки, очевидно, возрастут, потому что транспортная доступность улучшится в целом по республике.

И необходимо решать традиционную нашу проблему - это работа на реках по дноуглублению, по выпрямлению русел.

Вообще на самом деле все эти вопросы действительно согласованы на всех уровнях и являются частью транспортной стратегии Российской Федерации, и мы в принципе в своей повседневной работе считаем это самой главной задачей и занимаемся этими задачами. Но почему я еще раз акцентирую внимание на этом? Да потому что нужен системный подход. А у нас получается так, взять хотя бы историю 2006 года: мы были удовлетворены всеми бюджетными заявками, проектировками, которые были по части дорожного строительства в Республике Саха (Якутия), мы прошли все инстанции - Министерство, Правительство, бюджетные комитеты. Но в ночь перед принятием бюджета в третьем чтении все деньги из Республики Саха (Якутия) перекочевали на другие объекты. Потому что потребовалось где-то по неизвестным причинам.

Точно так же существует вечная проблема дноуглубления. Один раз затопило Ленск. Каждый год Правительство Российской Федерации выделяет на наши реки 200 миллионов рублей, но каждый год это идет не как норма, а как дополнительные расходы.

Иными словами мы просили бы, чтобы все-таки наша транспортная стратегия была утверждена на федеральном уровне и мы бы вместе по ней работали. Какой мы от этого получим эффект? Зона круглогодичного завоза в Республику Саха (Якутия) теперь распространится на половину территории республики. Но важно и то, что в этой половине республики проживает 91 процент населения и производится 95 процентов всей нашей продукции. Плюс к этому все те проекты, о которых я говорил, - и Эльга, и каскад Учурской ГЭС, и золотодобывающие новые проекты, и нефть, и газ - они все попадают как раз в эту зону круглогодичной доступности. Вот почему это важно не только для улучшения общего экономического состояния Республики Саха (Якутия), но и для реализации этих больших инвестиционных проектов, про которые мы говорим.

Что касается электроэнергетики Республики Саха (Якутия), то в принципе на сегодняшний день мы имеем достаточно генерирующих мощностей. Но наша проблема заключается в том, что все наши энергорайоны, три главных энергорайона (южноякутский в городе Нерюнгри, центральноякутский в городе Якутске и западноякутский в городе Мирном) изолированы друг от друга. Мы не имеем возможности передавать избыточные мощности для реализации тех или иных проектов. Поэтому главная задача, которую мы должны решить, - это, конечно, соединение всех трех энергосистем в одну. И с учетом того, что необходимо вести с запада Якутии в Иркутскую область до Усть-Илима новую линию электропередачи для снабжения нефтяной и газовой промышленности, получается так, что с решением этой задачи - соединения трех якутских энергосистем - мы решаем глобальную задачу, которая решалась еще в советское время: это соединение объединенной энергосистемы Дальнего Востока с объединенной энергосистемой центра и запада страны. Вот тогда появится эта объединенная энергосистема впервые в истории нашей страны. Вопрос в принципе согласован с РАО ЕЭС, и мы сейчас начинаем работу по этим проектам.

Хотел бы обратить также внимание, что значительная часть Республики Саха (Якутия) - весь север - не имеет постоянных энергетических источников и находится в зоне децентрализованного энергоснабжения.

На протяжении шести лет, начиная с 2000 года, совместно с РАО "ЕЭС России" мы осуществляем совместную программу, которая называется "Развитие малой энергетики в Республике Саха (Якутия)". Мы получаем экономический эффект - 800 миллионов рублей в год, мы снижаем почти вдвое завоз топлива в северные районы. Поэтому мы считаем, поскольку актуальна эта тема и для нас, надо продолжить эту программу. Сейчас мы осуществляем ее за счет средств РАО и за счет собственных средств, но очевидно, что необходимо подключить и федеральные средства, и самое главное - распространить деятельность этой программы на весь Крайний Север. Поэтому это было бы чрезвычайно полезным, нужным и эффективным.

Конечно, у нас появилась новая проблема, вот какая. Начиная с 2007 года будет на практике реализована схема реформирования РАО ЕЭС применительно к Дальнему Востоку. От нас отходит южноякутский энергорайон, где находится самая эффективная на Дальнем Востоке тепловая электростанция - Нерюнгринская ГРЭС. И в этой связи возникает проблема с урегулированием тарифов. И мы в этой связи просили бы рассмотреть вопрос возможности получения определенных дотаций.

Получается, что на самом деле эти, казалось бы, огромные глобальные проблемы, связанные с развитием инфраструктуры, - транспортные, энергетические, - тоже сводятся к конкретным проектам, конкретным решениям, которые на самом деле либо проработаны, либо есть. Теперь надо их свести в одно целое и дальше по ним работать. Я думаю, что мы при условии таких решений, конечно же, справимся с той задачей, которую сами перед собой поставили, все для этого у нас есть, и период до 2015 года - он вполне реален.

Я хотел бы остановиться очень коротко на проблемах, которые возникли у нас (и не только у нас, но и в других субъектах Дальнего Востока) по участию в реализации приоритетных национальных проектов. Прежде всего это медицина. Есть чисто наш вопрос, мы предложили бы использовать наш Национальный медицинский центр как базовый центр для получения федерального заказа на лечение, может быть, из других субъектов Федерации. Но есть еще другая проблема. Эти 10 тысяч рублей, которые должны получать медики приближенного к населению звена, на самом деле должны получать тогда, когда они выполняют норматив по численности обслуживания населения: педиатры - 800 человек, терапевты общего назначения - 1700 человек. У нас, в других субъектах Дальнего Востока (особенно в сельской местности) они значительно меньший диапазон населения обслуживают по той причине, что огромные транспортные расстояния. Вот они не будут получать эти средства в этом году. Так трактует Минздравсоцразвития. И поэтому примерно 30 процентов врачей у нас не получают. И когда мы в конце прошлого года проводили специальное совещание дальневосточников в Минздравсоцразвития, мы там получили тоже примерно такой ответ.

На самом деле эту проблему можно решить. Например, можно решить ее так, как она решена применительно к педагогам - 1000 рублей за классное руководство. Если у тебя нет достаточного количества учеников, скажем, не 14 человек в сельской школе, а только 10, значит, 1000 рублей делится на 14 и умножается на 10. Получай столько, сколько у тебя сфера обслуживания. Наверное, и здесь можно применить такие механизмы. Во всяком случае, этот вопрос требует решения, потому что он вызывает непонимание и недовольство.

Это не только наш вопрос, это вопрос и других субъектов Дальнего Востока. И в этом случае я выражаю интегрированную нашу точку зрения.

Дальше - это программа по ветхому жилью. Национальный проект решения жилищной проблемы сейчас таким образом развернут министерствами и ведомствами Российской Федерации, что из него начисто исчезла программа сноса ветхого жилья. Она была, она реализовывалась на протяжении многих лет в Российской Федерации. Мы очень довольны нашим взаимодействием с федеральным Правительством и благодарны ему за то, что в последние годы мы столько много могли снести. Но теперь они прекращают ее действие. Подход примерно такой, что этот снос ветхого жилья должны сделать инвесторы за свой счет. В принципе, возможно, такая схема и годится, допустим, в Москве или в Санкт-Петербурге, в Нижнем Новгороде и в Новосибирске, потому что там рентабельное строительство жилья достигает 200-300 процентов, разница между себестоимостью и продажной ценой. У нас ввиду низкой платежеспособности населения еле-еле строители имеют рентабельность от 5 до 10 процентов. Конечно же, они не могут включать стоимость сносимого жилья в стоимость этих квартир и не могут снести за свой счет.

У нас эта проблема остается. Эта проблема существует в Амурской области в зоне БАМа, о ней ставят вопрос. Эта проблема существует в Магаданской области и так далее. Поэтому мы просили бы все-таки, может быть, применительно к Дальнему Востоку, Крайнему Северу все-таки сохранить эту федеральную подпрограмму сноса ветхого жилья в составе национального проекта. Мы просто не в состоянии справиться с ней самостоятельно. Хотя, еще раз говорю, делаем очень много. Мы только за четыре года снесли примерно 500 таких домов.

Я уже останавливался на проблемах реализации национального проекта сельского хозяйства. Еще раз говорю о том, что там вообще выпало коневодство, выпало оленеводство. Надо как-то это все восстановить.

Вот в принципе я свое выступление на этом хотел закончить. Если потребуется, потом в конце дам некоторые комментарии.

В.ПУТИН: Спасибо.

В качестве двух основных проблем прозвучала проблема транспорта и энергетики. Давайте с транспорта начнем, с железнодорожного, потом попрошу Министра в целом рассказать. Пожалуйста, Владимир Иванович.

В.ЯКУНИН: Уважаемый Владимир Владимирович! Я тогда построю свое выступление, исходя из доклада президента республики и тех направлений, которые Вы сформулировали.

Прежде всего я хочу сказать, что перспектива развития железнодорожной инфраструктуры в республике сегодня решается, и решается она принципиально по-новому. На мой взгляд, вообще историческое событие произошло, мы подписали сегодня соглашение между ОАО "Российские железные дороги" и акционерным обществом "Железные дороги Якутии". Впервые в истории российских железных дорог подписано соглашение между федеральной железнодорожной системой и инфраструктурой, принадлежащей частному предприятию.

На сегодняшний день мы полностью выполняем все потребности республики по транспортировке грузов. По вновь введенному участку Беркакит-Томмот в этом году было перевезено около одного миллиона 850 тысяч тонн, это то, что они передали в инфраструктуру российских железных дорог.

В перспективе после завершения строительства линии Беркакит-Томмот-Якутск мы предполагаем, что объем перевозки грузов может увеличиться до 3 миллионов тонн в год.

В.ПУТИН: А когда это может произойти? Когда это должно произойти?

В.ЯКУНИН: По той программе, которая сегодня существует, предполагается, что завершение всего участка должно быть осуществлено в 2010 году, но мы вчера и с президентом республики разговаривали, и в полете обсуждали эту проблему с Министром транспорта. Мы считаем, что у нас существуют реальные возможности завершить эту работу уже в начале 2009 года. Соответствующие инвестиции в части, касающейся ОАО "РЖД", предусмотрены, утверждены Правительством и включены в финансовый план до 2008 года по ОАО "РЖД", и в инвестиционный план ОАО "РЖД" они тоже включены.

Мы полагаем, что может возникнуть перспектива, которая позволит ускорить развитие железнодорожной инфраструктуры через мостовый переход на другую сторону Лены. Об этом более подробно будет говорить Игорь Евгеньевич Левитин, потому что это, безусловно, потребует государственного финансирования. И по первоначальным планам, и по нашим сегодняшним предположениям этот проект не может быть реализован за счет инвестиционных ресурсов ОАО "РЖД" и соответствующих структур Республики Якутия.

Предложение, насколько я понимаю, в принципе согласовано с Минэкономразвития. Мы просто сейчас рассматриваем вариант, каким образом ускорить реализацию самого проекта.

Хочу сказать, что мы уже в этом году один миллиард рублей перечислили на строительство этого железнодорожного участка Беркакит-Томмот. И предполагаем, что по одному миллиарду, как и запланировано, мы также будем способны инвестировать и в последующие годы.

Но вместе с тем, Владимир Владимирович, я бы хотел обратиться на данном совещании и к Минэкономразвития - и это прозвучало, кстати, в выступлении президента республики, - мы также считаем, что было бы чрезвычайно важным, если бы возникла или существовала некая комплексная программа, некий комплексный план социально-экономического развития региона в целом. Потому что невозможно планировать развитие, например, только железнодорожного транспорта без увязки с развитием всей транспортной системы республики и невозможно планировать, на наш взгляд, развитие транспортной системы, точно не представляя, какие из перечисленных или представленных вашему вниманию проектов республиканского масштаба будут реально реализованы, потому что если все будет реализовано, то, соответственно, потребуется больший объем инвестиций и в развитие железнодорожного транспорта.

Например, если действительно реально заработает Эльгинское месторождение углей, то мы предполагаем, что нам необходимо будет внести дополнительные инвестиции в совершенствование структуры БАМа. Мы предполагаем, что объем перевозки груза тогда по этому участку БАМа будет достигать 18-20 миллионов тонн. Уже сегодня по БАМу у нас происходит определенная его дозагрузка, мы считаем, что мы работаем на 75 процентов пропускной возможности. Если будет увеличен объем, соответственно, уже через инвестиционную программу ОАО "РЖД" нам нужно предусмотреть соответствующие расходы. Поэтому, еще раз подчеркиваю, нам бы хотелось, чтобы, может быть, это предложение нашло отражение и в протоколе вашего совещания относительно необходимости разработки такой комплексной программы и ее принятия на правительственном уровне.

В.ПУТИН: И что, потребуется расширять возможности БАМа еще?

В.ЯКУНИН: Нет, для того чтобы мы совершенно четко представляли, какие из национальных проектов или какие из проектов, предложенных республикой, будут реализовываться, и тогда мы точно будем знать, какой объем грузов нам придется перевозить. В зависимости от этого мы будем планировать первоочередные, среднесрочные и долгосрочные программы развития транспорта, в том числе железнодорожного, поскольку я сейчас говорю именно о железнодорожном транспорте.

Важным аспектом, на мой взгляд, является также учет того, каким образом будет углеводородное сырье доставляться по тем маршрутам, которые были представлены на одной из схем. Если мы сегодня вкладываем в общей сложности около 13 миллиардов рублей для развития погранперехода в Забайкальске для того, чтобы транспортировать нефть в Китай до момента строительства трубопроводной системы, то тогда возникает вопрос: если у нас срок окупаемости этих инвестиций где-то в районе 7-8 лет, то мы тогда должны получить четкие гарантии грузовладельцев о том, что соответствующий объем по этому переходу пойдет. Потому что в противном случае мы обеспечим доставку в Китай соответствующего объема нефти, но мы не реализуем возврат инвестиций, которые будут вложены. Для нас это также чрезвычайно важно с точки зрения экономики самой компании.

Реализация таких крупных перспективных проектов, на наш взгляд, приведет к формированию в Якутии новых экономических районов. Мы в этом отношении солидарны с мнением руководства республики, и мы считаем, что транспортная система должна быть в большей степени ориентирована на экспорт продукции.

При этом хочу отдельно остановиться на вопросе проекта Эльгинского месторождения углей. Мы подтверждаем, что и сегодня в ОАО "РЖД" приходят потенциальные инвесторы с предложениями о возможном развитии этого проекта. Но в отличие от президента республики хочу вам сказать, что ни один иностранный инвестор не приходил с предложением по достройке или по постройке необходимой железнодорожной инфраструктуры. Все они ожидают, что железнодорожная инфраструктура будет построена за счет ОАО "РЖД", и тогда они готовы прийти и инвестировать развитие, собственно говоря, Эльгинского месторождения.

В результате полугодовой работы совместно в Вячеславом Анатольевичем, совместно с "АЛРОСА" и совместно с компанией "Митчелл" были разработаны варианты, при которых возможно создание крупной компании, крупного консорциума, который возьмет на себя в том числе и финансирование достройки железнодорожного участка. На сегодняшний день в недострое в компании ОАО "РЖД" на балансе находится 11 миллиардов рублей. Это только начало строительства. Предполагается, что если мы сможем согласовать позиции всех заинтересованных сторон, то мы сможем, во-первых, достроить железнодорожный участок, без которого невозможно развитие Эльгинского месторождения, и тогда вторым этапом необходимо будет развить инфраструктуру порта Ванино, для того чтобы обеспечить экспорт этих углей. Заинтересованность в покупке этого угля действительно существует. Это помимо даже перечисленных здесь Южной Кореи и Японии, даже южноафриканская угольная компания приходила к нам с предложением относительно продажи пакета акций.

Естественно, что мы ориентируемся на экономическую целесообразность для компании ОАО "РЖД", но во всех своих программах и планах соотносим эти программы и планы с теми государственными решениями, которые принимаются в том числе и на сегодняшнем совещании, и готовы и впредь исходить из этих интересов.

Что еще можно было бы добавить? Мы полагаем, что помимо уже звучавшей здесь линии Беркакит-Томмот-Якутск, не исключаем что, например, может подтвердиться экономическая эффективность строительства линии Лена-Киренск-Непа с выходом к городу Ленску для обеспечения освоения крупнейших месторождений углеводородного сырья в Восточной Сибири и гарантированного круглогодичного транспортного обеспечения населенных пунктов. Соответствующие проработки в компании ОАО "РЖД" мы ведем просто на тот случай, если такие заинтересованности получат свое подтверждение именно в той программе социально-экономического развития региона, о которой я уже говорил.

Мы полагаем, что и Эльга, и строительство железнодорожной линии, о которой мы говорили, позволяют на самом деле, может быть, впервые в таком крупном варианте реализовывать проекты, которые сегодня довольно часто у нас звучат. Это проекты государственно-частного партнерства. По сути дела, вариант реализации Эльгинского месторождения - это и есть государственно-частное партнерство. Вариант строительства железнодорожной линии - это тоже вариант государственно-частного партнерства, потому что государство также участвует в финансировании непосредственно из бюджета: ОАО "РЖД" финансирует, республика финансирует. Мне кажется, что эти планы, они уже сегодня находят поддержку, но просто мы могли бы их ускорить при выделении соответствующих финансовых ресурсов из других источников.

Что касается объявленного конкурса по продаже акций Эльгинской компании, которая владеет лицензией на разработку этого месторождения, то я уже и президенту республики говорил, и Алексею Леонидовичу Кудрину я об этом тоже сказал: в зависимости от окончательно принятого решения мы готовы будем подстроиться под ту схему, которая будет наиболее целесообразной.

Я тем не менее считаю, что вариант, который был проработан, он является рабочим вариантом, и мы должны были бы на нем сосредоточиться опять-таки для того, чтобы в том числе не допустить ситуации, при которой государство, ОАО "РЖД" и республика, вынеся на своих плечах основные нагрузки первичного этапа разработки, позволит просто кому-то потом на этом капитализироваться и получить безусловные выгоды от того, что мы уже в этот проект деньги вкладывали. Но я думаю, что это достаточно очевидная вещь, и мы сможем с ней тоже справиться.

Мы передали, Владимир Владимирович, в Администрацию предложения для включения в протокол сегодняшнего совещания. Я думаю, что нет необходимости повторять те три пункта, которые мы представили. Они имеются, и я надеюсь, что они будут приобщены к материалам сегодняшнего совещания.

И в заключение, Владимир Владимирович, поскольку у нас все-таки предрождественское совещание - и первое в этом году, - позвольте Вам также сказать, что мы, ОАО "РЖД", год закончили 29 декабря, мы об этом официально доложили. У нас грузооборот превысил 2 триллиона тонно-километров. Мы перевезли 1 миллиард 333 миллиона пассажиров, что условно означает, что каждый гражданин России должен был бы совершить по 10 поездок в этом году. И все эти цифры, также как и цифра достигнутой ежедневной погрузки - 3 миллиона 890 тысяч тонн, являются рекордными за последние 12 лет.

Мне приятно Вам об этом доложить, так же, как и участникам этого совещания. И это подтверждает наши слова и нашу готовность обеспечить потребности в том числе и Республики Якутия в перевозке тех грузов, которые нам предъявляются. Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Хорошо.

Я хочу вернуться к Эльгинскому месторождению, о котором мы уже говорили неоднократно в ходе сегодняшней встречи. Конечно, частно-государственное или государственно-частное партнерство - это хорошая форма совместной работы, безусловно. Возможно, применительно и к данному проекту.

Хочу обратить внимание и Ваше, и Минэкономразвития, что при осуществлении проектов подобного рода, в том числе и в данном случае, мы не должны формулировать ситуацию, при которой государству достаются только расходы, в частности на создание инфраструктуры, а другим участникам проекта - только доходы от эксплуатации. Конечно, при создании проектов подобного и другого рода государство может и в отдельных случаях должно брать на себя обязанности по созданию инфраструктуры, но тогда после этого нужно распределять эти запасы, потому что их стоимость многократно возрастает, и тогда после этого нужно распределять запасы. А если мы сначала распределяем запасы за пять копеек, а потом за счет государства подводим инфраструктуру, то тогда те, кто туда пришел за эти пять копеек, сразу получают такую прибыль ни на чем, которую нельзя считать обоснованной с точки зрения государственных интересов. Вот на это прошу обратить внимание.

Пожалуйста, Игорь Евгеньевич.

И.ЛЕВИТИН: Уважаемый Владимир Владимирович!

При нынешней схеме перевозки грузов здесь, в республике, внутренним водным транспортом перевозится практически 40 процентов грузов.

Программа, о которой говорил Вячеслав Анатольевич, мы ее поддерживаем, и мы до 2015 года с Вами согласовали вот в такой пропорции. В августе мы подписали документы, и мы считаем, что, если республика берет на себя эти обязательства, мы берем по федеральному бюджету, а внебюджетные источники мы должны вместе с вами в процессе уже бизнес-проектов обсуждать и находить.

Сегодня мы строим в таком распределении средств: 73 процента - бюджет и 27 - компания "Российские железные дороги". Срок строительства первого пускового комплекса до Кердема - 2010 год. Мы подтверждаем, что можно закончить раньше, в 2009 году, притом что и республика, и федеральный бюджет, и компания "Российские железные дороги" смогут найти средства для достройки этого участка.

Но все дело в том, что Кердем - это только часть проблемы. Мы приходим в необустроенную территорию берега реки Лены, и, по подсчетам специалистов, строительство порта будет около 20 миллиардов рублей, притом что это нам ничего не дает.

Мы предлагаем и поддерживаем предложение, которое высказало руководство республики - пройти мостом на левый берег реки и зайти в порт Якутск. Это все будет дешевле, чем строительство нового порта, который в принципе не решает вопроса. Мы предлагаем вернуться к той схеме распределения средств, которая существует сегодня, указав источник, за счет чего компания "Российские железные дороги" находит средства для участия. Но мы считаем также, что компания "Российские железные дороги" должна быть акционером этого общества. Вот сегодня 4 миллиарда они вносят, а акции новой компании ("Якутской железной дороги") пока не оформлены. Поэтому, мне кажется, нужно оформлять акции и выходить с таким предложением. Мостовой переход предварительно - 13 миллиардов рублей (здесь будет совмещенный железнодорожный с автомобильным). Но мы считаем, что к 2013 году реально этот проект можно организовать.

Теперь я хочу вернуться к внутренним водным путям. Проблема, о которой говорил Вячеслав Анатольевич, в чем? До того, когда водный налог перешел на федеральный уровень, все регионы, в том числе и Республика Саха (Якутия), за свой счет проводили дноуглубительные работы на арктических реках Яна, Индигирка, Колыма. Сейчас им этого нельзя делать, потому что это находится не в ведении республики. Здесь, мне кажется, нам нужно вместе просто в центре определиться, как эти деньги могут здесь использоваться.

Что касается внутреннего водного пути. Все движение с Усть-Кута и до развоза по всем рекам, конечно, осуществляют уже структуры судоходных компаний, износ судов которых достиг 80 процентов. Эта проблема (я показывал, это практически 40 процентов перевозок) сегодня существует: сегодня отсутствует флот и нет механизма государственной поддержки строительства таких судов. Мне кажется, что по Северу нужно подумать, у нас есть механизм, и согласовать, как оказать поддержку таким компаниям.

В.ПУТИН: Я прошу прощения, Игорь Евгеньевич. По поводу водного налога, я бы хотел к этому все-таки вернуться сейчас прямо. Для меня странным звучит Ваш вопрос. "Мы должны подумать, - Вы сказали, - как нам эти деньги использовать для решения этих проблем".

Когда в свое время мы обсуждали эту часть изменений в налоговом законодательстве, меня Правительство убеждало в том, что это необходимо сделать как раз для того, чтобы лучшим образом решать вопросы водного хозяйства. А теперь Министр говорит, как бы нам эти деньги вернуть. Зачем деньги забрали тогда?

А.ШАРОНОВ: Можно я поясню? Дело в том, что действительно, по нашему убеждению, увеличилась эффективность использования этих денег именно в интересах водного хозяйства. Но водное хозяйство распадается на две части: транспортную и нетранспортную. Так вот нетранспортная часть, связанная с берегоукреплением, берегозащитой - там повысился, так скажем, коэффициент использования этих денег. А вот транспорту досталось меньше. Это, видимо, недоработка.

В.ПУТИН: Нет-нет, сейчас не про транспорт. Сейчас про дноуглубление. У нас в свое время ведь Ленск затопило, потому что вовремя работ не проводили. И это был один из аргументов, когда убеждали, что нужно это консолидировать в федеральный бюджет, говорили: вот видите, Ленск затопило, деньги в регионы уходят, а используются неэффективно; мы заберем наверх и будем использовать эффективно. А теперь Министр говорит: "А их вообще нет там". Я не понимаю, что произошло. Это одна из существенных проблем водного хозяйства.

А.ШАРОНОВ: Деньги пошли по линии МПР, Владимир Владимирович, связанные с берегоукреплением, в основном с водного налога.

В.ПУТИН: А дноуглубление, другие работы? Где эти деньги-то? Куда мы их используем? Вот это нужно в поручении обязательно сформулировать.

И.ЛЕВИТИН: Владимир Владимирович, и там еще проблема шлюзов, гидросооружений, которые практически остались сегодня вне контроля Министерства транспорта, а деньги находятся в другом ведомстве, которое не уполномочено их использовать на эти цели. Вот как получилось.

По автомобильным дорогам. Здесь было высказано много вопросов. Сегодня по федеральным дорогам - от Лены до Якутска и от Якутска до Магадана - есть к нам претензии, что мы плохо содержим эти дороги. Но проблема еще в том, что строительство железной дороги, которая идет параллельно автомобильной дороге, оно сегодня, по сути, и приводит к износу автомобильных дорог. То есть мы должны просто это понимать, что строительство железной дороги влечет за собой увеличение денег на содержание автомобильных дорог.

Вячеслав Анатольевич предлагает, чтобы часть автомобильных дорог - "Вилюй", на порт Аян - здесь было федеральное участие. Но мы рассматриваем автомобильные дороги Якутии не только с точки зрения Якутии, но системно. Сегодня нам важно, куда мы выйдем после этих автомобильных дорог. У нас разрывы еще грунтовые на дороге Чита-Хабаровск. Там надо 30 миллиардов рублей, в этом году мы девять выделили. То есть мы смотрим комплексно и на первоочередные проекты. Но мы поддерживаем, что в этих радиальных дорогах, которые будут идти из порта Аян до Усть-Кута, должно быть софинансирование. И оно, конечно, должно быть в размерах больше, чем мы говорили, и мы на это обратим внимание.

Что касается нового предложения с выходом на Северный морской путь, это и автомобильные дороги. Мы не видим, что она пока должна быть федеральной. То есть по сути это технологическая дорога для газодобывающих компаний. И если в будущем будет принято решение, что здесь может быть какой-то совместный проект бюджета и компании, на это можно пойти. А вообще, конечно, по плотности автомобильных дорог, здесь показано, что в последние годы этот вопрос был развит и развивается.

Аэродромная сеть республики. Сегодня сложилось так, что 33 аэропорта - они все находятся в ведении республики. Республика сейчас ставит вопрос о передаче их на федеральный уровень. Мы же, в свою очередь, со всеми регионами ведем переговоры о том, чтобы все малые аэропорты передать в ведение регионам, потому что они сами говорят: мы теперь не можем в них вкладывать деньги, потому что по разграничению полномочий они остались федеральными. А здесь наоборот. Мы предлагаем взять на федеральный уровень аэропорт Якутска и вместе с Минобороны посмотреть по Тикси - вот два аэропорта, которые реально можно взять на федеральный уровень.

Что касается авиакомпаний. Здесь авиакомпании сегодня государственные, и они работают в общем неплохо по рентабельности и по эффективности. Но в чем проблема? Сегодня износ парка таков, что по сути, если сегодня не закупить самолеты, здесь "Ан-3" закупается, и сейчас по лизингу тоже планируется "Ан-140" саратовского производства.

Но мы должны поддержать все северные республики компенсацией лизинговой ставки. Она для них очень тяжелая. И здесь, я думаю, с Минфином нам нужно посмотреть, как оказать помощь, потому что они сами не вытащат. То же самое в Корякии, на Чукотке, в Хабаровском крае.

Мне казалось, что можно было бы подумать - для малой авиации, для тех, у которых единственный способ доставки, - может быть, даже посмотреть на отмену НДС при покупке самолетов для северных территорий или увеличить компенсацию лизинговой ставки - не 50, а сделать ее 75, потому что здесь цена билета и топлива такова, Владимир Владимирович, сюда топливо завозится авиационное, оно получается порядка 1,5 тысячи долларов за одну тонну, и цена билета здесь... А у людей больше нет выбора. И как выехать?

Я хочу доложить, что сегодня в районе бухты Ванино - возвращаясь к Эльге, - куда мы это все повезем, разрабатывается крупный терминал в бухте Мучка на 10 миллионов тонн угля. Если завтра Эльгу решили осваивать, БАМ расконсервирует станции, но у нас нет порта по сути, куда мы это можем вывезти, поэтому здесь нужно по всей цепочке посмотреть - и порт, и железная дорога, и добыча. Поэтому мы готовимся, но сегодня 30 миллионов тонн нам принять некуда. И поэтому я считаю, что Эльгу надо рассматривать и с точки зрения всей транспортной цепочки, как мы ее выстроим.

В целом я хочу сказать, что с территорией мы работаем, взаимодействие у нас отлажено. И, по сути, это единственный регион, который сделал по согласованию с нами свою транспортную стратегию до 2015 года.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо.

По поводу Ванино и возможности вывезти на экспорт уголь из Эльги. Это, конечно, очень важная задача, безусловно. Но если бы Минэкономразвития и вообще Правительство сказало мне, как коксующиеся угли, нужные и для нашей промышленности, будут использоваться внутри нашей экономики, вы бы меня порадовали. А так ума-то много не надо.

Конечно, своевременно нужно построить порт для того, чтобы все вывезти на экспорт, но внутри-то страны мы предполагаем это использовать или нет?

А.ШАРОНОВ: Конечно, предполагаем. Но, Владимир Владимирович, здесь надо смотреть на транспортную схему. Дело в том, что все-таки это довольно далеко от наших металлургических предприятий, и надо посчитать, во что обойдется этот коксующийся уголь.

Я знаю, что в Якутии есть проекты собственных металлургических производств, потому что очень близко к дороге Беркакит-Томмот-Якутск есть большие запасы железорудного сырья. Вот в этом отношении, конечно, схема сама собой напрашивается, чтобы здесь эльгинский уголь использовался для российской металлургии, но для близлежащих месторождений.

В.ПУТИН: Понимаете, мы ведь что обсуждаем сейчас, мы обсуждаем создание транспортной инфраструктуры. Она будет либо сориентирована на экспорт сырья, либо эта транспортная инфраструктура будет сориентирована на производство продукции с большей добавленной стоимостью внутри нашей экономики. Посмотрите с этой точки зрения прежде всего.

И нужно посмотреть с этой точки зрения прежде всего.

В.ШТЫРОВ: Я хотел бы как раз коснуться некоторых вопросов по Эльге. Первый вопрос. Я совершенно с Вами согласен в том, что инвесторы, которые придут на Эльгу, должны заниматься не только освоением угольного месторождения, но и строительством железной дороги. Вы видите, 2,2 млрд долларов капитальных вложений - это и есть совокупная стоимость угольного проекта плюс железная дорога. И в лицензии, которую получило предприятие "Эльгауголь", написано, что на них возлагается строительство железной дороги. И плюс к этому те переговоры, которые мы провели в рамках деятельности "Эльгаугля" со всеми потенциальными кредиторами и инвесторами, они предполагают, что железная дорога - это часть общего проекта. И экспертиза проекта американскими фирмами проведена по международным стандартам, тоже включая железную дорогу.

В.ПУТИН: Понятно, это именно то, о чем я говорил. Либо это целиком инвестиционные проекты вместе с дорогой, либо если дорога отдельно, тогда будущий инвестор должен будет возмещать соответствующие расходы на эту инфраструктуру.

В.ШТЫРОВ: Относительно продукции предполагается, что часть продукции пойдет на внутренний рынок не только коксующегося угля, но и энергетического, и даже определены потенциальные потребители, кто будет брать энергетический уголь. На экспорт пойдет 50-60 процентов от общей его добычи. Пока так мы планируем и рассчитываем.

Наконец последний вопрос - по порту Ванино. На той схеме, которую Игорь Евгеньевич показывал, там отведена территория для СУЭКа на 10 миллионов тонн, а напротив отведена территория теперь уже Якутской транспортной компании для строительства порта на 20 миллионов тонн переработки угля, и мы начинаем проектирование и строительство. Стоимость проекта - 140 миллионов долларов, то есть там второй еще порт будет. Заметьте, мы не на 30 миллионов тонн проектируем порт, а на 20, потому что мы считаем, что это максимум, что уйдет на экспорт, остальное на внутренний рынок пойдет.

В.ПУТИН: Что касается компенсации лизинговой ставки, очень важный вопрос для северов вообще, не только для Якутии, а для северов, потому что действительно здесь другого транспорта для очень многих людей нет.

Алексей Леонидович, как?

А.КУДРИН: В настоящее время в России осуществляются лизинговые проекты при поддержке федерального бюджета. Поэтому просто нужно рационально использовать эти средства, которые сейчас вкладываются в лизинговые компании для строительства определенного ряда самолетов. То есть сейчас нужно тогда предусмотреть, что это будет охватывать и тот ряд, который связан с малой авиацией.

В.ПУТИН: Точно нужно. Поэтому давайте мы и это тоже в качестве поручения для проработки в Правительство сформулируем.

Пожалуйста, Вячеслав Юрьевич, по поводу энергетики.

В.СИНЮГИН: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

В соответствии с поставленными Вами задачами и вопросами, которые были обозначены президентом республики, я хотел бы остановиться на трех основных направлениях взаимодействия РАО ЕЭС и республики, которые мы для себя рассматриваем в качестве приоритетных.

Но прежде скажу несколько слов об особенностях якутской энергосистемы. С учетом того, что эта система является фактически наполовину изолированной и лишь один из четырех энергорайонов увязан с ОЭЭС Дальнего Востока, в этой системе у нас достаточно большой объем децентрализованных источников электроэнергии. Я уже сказал, это частичная связь с ОЭЭС Дальнего Востока и гигантский гидропотенциал, который сосредоточен здесь, на территории Якутии, о котором было сказано президентом республики.

С учетом этого три ключевых направления, которые мы сформулировали для себя, выглядят так.

Первое. Это самый большой стратегический проект разработки южноякутского гидроэнергетического комплекса, который имеет следующие основные характеристики согласно тем проектировкам, которые сегодня имеются. Это пять тысяч мегаватт установленной мощности. Для сравнения, Бурейская ГЭС - это две тысячи мегаватт, Богучанская ГЭС, которую мы начинаем разворачивать, - три тысячи мегаватт.

Это четыре гидростанции на притоках реки Алдан, на реках Учур и Тимптон. Собственно, стоимость проекта - порядка семи миллиардов долларов. Этот проект мы рассматриваем как один из крупнейших и перспективных проектов в сфере гидроэнергетики, имея в виду подготовку комплексной программы развития гидроэнергетики в соответствии с поручением Правительства, которое было дано в декабре прошлого года.

С точки зрения перспективных рынков для данного каскада мы видим следующие основные направления. Первое - это, собственно, внутреннее потребление на территории Якутии с учетом разворачивания строительства новых нефтегазодобывающих предприятий. До 2015 года мы прогнозируем увеличение в два раза внутреннего потребления на территории Якутии.

В.ПУТИН: Не хватает, вот Вячеслав Анатольевич говорил. Дефицит электроэнергии здесь какой?

В.СИНЮГИН: На сегодняшний день дефицита, собственно, на территории нет.

В.ШТЫРОВ: Сегодня нет.

В.СИНЮГИН: Нет. Но с точки зрения перспективы, которую мы рассматриваем вместе, 7 миллиардов по году электроэнергии, это плюсом почти столько же, сколько сегодня вырабатывает энергосистема Якутии. То есть это первый рынок, который мы рассматриваем под южноякутский гидроэнергетический каскад, который в год будет производить порядка 23 миллиардов, то есть это порядка одной трети на внутренний рынок.

Второй рынок - это ОЭЭС Дальнего Востока. И для нас, конечно, приоритетными являются те проекты, строительство предприятий, в том числе крупных и энергоемких на территории Дальнего Востока, которые потребляют электроэнергию. И у нас сегодня есть заявки таких крупных потребителей, которые рассматривают вопросы строительства, в том числе алюминиевых заводов на территории Хабаровского края. И под эти заводы требуются достаточно большие и стабильные источники электроэнергии. Собственно, это один из потенциальных потребителей для данного каскада.

И только третьим направлением мы рассматриваем для себя экспортное направление в страны АТР. Это Китай, это Северная и Южная Корея и это Япония как самый сложный проект, хотя по экономическим параметрам, по ценам, которые существуют на рынке, Япония - самый перспективный.

Вот, собственно, это ключевые направления. Мы договорились о создании рабочей группы по разработке этого проекта. Я возглавляю эту группу в РАО ЕЭС. Собственно, мы в следующем году (то есть в этом, наступившем, 2006 году) намерены интенсивно начать разработку проекта и, соответственно, просили бы соответствующий тоже порученческий пункт, если это будет возможно, по подготовке этого проекта в адрес РАО ЕЭС, представить его Правительству на рассмотрение, поскольку такого рода крупные гидроэнергетические объекты по всему миру строятся под прямым контролем государства и с прямым участием государства.

Дальше, конечно же, мы будем одним из вопросов рассматривать схемы финансирования проекта. Мы основываемся на сегодняшнем мировом опыте финансирования крупнейшей гидростанции в мире, которая строится в Канаде с участием государства и с участием государственных гарантий, которые выдает государство под строительство этих станций. В Китае крупнейшая гидростанция в мире, которая сейчас строится, "Три ущелья", в Бразилии, в странах Южной Америки, где также участвуют в этих проектах и первые частные инвесторы, в строительстве крупных гидростанций.

Второе направление, которое мы для себя рассматриваем совместно с республикой в качестве приоритетного, - это направление, связанное с объединением энергорайонов республики. При этом здесь, на этом слайде, обозначены как раз все эти энергорайоны. В качестве первого шага мы предполагаем шаг, связанный с объединением южного энергорайона, здесь он показан, который соединен сегодня с ОЭЭС Дальнего Востока, с ОЭЭС востока и центрального района, собственно, где мы сегодня находимся, в Якутске. Мы видим прежде всего необходимость усиления безопасности и надежности энергоснабжения центрального района. Сегодня по сути он питается от двух источников электроэнергии, которые работают достаточно надежно. Тем не менее схема обеспечения требует от нас дополнительных шагов в этом направлении.

Первый шаг, который мы предполагаем делать, начиная активные действия в 2006 году, это объединение центра и юга - два этих узла. По остальным узлам, о которых здесь говорилось, мы предполагаем действовать следующим образом. В 2006 году в соответствии с поручением Правительства РАО ЕЭС разрабатывает предложения по программе размещения энергетических мощностей до 2020 года. В рамках этой программы мы будем подходить и к понимание по спросу в регионах, которое появляется. Конечно же, для нас наиболее точное понимание спроса в регионах было бы оптимально. Как один из вариантов, о котором Владимир Иванович говорил, - это комплексная программа развития экономики Якутии, из которой можно сделать дальше выводы, связанные с тем, сколько и куда электроэнергии потребуется. В то же время параллельно мы делаем свой собственный прогнозный энергобаланс по территории страны плюс в соответствии, как я уже сказал, с поручением Правительства программа размещения энергомощностей до 2020 года. В рамках ее мы будем как раз и предлагать сетевые решения, объединять ли это с Сибирью, объединять ли это дальше с другими узлами. Вот, собственно, здесь мы будем искать наиболее экономичные решения.

Третье направление, которое мы реализуем уже почти пять лет совместно с руководством республики, - это программа развития малой энергетики. Это одна из первых программ развития малой энергетики в РАО ЕЭС и одна, с моей точки зрения, из самых успешных на сегодняшний день. Мы на сегодняшний день в рамках этой программы получили экономию условно постоянных затрат порядка 230 миллионов рублей за прошедшие четыре года. Была произведена замена ряда мощностей в сельских районах. И эта программа, с нашей точки зрения, подлежит тиражированию и в других северных регионах, поскольку может быть универсальным инструментом решения подобных проблем, которые возникают в аналогичных регионах.

Вот, собственно, три стратегических направления, о которых я хотел сказать.

Еще одна проблема, о которой здесь говорил президент республики, - это перекрестное финансирование между объединенными энергосистемами, между централизованной энергетикой и децентрализованной. Безусловно, эта проблема есть, и она существует в рамках всей страны, и, собственно, Правительство уже несколько лет рассматривает подходы к решению вообще проблемы снижения перекрестного субсидирования. Пока здесь, к сожалению, - в нашем понимании эту проблему надо решать комплексно - пока продвинуться здесь совместными усилиями не удалось. И решать отдельно проблему по Якутии по перекрестному субсидированию, видимо, будет не очень просто.

По дальнейшим шагам, которые мы предполагаем. Собственно, первое - это работы по маркетингу и определению потребностей, в том числе по Китаю в рамках того договора, который подписан сегодня по южноякутскому гидрокомплексу. Наиболее сложным вопросом является цена. Мы пока не сошлись с нашими коллегами по цене. Эти переговоры продолжаются. Они достаточно жаркие и тяжелые.

Второе. Мы в 2006 году планируем развернуть работы по началу проектированию ЮЯГЭКа, и это требует также в том числе и тарифных решений, связанных с проработкой этого вопроса.

И третье - структурирование финансирования по строительству этого проекта и плану его реализации. Проект достаточно длинный, как любые крупные гидростанции, по времени, и первый, собственно, разворот строительства, если в 2006 году интенсивно начнем работать, можем начать уже в 2008 году, ну а первые вводы ориентировочно, очень предварительно - в 2015 году.

И, конечно же, нужно определить роль государства в этом большом проекте гидроэнергетического комплекса, определиться с тем, должно ли государство сохранить контроль над этим объектом как над одним из стратегических ресурсов государства. По действующим гидростанциям крупным в законе об электроэнергетике содержится положение, что они должны быть сохранены под контролем государства, по новым гидростанциям нужно определиться, насколько это необходимо и насколько мы можем привлекать инвесторов, в том числе и зарубежных, под эти объекты.

И мы также подготовили порученческий пункт по этому вопросу и просим его рассмотреть.

Кроме того, собственно, как уже было сказано, возвращаясь к итогам прошедшего года и к тому, что сделано перед Новым годом, федеральная гидрогенерирующая компания, которую я возглавляю, - а 24 декабря прошлого года исполнился год с момента ее создания, в соответствии с решением Правительства она была создана - за это время компания стала второй по установленной мощности в мире из гидрокомпаний. Первое место занимают канадцы. И, собственно, эта компания может стать инструментом по освоению гидропотенциала страны (Россия обладает вторым в мире гидропотенциалом) и по экономическому развитию региона. Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, уже начало нашей дискуссии показало, насколько важные вопросы мы сегодня обсуждаем. Восточная Сибирь для России имеет огромное значение - здесь огромный потенциал, и в Якутии в том числе. Перспективы здесь просто колоссальные, просто огромные перспективы. Это требует особого внимания Правительства к решению вопросов в Якутии, во всей Восточной Сибири.

И самое главное - это необходимость улучшения деятельности Правительства по согласованию действий различных министерств, ведомств, компаний с государственным капиталом, либо частных компаний. Потому что они без поддержки федерального центра, без поддержки Правительства эффективно здесь работать тоже не могут, так как мы видим, насколько велика специфика в районах северных территорий Российской Федерации, в том числе в Якутии.

Хочу обратить внимание на то, что мы планировали и что мы будем осуществлять. Решения приняты, сформулированы. Будем осуществлять один из проектов, о котором здесь прозвучало. Это наполнение нефтепроводной трубы, которую мы собираемся строить до Тихого океана, а как первый этап - до Сковородино. Для того чтобы проект был реализован, потребуется огромное время, еще не все закончено с точки зрения согласования. Мы в апреле закончим, как и обещали, все согласования в Правительстве, и уже летом начнем практическую работу по реализации. Но это не будет эффективно, если мы не сможем реализовать и проекты по освоению месторождений в Восточной Сибири, в том числе и в Якутии (здесь Вячеслав Анатольевич говорил об одном из этих проектов).

Хотел бы обратить внимание, что без решения социальных вопросов мы эффективно хозяйствовать на этой территории тоже не сможем. Поэтому в ходе реализации приоритетных национальных проектов, конечно, необходимо обратить внимание на то, что здесь было сказано руководителем республики, имея в виду специфику деятельности учреждений образования, здравоохранения на северных территориях вообще и в Якутии в частности.

6 января 2006 года,
Якутск
http://kremlin.ru/text/appears/2006/01/100061.shtml

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован