11 февраля 2007
10942

Стенограмма заседания Социально-консервативного клуба от 3 февраля 2007 года

Председательствует Шувалов Ю. Е.

Шувалов Ю. Е. Добрый день, уважаемые коллеги! У нас сегодня большая повестка дня. Я предлагаю обменяться текущей информацией, связанной с развитием предвыборной ситуации, тем более Андрей Константинович (Исаев - прим. ред.) и Валерий Владимирович (Рязанский - прим. ред.) были в регионах. Но достаточно коротко, потому что у нас сегодня очень серьезный вопрос. Мы его назвали "Формирование российской нации".
На самом деле предлагается несколько проектов. Главный - это проект Ивана Демидова "Русский проект партии "Единая Россия". Дальше я бы хотел представить вам Максима Шевченко с журналом "Смысл", который он делает и который очень интересен Центру социально-консервативной политике. И у нас Андрей Полосин подготовил презентацию Института политических исследований - это институт развития идеологии, который тоже хочет развивать идеологию в рамках принципов социального консерватизма.
Мы договаривались, что заявления и предложения Демидова будут основными, но вопросы смежные, и так как вопрос стоит о цивилизационном проекте России, по сути дела, когда мы говорим о "Русском проекте" (я думаю, что мы об этом говорим), то здесь хороша идеология с разных точек зрения и состояние обсуждения вопросов, связанных с будущим России, что позволяет нам делать журнал и институт, о которых я только что сказал.
Что касается предвыборной ситуации, я хочу вам сказать свою точку зрения. Члены ЦСКП готовят в понедельник заседание Бюро Высшего Совета. Андрей Викторович Буренин и Ильдар Нуруллович Габдрахманов подготовили документы, связанные с принципами долгосрочной бюджетной политики, которые до этого обсуждались также с Андреем Константиновичем Исаевым и с другими нашими участниками. Я думаю, что на следующей неделе это будет главной темой - позиция партии по бюджету, который мы будем принимать уже в эту сессию. Не хочу открыть ключевых вопросов, это должно сделать наше руководство, но тем не менее я хочу сказать, что очень удовлетворен нашей двухлетней работой в ЦСКП, она сейчас воспринимается руководством, и многие наши идеи сейчас предлагается воплощать в жизнь. Это первый вопрос.
Что касается второго направления - это проекты партии "Единая Россия", в том числе и проект "Историческая память", который близок к сегодняшнему вопросу. Они практически все подготовлены и все в ближайшее время будут оценены руководством партии. И, соответственно, мы должны увидеть эти проекты уже в действии в ближайший период, связанный с политической полемикой. Я вижу, что наши оппоненты перехватывают эти проекты. В частности, Миронов заявил о том, что он возглавит Попечительский совет царской усыпальницы, который, собственно говоря, не требует особого финансирования. Мы же, вы знаете, Борис Вячеславович (Грызлов - прим. ред.) руководит проектом по воссозданию совершенно разрушенного Храма Фёдоровской иконы Божьем Матери в Санкт-Петербурге. То есть у нас уже идет прямая полемика и идет попытка клонирования наших проектов. Поэтому я считаю, что именно в ЦСКП должна находиться администрация по управлению проектами и мы не должны расслабляться. Собственно говоря, многое нам удастся сделать через обсуждение программ территориального развития на предстоящих межрегиональных форумах, которые курирует Валерий Владимирович Рязанский. Я думаю, они у нас пройдут все зимой-весной, в ближайшее время. И они помогут нам найти единомышленников, людей, через которых мы будем продвигать эти проекты непосредственно на территориях.
Тогда я бы хотел сейчас Андрею Константиновичу предоставить слово, потом Валерию Владимировичу, а потом уже Ивану Демидову.
Исаев А. К. Уважаемые коллеги, для того чтобы не отвлекать вашего внимания слишком долго от главной темы, которую нам сегодня предстоит обсуждать: "Русский проект партии "Единая Россия", я очень коротко поделюсь впечатлениями.
Мне удалось на этой неделе побывать в трех регионах, где так или иначе проходят выборы, это Орловская область, Санкт-Петербург и Владимирская область, где у нас проходят довыборы в Законодательное собрание по нескольким округам.
На мой взгляд, ситуация развивается достаточно штатно, то есть никаких экстраординарных событий, которые бы бросали в глаза, обращали на себя внимание, не происходит. Развитие избирательной кампании идет инертно, объективно это выгодно "Единой России", потому что мы видим достаточно спокойный настрой избирателей, которые взвешенно воспринимают происходящее. Вопросы, которые обычно задаются аудиторией, вполне разумны. Видно, что люди хотят решить конкретные проблемы, а не заявить власти свой протест по поводу всего происходящего.
Несколько тревожных тенденций, которые, на мой взгляд, обозначились повсеместно. Наиболее болезненными темами на этих выборах являются лекарственное обеспечение льготников и рост тарифов на услуги ЖКХ, в первую очередь платы за жилье и тепло. Если говорить о первом случае, то мы можем констатировать, что, к сожалению, система "социального пакета" в том виде, как она задумывалась Министерством здравоохранения и социального развития, терпит крах. Произошел ухудшающий отбор, в результате которого подавляющее большинство льготников выбрало деньги. Остались на "социальном пакете" только те льготники, на которых требуется существенно большее количество средств, чем предусмотрено сегодняшним бюджетом, то есть это те, для кого лекарства стоят огромных денег. Это совпало с приказом Министерства здравоохранения, изданным не известно на каком основании, лимитирующим сумму средств, отпускаемых на одного льготника. Это 378 рублей. Это совпало с решением Министерства здравоохранения не отпускать лекарства по декабрьским рецептам. И это совпало с тем, что значительная часть прошлогодних рецептов (в Рязанской области 50%) были признаны недействительными и не подлежащими отовариванию.
Это является серьезным мотивом для тех компаний, которые сегодня занимаются лекарственными поставками, прежде всего, "Протек", чтобы практически свернуть эти лекарственные поставки. Для примера, в Орловской области на сегодняшний день отложенных рецептов, которые не отоварены, и неизвестно, когда они будут отоварены, 23 тысячи. Причем там действуют две фирмы. Одна была подобрана региональными властями, там нет ни одного отложенного рецепта. Вторая - "Протек", которая была подобрана Министерством здравоохранения, - там все 23 тысячи. Также на это дело наложился ноябрьский приказ Министерства здравоохранения об исключении целого ряда лекарств из перечня.
Очень серьезные настроения. Вопросы задаются практически во всех регионах. Вопросы, связанные в том числе и с фигурой министра здравоохранения и социального развития. На сегодняшний день, на мой взгляд, он является большим раздражителем в обществе, чем Чубайс. В связи с этим, конечно, партии будет необходимо до мартовских выборов выдать какую-то совокупную реакцию. Мы договорились о том, что Министерство здравоохранения и социального развития проведёт собеседования с наиболее проблемными территориями и какие-то индивидуальные решения будут приниматься при активном участии партии. Но в целом проблема остаётся. Мы понимаем, что в том виде, как был задуман "социальный пакет", он не срабатывает. Страховая система перераспределения средств от здоровых к больным не действует, потому что в условиях ухудшающегося отбора остались очень больные, которым требуется существенно больше средств, чем сегодня предусмотрено в бюджете Фонда обязательного медицинского страхования.
Следующая важная проблема - это рост тарифов. Он произошел значительный и, на мой взгляд, достаточно безосновательный, особенно если мы говорим о росте тарифов на тепло. Могу напомнить, что повышение тарифов на тепло было принято еще в декабре прошлого года, исходя из среднемесячной температуры в центральной полосе России 13 градусов мороза. Хочу напомнить, что весь декабрь и январь температура существенно отличалась. И поэтому населению достаточно сложно объяснить, с чем связано столько радикальное повышение. Это повышение во многом съедает индексации, в первую очередь, индексацию пенсии, которая предусмотрена в этом году. И на этот вопрос фракции, на мой взгляд, также следует ответить.
Я думаю, что было бы целесообразно предложить руководству фракции провести расширенное открытое заседание, на которое пригласить министров здравоохранения и региональной политики, задать все необходимые вопросы и подготовить решения, которые бы расшивали проблему. В ситуации со здравоохранением это, видимо, дополнительные ассигнования бюджета Фонда медицинского страхования на лекарственное обеспечение. В ситуации с министерством региональной политики - проверка еще раз обоснованности повышения тарифов.
Если говорить о наших оппонентах, то мы видим, что на сегодняшний день наши основные оппоненты все больше и больше впадают в социальную демагогию. В условиях, когда мы предлагаем целый ряд серьезных проектов, нацеленных на повышение жизненного уровня населения, им остается в соревновании с нами предлагать совершенно нереалистичные вещи, которые постоянно озвучиваются. Начиная с того, что они обещают установить пенсию, равную 75-80% от заработной платы, чего не существует сегодня ни в одной стране мира, кончая другими аналогичными вещами. На мой взгляд, это достаточно легко разбивается, поэтому сейчас мы обладаем достаточными аргументами, которые позволяют нам с ними полемизировать, в том числе по социальным вопросам. Вот, если коротко, наша позиция.Спасибо.
Рязанский В. В. Мне представляется важным отметить, что самое серьезное событие, которое произошло в последний момент, - пресс-конференция президента, где подведены итоги и дана оценка "Единой России". Мы надеемся, что такого рода итоги отразятся и на итогах голосования.
Не могу не отметить тревожные нотки в словах Андрея Константиновича, и сразу хочу сказать, что поручение фракции по поводу тарифов уже есть, и все, кого эта тема интересует, пожалуйста, приходите во вторник к нам на заседание нашей группы. Мы дадим старт обсуждению этого вопроса. Мы уже получили массу материалов из регионов, обобщили. И господин Новиков (руководитель Федеральной службы по тарифам Сергей Новиков - прим. ред.) у нас будет присутствовать на данном вопросе. Мы ему специально отводим порядка полутора часов времени на беседу и встречу с группой. И разговор будет очень серьезным. Несмотря на то, что формально многие цифры выдержаны в параметрах, тем не менее есть ряд регионов, которые достаточно серьезно перешагнули рубеж, установленный постановлением правительства. Бог бы с ним, там 1-2%, которые перешагнули рубеж 115, но важно то, что увеличение цены на газ имеет мультипликационный эффект, и за этим следует фактическое увеличение тарифов на всю бытовку, включая электротранспорт. Пока баланс в энергетике не будет достигнут, мы будем иметь такого рода проблемы. Так что вопрос очень важный, мы начнем его обсуждать. И я поддерживаю предложение Андрея Константиновича в рамках работы фракции пригласить на открытое заседание министров по данным вопросам.
Что бы я еще отметил? Кроме межрегиональных форумов, проведение которых запланировано этой весной, мы еще проводим достаточно серьезные форумы сторонников. Уже проведены такие форумы в Самаре, в Вологде, на следующей неделе состоится такой же форум сторонников в Ставрополье. Форумы носят такой интересный, неформальный характер. Это не партийно-хозяйственный актив, это очень интересно срежессировано, и, на мой взгляд, хорошее подспорье в работе с электоратом.
Еще можно отметить достаточно сильную сторону избирательной кампании - это взаимодействие с общественными организациями. У нас подписано 38 соглашений, в понедельник будет обсуждено еще пять соглашений. Не все из них являются системными организациями, но большинство из них активно включились в поддержку "Единой России" в этих регионах на выборной кампании. Поддержка общественных организаций выражается и в проектах, которые они приготовили. Мы эти проекты уже начинаем обсуждать на заседании президиума генерального совета (руководящего органа партии "Единая Россия" - прим. ред). Естественно, в определенной степени это будет наказом нашей комиссии по бюджетному процессу. И ряд проектов будет носить, конечно, общефедеральный характер. Я имею в виду, поддержка РОСТО (Российская оборонная спортивно-техническая организация, правопреемник ДОСААФ - прим. ред.), поддержка инициатив "Спортивной России" и ряда других интересных проектов, которые разворачиваются с помощью наших коллег.
И в качестве тактики поведения с нашими идеологическими противниками, я имею в виду "Справедливую Россию". Мне представляется, что нам не надо до поры до времени раскрываться до конца в наших тактических и стратегических установках и планах. Естественно, что нужно отвечать очень точно на такого рода популистские заявления. Но действительно четко прослеживается линия, что за нашими инициативами следуют их инициативы, только еще более популистского характера. Поэтому надо в этих вопросах быть по сдержанней самим, и давать очень взвешенную и конкретную критику этих предложений, как это сделал Андрей Константинович совсем недавно в своем интервью по пенсионной системе. Пожалуй, все.
Шувалов Ю. Е. Кокошин Андрей Афанасьевич хотел пару слов сказать про Петербург. Для нас это важно.
Кокошин А. А. Уважаемые коллеги! Я тоже на этой неделе побывал в Санкт-Петербурге и Ярославской области. В Санкт-Петербурге у нас выборы, в Ярославской области пока еще нет. Что можно было бы отметить важного для "Единой России". У нас в Санкт-Петербурге активно работает филиал ЦСКП. И мы там рассматривали целый комплекс тех проектов и технологий, которые отобраны Петербургским филиалом ЦСКП и которые, я считаю, будут играть важную роль в деятельности нашей, как стратегической, долговременной по проекту "Фабрика мысли", так и целый ряд этих проектов может сыграть немаловажную роль в предстоящих выборах в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга. В частности, эти проекты относятся к решению задач обеспечения здравоохранения, здоровья нации и вполне могут вписаться в тему национального проекта по здравоохранению (то, о чем говорил Андрей Константинович в своем выступлении). У нас есть, вы знаете, очень острая проблема производства собственных лекарств, начиная с самых элементарных до самых сложных - сывороток и различной медицинской аппаратуры и оборудования. Эта тема уже поднимается первым вице-премьером нашего правительства Дмитрием Медведевым, и мы здесь, я думаю, опираясь на санкт-петербургское, или северо-западное отделение ЦСКП (там уже проведена большая работа по селекции таких проектов), можем предложить целый ряд конкретных технологий по решению этих задач, которые стоят у нас в рамках проектов "Фабрики мысли" и национального проекта "Здравоохранение".
Далее я по результатам поездки в Санкт-Петербург и Ярославскую область буду рекомендовать нам разработать свои предложения по еще одному национальному проекту, связанному с культурой, культурным наследием Российской Федерации. Нет нужны говорить, насколько мощный пласт культуры имеется в Санкт-Петербурге. У нас там есть и такие объекты культуры, которые всем известны уже и достаточно поддержаны, но есть целый ряд объектов культуры, которые нуждаются в очень серьезной поддержке - и политической, и материальной, и поддержке со стороны партии "Единая Россия". Это касается целого ряда музеев, например, второго-третьего уровня. Они не очень на слуху, но они играют исключительно важную роль. Я встречался с большим количеством музейных работников - это настоящие подвижники, настоящие патриоты своего дела. К сожалению, музейные работники оплачиваются крайне скупо, их не часто награждают государственными наградами, а некоторые из них десятилетиями верно служат Родине и российской культуре. Я буду предлагать руководству партии "Единая Россия" обратить внимание на эту категорию работников.
Особого внимания требуют, конечно, региональные музеи, которые есть в малых городах, в районных и областных центрах. Я говорил уже на предыдущем заседании, что мы продолжаем работать и уже начали конкретно помогать Гдовскому музею, который занимается, в частности, и организацией мероприятий, связанных с Ледовым побоищем. Скоро у нас 765 лет Ледовому побоищу. Мы уже начали помогать и будем помогать этому музею, который ведает этим местом и организует на свои скуднейшие средства экскурсии и мероприятия на месте, где состоялось Ледовое побоище. Так что, я думаю, что мы сейчас выходим (с целым рядом моих коллег мы начали прорабатывать этот вопрос) на рекомендации, касающиеся потенциального национального проекта, касающегося развития культуры и культурного наследия.
Солонин Ю. Н. У меня один вопрос к Андрею Константиновичу. Когда я слушал вас, вы сказали что-то насчет того, что Зурабов будет заниматься в каких-то точках прояснением ситуации, а партия ему поможет. Вы примерно так выразились. Если не отмежовываться от Зурабова, а вытаскивать его из болота, то мы сознательно загоняем ситуацию!
Исаев А. К. Я должен сказать, что задача партии в первую очередь - помочь решить проблему для людей. Поэтому мы будем настаивать на том, чтобы по наиболее проблемным регионам было проведено собеседование и будут приняты меры чрезвычайного характера министерством. Партия на этом настаивает. Для нас главное - решить проблему людей. Это существенно. И мы будем решать с той властью, которая на сегодняшний день существует.
Шувалов Ю .Е. Я предлагаю сейчас перейти к тому, вопросу, который мы заявляли как основной вопрос.
Демидов И.И. Добрый день! Спасибо, Юрий Евгеньевич, спасибо вообще ЦСКП - главной фабрике мысли, будем по-русски говорить, - за предоставление возможности открыть эту тему. Собственно говоря, тезисы очень просты. Суверенность России, ее самостоятельность, ее суверенная демократия - этот тезис не надо никому доказывать, мы уже находимся в этой ситуации. И этот тезис разделяет наше с вами путинское большинство. Понятно, что и президент и партия "Единая Россия" как главная политическая сила остановили развал страны и практически стабилизировали ситуацию. Но стабилизация - это всегда ответы на предыдущие вызовы и на предыдущие крахи. И сейчас, когда идет лозунг "От стабилизации к развитию", естественно, актуальными становятся проекты, проектное мышление, тезисы о будущем. И вот тут всплывает, как мне кажется, в нашем понимании, что мы сами, наконец-то всплывает вопрос: а кто такие мы? Как ни странно, этому вопросу мы предлагаем посвятить не только сегодняшнее начальное заседание, а следующую работу под названием "Русский проект партии "Единая Россия"".
Сейчас вам раздадут "Десять русских вопросов" (так мы назвали актуальную повестку дня). Об этом теме говорили тысячу лет и еще, наверное, тысячу лет будут говорить. И хотелось бы сегодня у вас, дорогие друзья и коллеги, прежде всего начать битву за слово. Эти слова "национализм", "русскость", "русская политика", "национальная политика" в актуальном политическом пространстве, безусловно, перехвачены (даже не скажу конкурентами) политическими силами или псевдополитическими силами, которые пытаются работать с этим тезисами и терминами. Но что характерно, на последнем собрании Конгресса русских общин (основной силой, которая пытается торговать) прозвучали очень интересные мысли. Они сами признались, и это обязательно нужно отметить. Что они пишут: "Состояние и перспективы русского национального движения описываются двумя новостями и двумя возможностями. Хорошая новость - уже более пяти лет большинство разделяет эти ценности и идеи. Плохая новость - наш народ вовсе не считает нас с вами выразителями и защитниками этих идей и ценностей". И дальше добавляют: "Просто значительное большинство населения сочло, что Путин с "Единой Россией", не высказывая вслух наших лозунгов, на деле готовы реализовывать именно их. Собственно говоря, именно социал-патриотические настроения и образуют пресловутое путинское большинство. И оторвать это большинство от Путина, и даже от "Единой России" - совсем непростая задача".
Я бы здесь выделил самое главное, что, не высказывая вслух, по умолчанию понятно, что и президент, и наша с вами партия действительно как бы партия русской национальной политики и русской национальной традиции и т.д. и т.п. В том числе, как мне кажется, пришло время начать высказывать, начать формировать то, что я называю "битвой за слово". И в связи с этим, если вы посмотрите на повестку "Десяти русских вопросов", то я бы предложил начать с первого, он лозунговый, но, как мне кажется, именно он сейчас и самый актуальный для всего нашего народа. Ответ понятный и простой на этот вопрос. Мне кажется, это начало нашего разговора. И последнее, что я хотел бы сказать, можно сразу... Естественно, не отказывая никому в праве говорить о фашизме и расизме применительно к национальной политике или применительно к теме русских, хочу вас коротко ознакомить с последним (декабрьским) исследованием ВЦИОМа по поводу идеи России для русских. В принципе самая главная и самая популярная мысль простая: относительное большинство - 34% заявляют, что готовы поддержать эту идею при условии, что под русскими подразумеваются все граждане России. Это такой стабильный ответ. То есть все здравые люди никогда не вносят в это понятие, особенно в политическом пространстве, ничего этнического, расового и националистского. Вот о чем бы сегодня хотелось поговорить. И начать, может быть, для разминки, может быть, в системе неких лозунгов, которые были бы приемлемы, в том числе для внешнего мира, и которые можно было бы расшифровать, начать с первого вопроса. (Первый из десяти вопросов Ивана Демидова, список которых был роздан участникам заседания Клуба социально-консервативной политики, звучит так: "Россия - для русских?" - прим. ред.).
Я позволю себе не самому вести, а попрошу Андрея Константиновича и Юрия Евгеньевича, но хотел бы предложить для начала высказаться людям, которые профессионально работают со словом и с девизом - нашим журналистам. Поэтому, Михаил Владимирович, вы у нас в этом смысле главный по девизам.
Леонтьев М. В. Я, наверное, разочарую кого-нибудь. Первый вопрос, по-моему, есть последний, потому что ответ на все остальные вопросы, собственно, и есть ответ на первый вопрос. Моя позиция известна, я ее просто лишний раз изложу. Почему, на мой взгляд, все важно и понятно, тоже это очевидно: межэтнические отношения - самое уязвимое место для России. Если кто-то хочет расколоть, расковырять и т.д., он будет заниматься этим, он будет стимулировать этнический национализм. На мой взгляд, "Русский проект" - он не новый. Красиво, конечно, назвать его новым, но "Русский проект" старый, его надо только обновить. И русский проект есть один, другого проекта нет и никогда не будет, "Русский проект" - это империя. И идентичность - ответ на все ксенофобские вызовы только один, - это имперская идентичность. А русские - это имперскообразующая нация. Русские никогда, даже находясь за границей под очень большими нациями, никогда не образовывали плотных комьюнити, потому что это не лежит в культуре, в традиции. Говорят, что у русских нет как таковой солидарности и т.д. Дело не в этом, русские - они либо имперская нация, либо каждый русский существует только как индивид.
И если мы говорим о национальной государстве, то надо очень аккуратно выражать свои мысли. Можно, конечно, вместо слова "империя" использовать слово "нация", но тогда мы должны четко понимать, что мы имеем в виду. Но здесь тоже есть очень серьезные ограничения, потому что существуют национальные государства, построенные не по этническому признаку. Та же самая Франция, любой житель - француз. Что с этим происходит в цивилизованной Франции - мы видим. А что произойдет в России, где всегда была традиция?! У нас же огромное количество коренных, наших русских народов, которые здесь жили и живут и которые абсолютно укоренены в России. И здесь идея стирания, ассимилирования совершенно ни к чему. Более того, Россия всегда использовала и сейчас использует совершенно разные способы, методы управления разными территориями с разными культурными традициями. И это наш цивилизационный ответ всегда был сильнее. Я напомню лорда Керзона (нашего большого друга), когда он проехал по Туркестанской дороге, то написал, что самое большое впечатление на него произвели туркменские вожди - злейшие враги русских в течение веков, одетые в русскую военную форму и почитающие за высшую честь прием у государя-императора.
Понятно, что мы не должны копировать империи прошлого, речь идет о другом. Речь не идет о династической империи, безусловно. Например, большинство американских консерваторов признают Америку империей. Вот Вильям Одом, который был начальником АНБ (Агентство национальной безопасности США - прим. ред.) в свое время, говорит, что либеральная империя отличается от всяких других, что она привлекательна, что она не загоняет в себя.
Демидов И. И. Михаил Владимирович, я прошу прощения. Имперский проект мы услышали.
Леонтьев М. В. Да, да. Я еще хочу сказать одну вещь, что у нас не должно быть таким образом национальных меньшинств. Солдаты империи совершенно равные со всеми. У нас не должно быть национальных меньшинств, чьи права тщательно соблюдаются. Ради чего империя создается? У нас есть одна миссия, которую мы должны выполнить, и никуда мы не денемся (может быть, это не надо произносить) - миссия собирания постсоветского пространства. Мы без него не выживем. И это тоже имперская задача. И с этой точки зрения мы должны быть привлекательны, мы должны создать "третий Рим". Вот что у нас всегда не получалось? У нас всё получалось, кроме одного, у нас не получались институты, у нас не получились образцовые государственные институты.
Демидов И. И. Надо задуматься по этому поводу.
Леонтьев М. В. Вот Миних, немец, потрясающую фразу произнес, он сказал, что русское государство обладает тем преимуществом перед другими, что оно управляется непосредственно самим Богом, иначе невозможно понять, как оно существует.
Демидов И. И. Удобно, но вряд ли мы сейчас можем... Михаил Владимирович, это не последние твои слова. Мы поняли основной тезис - это решение через империю. Но тем не менее к вопросу о нации... Здесь люди сидят гораздо умнее меня, и они знают, что термин "нация" появился в конце XVIII - начале XIX века, и появился как термин политический. И в связи с этим, когда он пришел как политический термин в Россию, позволю себе маленькую цитату из Достоевского: "Нации живут великим чувством и великой всеобъединяющей и всеосвежающей мыслью соединения народов, наконец когда народ невольно признает верхних людей с ним заодно, из чего рождается национальная сила". То есть опять политический тезис, что когда социально верхи и низы совпадают, вот тогда начинается нация. Нация начинается тогда, когда люди имеют право влиять на власть не только в 1812 или "вставайте, люди русские" на Ледовом побоище и прочее, а когда они в ежедневном режиме имеют возможность управлять.
Максим, пожалуйста.
Шевченко М. Л. Спасибо за честь выступить в этом высоком сообществе. Мне кажется, эта тема крайне важная, и нет важнее сейчас темы, которую стоило бы обсуждать. Потому что, в конце концов, вся защита прав трудящихся в той или иной форме - это дело повседневной практики. И я думаю, что партия, которая показала свою эффективность, с этим справится. А проектно-концептуальные действия, особенно в рамках историческое продвижения - это очень сложная вещь. И переходить от стабилизации к проектному действию, к развитию - это тот шаг, без которого Россия не сможет двигаться. С этой точки зрения, мне кажется, что в заявленной Иваном Демидовым теме есть несколько очень важных рамок. Для меня важнейшая рамка, которая характеризует русское и которая включает в себя, в том числе все национальности, которые связали свою судьбу с Россией по собственной воле или не по собственной воле, давайте не будем лицемерами, давайте будем объективно смотреть на нашу непростую историю, - так вот первая рамка - это русский язык, защита и сохранение русского языка.
Эта тема, к которой пренебрежительно относились в последние годы, в том числе на постсоветском пространстве, мне кажется важнейшей политической задачей. Не культурной, не социальной, а именно политической задачей. Язык - это не просто средство общения на базаре, а язык является технологическим пространством формулирования политического проекта. На русском языке были сформулированы политические проекты, которые перевернули мир - нравится это или не нравится кому-то. На русском языке были сформулированы как проекты консервативные (в исполнении Достоевского или Леонтьева), и мир отозвался на эти формулировки, так и проекты революционные, которых не знала история - устами Ленина, Троцкого и других лидеров большевистской революции. А отказ от политической рамки, проектного политического действия в вопросе о русском языке, пренебрежение и сдача позиций по этому вопросу разного рода националистам на постсоветском пространстве является политическим преступлением против проекта "Россия". И вне этого обсуждать само по себе какие-либо национальные рамки, мне кажется, невозможно, так или иначе мы скатимся к фашистской демагогии относительно того, кто есть русский, а кто есть нерусский, и почему нерусские нации должны исполнять роль национальных лакеев при доминирующей русской нации.
Демидов И. И. Интересно, где будет то министерство, которое будет определять и выдавать справку по поводу того, русский ты или нет?
Шевченко М. Л. Я думаю, господин Рогозин себе уже выделил здание в центре Москвы. Я думаю, что он примеривается на Ильинку, никак не меньше.
Итак, первая рамка - это язык. Вторая рамка - это тот самый проект, который Россия может и должна предложить миру. Когда крупные и уважаемые в этом сообществе идеологи в своих по-настоящему интересных и важных статьях пишут, что Россия - часть Запада, я не могу согласиться с этим ни в коей мере. Я имею в виду статью Владислава Юрьевича Суркова "Национализация будущего", которая является выдающимся событием в интеллектуально-политическом пространстве России. Россия для меня не часть Запада. И в первую очередь вот почему: Запад формулировал свое политическое проектное пространство на нескольких языках, языках достаточно внятных. Когда-то это была латынь, потом английский, французский, немецкий языки и в какой-то степени итальянский. Всего в мире несколько проектных языков, которые переросли этнические рамки. К мною названным языкам можно еще прибавить арабский, тюркский, испанский и русский язык. Кто-то еще считает хинди, поскольку он воспринял санскрит, а тот в свою очередь объединил огромные многонациональные пространства. Русский зык, русский политический проект должен быть доформулирован, он должен быть защищён политически, и в этом я вижу, честно говоря, важнейшую роль социально-консервативного мышления, которое должно продолжать те парадигматические контуры, которые задали великие русские мыслители конца XIX - начала ХХ века своими вопросами, может быть, не своими ответами, об особом - важнейшем и необычном - русском пути.
Внутри этих рамок находятся, на мой взгляд, такие уже частные вопросы как религия, этничность. Михаил Владимирович сказал, что русские вне России распадаются. Я, конечно, не могу с ним согласиться, поскольку опыт жизни в Канаде и Бразилии русских старообрядцев и молокан, которые не перестали быть русскими, в отличие от русской эмиграции, показывает, что и спустя двести лет после эмиграции русские в джунглях Бразилии, окруженные индейцами и попугаями, остаются русскими, православными, пусть несколько другого обряда. Если ты им скажешь, что они не русские, они на тебя и с кольём могут пойти. Мне кажется, что вообще эта политика привязки государственной оболочки к конфессиональной принадлежности привела к тому, что Россия потеряла за последние двести лет миллионы талантливейших людей, которые не вписываются, может быть, в жесткий никонианский формат государственного православия, но которые почему-то в Канаде, в США, в Бразилии процветают и приносят колоссальный доход этим чужим государствам, оставаясь русскими... Не России, где в принципе им место жить. Воронежская или Курская области были полны молоканами, которые сначала должны были уехать в Армению, потом еще куда-то. Вот эта трагедия невидения разнообразия и цветущей сложности России, о которой говорил Леонтьев (здесь имеется в виду русский философ XIX века К. Н. Леонтьев - прим. ред.), является одной из главных болезней нашего государственного строительства. Мне кажется, что социально-консервативная политика вполне в состоянии избежать этой слепоты и увидеть русское в его колоссальном национальном и религиозном разнообразии. Спасибо.
Демидов И. И. Спасибо, Максим. Кстати, добавлю, что когда после Отечественной войны 1812 года руководством страны была заброшена новая формулировка и родилась та самая уваровская триада: "православие - самодержавие - народность", то и появилось слово "народность", собственно говоря. Потому что Отечественная война 1812 года дала ощущение, что не за монархию и не столько за веру поднялась страна, а именно за что-то третье. Но впоследствии, как отмечают многие историки, тезис о народности не продлился, потому что был похоронен в спорах вокруг самодержавия и православия.
Я бы позволил себе, чтобы мы в актуальное пространство ныряли, опять вспомнить декабрьский опрос. Обратите внимание, кого наши люди считают русскими: по популярности первый ответ - того, кто вырос в России и воспитывался в традициях русской культуры (с большим отрывом); второй - того, кто честно трудится во имя России, и только потом начинается тема крови, языка и в конце веры. Это просто для некого понимания здравого портрета. А теперь я попрошу Юрия Евгеньевича дальше вести, потому что я, с кем знаком, практически всем предоставил слово.
Шувалов Ю. Е. Нам совершенно понятна повестка дня. Я думаю, действительно, что мы наработали в нашем Социально-консервативном клубе может объединиться с идеей, которая Иваном Демидовым предложена, потому что вопрос развития российской цивилизации как таковой и ее сохранение в глобальном мире чрезвычайно важен. Здесь есть, безусловно, и экономическая составляющая, и вопросы геополитики. Поэтому я думаю, и Андрей Афанасьевич Кокошин, и Юрий Никифорович Солонин, и многие другие - они сейчас могут это всё серьезно прокомментировать. Но тем не менее я хочу сказать, что вопрос межэтнического согласия и многообразия наиболее продвинут в Петербурге. Несмотря на те тревожные сигналы, которые идут оттуда, у нас именно в Петербурге сложились принципы имперского единства и силы. У нас из Петербурга достаточно много сейчас присутствует наших коллег. Я бы сначала хотел предоставить слово академическому человеку, занимающемуся вопросами этнического согласия. Пожалуйста, Габриелян Георг Леонович.
Габриелян Г. Л. На самом деле здесь прозвучала одна основная мысль, которая, как мне кажется, может быть объединяющей для несогласных друг с другом присутствующих. Никто не связал понятие нации с понятием этноса. И я как человек, которого явно трудно заподозрить в чрезмерной русской этничности, тем не менее должен сказать, что за годы советской власти, конечно же, более всего пострадали великороссы. Все-таки "русские" - этот термин объединяет три восточнославянских народа. Великороссы больше всего пострадали именно потому, что из них сделали тот плацдарм, который должен быть захватить для большевиков весь мир. И в этом смысле, безусловно, великоросский народ, в первую очередь, великоросская культура как скрепа его держащая, его костяк, скелет, они должны получить, тут надо думать, как, но они должны получить некие преференции. В том числе и материальную поддержку.
Теперь по существу вопроса. Сила империи в том, что граждане обладают равными правами. Лояльные подданные, если говорить точнее, в имперских терминах, обладают равными правами. Вы помните, как только Рим реально дорос до империи, появилось такое понятие как "гражданин Рима", то есть оно уже стало передаваться и представителям окраин и т.д. Если пытаться строить этническую империю, то был такой товарищ, он пытался, 13 лет она просуществовала, затем закончилась в ХХ веке - всем это известно. Как строить, восстанавливать сейчас империю? Сейчас господин Леонтьев говорил о территориальном восстановлении - это идеал и, думаю, к сожалению, теперь уже малодостижимый. Но можно говорить о другом, можно говорить об империи духа, о культурной империи, о культурной экспансии. И это тоже нужно поддерживать, это должно быть направлением. Вот до сих пор, если человек из африканской страны в советское время учился, то он до сих пор возглавляет или входят в общество, скажем, российско-угандийской дружбы и культурных связей. И это имеет, господа, кстати говоря, и экономический аспект. То есть это не только чисто духовный проект, конечно, он имеет и экономическую проекцию. Спасибо. Пока это все, что я хотел сказать.
Вассоевич А.Л. Разрешите высказать свое суждение, прежде всего, по "Десяти русским вопросам". Я тоже, как и предшествующий докладчик, по своей фамилии инородец и я могу сказать, что формулировка "Россия для русских" однозначно будет благосклонно воспринята подавляющим большинством инородцев, если немного изменить эту формулировку "Россия - для эрэфовцев". Суперэтнос эрэфовцев, то есть людей, обладающих российским паспортом, гражданством, конечно, должен иметь преимущества перед нелегальными иммигрантами, ибо всё легальное должно иметь преимущество перед всем нелегальным.
Что такое "русская нация"? В принципе это нация всех коренных народов исторической России. Давайте вспомним о том, что при Петре Великом были и русские немцы, и русские татары и, по сути дела, сам этот термин вовсе не подразумевал дробления на этнические группы. Русский мир однозначно должен быть территорией исторической России, потому что за границами нашей сегодняшней родины остались миллионы русских людей не по своей вине, а в результате подписания Беловежских соглашений.
Сохранение национальной идентичности в условиях глобализации. Это, конечно, прежде всего, сохранение русского языка, который подвергается чудовищной порче, сохранение традиционных верований и традиционных этнических норм. Пятый вопрос, который предлагается (в розданном вопроснике Ивана Демидова - прим. ред.) - "Русский национализм и расизм". Я вам скажу откровенно, и это будет взгляд человека, носящего инородческую фамилию, - русскому человеку скорее свойственно чужебесие, чем шовинизм. Меня поражали такие вещи. Например, покойный Клыков (В. М. Клыков - известный отечественный скульптор, председатель Фонда славянской письменности и культуры - прим. ред.) приглашал меня. И я задавал ему вопрос, почему он меня приглашает, ведь я же ношу инородческую фамилию! Оказывается, даже в среде самых радикальных русских националистов инородец, излагающий патриотические взгляды, становится дражайшим человеком, которого стремятся обхаживать, посадить в красный угол, его любят и уважают.
"Национализм как идеология?". Возможно, если понимать под национализмом сбережение русского народа. Другая формулировка малопонятна, потому что русскому человеку шовинизм не свойственен, скорее он подвержен греху чужебесия. Неужели вы думаете, если в любую из радикально-патриотических организаций приедет какой-нибудь немецкий националист или этот Ле Пен, все не начнут его чествовать, кормить блинами, пирогами, ублажать? То есть в этом отношении они будут вести себя так же, как и русские западники. "Русские и православие". Православие - духовная основа русской нации, к этой религии надо относиться бережно.
Шувалов Ю. Е. Я прошу прощения, может быть, вы не будете по всем вопросам?
Вассоевич А. Л. Я опускаю и скажу последнее. Мне очень приятно было услышать, что здесь не стыдятся таких словосочетаний как "имперское мышление", "имперская идея" - это вселяет большие надежды. А в связи с этим разрешите обратить внимание уважаемого собрания на следующую вещь: грядет 2013 год - 400-летие Дома Романовых (для монархистов, конечно), а для всех патриотически мыслящих людей - окончание Смутного времени в России. Мне кажется, что если основательно подготовиться к этой грядущей юбилейной дате, то мы можем изжить из нашей повседневности последствия горбачевского Смутного времени. Благодарю за внимание.
Чадаев А. В. Господа, я попробую немножко опустить дискуссию с небес на землю, приглашаю всех мыслить немножко более технологично, потому что для общих рассуждений о смысле русского, о месте русского в России, о сочетании национального и имперского вполне годился прошлый год, и многие из нас в этом активно поучаствовали. Я, в частности, горжусь, что именно в нашем издательстве "Европа" была издана брошюра присутствующего здесь Андрея Исаева, которая называется ""Единая Россия" - партия русской политической культуры". Но тем не менее сегодня, в 2007 году, мы живем в режиме реальной кампании, когда понятийный ландшафт уже определен, позиции расставлены, остается время для тактических действий в большей степени, чем для больших стратегических ходов. Поэтому давайте поймем, что означает тема русского в контексте трех кампаний. Я имею в виду: малая кампания, которая идет сегодня и закончится в марте; средняя кампания, которая идет сегодня и закончится в декабре, и большая кампания, которая идет сегодня и закончится в марте следующего года.
Так вот применительно к теме русского. Безусловно, можно сказать, что в контексте идейной борьбы прошлого года борьба за русское, совершенно неожиданное возрождение народничества, народнических идей, как попытки построить национальную идентичность: народ без государства, без власти и вне ее - это очень значимый и важный факт. Безусловно, одно из центральных событий осени заставило нас обратить особое внимание на то, в каких отношениях мы заходим с системой русского. Но так же очевидно по результатам более или менее неторопливого, вдумчивого, непредвзятого анализа, что на самом деле тема русского, русской идентичности, отношения к русскому все-таки не является именно первым пунктом в повестке дня большинства избирателей (русских), она является предметом интереса у достаточно значимого, но все-таки меньшинства русского населения. Она может стать темой большинства при условии, если сюжет будет развиваться, как он развивался в Кондопоге.
И в связи с этим в чем может состоять тактическая задача? Тактическая задача состоит в том, чтобы не допустить возникновения русских центров или центров, которые имеют претензию выписывать патенты на русскость и строить дискурс в логике, кто не с нами, тот не русский в российской политике. И я думаю, принципиальная задача партии "Единая Россия" на данном этапе состоит именно в этом, чтобы добиться этического, культурного запрета на такую постановку вопроса. Но каким именно образом это можно сделать? Очень просто. А именно, подтвердив делом и словом свое прямое участие в русских темах и свою русскую идентичность. Ведь иными словами действительно нужны центры, связанные с партией, которые отрабатывают в текущем режиме русскую повестку дня, которые организуют мероприятия. Нужны публичные спикеры. Если хотите, есть такой жаргонизм в Интернете "профессиональные русские" в издевательском смысле. Вы будете смеяться, но в нынешней ситуации, в режиме кампании, действительно нужны профессиональные русские совершенно определенной политической интерпретации.
Демидов И. И. Спасибо большое. Я сделаю маленькую заметку. Во-первых, как звучат слова. Для меня предельно русским было выражение нашего президента, который сказал, что мы не допустим, пока кто-то едет по хорошим дорогам на "Мерседесе", а кто-то живет в бараках. Это типично русское социальное высказывание, потому американский президент просто бы сказал, что мы не допустим, чтобы люди жили в бараках, не упомянув "Мерседес". Вот эта система справедливости... Я, естественно, проанализировал все выступления Президента, когда он употреблял слово "русский" - русский мир, православие и прочие темы, но, мне кажется, русские фразы совершенно спокойно звучат именно так.
По поводу того, что Алексей поднял тему выборной кампании. Безусловно, помимо нашего разговора, следующие шаги прежде всего будут направлены на кампанию. Мы рассчитываем в течение месяца посетить Ставрополь и Псков. В связи с этим я бы хотел попросить (не буду говорить, что "профессионального русского", хотя сегодня он так выглядит) Павла Юрьевича Воронина из Ставрополя сказать несколько слов по этому поводу. Насколько вообще в ближайшее время это будет актуально? Например, избирательная тема.
Воронин П. Ю. Конечно, эта тема для нас очень актуальна. В чем сложность? Например, у нас есть Нефтекумский район, в котором все депутаты местного самоуправления, все депутаты районного самоуправления - ногайцы, и один глава района русский. Сейчас идет от "Единой России" кандидат - он грек. И заявился самовыдвиженец - глава района. У нас катастрофа: если уходит глава района, то получается, что район на законных основаниях может присоединяться к республике Дагестан. Хотя мы живем все в одной стране, но такой фактор есть.
В эпоху всеобщей толерантности, когда любая глупость, жадность и чванство находит себе адвоката, есть одна запретная тема - это русский народ. Мы пытаемся сегодня дискутировать, и давайте не будем говорить слово "россиянин". Мы уже давно стали профессиональными антиксенофобами и защитниками всех национальностей, кроме той, которую мы представляем. Если взять великих русских людей, которые поднимали эту тему, то наиболее известны Петр Первый и Суворов. У Суворова есть прекрасные слова: "Мы русские, какой восторг!"
Действительно, что вкладывалось в понятие "русский"? Совершенно с вами согласен, было понятие "великоросс" и "малоросс". Потом, когда большевики начали делить страну и образовали три республики: Туркестан, Закавказскую и Казахстан, им нужно было объяснить, почему образовалась Российская Федерация. И возникло это слово "русский", которое стало ассоциироваться с другой национальностью. Ведь до этого в России было две проблемы: иноплеменники и инородцы. Что такое "иноплеменник"? Это человек, который принимал русскую культуру, жил по русским традициям, но работал в интересах своего племени. И было понятие "инородец" - человек, который принимал русскую культуру, русские традиции и работал в интересах русской нации. Русское объединялось понятием всей страны. Например, типичная немка Екатерина Вторая, которая переписывалась с Вольтером, считала себя русским человеком и гордилась этим. И все цари, если взять по линии Романовых, были инородцами, ни одного чисто русского царя в национальном, кровяном смысле не было. Но в то же время они были патриотами. Что касается миссии русского народа, на мой взгляд, у нас нет никакого предназначения, нет какой-то миссии в мировом плане. У нас есть одна миссия - мы должны сделать все, чтобы Россия жила в будущем и чтобы она существовала. И в этом отличие патриота от хорошего националиста. Патриот живет сейчас, а русский националист (я имею в виду нормальный националист) думает о прошлом, настоящем и будущем.
Вот нас всегда заставляют... прибалты говорят: "Покайтесь!" И это покаяние идет не только со времен СССР, оно идет еще с тех времен. Покайтесь за прошлое! Вы - испорченный народ, вы не умеете работать! Вот китайцы работают, а вы сидите, у вас гены плохие, вы плохие. И наша задача - не отбросить то, что было раньше - нашу культуру, наши традиции, наше трёхсотлетнее рабство, а снять эту одежду, не выкинуть ее. Как только мы выкинем одежду прошлого, мы погибнем как самостоятельное образование. А вот помыть ее от крови и от грязи, которую на нас обрушили, и идти вперед, двигаться и сохранять это все.
У нас есть суверенное право народа, мы должны все свои решение принимать не в угоду другим странам в моем понимании. Например, мы принимаем решение, чтобы в Европе был газ или чтобы нефть куда-то шла. Мы должны все решения принимать, которые будут способствовать тому, чтобы люди наши жили лучше. Именно наши люди, наша страна, чтобы у нее было будущее. Вот Андрей (Исаев - прим. ред.) сказал: основная тема ЖКХ. Совершенно верно! У нас северная страна, у нас тарифы - это основополагающее! Увеличили тарифы, стало холоднее, люди начали умирать. У нас уровень тарифов - это цена умирающего миллиона человек в год. И поэтому, мне кажется, что мы должны не стесняться. Коль мы собрались подискутировать, тем более эта тема очень важная. И если не мы - партия "Единая Россия" будем вести эту тему, этим воспользуется любая партия. И "Яблоко" уже протестует против строительства "Газ-башни", которая никакого отношения с точки зрения либерализма не имеет к "Яблоку". И темы перехватывают друг у другу КПРФ и "Справедливая Россия", которая открыто в эту тему лезет. И мы должны работать и смотреть, не стесняться.
Еще бы хотел отметить сложность темы диаспоры. У нас есть все диаспоры, кроме русской диаспоры, состоящей из 100 миллионов человек. И получается, как только пойдет самоидентичность русских как нации, мы оттолкнем эти диаспоры и заставим их сбиваться в кучу. То же самое, что делают сейчас диаспоры? Раньше, когда человек приезжал в другую страну, во Францию, в Германию, он делал все, чтобы его дети не были иммигрантами, они должны были выглядеть как французы, говорить на французском языке и т.д.
Шувалов Ю. Е. Я прошу прощения, вы уже как бы... Вот хорошая тема была про башню в Петербурге. Давайте обсудим и заявим здесь, что мы тоже против сооружения этой башни.
Воронин П. Ю. Я не против, я там не живу.
(Смех в зале.)
Демидов И.И. Правильное понимание русского человека.
Шевченко М. Л. Нормальное земское народническое сознание, местное самоуправление. Все правильно!
Шувалов Ю. Е. Юрий Никифорович Солонин, можно вам предоставить слово?
Солонин Ю. Н. Слово-то можно предоставить, но будет ли ответ? Для меня некие моральные усилия нужно сделать, настолько сложна, болезненна эта тема. И как отделаться от эмоциональности, а оставить чистую логику, рациональность - для меня это, видимо, безнадежная задача. Я не могу это обсудить так же, как проблему немцев, французов, как там у них дела. Или вопрос негров в Америке, индейцев в Америке и т.д. Потому что сам причастен к этому. И мой ход рассуждений, и мой опыт, на котором этот ход рассуждений основан, пока выстраиваются в пессимистическую линию. Я вижу только тенденцию этнической нигиляции, причем устойчивой нигиляции, которую национальный проект прекратить в ближайшей перспективе не может, как он сейчас сформулирован, он это не сделает. Есть ли действительно какие-то механизмы, чтобы остановить этот процесс? Честно говоря, я не знаю, как сейчас это сделать. Когда я вижу тысячи молодых людей, не состоящих в браке, того и другого пола, и это нарастает, и это касается прежде всего этноса, к которому я принадлежу, конечно, я просто в отчаяние впадаю. Что может сделать партия в этой теме? Сделать проблему русских открытой, сформулировать перечень проблем, внести здоровый, спокойный модус или модель обсуждения ее, пригласить наиболее толковых. И постепенно формулировать некое этическое ядро, в пределах которого обсуждение этой темы достойно и продуктивно, и увеличивать число сторонников этого этического, идеологического ядра. Вот это максимально, что мы сейчас можем сделать. А не высказывать свои насыщенные эмоциональностью, каким-то региональным опытом, еще какими-то обстоятельствами суждения относительно того, что есть русские. Вот мы сейчас сидим и друг другу объясняем, что такое "этнос", что такое "нация", что такое "русский", что такое "россияне", какая дата значима - 1613 год или 1812 год, или еще какой-то. Это соревнование в осведомленности или в различении смыслов, конечно, сейчас для данной ситуации, когда перед нами стоят важнейшие политические задачи, видимо, избыточно. И для этого нужно создать какую-то другую форму работы.
Конечно же, я хотел также поддержать прозвучавшее мнение, что гигантская ошибка была сделана в свое время - это введение принципа государственного суверенитета для этноса, проживающего в границах империи, СССР, а теперь Российской Федерации. Культурная автономия, какие-то другие типы духовной, бытовой автономии, традиций - это да. Но когда собирается в кучу этнос в силу каких-то обстоятельств и заявляет претензию на административную и политическую независимость и автономность - это колоссальный вред, который существует до настоящего времени. В какой форме надобно преодолеть вот эти конституционно закрепленные в региональных конституциях принципы, с этим понятием титульных наций, которых в России в принципе не может быть, вот такую чистку понятийного политического аппарата, в которой формулируются региональные конституции, мы обязаны сделать упорно, настойчиво, медленно, но организованно и целенаправленно, тем более учитывая, что "Единая Россия" приходит к власти на целую историческую эпоху. Другого нет. Вы каждый можете привести примеры. Скажем, в Республике Коми, коми составляют, наверное, одну десятую населения, а титульная нация коми, и все проистекающее отсюда - от формирования основного административного аппарата должно только это преследовать. Я уже не говорю о тех республиках, где этнос укорененный чуть больше присутствует в процентном отношении. Это просто удивительная вещь! В Адыгее - население три четверти русское, но ни один не занимает административно значимую должность. Это же странная история.
Поэтому проблемы, которые перед партией стоят, конечно, значимы, и их нужно выражать адекватным языком. Я думаю, что язык обсуждения российской проблемы конца XIX века - язык Достоевского, язык русских славянофилов применим не в решении наших политических социальных проблем, а в каком-то другом аспекте. Поэтому, этими терминами, мне кажется, мы не должны оперировать. Это в интеллигентной среде возможно, где обсуждаются какие-то историософские вопросы, это разумно делать. Но там, где речь идет о политической и социальной прагматике - это бессмысленная постановка вопросов, нас не слышат. Мы свою интеллигентскую начитанность выдаем за общенациональную идеологию. Я думаю, что здесь есть основания, над чем подумать.Я на этом закончу и не буду больше распространяться, потому что это действительно чрезвычайно болезненная для меня тема.
Шувалов Ю. Е. Я абсолютно с вами согласен. Уже говорить ничего не хочется после вашего выступления. Тем не менее профессор Санкт-Петербургского университета. Пожалуйста.
Коньков В. И. Коллеги, когда говорится о языке Достоевского и Толстого, то несколько говорят не о том, о чем мы сегодня должны говорить. Реально мы говорим о русской речи. Так вот мы должны сначала констатировать простую вещь - у нас хорошо говорить по-русски немодно, у нас немодно быть грамотным человеком. К сожалению, это так. Наша речевая среда стала агрессивной. Это мы можем судить по нашему собственному бытовому окружению и телевидению. Откуда все идет? Кризис речи носит системный характер. И в значительной степени здесь надо начинать прежде всего с нашего образования. Я вижу, что здесь собрались люди, представляющие "Единую Россию", но меня всегда интересовал вопрос, почему у всех такое безразличие к ЕГЭ по русскому языку. Никто не хочет обратить внимание на две вещи. Все говорят о необходимости ЕГЭ, но никто с этим и не спорит, но кто выдумал под концепцию ЕГЭ такую совершенно невразумительную, ведущую к деградации русского языка концепцию экзамена? Чему должна школа научить ученика? Читать, писать и говорить. ЕГЭ не предусматривает устный компонент. ЕГЭ не может проконтролировать, как ученик пишет, потому что эта часть убога по содержанию и она невразумительна по концепции проверки. Мне кажется, если ставить какие-то конкретные задачи, нужно обратить внимание, что обществу предлагается под ЕГЭ по русскому языку. Эта вещь концептуальная во всех сферах жизни. Мы говорим о том, стоит ли преподавать православие в школе. Какой толк от преподавания православия, когда его будет преподавать бывший преподаватель научного коммунизма? Вот только тогда, когда будут читать Достоевского, а не говорить о языке Достоевского, вот тогда православие и будет. Но наша конкретная задача, мне кажется, это сфера образования, среднее образование, именно та концепция ЕГЭ, которая ведет к деградации русского языка. Спасибо.
Леонтьев М. В. Мне нужно бежать, можно я выступлю? Прежде всего, я хочу сказать, что у нас разногласий с Максимом Шевченко нет, он не совсем точно понял, что я имел в виду. В принципе я согласен. И он не про то говорил, когда говорил про русский язык. Он говорил про русофобию, про то, что русский язык - это инструмент политический. Почему эти уроды по правилам выкорчевывают русский язык гораздо плотнее и аккуратнее, нежели памятники. Да, потому что это инструмент. И лишившись этого инструмента, мы превращаемся, как в любых иностранцев в дальнем зарубежье... Это понятно.
Шевченко М. Л. Мы превращаемся в латышей.
Демидов И. И. Типун тебе на язык.
Леонтьев М. В. ЕГЭ в нынешнем виде - это смерть массового гуманитарного образования. Это то же самое преступление, как выкорчевывание русского языка. Там не о чем и не с кем будет разговаривать, кроме как друг с другом, когда сформируется поколение, которое это ЕГЭ вырастит.
Мне вообще не очень понятно, вообще-то мне понятно, но мне очень жаль, что "Единая Россия" не может занять конкретные ясные позиции по отношению к министрам, идеологически чуждым!.. Не то, что лекарства недодают, а то, что ментально эти люди просто абсолютно не наши! Хотя бы сказать, что мы ничего не можем сделать, это не наш выбор, но вот это и то. Они ничего общего с нашей идеологией не имеют! Ну, как бы судьба такая за грехи наши, но это не наши люди. Как минимум хотя бы отмежеваться.
Что касается того, что Юрий Никифорович говорил, я совершенно не согласен с его пессимизмом. Но вот то, что касается национального государственного деления - совершенно технический вопрос на самом деле, потому что в действительности это бомба. И она сработает обязательно. Никакого административно-национального деления быть не может, в конце концов даже несправедливо. Татары, которые живут в Москве и которых дикое количество, никак нигде не представлены! Потом население двигается довольно быстро. Мы что, все время будем эти границы передвигать по территории? Туда - сюда, такие кочующие национальные образования. Просто надо начать! Есть алгоритм! Есть два взаимно дополняющих метода. Первое, создание, в том числе и с политическими функциями, национального культурного представительства вне зависимости от территории проживания. Когда вы эти организации создадите, они сами начнут на себя перетягивать, внутри этого этноса будет инструмент.
И второй момент. Это то, что называется укрупнение регионов. Нельзя управлять 89 регионами - это несерьезно, объект федерального управления чрезмерен. Итак, укрупнение и растворение постепенное с точки зрения полномочий. Это длинная история, это нельзя сделать сразу. Но перед этим, конечно, мне кажется (это моя идея фикс), когда мы начинаем открыто формировать имперское сознание, вот в рамках этой имперской идеологии, в рамках имперской самоидентификации и в рамках имперской внешней политики мы можем эту штуку продавить. Иначе она нас съест! Может быть, эту проблему можно не ставить в течение пяти-шести лет, но в среднесрочной перспективе - это бомба, которая, безусловно, везде срабатывает, во всем мире, мы это все видели. Тем более, что есть очень много желающих этой бомбой поиграть.
И еще, я думаю, Андрей Афанасьевич, может, прокомментирует в мое отсутствие. Мне кажется, что интеграция СНГ сама по себе начата через задницу. Вот эта либеральная идея о том, что надо начинать с экономики, что сначала таможенное пространство... Все это очень важно, но есть такой тезис, что национальные элиты никогда не согласятся с тем, чтобы потерять свой суверенитет. В этом есть очень серьезная доля истины. Если мы хотим результат, то нужно к этим национальным элитам обращаться с теми предложениями, которые им абсолютно и объективно выгодны. Нужно воссоздать в первую очередь геополитическое пространство, силовое. Ладно, есть там засланцы типа Саакашвили - это отдельный разговор, это просто посаженная марионетка. Но та же самая Белоруссия, Казахстан, возможно в какой-то конфигурации в будущем Украина. Что мы можем им дать? Мы им можем дать "крышу". Им что нужно? Им нужна "крыша"! Вот мы над своей организацией "крышу" поставили, и дальше, представьте себе, если бы у нас был некий союз, который объединяет две функции - армию и внешнюю политику. Всё! Таможенные границы, все экономические!.. Сидите ребята, зачем вам армия? Зачем Казахстану армия? Да на фиг она ему нужна! Потому что положено иметь армию. Какие у нас геополитические разногласия с Белоруссией? В принципе их нет. И в этой ситуации, предположим, дальше какая-то нефтяная война. Но она внутри идет. Это, по-моему, совершенно реальный алгоритм действительно интеграции. Да?
Демидов И. И. Миша, спасибо большое. "Крыша", конечно, - тезис весьма спорный. Потому что расслабляются люди, когда нет войны. И сейчас идет конкуренция между "крышами" в Польше. Американцы предлагают свою "крышу". Вот Украина и начнет разбираться, чья "крыша" лучше. Боюсь, по крайней мере.
Шувалов Ю. Е. Разговор не о том. Я прошу внимания, у нас журналисты присутствуют. Пожалуйста, Андрей Афанасьевич.
Кокошин А. А. Уважаемые коллеги, я думаю, что у нас уже по результатам этой дискуссии сформировался целый ряд общих позиций. Я думаю, что правильно был поставлен вопрос о русском языке. Эта тема получила развитие. Я думаю, что у нас есть возможность и после этого заседания посидеть и в пяти-семи пунктах сформулировать нашу позицию в отношении русского языка как важнейшего фактора формирования развития нашей российской нации, как важнейшего системообразующего фактора нашей культуры.
Что касается русского языка, то я согласен с коллегой из Санкт-Петербурга, я сам декан МГУ (факультета мировой политики - прим. ред.), что вопрос о гуманитарном образовании, прежде всего образования в отношении русского языка стоит исключительно остро, надо действительно начинать с образования. И ЕГЭ в этом отношении не помогает, мягко говоря, решению этой проблемы. Я сам сталкиваюсь с тем, что студенты, даже пройдя целый ряд барьеров, попадая на экзамены в МГУ, не очень здорово владеют русским языком. И мы специальные занятия ведет с ними по русскому языку.
Рязанский В. В. Андрей Афанасьевич, ну нет сейчас единого экзамена в МГУ, а почему такой плохой русский язык.
Кокошин А. А. ЕГЭ пока у нас нет. И ЕГЭ ухудшил ситуацию в этом отношении. По крайней мере нужно дополнение к тем правилам и изменение условий, которые касаются ЕГЭ. Коллега же не выступал в принципе против ЕГЭ, он просто говорил о том, что нынешние условия ЕГЭ, концепция ЕГЭ не учитывает потребности именно развития защиты русского языка.
Но что касаются русского языка вообще, коллеги, мы должны воспользоваться очень важными аналогами, которые есть в мире по защите и развитию культуры и национальной идентичности. Это французы, которые очень успешно отстояли свою идентичность, свой язык перед массированным натиском англо-саксонской культуры, начиная с 40-х годов до настоящего времени. Они смогли это сделать и тогда, когда они были очень слабы в экономическом и политическом отношении. Когда еще даже не было де Голля, который вывел Францию и снова вернул в ряды великих держав, они смогли защитить французский язык и обеспечить ареал его распространения далеко за пределами Франции. Более свежий аналог - это Испания, которая будучи еще экономически слабой, вложила очень большие средства в защиту и распространение литературного испанского языка - языка Сервантеса, на котором во многих странах Латинской Америке и не говорят. И она благодаря распространению языка Сервантеса в экономическом отношении вернулась в Латинскую Америку, потеснив там даже Соединенные Штаты. Поэтому защита и распространение русского языка -это и политическая задача, и цивилизационная задача, но это и конкретный инструмент нашего экономического влияния. Поэтому, я думаю, наша партия, "Единая Россия", должна сформулировать целый ряд принципов и позиций, касающихся именно русского языка.
Что касается культуры в целом. Я вообще считаю, что фактор культуры остается недооцененным. Культура в широком понимании этого слова! И сегодня я могу сказать, что культурология как социальная дисциплина вообще выходит на первый план. Она даже занимает более высокие позиции, чем, скажем, социология, и становится очень важным инструментом воздействия, в том числе на формирование политических процессов. Поэтому, я думаю, что мы вполне можем в рамках нашей партии и фракции сформулировать в частности 20-25 основных параметров, которые характеризуют нашу национальную российскую культуру и которые мы должны всячески защищать, отстаивать и продвигать.
И конечно, вопрос о том, что же такое "российская нация", "национальная культура"? Я сам, например, и как ученый, работающий в этой сфере, и как политик, исхожу из того, что мы многоэтническая нация с лидирующей ролью великорусского этноса. И ясно, что без более четкого определения роли великорусского этноса в нашей истории, в нашей культуре, в нашей политической жизни мы не обойдемся. Поэтому я приветствую те взгляды и рекомендации коллег, которые здесь высказывались, что мы этот вопрос действительно поставили в повестку дня политической жизни России. Мы не обойдемся без этого вопроса, нам давно пора им серьезно заниматься так, как этого требуют, прежде всего, высшие интересы нашей страны - это ее динамичное развитие, превращение в современную великую державу, не ограничивающуюся теми границами, в которых мы сейчас находимся.
Шувалов Ю. Е. Спасибо. Я хочу попросить эти два проекта, о которых я говорил вначале, озвучить сейчас именно в рамках нашей дискуссии с позволения Ивана Ивановича Демидова. Потому что, мне кажется, они будут помогать проводить эту идеологию, связанную с развитием реализации "Русского проекта". Поэтому я хочу сейчас предоставить слово Андрею Владимировичу Полосину, а потом Максиму Шевченко. Потом выскажутся депутаты, как обычно, а подытожит Андрей Константинович. Пожалуйста.
Полосин А. В. Уважаемые коллеги, проект, который мы хотим представить вашему вниманию, это проект создания структуры в рамках деятельности Центра социально-консервативной политики - национального института развития современной идеологии. С чем связано желание? (Сейчас мы раздаем папки, где более подробно изложено то, что я хочу сказать.) С чем связана необходимость создания такого института, такой системы в рамках ЦСКП? Первое. В силу своих обязанностей нам сейчас приходится заниматься наблюдением и коррекцией избирательной кампании, которую проводит "Единая Россия" в 15 регионах нашей страны. На что мы обратили внимание? Это две вещи. Вещь номер раз, народонаселение совершенно не в состоянии вычленить те идеологические постулаты, которыми руководствуется партия. Это на электоральном уровне. И второй уровень еще более тяжелый, это уровень партийцев. К сожалению (может быть, эта информация и не должна звучать громко, но это так), партийцы в средней своей массе и руководящие партийцы в том числе сегодня не в состоянии сформулировать основные задачи, которые ставит перед собой партия, те двадцать проектов, которые партия утверждает как свои ведущие и основные, и не в состоянии сформулировать позиционирование в политическом пространстве.
Как показывает опыт, а мы постарались в тех материалах, которые вам раздали сейчас, отразить этот опыт, как показывает опыт западного государства, все-таки у них достаточно хорошо наработаны технологии организации партийной работы в условиях демократии, и как показывает в том числе наш российский опыт - у нас есть опыт формирования КПСС, у нас другого опыта практически нет, но как технология этот опыт может совершенно четко быть повторен. Не как идеология, но как технология. Она абсолютно четко вычленяется. В основе этой технологии лежит формирование дискуссий. В основе этой технологии лежит формирование позиции лидеров идеологических партии. И как показывает этот же опыт, этот лидер должен быть не один в начале этой дискуссии. Лишь потом формируется и создается гуру, имеющий единоличное влияние и правоприятие.
Тот институт, который мы спланировали создавать и уже начали по этому поводу работать, должен включать не только выработку повестки дня и рассылку этой повестки дня по регионах, но доведение мнения партии о повестке дня до каждого партийцы. По крайней мере до каждого члена партии всех местных советов. А реально это калька, повторение того, как работают подобные институты, и они называются, кстати, "фабрики смысла", в других странах. Это когда любой человек, являющийся членом партии "Единая Россия" и одновременно обличенный представительной или исполнительной властью, получает бумажку или аудиозапись, в которой четко сформулировано, что значит на этой неделе быть единороссом. На этой неделе быть единороссом значит (в шутку): убить бобра, спилить дерево, почистить несколько дорожек от снега и т.д.
И вторая вещь, это формирование дискуссий. Почему? Потому что в центральной аппарате партии, мы в своей работе на это обращаем внимание, мы говорим языком, который не понимает не только электорат в регионах, но и наши партийцы в регионах. И наш язык должен претерпеть...
Шувалов Ю. Е. Все понятно, Андрей. Просто, если есть что-то более конкретное, то проговорить?
Полосин А. В. Есть совершенно две конкретные вещи. Первое, в силу своих профессиональных особенностей и своей профессии. Язык "Единой России" - русский язык. Национальные проблемы мы тоже обсуждаем по-русски. Не стоит больше полемизировать по этому поводу. Этим сказано все. В первую очередь этим сказано то, что русскими мы считаем тех, кто говорит, думает на русском языке. И отсюда вытекает прямо проект.
Здесь было произнесено несколько слов относительно идеи русских. У нас неожиданно вчера в форпосте России - в Сибири, в городе Томске родилась фраза, что национальная идея - это идея освоения России. И я хочу подчеркнуть именно слово "освоение". У нас несколько раз, и мы обращаемся к опыту Солженицына в этом случае, было использовано слово "обустроить". Тема "Как нам обустроить Россию?" звучит всегда. Но как показывает экспертиза, в экспертных кругах формирование проектной позиции "освоение России" реально может быть воспринято населением и может быть воспринято в том числе элитными кругами.
Еще одну вещь хотел бы заметить, всячески поддерживая Юрия Никифоровича в том, что он сказал. Это тоже технологично. Сегодня обсуждение национальной проблемы достигает просто каких-то немыслимых высот и эмоционального накала. Если эту тему обсуждать, это достаточно дешево и тоже даст...
Шувалов Ю. Е. Спасибо, мы услышали. Максим, пожалуйста, вам слово.
Шевченко М. Л. Вы знаете меня как ведущего Первого канала, я веду программу "Судите сами". Но как журналист я вырос в рамках бумажной пишущей журналистики, работал несколько лет в "Независимой газете" с Виталием Третьяковым, я был военным журналистом, занимавшимся конфликтами. В 2003 году, уйдя из "Независимой газеты" вместе с Третьяковым, я создал журнал "Смысл". И вот сейчас мне захотелось его возродить, потому что телевидение - дело хорошее, но привычка к письменному мыследействию существенна. И мы предлагаем вам сегодня совершенно конкретный проект - это нулевой номер журнала "Смысл". Мы проводили серьезную встречу в сентябре с активами, с журналистами, приглашали интеллектуалов читать лекции для журналистов, чтобы сформулировать тот главный "месседж", который для нас является самым существенным в этой ситуации. Среди редакции есть люди взглядов самых разных, есть и правых взглядов, и левых взглядов, но все эти люди объединяются тем, что им небезразлична Россия, они понимают, что действовать политически в этой ситуации они могут только на русском языке, хотя многие из них владеют еще двумя-тремя языками помимо русского. И поэтому мы сформулировали главную задачу общественно-политического проекта "Смысл": формирование мировой повестки дня на русском языке. Россия выпала из формирования мировой повестки дня. Мы вступаем в "восьмерки", в "семерки", в "шестерки" и постоянно находимся в охвостье, на мой взгляд, тех, кто задает тон истории. Мне кажется, что для России это место неподобающее. На протяжении последнего столетья наша страна участвовала в формировании динамики мировой истории - нравится это кому-то или не нравится, но это так. Мне кажется, что потеря темпа-ритма интеллектуального и политического в этой ситуации является гибельным для нашей страны. Момент, когда Россия как политический центр перестает быть таковым, превращается в некое этническое сообщество культурных людей, говорящих на языке Толстого и Достоевского, просто говорящих между собой, она исчезает как политический субъект.
Проект "Смысл" - журнал, который будет выходить два раза в месяц. Это нулевой номер, который вышел в декабре. Первый номер будет уже через десять дней. Мы в нем хотим обозревать, мы это будем делать... Мы разбили мир на семь регионов, мы обозреваем важнейшие для России события, которые происходят в Латинской Америке, Африке, Юго-Восточной Азии, Южной Азии, в Европе, в Соединенных Штатах Америки, в Великобритании, на Дальнем Востоке - Китае, Корее, Японии. Мы будем заниматься проблемами СНГ, и занимаемся ими. Мы будем описывать сценарии, которые могут ожидать Россию внутри страны или во внешних каких-то ситуациях, или сценарии развития мировой политики, которые могли бы повлиять на нашу страну.
Переговорив несколько дней назад с Юрием Евгеньевичем Шуваловым, мы поняли, что задачи, которые ставит перед собой Социально-консервативный клуб, которые ставит перед собой партия "Единая Россия", совпадают с задачами, которые я сформулировал перед редакцией. В каком контексте? Попадание в формирование повестки дня де-факто в современной России является попадание в ту деятельность, которую ведет в частности фракция "Единой России". Я это понял как ведущий телепередачи, поскольку повестка дня высшего органа законодательной власти де-факто формируется партийным большинством, формируется "Единой Россией". Те задачи, которые формирует "Единая Россия", которые она ставит перед собой, те решения и предложения, которые она предлагает, и есть задачи политические государства, по крайней мере в рамках законодательной структуры. А мы видим, что по регионам примерно то же самое.
Журнал будет выходить тиражом 20 тысяч. Мы планируем рассылать его. Мы составляем список людей (как мы определили аудиторию), которые в состоянии повлиять на изменение формата политической истории на том месте, на котором они находятся. Это может быть мэр маленького города, президент России, депутат органа законодательной власти регионального уровня, федерального уровня. Есть еще один важный момент, мы принципиально не хотели бы делать ставку только на журналистов. Я в силу моего опыта достаточно долгой работы не очень доверяю интеллектуально-проектному действию журналистов. Могу сразу сказать, что успех этого проекта невозможен без тесного сотрудничества с теми экспертными центрами, которые уже зарекомендовали себя в нашей стране как центры по исследованию проблем СНГ, по исследованию проблем дальнего зарубежья, по исследованию других проблем. Мы бы хотели не просто презентовать их позиции, мы бы хотели именно участвовать в формировании сообщества, которое я бы не рискнул назвать think tank. Но работа think tank строится по совершенно понятному концептуальному принципу - это формирование заказа на повестку дня и дальше концептуальная, интеллектуальная поддержка этой повестки дня.
Мы создали центр, с которым, мы надеемся, будем сотрудничать все, кому есть, что сказать, у кого есть возможность нечто внести в политическую повестку дня. Мы формируем журнал "Смысл" как интеллектуальную точку контакта между властью исполнительной, законодательной и тем, что называется общественностью. Такие журналы есть, есть журнал "Эксперт" в России. Валерий Фадеев - человек, которого я очень уважаю и отношусь с большой симпатией. Я считаю, что рынок России нуждается в подобных изданиях. Посмотрите на маленькую Италию. Там такое количество изданий, не академические сборники, выходящие для узкого круга, как у нас принято в России, на аудиторию в двадцать человек, а массовые издания. Это сложная интеллектуальная журналистика.
Я надеюсь, что у нас получится это сделать, что мы обретем уверенность и в партнерстве не только интеллектуальном, но и в партнерстве инвестиционном, поскольку наш проект предполагает инвестиции, фактически мы предлагаем всем, кто этого хочет, технологическую базу для формирования своей площадки достаточно большим тиражом в рамках нашего издания. Журнал носит паевой характер. Я поставил задачу: каждый отдел является мини-журналом в большом журнале. Мы открыты для всех контактов. Наш юридический адрес, где мы и находимся де-факто: Камергерский переулок, дом 6. Это здесь, совершенно рядом, в одной минуте ходьбы от Думы. Подъезд - ресторан "Тибет", поднимаетесь на последний этаж, направо, и там редакция журнала "Смысл". Вот такая презентация журнала.
К сожалению, у нас сигнального экземпляра, нулевого достаточно мало, но мы его оставим Социально-консервативному клубу, и кто хочет, может его посмотреть. Главное, заходите к нам в редакцию. Сайта открытого у нас не будет. Для бумажного издания, мне кажется, это не совсем верно. Тем более что журнал, как я уже сказал, скорее будет пространством презентации деятельности тех интеллектуальных центров, которым и подобает иметь собственные сайты. А мы готовы предоставить бумажное пространство для воплощения результатов работы тех, кто претендует в России на звание мозговых центров, на звание think tank"ов. Спасибо.
Шувалов Ю. Е. Я думаю, что мы оба проекта поддержим сегодня и начнем в рабочем порядке взаимодействие.
Полосин А. В. Я бы хотел к этому добавить, что в рамках проекта запланировано создание сетевого ресурса - тоже экспериментальная площадка по формированию мыслей и смыслов для партии "Единая Россия".
Шувалов Ю. Е. Хорошо. Евгений Алексеевич Федоров, пожалуйста.
Федоров Е. А. Большое спасибо, Юрий Евгеньевич. Ну, мы, конечно, сегодня тему затронули! Но я бы хотел начать с частностей, или с деталей. Вот мы сегодня упомянули ЕГЭ, а я перечислю еще тысячу таких позиций: учебники, формат экономики, который у нас с точки зрения разделения труда четко заявлен и проявляется и т.д. Я хотел бы на самом деле сказать, что у нас есть идеология, идеология заложена решениями 92-93-го года. Эти решения, которые мы в России получили, в том числе во многом в процессе поражения в "холодной войне", как об этом говорил президент на встрече с Меркель, они существуют. Поэтому речь идет не о том, что какие-то глупости происходят, что какие-то дураки-чиновники так решают. Ничего подобного! Действует четкий план, принятый нами всеми (я еще про СМИ молчу), может быть, который мы до конца по каким-то несозревшим причинам не можем проанализировать, и он работает. И другого плана нет! И другой план, если мы хотим, еще только надо создать. А вот база создания этого плана - вот здесь мы сегодня, на мой взгляд, этот вопрос и затронули очень серьезно, потому что это ключевой и важнейший вопрос. Потому что мы сегодня ставим фактически вопрос: "Кто мы?" С точки зрения, почему мы хотим жить вместе? И с кем мы хотим жить вместе? И условия нашего проживания вместе? Я думаю, что комфорт - главное условие проживания вместе. А соответственно, кто мы? Мы хотим и мы можем ответить, что мы хотим. Не те мы, которые в 92-м году промолчали, когда произошли изменения, в силу огромного количества причин, или кто-то голосовал в Верховном Совете или еще что-то. А вот кто мы сегодняшние с точки зрения нашего будущего, а не с точки зрения нашего прошлого, которое, может быть, и было очень хорошее, и на которое мы должны опираться, как на наше культурное общество, но которое нам не ответит о нашем будущем, потому что на наше будущее ответим только мы сегодня для себя и для наших детей. Поэтому тут просто. Кто мы? Чего мы хотим? На эти вопросы у нас ответов до сих пор нет. Наши стратегические цели? А они неотделимы от политического лидерства. И консолидация власти, о которой говорил президент только вчера, он это ставил в будущем ключе, между прочим. В сегодняшнем ключе он говорит, что да, мы живем, а вот в будущем должна произойти консолидация на базе подъема. Только при подъеме может быть консолидация! А политическое лидерство - это совершенно четкое понятие, на которое специалист управления, не обязательно политолог, просто может четко сказать: "Ага! Лидерство!". Значит, то-то и то-то. И этого у нас еще нет.
Для меня, например, понятно, что мы придем по-настоящему к этим вопросам, когда эти вопросы в широком смысле будут обсуждаться не только нами, но и теми частями нашей нации, которые находятся за нашими границами, созданными в 92-м году. Та же Белоруссия, Украина. Мы едины, и обсуждать наше будущее мы тоже должны вместе, в том числе его планировать, если хотите. Поэтому, на мой взгляд, есть политические циклы, в том числе и циклы собирания наций. И Россия - не исключение из этих циклов, мы только к ним подходим. Да, мы подходим к ним быстро, и мы активно развиваемся в этом направлении. Но перескочить через голову мы не могли. Мы еще пять лет назад еще всерьез не могли это обсуждать. Сегодня мы к этому подходим. На мой взгляд, эти процессы будут ускоряться очень активно, и ускоряться буквально в ближайшие годы. Я считаю, что на нас лежит ответственность за то, чтобы подготовить, проговорить и сформировать подходы к этому ускорению. Не обязательно мы сейчас решим, этих вопросов тысячи, мы их не вытащим, не понимая логики нашего нового национального развития. Поэтому, еще раз говорю, тема очень важная, чрезвычайно ключевая, но на самом деле это только начало. И, на мой взгляд, мы должны быть в этом начале реалистами и понимать что, чего и как. Спасибо.
Шувалов Ю. Е. Два года мы уже работаем, я считаю, что какой-то нулевой цикл мы прошли.
Федоров Е. А. Мы-то прошли, а я говорю про страну.
Шувалов Ю. Е. Людмила Владимировна Пирожникова, пожалуйста.
Пирожникова Л. В. Буквально два слова. Я хочу еще дополнить, что вообще очень важно формирование именно российской нации. Сегодня было очень много аспектов затронуто. Но я бы добавила еще то, что сегодня ХХI век, и здесь я бы поддержала Евгения Федорова, что, конечно, мы сейчас определяем то, что будет. И очень важен наш исторический опыт. Мне кажется, что реалии ХХI века требуют совершенно иного подхода. И то, что сегодня мы обсуждаем, очень волнует наших избирателей. В частности, Кира Прошутинская сказала, что в ее передачах люди как раз больше всего обращаются по национальному вопросу, как ни странно, а не по вопросам социальной политики.
Я здесь представляю Иркутскую область, Сибирь, и хочу сказать, что вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, по-разному стоят в европейской и в азиатской части страны. Мы сейчас решаем вопрос сохранения России на самом деле, и понимаем, что в Сибири, где 30 миллионов населения, очень невысока плотность, необходимо решать эти вопросы также за счет миграции. В частности, того же Китая. И вопрос формирования именно российской нации будет совершенно по-другому звучать именно в этом аспекте. Поэтому я надеюсь на то, что то, что мы сегодня обсуждаем - это одно из обсуждений, и дальше будет иметь продолжение. Спасибо.
Шувалов Ю. Е. Для этого мы еще запустили проект. Георгий Карпеевич.
Леонтьев Г. К. Несомненно, я думаю, самым главным выводом должно стать, что тема должна быть открытой, и она должна обсуждаться на профессиональных тусовках. На митингах не надо ее обсуждать, поскольку вопрос очень сложный, и подходы разные, и путей единых нет. Есть один вопрос, который здесь не прозвучал, и я хотел бы к Демидову обратиться, рассматривался ли он? На мой взгляд, изначально, когда мы территориальное устройство прописывали в Конституции, и у нас заложено: область, край, республика и т.д., что не совсем был правильный подход, поскольку разные права получаются. В Татарстане живет 50% русских, а на сегодня получается, что права русских в Татарстане не равные правам русских в Свердловской области (поскольку я представляю Свердловскую область). Не изучали ли вы причину, почему появлялась Уральская Республика? Я был одним из авторов этого проекта. Потом нас разогнали, во всем обвинили и т.д. А причина была очень простая - уровнять права тех, кто проживает в Башкирии и в Татарстане. Они разные! Сегодня бюджетная обеспеченность Татарстана на порядок выше, чем Свердловской области, хотя две территории доноры, они работают по промышленности. Я думаю, что Татарстану далеко до Свердловской области. Но разные взаимоотношения выстроены.
Я понимаю, что это еще от Бориса Николаевича (Ельцина - прим. ред.) осталось, когда он сплеча сказал: "Берите суверенитета кому сколько нужно". Дальше мы заключали договоры разграничения полномочий, а сейчас вводим эту систему в единое конституционное пространство, но все равно элементы еще остались, в том числе в межбюджетных отношениях. И претензии, допустим, жителей, проживающий в Свердловской области, почему в Татарстане, грубо говоря, яйцо в полтора раза дешевле? Потому что там дотируется сельское хозяйство в полтора раза больше, чем в Свердловской области. Почему? И очень трудно было отвечать. И тогда возникает на этом фоне национальный вопрос: Татарстан - республика, там конституция, так президент Татарстана. А почему у Свердловской области не может быть президента Свердловской области? Вот мы и попробовали. И получили по заслугам. Я просто в виде вопроса задаю, рассматривали ли вы это? Или это устройство - незыблемая тема, и нам к ней вообще подходить нельзя? Мы предлагали в свое время сделать семь губернии. Есть же в Соединенных Штатах штаты!
Демидов И. И. Начинал об этом говорить Солонин Юрий Никифорович и Леонтьев (здесь имеется в виду тележурналист М. В. Леонтьев - прим. ред.). Я не воспринимаю это как вопрос, а воспринимаю как очередную тему, которую нужно вложить в повестку дня. Я вас услышал, безусловно.
Шувалов Ю. Е. Ильдар Нуруллович Габдрахманов, пожалуйста.
Габдрахманов И. Н. Очень интересные были высказывания, мысли, и честно могу признаться, что у меня нет ясного понимания ответа на многие поставленные вопросы. Потому что массив информации очень большой, он очень разноплановый, и предложения, некоторые из которых были довольно революционные, так сходу нельзя принимать. Но я убежден в том, что высказывания, которые, в частности, были сделаны Максимом Шевченко, что нужно начинать с простых, но ясных вещей - это основополагающее. Я не исключаю, что многие вещи со временем решатся сами собой. Например, здесь говорили о национальных образованиях. Со временем, когда нации настолько перемешаются, настолько превратятся в единую нацию, что этот вопрос сам по себе будет снижаться и снижаться.
Я не могу согласиться с тем, что сегодня проблема свердловчан и людей, живущих в Татарстане, заключается только в том, что одна имеет статус республики, а другая - области. Потому что по Конституции это не означает, что у республики есть возможность получать больше денег. Это вытекает не из права статуса, а из бюджетного законодательства, которое мы с вами принимаем, ежегодно принимаем бюджет. И это абсолютная утопия, если кто-то пытается развести проблему таким образом, что они лучше живут, потому что имеют статус республики, а другие - статус области. Это не поэтому, а потому что у нас несовершенно бюджетное законодательство. И, значит, с этим надо тоже работать.
Я согласен, что если мы берем многие регионы, в том числе Кавказа, у них легальная заработная плата крайне низкая, а дотации колоссальные. И совершенно другая ситуация по центральному региону. То есть, есть проблемы, их нужно решать в комплексе и постепенно. Спасибо.
Сентюрин Ю. П. Мне кажется, что тема, которую мы обсуждали сегодня, представляется очень актуальной. Более того, может быть для актуализации, скажу, что тема перезрела, к ней бы раньше подступиться желательно было. Это, во-первых. Во-вторых, вопросы, которые сегодня обсуждали, легли в основу концепции патриотического воспитания, которая была подготовлена рабочей группой, созданной по поручению президиума генсовета. Мы такой материал в президиум генсовета передали еще в сентябре прошедшего года. У меня приглашение и обращение к разработчикам "Нового русского проекта" воспользоваться этим материалом, потому что тема популяризации русского языка, русской, российской культуры и прочие вопросы, которые обсуждались, они вошли краеугольным камнем в концепцию патриотического воспитания.
Помимо этого, мне кажется, выход на тему, о которой мы сегодня говорили, может сопровождаться риском возникновения ощущения у общественности и политических оппонентов, что возникает эффект перехвата темы. Об этом сегодня совершенно правильно сказал коллега Иван Демидов. И вот здесь у партии возникают, на мой взгляд, две принципиальные задачи. Во-первых, при выходе на эту тему, в том числе в партийной риторике, найти новизну при обсуждении русских вопросов и при поиске ответов на русские вопросы. Во-вторых, выдержать ощущение баланса, что, на мой взгляд, крайне сложно. Поскольку тема, как было правильно отмечено выступающими, отнюдь не нова, и в начале прошедшего века был известный спор русофилов, славянофилов и русофобов, и поэтому то, что произошло сегодня, это виток, это обсуждение этой темы на новом историческом этапе. Мне кажется, эти две принципиальные задачи и определят конфигурацию движения по этой теме в предстоящий период. Мне кажется, что это делать нужно обязательно. Более того, я бы считал, что в партийной риторике необходимо максимально расширить и увеличить объем патриотических заявлений, построенных на тематике сегодняшнего обсуждения. Итог - это расширение общественной поддержки и социальной базы "Единой России".
Шувалов Ю. Е. Леонид Горяинов, пожалуйста.
Горяинов Л. В. У меня несколько технократических замечаний. Но я начну с одной истории, которая заряжает меня чувством огромного исторического оптимизма. Недавно я иду, и один мальчик, вероятно азербайджанец, кричит другому: "Амир, ты что не слышишь, не русский что ли?" Я считаю, что если мы сейчас зададим более или менее правильные вопросы, а потом на них дадим правильные и одновременно осторожные ответы (смех в зале), то для оптимизма будут дальнейшие поводы.
Мне кажется, что часть вопросов можно было бы обозначить как "русские темы", потому что не все эти вопросы можно задать именно с этой интонацией, например: "Русский мир и постсоветское пространство?", "Русские и православие?" И особенно надо скорректировать десятый вопрос ("Русская политическая культура как способ построения русской власти" - прим. ред.), чтобы не вызывать какого-то непонимания, например, заменить на "Русская политическая культура и власть".
Демидов И. И. Нет, нет.
Шувалов Ю. Е. Ну вы это в рабочем порядке обсудите.
Горяинов Л. В. И просто на некоторые вопросы хотелось бы как-то кратко ответить. "Россия - для русских?" Да, и для них тоже. (Смех в зале.) Мы, слава богу, ушли от этой темы шизоидности начала 90-х годов, когда слово "русские" вызывало подозрение бог весть в чем. Второй вопрос: "Что такое русская нация?" Русская нация - это люди, которые и за границей чувствуют себя русскими. "Русский мир". Бог даст, территория русского мира всегда будет намного шире, чем границы России.
Шевченко М. Л. А что значит: чувствовать себя русскими? Сразу возникает вопрос. Вот украинец, находящийся за границей, но москвич по рождению, чувствует себя украинцем где бы то ни было. Что значит, чувствовать себя русским?
Горяинов Л. В. А это как раз вопрос ментальности.
Шевченко М. Л. Это вопрос не ментальности, а гражданственности.
Горяинов Л. В. Это человек - украинец он или русский, вне зависимости от его паспорта, который говорит за границей о том, что я - русский! Это самоидентификация.
Шувалов Ю. Е. Хорошо, спасибо. Пожалуйста, Баранов Михаил Владимирович. Вы, я думаю, с экономической стороны.
Баранов М. В. Нет, вы знаете, я бы хотел не с экономической, а немножко с исторической стороны. Мы сейчас обсуждаем "Десять русских вопросов" в таком академическом ключе, как будто такое идеологическое пространство свободное, и мы должны поставить вопрос, поставить задачу и должны на них ответить. К сожалению, достаточно серьезные силы на Западе на эти вопросы давно для себя ответили и свою точку зрения уже сформулировали. И эта точка зрения заключается в том, что Россия как государство должно исчезнуть. Это старая концепция Бжезинского, она никуда не делась, она никуда не исчезла, она очень последовательно и целенаправленно проводится. И все действия, которые мы видим, это не действия отдельных антирусских политиков в ближнем зарубежье, это совершенно четкая программа и концепция, профинансированная грантами, которая должна по итогам "холодной войны" поставить Россию на новое место. И эта концепция заключается в том, что Россия как государство, исторически маргинальное, преступное образование, которое с самого начала пошло по пути аннексии, геноцида, оккупации. Почему такое колоссальное значение придается этим терминам? Почему Ющенко готов на все, поступиться всем, но тезис о украинском геноциде для него является приоритетом номер один. Почему для Саакашвили музей оккупации является приоритетом, которым он не поступится ни при каких обстоятельствах? Почему для прибалтов термин "оккупация" или для поляков "геноцид в Хатыни" является табу? Они готовы поступиться всем, но только не этим термином.
С моей точки зрения это все является частью достаточно глобальной программы позиционирования России как фактически преступного государства, не имеющего права на существование. К сожалению, мы на это реагируем на уровне пропагандистском. Например, появилась и получила активный отклик, даже российский посол выступал, книга известного английского историка о том, что Красная Армия изнасиловала всех немок в 45-м году. Этот труд теперь становится источником ссылки. Это писал на самом деле весьма известный историк, чей труд "История Сталинградской битвы" на сегодня является единственной популярной книгой на русском языке про Сталинградскую битву. Естественно, что она написана с крайне антироссийских позиций. Тот труд лежит во всех наших магазинах. Подобного рода труды и материалы, которые готовятся всеми этими музеями "оккупации", которые созданы практически во всех странах ближнего зарубежья, которые фиксируют факты преступлений России против этих народов, факты военных преступлений - они превращаются в научную информацию, на которую дальше идут ссылки.
Демидов И. И. Очевидно, что музеи "оккупации" становятся такими научными центрами по разработке антироссийской, антирусской идеологии.
Баранов М. В. Они с 91-го года в рамках этой проблемы. Более того, почему идут антирусские исследования? Ситуация очень простая, только на них и выдают гранты. Механизм очень прост.
Шувалов Ю. Е. Надо свои гранты запускать.
Баранов М. В. И сегодня весь этот материал уже начинает перетекать из относительно маргинальных работ историков национальных в монографии, и фактически ложатся в основу версии истории. Мы, к сожалению, мало этому значения придаем. Я еще один пример приведу. Как решили американцы проблему геноцида индейцев? Вышла целая серия монографий, рассказывающих о том, что на самом деле индейцы умерли от различных эпидемий и бактерий. В новых трудах, которые переведены на русский язык, везде уже эта терминология и идеология очень тщательно проводятся. Уже идет термин не "покорение Сибири", а "аннексия Сибири", "оккупация Сибири", "аннексия Казани", "аннексия Астрахани" и т.д. Чтобы продвигать в сознание все эти тезисы, все эти моменты. Мы должны понимать, что на эти вопросы наши оппоненты ответы дали, и дали уже пятнадцать лет назад. И нам в какой-то степени придется ситуацию догонять и ей активно противодействовать.
Шевченко М. Л. Короткую реплику можно? У меня возникает ощущение, что нас загоняют в пространство пропаганды. Мне кажется, что можно по-разному относиться к историческим фактам. Мне вспомнилось, что когда была делегация Югославии в 46-м году в Кремле, то Джилас - один из заместителей Тито - поднял вопрос об изнасиловании Красной Армией на территории Югославии 70 тысяч югославских женщин. На что Сталин, которого трудно заподозрить в политической маргинальности, не стал оправдываться и кричать. Он подошел к нему и сказал: "Джилас, Джилас, ты писатель, а не понимаешь советского солдата, который выдержал трехлетнюю войну, который прошел по телам своих товарищей. Ну и что, что он побаловался женщиной, ну и что, что взял немножечко имущества, зато он тебя освободил. Дурак ты, Джилас!" Понимаете?
Я, конечно, не привожу это в пример, как оправдание. Мне просто кажется, что Александр Исаевич Солженицын - человек, который много сделал для консервативной идеологии и для возрождения русского самосознания, и для вообще становления, что такое "русское" - никогда не относился с презрением к боли и трагедии других народов. Наоборот, он сделал великое дело, пропуская через себя, через "Архипелаг ГУЛАГ", через русский язык боль и трагедию украинского народа, других народов, подвергнувшихся геноциду в сталинское время - калмыков, чеченцев, западных украинцев, прибалтов - он привязывал их к русскому языку как языку, в котором совершалось историческое покаяние за ошибки. Мы не должны допускать, чтобы кто-то противопоставлял русских им. Мы должны придерживаться линии общей судьбы, а не говорить, что мы этого не делали. Мы много чего делали, мы были великой имперской нацией. Мы и остаемся этой имперской нацией. Нам нечего стесняться, что зло - это было зло, что добро - это было добро, что великая война требовала великого напряжения, и великая победа требовала великих жертв на этот алтарь. Надо работать с целеполаганием, мне кажется, а не смысловым пространством. Борьба в рамках пиара обречена на поражение. Она является отступлением и сужением. Надо работать в пространстве этики и политической этики, надо идти дорогой Солженицына, который задал парадигму политической этики в русском языке. Мне кажется, это принципиальная позиция, в том числе для консервативной политики.
Шувалов Ю. Е. Максим, спасибо, но тем не менее здесь у нас много пиарщиков, и я бы не хотел их работу сейчас принижать каким-то образом. Это два параллельных направления. Я хочу Шеляпину Николаю предоставить слово.
Шеляпин Н. В. Большое спасибо за возможность немного поговорить на эту очень сложную тему. Первое хочется отметить тезисно. Проблема наций. Существует ли российская нация в наши дни. Если посмотреть Конституцию Российской Федерации, а именно преамбулу, где написано, что многонациональный наров России принял эту Конституцию, то там этого термина нет. По большому счету общеупотребительного понятия "нация" в современном пространстве не существует. Каждый это понимает так, как он желает. Есть и научные концепции, но в целом общество еще пока не воспринимает как что-то устойчивое и понятное.
Второй момент. Мне хочется сказать, как мы все-таки можем понимать российскую нацию. Прежде всего можно вспомнить слова американского президента, но фактически обращенные к нам, в 1912 году Вудро Вильсон сказал такие слова, что нация - это не что-то такое физические и материальное, нация - прежде всего это идеи и цели. Должны быть идеи, понятные каждому, и общие цели - ради чего мы существуем вместе. Если каждый отдельно взятый человек хочет жить на данной территории, то он стремится к этим целям. И в связи с этим действительно вопрос о русском языке, как грамотно, понятно для большинства формулировать эти цели, ради которых мы готовы жить вместе, жить сообща, обустраивать данную территорию. Для кого обустраивать ее? Для олигарха? Для дяди Васи? Или для себя? Далее еще мы должны соблюдать существующие законы и иметь определенные обязанности.
В частности, среди русских вопросов тоже может быть один момент с точки зрения сомнения - а для большинства ли наших граждан эти вопросы актуальны? Может быть, актуальны все-таки другие вопросы? И вопросы надо формулировать более точно, чтобы это было понятно опять же большинству. И в связи с этим государственные и общественные организации, в первую очередь, политические партии должны придать определенный смысл по нескольким направлениям жизни, существования, бытия людей на данной территории. И здесь сразу несколько моментов: сохранение определенного языка, возведение его в определенную ценность, определенные нормы и правила культуры, следование которым тоже является ценностью, сохранение определенных традиций, как это сейчас модно говорить, "рефреминг" или интерпретация тех традиций, той истории, которая тоже понятна и актуальна для большинства (к сожалению, не вся классика у нас понятна). И несколько моментов, жизненно важных для обеспечения нации. Первый момент - это некая хозяйственная трудовая этика (обосновать, как можно жить, как можно зарабатывать, какие здесь есть ценности, это протестантская, католическая этика или этика русской православной церкви). Несколько моментов, связанных с защитой территории - это некая идея армии и способность эту территорию в случае необходимости защитить. Если это будет понятно для большинство, в принципе будет и нация, неважно на этнической, на правовой или на территориальной основе. Вот такие размышления. Спасибо.
Шувалов Ю. Е. Я думаю, что уже практически все высказались. Поэтому я хочу предоставить слово Андрею Константиновичу Исаеву - он один из наших основных ведущих дискурсантов Центра социально-консервативной политики, и в то же время человек, который инициировал этот вопрос вместе с Иваном Демидовым еще в прошлом году. Поэтому ему слово.
Исаев А.К. Уважаемые коллеги, я думаю, что мы от Дней русской культуры, которые состоялись в прошлом году, плавно движемся в сторону реального проекта. То есть от разговоров к проекту - это очень отрадно и хорошо. Я думаю, что мы можем сегодня осознать и сказать, что, безусловно, партия "Единая Россия" является партией русского народа и русской цивилизации. Можем ли мы об этом говорить, не обижая других? Безусловно, можем. И в этом разница консервативного и либерального подхода. Для либерала защита прав меньшинств во многом становится самоцелью, и мы видим наглядно, что часто эта защита вырождается в определенную дискриминацию большинства. Нельзя говорить о большинстве, чтобы, не дай бог, это меньшинство не обидеть. В некоторые штатах Соединенных Штатов Америки запрещено изображение креста, запрещено упоминание имени Божьего, а пишут: "Он воскрес". Для того чтобы не обидеть атеистов, чтобы не обидеть представителей других религий. Но мы консерваторы, мы можем исходить из другого понятия. Мы, безусловно, уважаем меньшинство, мы должны создать комфортные условия для жизни и существования меньшинства, но наш взгляд на демократию состоит в том, что мы обязаны заставить работать государство в интересах большинства. В этом наш консервативный взгляд. Поскольку в основном образующим наше государство этносом является русский народ, мы, безусловно, осознаем себя как партия русского народа, как партию, задачей которой является заставить российского государство работать в интересах русского народа. Не обижая при этом другие народы, которые традиционно или нетрадиционно живут в нашей стране. Мне кажется, это нам важно для себя осознать и понять.
Второй важный тезис. Именно поэтому мы можем сформулировать свое отношение к Православной Церкви. Мы, безусловно, за то, чтобы любые религиозные отделения, общины, любые религиозные конфессии, которые не нарушают закон и не являются тоталитарными сектами, чувствовали себя комфортно в нашей стране и могли жить и служить своей основной миссии. Но поскольку подавляющее большинство российских граждан по самоназванию относят себя к Православной Церкви, то демократическое государство обязано не просто сосуществовать, а поддерживать Православную Церковь как основную конфессию, в существовании и развитии которой заинтересовано большинство граждан.
Мы должны осознать также, что мы должны стать партией русского народа, хотя бы потому, что никакая другая политическая партия сегодня в России на это не способна. Коммунистическая партия, которая достаточно долгое время эксплуатировала тематику патриотизма и даже тематику русского народа, тем не менее таковой быть не может, поскольку не отказалась от марксистской идеологии, которая предлагает разделение не по национальному принципу, а по принципу классовому. Для коммунистической партии главным является (во всяком случае провозглашается) борьба за интересы определенного класса. Задача коммунистической партии - добиться того, чтобы трудящиеся в мире жили хорошо. Задача партии "Единая Россия" - добиться того, чтобы в новом мире с новыми вызовами хорошо жил русский народ и другие народы, обитающие и живущие в пределах российского государства. Вот в этом мы видим разницу миссий. Наша миссия - обеспечить качественную жизнь русского народа и других народов российского государства. Задача коммунистической партии - обеспечить качественную жизнь для определенного класса независимо от национальной принадлежности.
Не может быть силой, выражающей интересы русского народа, "Конгресс русских общин" (не знаю, можно ли говорить сегодня о "Родине", поскольку она поглощена "Справедливой Россией") или другое аналогичное движение хотя бы потому, что они совершенно иначе, чем мы, понимают русский народ. Для нас очень важно (по-моему, это подчеркивалось всеми участниками дискуссии) русскость определяется не кровью, не этнической принадлежностью, а в первую очередь самосознанием, когда тот или иной человек осознает себя русским. Мыслит, говорит и пишет по-русски, и осознает себя так или иначе связанным с российским государством. Поскольку, если евреи - это народ-религия, то русские - это народ-государство. Это мы тоже должны осознавать для того, чтобы простраивать соответствующим образом свою дальнейшую жизнь и понимание. Поэтому, мне представляется, что все, кто себя таким образом осознает и относит к русскому государству, безусловно, является русским. Русской была немка Екатерина Вторая, русским был политический деятель Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин). Мы же его воспринимаем не как грузинского политика. И так далее и тому подобное. Безусловно, любой человек, который относит себя к пространству русской культуры и русской политики, является русским. Что касается "Конгресса русских общин", то там доминирует другая идеология, там доминирует идеология крови, которая постепенно, будучи реализованной, превратит русский народ в народ-изгой, в национальное меньшинство, и фактически пытаясь поставить русский народ в положение националистов Прибалтики. Пытаются навязать именно это. В то время как, на наш взгляд, русский народ является народом экстравертом, который вбирает в себя другие народы, таким образом развивая и вовлекая их в сферу русской цивилизации.
Я думаю, что очень важно, что Иван Демидов сегодня поставил этот вопрос, мы должны от слов, от разговоров на эту тему переходить к проекту. Мы должны предложить конкретный проект, возможный партийный проект решения русского вопроса, который включал бы в себя и поддержку русского языка, и поддержку русской культуры. Я думаю, что в данном случае мы должны говорить о квотировании на телевидении фильмов, как это существует во Франции. О квотировании на радио музыкальной продукции и т.д. То, как движутся европейские страны, которые стремятся сохранить свою национальную идентичность, защитить ее от экспансии со стороны большой страны, большой цивилизации, которая такую экспансию сегодня реально осуществляет.
Мы должны также говорить... Сегодня мы говорим о правовой, социальной, экономической адаптации трудовых мигрантов. Мы должны говорить об их национально-культурной адаптации. В том числе возложить на работодателей, кто в массовом порядке привлекает трудовых мигрантов, обязанность обеспечить такую адаптацию, ознакомление с законами и культурой нашей страны. И если вы привлекаете людей другой национальности, вы должны отвечать за их поведение, чтобы оно соответствовало традициям и обычаям нашей страны. Это тоже должно быть зафиксировано в наших программных документах.
Мы, безусловно, должны сказать о том, что мы - партия русской цивилизации, и в этом смысле мы не примиримся с отделением от нас стран Содружества Независимых Государств. У нас существует отдельный комитет в Государственной Думе по делам СНГ, потому что мы не воспринимаем СНГ как чистую заграницу, как Францию, Германию и т.п., мы с этим никогда не примиримся. Конечно, речь не идет о какой-либо военной экспансии, но культурную, экономическую, политическую экспансию в данном направлении мы осуществляем и будем осуществлять. Мы поддерживали и будем поддерживать там русские общины фактически как представителей русского государства на этой территории. Об этом, мне кажется, мы тоже должны открыто сказать и заявить. Это потребует, конечно, определенного мужества, это потребует постепенности решений, но тем не менее я согласен, что мы должны сказать о том, что идея права наций на самоопределение, вплоть до отделения, в свое время сформулированная большевиками, была сформулирована с вполне конкретной целью - разрушения государства. Мы можем признать право наций на самоопределение вплоть до отделения, если нации грозит геноцид. Если геноцида не грозит, то признание права нации на самоопределение вплоть до отделения сегодня сплошь и рядом (мы видели это во всем мире) оборачивается кровавыми конфликтами, жертвами и т.д. Поэтому мы выступаем за сохранение существующих государственных и цивилизационных пространств. И в силу этого мы, конечно же, должны принять программу разгосударствления национальных автономных формирований внутри России. Они должны приобрести характер культурных автономий, они должны пользоваться в этом плане как культурные автономии необходимой поддержкой со стороны государства - никто не должен чувствовать себя ущемленным, все должны иметь возможность изучать свой язык, культуру, обычаи, традиции, веровать в то, во что они верят, но черты квазигосударств внутри страны должны быть сняты. Особенно с национальных образований. И мы должны сказать открыто, что мы по этому пути будем двигаться, никого не унижая и не обижая, но двигаться в этом направлении. Я думаю, что если все эти ответы в нашем проекте, в нашей программе прозвучат, то, конечно же, чаяния, о которых сказал Иван Демидов, увидеть в нас русскую партию, партию, защищающую интересы русского народа, - эти чаяния будут полностью удовлетворены и оправданны. Спасибо.
Федоров Е. А. Короткая ремарка. Мне очень понравилось то, что было сказано. Я бы хотел сказать только с точки зрения механизма программы - не только через государство, не только через механизм закона, квот и т.д., но в том числе и через политическое единство, то есть через общественные организации, СМИ и через весь этот организационный механизм, который мы должны запустить.
Шувалов Ю. Е. Об этом речь и идет. (Обращаясь к Демидову). Вы скажете два слова?
Демидов И. И. Спасибо вам огромное. Мы, собственно говоря, с легкой руки - Юрий Евгеньевич первым произнес слова "русский проект" - мы предложили название "Новый русский центр". Мы не смущаемся, в этом смысле все равно, какая бы история у нас ни была, мы живем в новой России, которой не было никогда по определению. И есть же такой тезис, что народ - это все, и мертвые, и живые, и будущие. А нация - это актуальный народ, в актуальное время расположенный. Я думаю, что мы, как многие здесь отмечали, открыли тему, с чем я поздравляю родную партию ("Единую Россию" - прим. ред.) и всех здесь сидящих. Мы заявили, что подобный проект начался. И дальше как ответственные люди мы должны доказать, что все, что мы сегодня говорили и что еще будем говорить и делать, действительно отвечает интересам нашей русской нации, нашему русскому государству и нашему месту в мире. Спасибо всем огромное.
Шувалов Ю. Е. Спасибо всем.
Горяинов Л. В. Иван Иванович, а в интересах русского языка хорошо бы закрыть МТV.
Демидов И. И. Категорически не согласен. Тогда почему мы не в косоворотках, друзья мои? Значит, к следующему визиту, пожалуйста, все в косоворотках, в сапогах.
Горяинов Л. В. С кушаками.
Демидов И. И. И с кушаками.


11-02-2007
http://cskp.ru/clauses/6/2529/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован