12 октября 2007
8215

Стенограмма заседания второго круглого стола под эгидой Партии социальной справедливости на тему: `Левое движение в России и выборы 2007-2008`. Часть 3

Баранов А.Ю.: Я хотел сказать на счет новых производственных отношений. Я руковожу Форумом МСК, это информационной, вроде бы высоко технологичный продукт. Но если вы меня спросите, какая форма собственности имеет место и какая она была бы для меня удобна, я скажу, что самая удобная форма - колхоз. Я чувствую себя председателем колхоза. Почему? Потому, что новые отношения собственности еще не сформировались, а новые производственные отношения, они уже формируются. И поэтому самой динамичной является неопределенна форма собственности. По сути своей, в каком-то смысле даже ее отрицание в том виде, в каком она существует в классическом учении. Мне так кажется.

Подберезкин А. И.: Вот даже интересно, появляются каждый день новые специальности. Им даже название, наверно, еще не придумывают.

Баранов: Да, а теперь представьте, что теперь эти специальности надо отметить и придумать для них форму собственности. Бог его знает, они сформируются еще когда-то там.

Подберезкин А.И.: А вы знаете, сколько в КПРФ было выдвинуто кандидатов. Около 500 человек. Сколько из них рабочих?
Баранов А.Ю.: Двое.

Подберезкин А.И.: Получается, а кто там есть, если там нет рабочих у пролетарской партии? Оказывается, что там есть чиновники.

Баранов А.Ю.: И крупные бизнесмены.

Подберезкин А.И.: Это те же самые люди, которые делили Советский Союз.

Митина Д.А. - второй секретарь ЦК РКСМ: Я совершенно разделяю прозвучавшее здесь мнение, что вопрос идеологии, вопрос стратегии находится в диалектической взаимосвязи, здесь спору нет. Но здесь такая обеспокоенность Алексея Ивановича относительно идеологии. Мне кажется в данном случае, в нашей ситуации она все-таки вторична. Потому, что левая среда, это единственная среда в нашем политическом спектре, где идеологический поиск и идеологическое творчество идет перманентно, оно идет не с 1991 года, а уходит корнями еще во времена до 1991 года. И действительно именно левая среда, она продуцирует что-то менее ценное и стоящее именно в идеологической сфере. Ни партией власти как бы она не называлась в отдельно взятый момент, ни неолиберальная среда. Она этим хвастаться не может, потому, что нет у них этого. Ну, кто у либералов идеолог? Там есть экономисты безусловно, как сказал Алексей Иванович, подсчитывают тонно-километры. Есть, понятно, классические труды неолибералов, есть экономисты-практики, которые что-то привносят именно в экономическую повестку дня, а все остальное - это же не идеология. Это что-то совсем другое.

Подберезкин А.И.: Вот сейчас зародилась Справедливая Россия, помнишь, как у Салтыкова-Щедрина говорилось, я не знаю, что там нужно, то ли революцию, то ли буженину с хреном. Так и здесь, то ли выхухоль, то ли социализм. Вот это сплошная эклектика и ты называешь это идеологией?

Митина Д.А.: Нет, я не называю это идеологией, я не рассматриваю здесь какого-то идеологического поиска, потому, что, на мой взгляд, это клон с КПРФ, это исключительно по рождению и решению властной верхушке. Поэтому в данном случае их к левой среде не причисляю. Повороты их политической судьбы могут быть какими угодно, а генетически они к левым, конечно, никакого отношения не имеют. Другое дело, их полевение будет прямо пропорционально одурению КПРФ, которое, по-моему, исключит скоро всех, кого угодно. Я не удивлюсь, что наши нынешние неотрацкисты рано или поздно тоже там окажутся, но это исключительно показатель одурения Компартии РФ. Это не показатель каких-то достоинств Справедливой России, как формирования. Дело не в этом. К сожалению, наша политическая практика такова, что вопросы идеологии и вопросы какого-то практического взаимодействия - это глубоко ортогональные и параллельные вопросы. Вот взять нашу многострадальную организацию, которую я представляю, я помню, когда мы формировались, на съезде решили, хоть мы и организация молодежная, но теоретический поиск некий ведем, тем не менее, мы отказались от принятия программы РКСМ, мы сказали так, что раз мы организация молодежная, какая у нас может быть программа? Мы ограничились программным заявлением коротеньким, на страничку, кратким конспектом программы КПРФ. Мы дали им явный сигнал, что мы с вами, идеологически у нас с вами никаких разногласий нет. Мы хотим дружить. Ну и что? Судьба наших взаимоотношений весьма печальна и понятно, что эти взаимоотношения были конфликтные и хотя, по крайне мере в идеологической сфере, мы старались КПРФ никогда не клевать. Никому не было дела. Идеологическая сфера шла отдельно. Хотя нельзя сказать, даже если говорить о той же КПРФ, что по началу программные документы КПРФ писали люди-выходцы из РКРП. Это было одна риторика. Потом, Алексей Иванович будет на меня ругаться, наступило то, что я называю "беловщиной", то, что мы сейчас "зюгановщиной" называем. Это была совершенно другая риторика. А сейчас, если вы внимательно следите за партийными документами, особенно после 2004 года, всей этой историей с Семигиным и т. д., видимо у Геннадия Андреевича появились новые спичрайтеры, это очень хорошо видно. Там звучали слова "рабочее движение", "международное коммунистическое движение", "пролетариат" и т. д. Несмотря на это, эта риторика она никак не коррелируется с практикой КПРФ. Чем левее становятся слова и программные документы, тем более оппортунистистична и продажна политика КПРФ, которую мы наблюдаем. Поэтому я бы в данном случае не смешивала. Если мы говорим о стратегии взаимодействия, ну, условно говоря, когда мы собирались здесь за этим столом 2 недели назад в первый раз была одна ситуация, сейчас ситуация динамично разрывается, она на мой взгляд поменялась. Я не могу сказать, что на 180 градусов, но на какое-то определенное количество градусов поменялась. И уже тогда Толя говорил, что очень важно выработать политическую площадку для взаимодействия, потому, что сужается это поле. Теперь оно сузилось. Пусть будет Партия Социальной Справедливости, пусть будет еще что угодно, главное, что пока это есть. Если, условно говоря, тот же самый рейтинг доверия известно кому зашкалит за 70%, я не исключаю, что следующие выборы будут проходить по другим правилам. Будут барьеры, условно говоря, 10%, будет регистрация партии минимум 100 тысяч человек. То есть тенденция видна. И в этой связи мне бы хотелось поделиться озабоченностью, которую то ли не понимают наверху, то ли прекрасно понимают, но афишировать не хотят. Вот это попытка затаскивания политического нашего поля в ложе двухпартийности, это очень опасная штука, не только для левых, даже для нас. Я в данном случае не только левых имею в виду. Не важно кто будет представлять вторую антисистемную силу, коммунисты, мироновцы, жириновцы, зеленые, какие угодно. Но в нашей нынешней российской ситуации эта искусственная навязанная двухпартийность она приведет к стрельбе тут же. Потому, что те, кто помнят событие четырех летней давности, они должны сделать из этого вывод.

Подберезкин А.И.: А почему вы считаете, что двухпартийность сейчас искусственно формируется?

Митина Д.А.: Тенденция ясна. Все меньше партий у нас допущены к легальной политике путем изменения законодательства - раз; накачиваются искусственно ресурсные партии власти - два; плюс последние действия исполнительной власти - три. Понятно, что это была давняя сокровенная мечта нашей властной вертикали, чтобы отсечь все лишнее и привести к классической двухпартийной системе. И об этом пишут те же наши официозные пропагандисты и т. д. Вот мне кажется, что это очень опасная тенденция, потому, что в нашей ситуации действительно 1993 год показал это достаточно рельефно. Как только эта ситуация возникает, возникает большой соблазн, действительно каждый успех, каждую неудачу, каждый промах списать на других.

Подберезкин А.И.: Я ситуацию вижу по-другому. Ну, во-первых, партий сейчас запущено 14, а так-то их больше на самом деле. Потому, что федеральные партии остались, никто их не закрывал. Их, по-моему, 16 или 17. На самом деле проблема сейчас в другом. Главная причина не в этом. Главная причина, на мой взгляд, я почти в этом уверен, заключается в следующем. Огромное количество людей хотят дестабилизировать ситуацию. И у этих людей есть деньги.
Митина: Что значит дестабилизировать? Мы тоже хотим дестабилизировать.
Подберезкин: Это две разные вещи. Вы хотите исправить, скорректировать, улучшить - это одно. У Смоленского, помните, такой был олигарх, у него офис находился на Тверской. Я как-то зашел к нему, мы договорились встретиться, а у него сидит в приемной министр сельского хозяйства и смиренно ждет. В 1999 году власть валялась на мостовой. Это когда люди говорили, давайте попробуем восстановить управляемость государства, все говорили, что это невозможно. Мы потеряли Чечню, да и Северный Кавказ. Когда экспедиционный корпус 50 тысяч человек для Чечни не могли набрать. В Северо-Кавказском округе 350 тысяч человек, которые 50 тысяч собрать не могли. Вот эта ситуация она же очень была кому-то выгодна. Очень удобно. Откуда деньги-то появлялись совершенно ни на чем? Смоленский захотел взять кредит в 3 миллиарда у ЦБ и взял его во время дефолта совершенно спокойно. И что, вернул? Нет, сейчас он бегает где-то. И так все остальные. Поэтому, давайте, скажем, есть желающие. Американцы, например, не стыдятся. Официально выделены деньги на развитие институтов гражданского общества в России. Причем, надо понимать, те, кто знают практику действий в США, если бюджет выделяет единичку, предположим 200 миллионов, то различные внебюджетные фонды, это сигнал для них, в 10, 15, 20 раз больше. У нас есть люди, которые эти деньги получают. Вот сидит какой-то человек в тюрьме. И он знает, что он будет сидеть. А у него там заначка лежит миллиардов 20 в швейцарском банке. Когда нашли у Ходорковского 20 миллиардов в Пенсионном фонде, знаете что он ответил? - "Да, это не последние". Так вот он сидит в тюрьме, для того, чтобы заморочить им голову, не надо 20 миллиардов. Президентские выборы стоят 1,5-2. Извини, почему я сейчас об этом так подробно рассказываю. Потому, что институты гражданского общества, которые даже искусственно где-то насаждаются администрацией, я сам памфиловский фонд создавал, и деньги туда даются, организациям. Сейчас люди распределяют деньги, а заявок не хватает на эти деньги. Сидим сейчас, отбираем, а заявок нет. Программ нет. Все говорят, а где общественные организации. Не идут с заявками, выгоды сейчас в два раза больше. На партии дают деньги. Стимулируется где-то партийность. Поджимается где-то, да. Но ты же не скажешь, "Яблоко, "СПС", какие-то еще партии являются.....

Митина Д.А.: Не скажу. "Яблоко" - нет. А "СПС", Путин сам косвенно
подтвердил, что СПС вполне в системе. Я не об этом хотела сказать, я хотела сказать о том, что для меня, например, сужение партийного поля - оно очевидно и это не какая-то метафизическая вещь. Есть вполне конкретные организации, которые назывались партиями, теперь партиями не называются в силу Федеральной Регистрационной службы. Про ситуацию с НБП я вообще молчу.

Пригарин А.А.: Есть организации, которые называются партиями, но партиями не являются.

Митина Д.А.: Очень жалко, что Алексей Иванович ушел сейчас, мне кажется, он очень страшную вещь сказал сейчас. Ему в какой-то степени удалось пройти через это партийное сито и попасть в сонм избранных, это очень опасное стремление зачистить пространство, чтобы больше никого не было. Наоборот. Функция и миссия высокая этих людей, которые возглавляют легальные партии, которые пока еще легальные, я пока пессимистически говорю. Функция их именно в том, чтобы бороться, чтобы себе подобных было больше.

Пригарин А.А.: Легальными способами.

Митина Д.А.: Да, безусловно.

Баранов А.Ю.: Принцип работы легальной партии, что это только легальная деятельность. Как только партия начинает заниматься нелегальной деятельностью, она перестает быть партией в законодательном смысле. Кто у нас из партий способен на нелегальную деятельность? Я уже не говорю о том, чтобы взять власть силой, просто кто способен на нелегальную политическую деятельность?

Митина Д.А.: Из легальных?

Баранов А.Ю.: Нет, ну вообще, которые есть у нас. Кто? Да никто. Это пустая болтовня. Нелегальная деятельность, это, например, организация нелегальной забастовки, организация захвата предприятия, организация перекрытия федеральной трассы. Именно для того и ведется разговор о легальной политической площадке, чтобы мы могли подать заявку на наш митинг, от имени, грубо говоря, федеральной партии, которая в случае чего могла бы выступать и ходатаем и ответчиком по данному вопросу, чтобы "мое" тут и рядом не стояло. Не уровень майора чтобы был. Это первое. Второе - если у этой партии появятся депутаты, то, чтобы эти депутаты выполняли прямую трибунную функцию прямой защиты прав и интересов граждан. Гражданин обратился, и сказал - "Меня притесняют". И депутат поехал, позвонил, написал. Или граждане говорят: "Мы идем на митинг, но мы боимся, что нас будут бить". И депутат приехал, встал во главе колонны и пошел. И он, как особо охраняемая персона, скорее всего по голове не получит. Это не панацея, но это очень существенная вещь.

Подберезкин А. И.: Анатолий, можно я тебя перебью на секунду. Я вот что хочу сказать. Даша, вам нужно было на нас как-то выйти раньше. Я сейчас немножко от темы ухожу. У нас проблема в людях, которые хотят себя как-то реализовать. У нас достаточно много исполнителей. И очень мало людей, в хорошем смысле амбициозных, которые хотят что-то сделать. Поэтому, я считаю, что нам с Анатолием тоже повезло. Мне кажется, что это неплохая площадка для сотрудничества. Я, Даша, с вами раньше сотрудничал очень долго и плодотворно, и мне бы хотелось продолжить это сотрудничество. Сейчас уже списки утверждены, сформированы, но на самом деле, у нас была большая проблема, кого поставить. Не хотели люди. Хотели помогать, хотели работать. Во всех партиях наоборот. Поэтому есть возможность. Мне очень интересно было бы, если бы вы писали что-то. Если бы вы как-то выступали в нашем экспертном сообществе. Без конца у нас сейчас мероприятия. Мы издаем какие-то вещи. Сейчас я стал под своей фамилией писать, а 1,5 года было нельзя. Поэтому, у нас есть возможность что-то издавать. Я вас приглашаю. Спасибо.

Лев Иванов - секретарь по информационной политике и связям с общественностью Партии социальной справедливости.

12 октября 2007 года.
www.pp-pss.ru


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован