Эксклюзив
Карпенков Степан Харланович
10 апреля 2015
16803

Степан Карпенков: Ненависть, насилие и вражда

Иван Савельевич продолжал знакомится с архивными материалами, которые совсем недавно, в советское время, были за семью печатями. И он охотно рассказывал о своих архивных находках своему коллеге Сергею Корнеевичу. Очередная их встреча состоялась на прежнем месте, на Воробьёвых горах. Говорили они о трагических событиях двадцатых-тридцатых годов прошлого века, когда бандитское нашествие на деревню привело к полному разорению крестьянских хозяйств. Свой первый вопрос задал Сергей Корнеевич:

– Почему же в конце двадцатых годов советскую страну опять захлестнул страшный кризис? Закончилась братоубийственная гражданская война и новая экономическая политика худо-бедно стимулировала развитие и промышленного производства, и сельского хозяйства, и, казалось бы, явных причин для очередного кризиса не было.

– После братоубийственной гражданской войны, повсеместно разразившейся после октябрьского государственного переворота под «мудрым» руководством Ленина и его сатрапов, разрушенные в революционном вихре промышленные предприятия стали восстанавливаться. Постепенно, шаг за шагом становилось на ноги и сельское хозяйство.

– Однако новая экономическая политика начала пробуксовывать: на выращенный хлеб крестьяне не могли купить самые необходимые промышленные товары, производимые городом. Непомерно высокие, грабительские цены на промышленные товары и неоправданно низкие цены на зерно и продовольственные товары – вот главная причина хлебозаготовительного кризиса в то смутное советское время.

– Неужели не было разумного выхода из разразившегося очередного кризиса? И разве нельзя было его преодолеть без социальных потрясений?

– Разумный выход без разорения крестьянских хозяйств предлагал известный российский учёный, экономист-аграрник Александр Чаянов, профессионально владевший вопросами сельской экономики и хорошо знавший жизнь крестьян, но в никаких партиях не состоявший. Изучая зарубежный и отечественный опыт сельского хозяйства, а не «теорию, которая верна, потому что правильная», он предложил свою стройную теорию развития крестьянства в России. Однако партийные мракобесы объявили эту спасительную теорию антимарксистской, а ее автора спустя годы, в роковом 1937 году расстреляли. Подобная трагическая судьба постигла и другого выдающегося российского экономиста Николая Кондратьева, разработавшего теорию новой экономической политики и предлагавшего эволюционный выход из кризиса без варварского, бандитского похода на деревню. В своих научных трудах, известных во всём мире, он обосновал закономерную цикличность развития экономики. Пользуясь «циклами Кондратьева», современные экономисты многих стран до сих пор предсказывают большие временные периоды падения и подъёма экономики.

– В чем же заключался выход из кризиса, главными виновниками которого были не рабочие, стоявшие у станка, и не крестьяне, в поте лица добывавшие хлеб насущный, а большевицкие вожаки, продолжавшие безраздельно властвовать? Разве могли предложить что-нибудь разумное полуобразованные партийцы, которые академий не кончали, для развития крестьянских хозяйств? – спросил Сергей Корнеевич.

– Разумные идеи известных во всём мире учёных Чаянова и Кондатьева были объявлены контрреволюционными, вредительскими и после ошельмования отвергнуты, а сами они были приговорены к расстрелу. Большевицкие «мудрецы», вооружённые «единственно верной», но разрушительной теорией марксизма-ленинизма, поднявшись на самый верх властной пирамиды и прикрываясь флагом кровавого цвета, не смогли с такой головокружительной высоты разглядеть реальные крестьянские проблемы. Под лозунгом развернутого строительства социализма в деревне они объявили курс на форсированное наступление на «кулака», на ликвидацию якобы капиталистических элементов в деревне. Такой безумный курс был озвучен на съезде в докладе Вячеслава Молотова «О работе в деревне».

– Неужели Молотов разбирался в крестьянских вопросах лучше признанных учёных Чаянова и Кондратьева, досконально изучавших отечественный и мировой опыт развития сельского хозяйства?

Иван Савельевич, глубоко вздохнув, ответил:

– Молотов не был ученым и не имел законченного высшего образования. Весьма посредственных его способностей и прилежания хватило, чтобы закончить всего лишь два курса Санкт-Петербургского политехнического института. Зато он преуспел совершенно в другом – в сталинских, кровавых репрессиях. В рассекреченных архивных документах, более полувека находившихся под грифом «совершенно секретно», сохранилось множество подлинников сталинских расстрельных списков с подписями Молотова. В частности, подписи его и Сталина стоят на расстрельном списке, в который был включен ученый Александр Чаянов, предлагавший мирный путь решения крестьянского вопроса. На совести Молотова множество безвинных жертв, через трупы которых он пролезал к вершине партийной, безраздельной власти. Во многих исторических источниках его называют одним из главных организаторов и исполнителей сталинских репрессий.

– По-видимому, Молотов исполнял волю «гениального вождя, который всё мог»?

– В какой-то степени это соответствовало действительности. Однако кровавый путь под покровительством «вождя» он выбрал сам. И этот выбор он сделал сознательно, подчиняясь воле дьявола властолюбия и тщеславия, которым окончательно был поражен и его покровитель, «гениальный вождь». Корявые подписи и Молотова, и Сталина стоят рядом на многочисленных расстрельных списках множества безвинных жертв сталинских репрессий.

– Что же можно сказать про «отца всех народов», на совести которого десятки миллионов жертв?

– Будущий «гениальный вождь» еще в раннем возрасте хорошо усвоил простое, неголоволомное правило – путём насилия разделять и властвовать. На большее у него не хватило ни способностей, ни ума, ни знаний, которые он пытался получить в духовной семинарии – из неё его исключили, и на этом закончилось его образование. Духовно-нравственные ценности, обретаемые человечеством веками, для него оказались чуждыми. И все свои безнравственные действия и страшные злодеяния он совершал вопреки основной заповеди Божией любить ближнего своего как самого себя. Не любовь, а лютая ненависть, жестокость и насилие, граничащие с тяжёлой болезнью, преобладали в его характере всю жизнь и впервые проявились в полной мере ещё в молодом возрасте, когда он организовал и возглавил террористическую организацию, совершившую крупное разбойное ограбление. Натаскиванию нечеловеческих отношений способствовали тюрьмы и ссылки, откуда он многократно бежал, каждый раз меняя грузинскую фамилию Джугашвили, чтобы, скрыв своё истинное лицо со звериным оскалом, заметать следы преступника. Через трупы десятков миллионов безвинных жертв он пролез на самую вершину властной пирамиды, и концу двадцатых годов прошлого века он добился абсолютной власти, никем и ничем не ограниченной.

– Прошло немало времени, более полувека после развенчания культа личности Сталина и выноса его истлевающих останков из мавзолея, но до сих пор есть «продвинутые» политики, считающие его гениальным вождём и продолжающие муссировать мифы о его выдающихся заслугах, – сказал Сергей Корнеевич.

– Таким его могут представлять лишь непросвещённые люди, по тем или иным причинам оказавшиеся в плену собственных заблуждений. Исторические факты говорят совершенно о другом. В эпоху сталинского, жестокого, тоталитарного режима на земле российской произошло множество крупномасштабных трагических событий: массовые репрессии, бандитское раскулачивание и насильственная коллективизация, большой кровавый террор, депортация многих российских народов, создание лагерей ГУЛАГа, голод в 1932–1933 годы, репрессии в Красной армии, Великая отечественная война со множеством человеческих жертв, насильственное внедрение советского режима в Восточной Европе и Восточной Азии, установление диктаторского единовластия и начало холодной войны. Все эти трагические события захлестнули многочисленные города и поселки, деревни и села на российской земле. Не обошли стороной они каждый дом и каждую семью и сопровождались неисчислимым множеством человеческих жертв – десятки миллионов жизней унёс сталинский, диктаторский режим, а еще большее число безвинных людей, лишенных свободы, томились в тюрьмах и ссылках, испытывая все муки земного ада.

– Некоторые воинствующие сталинисты, овеянные мифом советского благоденствия, но не вкусившие его «сладкие» плоды, считают заслугой «вождя всех народов» индустриализацию. И велика ли его заслуга в этом, и можно ли считать это заслугой? – спросил Сергей Корнеевич.

– Многие индустриальные объекты строились в советской стране поспешно руками заключённых – вчерашних крестьян, изгнанных из родных мест, и руками многих других «чуждых элементов» и «врагов народа», лишённых свободы. От непосильного тяжелого труда без применения строительной техники, от холода и голода погибло множество строителей, не дождавшись своего срока освобождения. Все сталинские стройки усеяны костями народными.

– Для чего же возводились гигантские индустриальные объекты? Может быть, для того, чтобы они производили машины и трактора, облегчающие тяжелый труд рабочих на заводе и потогонный труд крестьян в поле?

– Вожделенные машины еще очень долго не появлялись в заводских цехах. Десятилетиями не появлялись на колхозных широких полях и трактора, и во многих деревнях и селах на бескрайних российских просторах продолжали пахать на лошадях и в тридцатые, и в сороковые годы, и даже после смерти усатого «отца всех народов». Иногда дело доходило до умопомрачения: в плуг и телегу вместо коня впрягались деревенские бабы, выбившиеся из последних сил, и это они вынуждены были делать, так как истощенные колхозные кони после зимовки не могли сами подняться на ноги. Или была острая потребность в гигантских гидроэлектростанциях на равнинных реках, при строительстве которых были затоплены немыслимо огромные площади плодородных земель и многочисленные города и поселения и от которых, по мнению авторитетных специалистов, больше вреда, чем пользы?  Может быть, было острая необходимо прокладывать грудью сквозь скалы, леса, поля и болота Беломорканал, который сейчас никому не нужен? Ответы на эти и на многие другие вопросы сейчас очевидны. Вне всякого сомнения, возведённые в то время промышленные объекты приносили бы гораздо больше пользы с минимальным ущербом для окружающей среды, если бы их строительство и дальнейшая эксплуатация были научно обоснованы, а не подчинялись воле полуобразованных партийцев с красным билетом в кармане, которые, как и их «гениальный» покровитель, «всё могли», но не знали, как начать и завершить какое-либо полезное, благородное дело без огромного ущерба природе, так как не владели профессиональными знаниями. Если бы делалось всё с умом и со знанием дела, то не строились промышленные гиганты и не производилось бы множество видов промышленных товаров низкого качества, которые годами валялись на полках магазинов и складов, и в одежде отечественного пошива не стыдно было выйти на улицу либо показаться в каком-либо приличном обществе, где встречают по одёжке.

– С этим трудно не согласится. Только почему-то сталинисты, отогнанные от вчерашней партийной, дармовой кормушки и не испытавшие на себе все «прелести» диктаторского режима, не хотят понять всю горькую правду жизни о десятках миллионов людей, лишённых свободы, убиенных, сосланных и загнанных в тюрьмы в эпоху сталинской лютой ненависти и страшных злодеяний.

– Приписывая якобы большие заслуги «отцу всех народов» в победе в Великой отечественной войне, оголтелые сталинисты преднамеренно не называют, какой ценой далась эта победа. А цена немыслима велика – ещё десятки миллионов человеческих жертв. Почти в каждую семью не вернулись из фронта сыновья и отцы. Например, у моей бабушки Варвары погибли на войне три сына и зять. Подавляющее большинство мобилизованных на фронт происходило из крестьянских семей, и они вместе с другими солдатами и офицерами воевали вовсе не за Сталина, под «мудрым» руководством которого путём жестокого насилия и террора строился «социализм в отдельно взятой стране», а за то, чтобы побыстрее кончилась кровопролитная бойня и чтобы, как можно, быстрее вернуться домой. Каждый на поле боя стремился одержать победу, но не любой ценой и, конечно же, не ценой собственной жизни. Каждый хотел живым вернуться в родную семью – никто не хотел умирать. Однако на фронте погибали многие миллионы солдат и офицеров – такова невообразимо большая цена победы в Великой отечественной войне. В российской истории известны блестящие примеры совершенно других триумфальных  побед – не путём жестокого насилия и ошеломляющих, умопомрачительных приказов, спускаемых сверху, а через продуманные тактику и стратегию, спасавшие армию для дальнейших победных, боевых действий. Великий русский полководец Александр Суворов ценил жизнь каждого солдата, каждого офицера. Он никогда не отдавал безумных приказов взять грудью какой-либо хорошо укреплённый и надежно защищенный объект противника, а учил искусству и науке побеждать умением и сноровкой. Поэтому Суворов всегда побежал – не потерпел ни одного поражения в более 60 сражениях. Другой великий русский полководец Михаил Кутузов одерживал блестящие победы в сражениях, всеми силами сохраняя армию. Солдат же Красной армии очень часто бросали на явную смерть. К тому перед войной 1941 года армия была полностью обезглавлена – оказалась без лучших, опытных военачальников – их уничтожили по отмашке «гениального вождя», чтобы они не мешали разделять и властвовать путём кровопролития.

После небольшой паузы Иван Савельевич продолжил:

– Относительно Великой отечественной войны можно поставить вопрос и в другом аспекте. Осмелился бы Гитлер развязывать войну, если бы в нашей стране не было сталинского диктаторского режима и если бы она пошла по пути цивилизованного, демократического развития? Очевидно, что в таком случае государство было бы не тоталитарным и диктаторским, а сильным и могущественным. А против такого государства объявлять войну бессмысленно, как и бессмысленно воевать, вооружившись метлой, а не винтовкой. И это понятно любому здравомыслящему человеку и даже каждой кухарке, в которой «вождь мирового пролетариата» разглядел реальную возможность управлять государством, что не так уж далеко от истины ни в то смутное, жестокое время, ни сейчас, когда к самой высокой вершине власти пролезли даже кухаркины дети. А это означает, если не было бы сталинского режима, то не было бы и войны, и, следовательно, не было бы многомиллионных жертв русского и братского народов.

– Иногда называют большой заслугой «вождя» сплошную коллективизацию. Так ли это? – задал свой очередной вопрос Сергей Корнеевич,

– Из архивных документов следует, что коллективизация была воплощением в жизнь аграрной политики Ленина и производилась при прямом указании Сталина, хотя оно якобы исходило от решений политбюро и других партийных и исполнительных органов.

Сергей Корнеевич, не дослушав своего собеседника, с волнением продолжил:

– В кокой бы больной голове безумные идеи не рождались в то время, сегодня очевидно, что сплошная коллективизация начиналась со сплошного, ужасного разорения крестьянских хозяйств, уничтожения и ссылки миллионов лучших крестьян, а закончилась полным закабалением колхозников, получавших за свой труд не заработанный хлеб и не деньги, а пресловутые палочки. В результате кровавого похода на деревню даже плодородная земля, приносившая ранее богатый урожай, перестала родить, а дряхлеющие партийные преемники сталинского режима вынуждены были закупать хлеб и продовольствие за рубежом, чтобы спасти свой народ от голодной смерти. А это означает, что по отмашке «отца всех народов, который всё мог» совершено страшное преступление против русского и братских народов. И в этом заключается большая «заслуга» «великого вождя», его сатрапов, ближайшего окружения и многочисленной армии партийных прихвостней и прихлебателей на всех ступенях диктаторской власти.

После непродолжительной паузы продолжил Иван Савельевич:

– «Великий сталинский перелом», нацеленный на индустриализацию и сплошную коллективизацию для построения социализма, или безбожного земного рая в отдельно взятой стране, обернулся не повышением благосостояния людей, не улучшением уровня их жизни, как это бесстыдно заявлялось везде и всюду, а страшной трагедией русского и братских народов со многими миллионами человеческих жертв. Этот «великий перелом» означал не становление страны на путь цивилизованного развития, а скатывание её в бездну ненависти, насилия и вражды. Чтобы сломать великий русский народ были брошены все мыслимые и немыслимые средства: и единогласные, «правильные, потому что верные» решения партийных органов всех уровней, включая самый высокий – политбюро, и мощная пропагандистская машина, доводившая «правду» в последней инстанции до «тёмного» народа через многотиражную газету «Правда» и иже с ней мелкие партийные газетёнки, и организованный карательный орган ОГПУ, претворявший в жизнь без суда и следствия безумные указания партийных вожаков. При этом дьявольское стремление к карьеризму и любым путём пробиться к власти приводило к чудовищному насилию, разжиганию ненависти и вражды и вопиющему беззаконию на всех уровнях гигантской чиновничьей пирамиды.

– Налаженной, отработанной системой было наглое, бесстыдное протаскивание безумных замыслов партийных «мудрецов» через массовые сходки, включая съезды и конференции, где от имени народа произносились красивые, «убедительные» фразы в сопровождении громкими, продолжительными аплодисментами, переходящими в бросание лаптей, – сказал Сергей Корнеевич.

– Одной из таких показательных партийных сходок была Всесоюзная конференция аграрников-марксистов, составлявшаяся в декабре 1929 года, когда «гениальный вождь», обладая абсолютной властью, во всеуслышание заявил о ликвидации кулачества как класса. Вслед за этим на страницах «Правды» и множества других мелких местного газетёнок того же пошиба крупным шрифтом периодически печатался зловещий призыв: «объявить не на жизнь, а на смерть войну кулаку и смести его с лица земли», с унизительным карикатурным изображением крестьян. А это означало, что вовсе не безоружные и беззащитные «кулаки» объявили войну советской власти, а партийные приспешники объявили кровавый поход против тружеников-крестьян, который, следуя точному выражению, по всем признакам соответствовал вовсе не войне, в которой противные стороны выступают с оружием в руках, а неприкрытому бандитизму, спровоцированному «гениальными вождями» и их приспешниками.

После непродолжительной паузы Сергей Корнеевич спросил:

– Неужели партийные «мудрецы» и прихлебатели настолько потеряли совесть, чтобы организовать и осуществить бандитский поход против мирных, безоружных крестьян, которые вынуждены были кормить огромную армию партийных, самозваных господ-бездельников, незаконно захвативших власть в результате октябрьского переворота?

– Для безбожных, самозваных «господ» с красным билетом в кармане совесть и все духовно-нравственные ценности были пережитком прошлого, с которыми они призывали покончить раз и навсегда. Поэтому они считали, что им позволено всё: и аресты, и расстрелы, лишение свободы, и ссылки. Находясь во власти не воли Божией, а воли дьявола властолюбия и тщеславия, и не боясь греха, они делали всё, чтобы всё якобы им позволенное внедрить в жизнь. Для этого все средства были хороши: и коллективные решения на партийных сходках и создание специальных комиссий с предписанными сверху бандитскими полномочиями и правами. Прикрываясь «единогласными» партийными решениями, каждый партиец или член комиссии мог сказать в своё оправдание, что он исполняет коллективное решение, уходя таким образом от персональной ответственности. Одна из подобных комиссий была создана в январе 1930 года во главе с Вячеславом Молотовым. Ей было поручено разрабатывать практические, а по своей сути карательные, репрессивные меры «ликвидации кулачества как класса». Такие репрессивные меры, как показали дальнейшие кровавые события, вылились в уничтожение, лишение свободы и ссылку миллионов крестьян. Великое множество других крестьян, оставшихся в живых, не сосланных и не посаженных в тюрьмы, вынуждены были работать на чужой земле, получая за свой труд не заработанный хлеб и не деньги, а пресловутые палочки, и оказавшись таким образом на долгие десятилетия в колхозной кабале. Все эти беды свалились на трудолюбивых крестьян в результате бандитского раскулачивания и сплошной коллективизации, которые вылились в кровавый поход на многочисленное российское крестьянство с целью разделять и властвовать. В начале такого варварского похода комиссией во главе с Молотовым было предписано разделить крестьян на три категории, чтобы посеять среди мирных тружеников вражду и ненависть и путём насилия внедрять в деревне безумные, лукавые идеи строительства социализма под благовидным, но лицемерным предлогом равенства, братства и свободы. В разрушении крестьянских хозяйств и уничтожении крестьян немалую роль сыграл специально учреждённый месяцем раньше Народный комиссариат земледелия СССР. Перед ним была поставлена «архиважная», но безумная задача – «уничтожить носителей буржуазной идеологии». Возглавил его верный соратник «гениального вождя» Яков Яковлев (Эпштейн), полуобразованный партиец, беспринципный карьерист и соучастник кровавых преступлений. Яковлева, как и Молотова, многие историки, основываясь на исторических документах, называют главным организатором разгрома деревни, повлёкшего гибель миллионов людей и вызвавшего небывалый в России голод в 1932–1933 годах, во время которого в страшных муках и страданиях умерло до пяти миллионов человек.

Оба собеседника призадумались. По-видимому, они, погрузившись в свои безрадостные думы, с грустью воспоминали о делах давно минувших дней, о своей молодости, когда их ближайшие родственники попадали под тяжёлое, репрессивное, сталинское колесо, которое не щадило ни мирных, трудолюбивых крестьян, ни безвинных священников, ни известных ученых, ни борцов за человеческие права и, наконец, ни самих идеологов утопического светлого будущего, ни жестоких карателей и ни безумных исполнителей воли «великих вождей». Вспоминали и о том, как партийные бездельники, восседавшие в райкомах и обкомах, заставляли вступать в партию руководителей всех хозяйственных подразделений, ведомств и учреждений, чтобы ими безраздельно управлять по партийной линии. В исключительно редком случае руководящий пост занимали беспартийные. И одним из таких редчайших исключений был Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, который в пятидесятые и шестидесятые годы прошлого века возглавлял беспартийный академик Петровский, выдающийся учёный-математик, научные заслуги которого известны не только в нашей стране, но и во всём мире. Партийные приспешники при всём их желании не смогли загнать его в партию. Вспоминали коллеги и о том, как публично, при большом стечении партийцев был развенчан культ личности Сталина, как всему народу было поведано о его «выдающихся заслугах» и как вынесли его истлевающие останки из мавзолея. После непродолжительного молчания продолжил Сергей Корнеевич:

– Многие историки, досконально изучившие архивные материалы, считают, что самым главным после Ленина идеологом и непосредственным организатором разорения крестьянских хозяйств и разгрома деревни был Сталин, которого партийная пропаганда, обожествляя, подняла до небес, называя его «гениальным вождём», «гениальным учителем», «отцом всех народов».

– «Гениальный вождь, который всё мог» все свои безумные идеи протаскивал через партийные сходки самого высокого уровня, чтобы придать им статус якобы коллективных решений, которые мгновенно доводились до всех остальных партийных сборищ. Даже при лишении жизни невинных жертв он был не одинок: на рассекреченных сталинских расстрельных списках его подпись всегда рядом с подписью других партийных вожаков, его ближайших сатрапов. Любое малейшее действие и даже высказывание против воли «вождя» считалось контрреволюционным, а сами авторы смелых и разумных идей объявлялись «врагами народа», которых без суда и следствия арестовывали, расстреливали либо сажали в тюрьмы, либо ссылали.

– Все эти и многие другие «единственно верные» партийные решения привели в конечном итоге к падению тоталитарного режима и развалу Советского Союза. Проходили годы, десятилетия, и, наконец, в 1991 году действия партии были признаны антиконституционными. Указом Президента России Бориса Ельцина в том же году деятельность коммунистической партии была прекращена и её организационные структуры были распущены. При этом ни один партиец не вышел на улицу, чтобы с красным флагом в рукам и красным билетом в кармане отстоять свои «законные» права, и это свидетельствует о том, что роспуск «руководящей», диктаторской партии был справедливым. Осознали и поняли это и все многочисленные партийные чиновники почти 20-миллионной армии партийцев – от освобождённых парторгов разваливающихся советских предприятий до высоких партийных чинов, осевших в палатах древнего Кремля и вольно иль невольно свершавших роковые ошибки и страшные злодеяния с печальными, трагическими последствиями для русского и братских народов.

Карпенков Степан Харланович

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован