07 марта 2013
6011

Степан Карпенков: Соловьиные кручи

Пьеса в четырёх действиях (продолжение)

Действующие лица

Д м и т р и й С е р г е е в и ч Т и х о н о в, инженер-строитель.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а, его жена.
К а т я, их дочь.
П е л а г е я Н и к о л а е в н а, мать Людмилы Егоровны.
Г а л я, подруга Кати.
С е р г е й К а р п о в, аспирант.
В и к т о р Ш а л т а е в, его приятель.
И в а н П е т р о в и ч Ж у р а в л ё в, физик, человек, стремящийся познать ис-тину.

Действие четвёртое
Декорация второго действия.
Явление первое
Ж у р а в л ё в и К а р п о в.
Ж у р а в л ё в (стоит и смотрит в сторону Москвы). Здесь, на Воробьёвых го-рах ещё раз и ещё раз хочется не только посмотреть на Москву, но и поднять глаза к Небу, чтобы увидеть, видят ли меня!!
К а р п о в (сидит на скамейке). Я думаю, Иван Петрович, тебя-то обязательно увидят оттуда, с высока! (Показывает на небо.) Сомнений нет!
Ж у р а в л ё в. Чтобы увидели оттуда, надо сделать многое! И, прежде всего, на-до очистить свою душу и просветить разум!
К а р п о в. Для этого люди ходят в церковь, строят храмы!
Ж у р а в л ё в. Построили и этот великолепный храм! (Показывает в сторону церкви Троицы Живоначальной.)
Ж у р а в л ё в. Храм удивительно красив! Ему уже два столетия, а он как новый!
Ж у р а в л ё в. Говорят, в этом чудесном храме благоговейно молился великий полководец Кутузов!
К а р п о в. Молитва помогает человеку обрести душевное спокойствие!
Ж у р а в л ё в. Невольно вспоминаются замечательные слова великого поэта Лермонтова:
В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть -
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.
Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.
С души как бремя скатится,
Сомненье далеко -
И верится, и плачется,
И так легко, легко...
К а р п о в. О благодатной силе молитвы говорили и Гоголь, и Достоевский, и многие другие великие писатели. В частности, Гоголь писал, что действие Боже-ственной литургии велико..., душа благоговейно молящегося приобретает высо-кое настроение, заповеди Христовы становятся для него исполнимы.
Ж у р а в л ё в. Молитва более действенна, если удаётся возвести собственный храм внутри себя, храм души своей!
К а р п о в.. Нелегко построить, например, этот великолепный храм (показывает в сторону церкви) здесь, на Воробьёвых горах, но гораздо труднее создать храм в собственной душе!
Ж у р а в л ё в. Согласен, Сергей! Безусловно, трудно! Ведь в душе часто встре-чаются подводные рифы и мели, на которых разбиваются самые окрылённые ко-рабли благостных надежд.
К а р п о в. Какие же препятствия наиболее опасны?
Ж у р а в л ё в. Много есть препятствий, но я назвал бы два главных. Одно из них - наш эгоизм, а другое - наша лень. Они постоянно пытаются навязать нам лука-вую мысль: "Зачем менять свои привычки, вкусы, взгляды...?!"
К а р п о в. Побороть эти пагубные страсти может, но далеко не каждый! Однако каждый человек пытается построить в душе свой храм, свой центр.
Ж у р а в л ё в. Когда в душе рождается единый центр и созревает единая цель, только тогда человек начинает всё чаще думать и размышлять, прежде чем что-то сделать. Он сосредотачивается и обретает великую духовную силу для дости-жения поставленной цели.
К а р п о в. Я помню высказывание Ньютона, гениального учёного, открывшего наряду с другими законами механики закон всемирного тяготения. Когда его спросили, каким образом он дошёл до этого открытия, он ответил: "Непрестанно об этом думал".
Ж у р а в л ё в. Любое дело - возвести ли храм Божий, посадить ли сад, постро-ить ли дом - требует настойчивости, упорного стремления. И не всё даётся сра-зу, как всегда хотелось бы, а постепенно, шаг за шагом. Всем понятно: на пятый этаж сразу не взойдёшь, как не старайся - надо идти по лестнице ступенька за ступенькой через все этажи, начиная с первого.
К а р п о в. Говорят, что первый шаг - самый трудный. И особенно труден, если он выводит человека из безрассудного и бездуховного прошлого в светлое, радо-стное будущее. Ожидаемые же результаты сразу не видны. Это и порождает уныние и неуверенность!
Ж у р а в л ё в. Чтобы побороть уныние и неуверенность, надо всегда помнить, что ни одно благородное усилие, каким бы оно малым и незначительным не бы-ло, не пропадает даром. Успех приходит постепенно. Смотри, Сергей, (показы-вает на дерево, растущее на склоне) как незаметно растет дерево. Почти невоз-можно определить, насколько оно выросло за сутки, а только через годы виден его прирост!
К а р п о в. Согласен, Иван Петрович! Лучше думать о том, что мы должны сде-лать, а не о том, чего ты можешь достигнуть! Обязанности твои, а следствия Бо-жии - так гласит древняя мудрость. И понять эту, казалось бы, простую истину помогает вера - вера православная, которая помогала нашим родителям и их предкам выжить в тяжёлое время.
Ж у р а в л ё в. К сожалению, Сергей, в нашем безбожном государстве делается всё, чтобы навязать другие представления, а не стремится к тому, чтобы преодо-леть своё неверие. Прилагаются огромные силы, чтобы подменить истинного Бо-га кумирами человеческих страстей, которые бы служили для людей их центра-ми жизни. Такие безбожные центры пытались построить не только сейчас, но и раньше. И среди них особой дерзостью и своим свободомыслием отличался французский философ Вольтер.
К а р п о в. Я знаю, что Вольтер воспитывался в духовной школе. Однако, ещё в молодости, упражняясь в безверии, он стал безбожником и активно выступал против религии.
Ж у р а в л ё в. Его свободомыслием с большим пристрастием увлекалась моло-дёжь.
К а р п о в. Наш знакомый Виктор Шалтаев тоже интересуется идеями Вольтера! (Смотрит направо). Кажется, он показался вдали!
Ж у р а в л е в. Да, Сергей, это он!
Входит Шалтаев.

Явление второе
Т е ж е и Ш а л т а е в.
Ш а л т а е в. Здравствуйте, ребята! (Подает руку сначала Карпову, а потом Жу-равлеву.)
К а р п о в. Привет, Виктор!
Ж у р а в л ё в. Виктор, здравствуй! Как хорошо, что ты пришёл! Мы только что говорили о твоих увлечениях!
К а р п о в. На ловца и зверь бежит!
Ш а л т а е в. Я вовсе не зверь! А увлечения свои у каждого есть!
К а р п о в. Как-то ты, Виктор, говорил, что тебе нравится Вольтер?!
Ш а л т а е в. За всего Вольтера не берусь ответить, но меня интересуют его идеи свободомыслия! Свободно мыслить - вот что увлекает! И запретить это никто пока не в силах!
Ж у р а в л ё в. Известна забавная история об одном увлечённом последователе Вольтера!
К а р п о в. Это интересно! Расскажи, Иван Петрович!
Ж у р а в л ё в. Однажды молодой человек, начитавшись вольнодумных сочине-ний Вольтера, решил посетить Серафима Саровского. Ему захотелось это сде-лать не для того, чтобы получить духовное наставление, а чтобы просветить "тёмного" старика в духе вольтеровского свободомыслия. Однако, когда он во-шёл в келью и увидел сияющий лик старца, его намерения резко изменились - он стал слёзно просить мудрого старца благословения в монастырь.
К а р п о в. Это - очень редкий случай, когда убеждения резко меняются!
Ш а л т а е в. Вольтер был убеждённым безбожником! Он, по-видимому, тако-вым и умер?!
Ж у р а в л ё в. Он все-таки вспомнил о Боге в свой смертный час. Испытывая тяжёлые страдания и муки на смертном одре, Вольтер призывал на помощь того, кого всю жизнь преследовал. Он хотел пригласить священника, чтобы облегчить душу, но его свободомыслящие друзья не позволили ему этого сделать. Он кри-чал: "Я покинут Богом и людьми! Я пойду в ад. О, Христос! О, Иисус Христос!".
Ш а л т а е в. Я знаю, что материалисты обходятся без Бога! Да и многие люди!
Ж у р а в л ё в. Человек может быть безбожником! Это - его воля! Но безбожной любви не бывает! Где любовь, там и Бог!
Ш а л т а е в. Но есть же свободная любовь?!
К а р п о в. Настоящая любовь без свободы не бывает!
Ж у р а в л ё в. Истинная любовь не совместима со свободой от совести!
К а р п о в. О какой же тогда свободной любви идёт речь?
Ш а л т а е в. О той любви, к которой призывал академик Лейбович!
Ж у р а в л ё в. Я знаю, что он не только охотно рассказывал, даже на лекциях студентам, о своей свободной любви, но пытался склонить к ней свою жену. Он ухитрялся при первой возможности изменять ей. Однажды он попросил её по-стелить постель для своей очередной любовницы. Она сделала это и спряталась в шкафу, чтобы узнать, не шутка ли это. Однако всё свершилось на самом деле. Бедная женщина! Какие страдания, какие унижения испытала она в тот момент!
К а р п о в. Разве это свободная любовь?
Ж у р а в л ё в. Подобные отношения между людьми свободны от стыда и совес-ти и, следовательно, от настоящей любви!
К а р п о в. Тогда это не любовь, а разврат, прелюбодеяние! Все это влечёт за со-бой ревность, недоверие, ложь и вражду!
Ж у р а в л ё в. "Не прелюбодействуй!" - гласит седьмая заповедь Закона Мои-сеева! Нарушение её в далёкие времена каралось смертной казнью через побие-ние камнями.
К а р п о в. К сожалению, в наше время грехи такого рода не скрывают со сты-дом, как позорное пятно!
Ш а л т а е в. Их даже не считают за грех. Такими деяниями нередко хвастаются, ими щеголяют. Если их нет, их выдумывают. Удаль и успех в соблазнах, и обольщение женщин считаются чуть ли не геройством.
Ж у р а в л ё в. Свобода без границ царит в современной жизни как полновласт-ный демон страсти! И такой демон завлекает в свою пропасть всё больше и больше молодых людей. О, бедная молодёжь! Сколько непозволительных опы-тов проделывалось и проделывается над ней! То во имя реализма, то во имя мар-ксизма, то во имя какого-либо ещё изобретённого модернизма!
К а р п о в. Здесь есть о чём фантазировать, писать! Незамысловатых сюжетов хоть отбавляй! И писатели даже с убогим воображением растут как на дрожжах! Любовный треугольник, а не твёрдый камень истинной любви, лежит в основе их писаний, незатейливых, смешных до слёз!
Ш а л т а е в. Любовный треугольник?! И что же тут смешного!
К а р п о в. Не было бы смешно, если бы любовная триада не превращалась в Бермудский треугольник, в котором даже опытный капитан не может спасти своё судно!
Ж у р а в л ё в. В такой треугольник, как в омут попадают многие обманутые на-деждой. Когда-то в подобную ловушку попала и дочь Менделеева, оказавшись в плену страстей и мнимых идеалов Блока и Белого! Да и Маяковский не избежал этой печальной участи!
Ш а л т а е в. То было время на изломе людских судеб! Отрицалось многое при-вычное! Хотелось новой жизни! Однако новое не означает лучшее! И не мудре-но, что некоторые новшества доводились до абсурда! Но сейчас другое время! Отрицать все безрассудно! Время любить и наслаждаться! (Смотрит на часы.)
К а р п о в. Можно догадаться о ком ты, Виктор, сейчас вспоминаешь!
Ш а л т а е в. Догадаться нетрудно! О Гале, конечно! Мы с ней сегодня идём в кинотеатр!
К а р п о в. Наверно, Виктор, она тебе нравится?
Ш а л т а е в. С ней мне интересно! Она остроумна, всегда в весёлом настроении! Но мне не менее интересна и Катя!
К а р п о в. Но Катю ты, Виктор, почти не знаешь?!
Ш а л т а е в. Мы все мало знаем друг друга, хотя давно знакомы! Чужая душа - потёмки!
К а р п о в. Я знаю, что со всеми своими знакомыми девушками ты, Виктор, до-водишь начатое дело до логического конца!
Ж у р а в л ё в. Я вижу, Виктор, ты покраснел! Значит, совесть пробудилась!
Ш а л т а е в. В отношениях между людьми всегда бывает свой конец! (Сморит на часы.) Мне пора!
К а р п о в. Гале передай привет!
Ш а л т а е в. Хорошо! Бегу, чтобы не опоздать! (Уходит.)

Явление третье
К а р п о в и Ж у р а в л е в.
К а р п о в. Сегодня, Иван Петрович, я встречаюсь с Катей!
Ж у р а в л ё в. И где же?
К а р п о в. Здесь же, на Воробьёвых горах! (Смотрит на часы). Чуть позднее!
Ж у р а в л ё в. Может быть, пока есть время, вспомнишь что-нибудь из своей студенческой жизни!
К а р п о в. Хорошие воспоминания всегда радуют!
Ж у р а в л ё в. Хочешь, Сергей, я тебе расскажу забавную историю, которая слу-чилась на семинаре по истории КПСС?
К а р п о в. Я полагаю, это - интересно! Расскажи! Чувствуется, ну и далась тебе эта история КПСС!
Ж у р а в л ё в. Это было давно. Учился я тогда на первом курсе. Преподаватель Злобная пыталась популярно объяснить, что марксистко-ленинская теория вер-ная, потому что правильная. При этом некоторые студенты, смелые и смышлё-ные, начали ухмыляться. Это привело к раздражению Злобную и разозлило её. Неприкрытая ярость и гнев возобладали ею. Её правая рука резко подтянулась к пояснице, к тому месту, где когда-то на ремне под кожанкой пристёгивался ре-вольвер. Конечно, никакого револьвера там не оказалось. Но её память срабаты-вала мгновенно, хотя и прошли десятилетия с того времени, когда она не словом, а револьвером доказывала верность марксизму-ленинизму.
К а р п о в. А как же стало известно о её прошлом?!
Ж у р а в л ё в. Студенты на то и студенты, чтобы тайное для них становилось явным! Любопытные, досужие студенты какими-то своими путями узнали, что Злобная входила в одну из многочисленных троек, которая без следствия и суда расстреливала оскорблённых и униженных, но честных и не в чём не повинных людей.
К а р п о в. Почему же такие вершители судеб людей опускались так низко!
Ж у р а в л ё в. Потому что они не хотели понять, что жизнь человека - это вели-кий дар Божий и не им решать судьбу любого человека, каких бы убеждений он не был. Лишить человека жизни - это большой грех. Совершая такой грех, похи-тители жизней человеческих (их нельзя назвать людьми) превосходят по своей жестокости всякое животное, даже хищников, которые никогда ни уничтожают себе подобных.
К а р п о в. К сожалению, и сейчас есть ещё их последователи. Правда, теперь они не расстреливают, а без стыда и совести пролезают во власть, чтобы делить даже то, что не подлежит делению, и чтобы властвовать безраздельно.
Ж у р а в л ё в. С потерей совести теряется и любовь к человеку, любовь к ближ-нему!
К а р п о в. Ты, Иван Петрович, хочешь наверно, поговорить о земной любви и о моих отношениях с Катей?!
Ж у р а в л ё в. Если можешь, расскажи, Сергей! Мне это интересно!
К а р п о в. Встречался я с Катей несколько раз. Она удивительно скромна, умна и немногословна.
Ж у р а в л ё в. Я знаю, Сергей, что такие девушки тебе нравятся! Я вижу, что и ты Кате нравишься!
К а р п о в. Возможно, и так, Иван Петрович! Но у Кати есть родители и бабуш-ка. У них своё мнение. Я это почувствовал, когда был у них дома, особенно в на-чале разговора.
Ж у р а в л ё в. А разве мнение родителей что-нибудь сейчас решает, что-либо значит?
К а р п о в. Может быть, и нет. Но родители есть родители, и их уважать нужно! К их мнению грешно не прислушиваться!
Ж у р а в л ё в. И что же дальше?
К а р п о в. Нужно время! Оно все расставляет на свои места! Но, к сожалению, заканчивается моя аспирантура, а там и распределение!
Ж у р а в л ё в. Беспокоиться, Сергей, не стоит! Я знаю, физики, да ещё после ас-пирантуры с почти готовой диссертацией, пока нарасхват!
К а р п о в. Однако распределение бывает разное. Хочешь, я тебе, Иван Петро-вич, расскажу, как распределялся на работу один мой знакомый.
Ж у р а в л ё в. Расскажи, Сергей, если нетрудно!
К а р п о в. Было это в прошлом году. Мой знакомый Николай Голубев закончил аспирантуру с защитой кандидатской диссертации. Он решил обратиться в толь-ко что открытый какой-то учебный институт, связанный с радиотехникой. Его соизволил принять сам ректор с какой-то странной фамилией Кривозуб.
Ж у р а в л ё в. Такие хитроумные фамилии изобретают люди, ничем не брезгуя, даже зубом, если он и кривой. И об этом говорил русский писатель Чехов. Что же было дальше?
К а р п о в. Любопытный ректор задавал Николаю множество вопросов. В част-ности, спросил, что он читает. Николай сразу же кратко ответил: "Карамзина". Довольный ответами, ректор, решив показать свою "просвещённость", добавил: "Да! Карамзин - известный поэт". Николай Голубев догадался, что Кривозуб пе-репутал Карамзина скорее всего с Пушкиным. И едва удерживаясь от смеха, продолжал спокойно отвечать на его якобы заумные вопросы. В итоге он понра-вился ректору, который сказал, что такие специалисты им очень нужны и обещал Голубеву должность старшего научного сотрудника.
Ж у р а в л ё в. Ну, как это здорово!
К а р п о в. Было бы так, если бы было сделано, как обещано. Когда Голубев пришёл оформляться на работу, тот же Кривозуб сказал, что может дать долж-ность не старшего, а только младшего научного сотрудника.
Ж у р а в л ё в. Так это же обман! Однако чему тут удивляться? Некоторые лю-дишки тем и живы, что обманывают!
К а р п о в. Позднее выяснилось, что Кривозуб начинал так называемую свою "научную" деятельность секретарем парткома в заочном институте. Известно было, что он не писал сам ни дипломной работы, ни кандидатской и докторской диссертаций, но получил дипломы, степени и звания!
Ж у р а в л ё в. В нашем мире возможно и такое! Обман и лицемерие в почёте!
К а р п о в. Я ещё могу добавить! И это совсем не смешно! Этого липового учё-ного сначала избрали академиком, а потом дали ему Героя соцтруда.
Ж у р а в л ё в. В академии, как и везде, люди! А людям свойственно ошибаться!
К а р п о в. Бывают ошибки случайные! Их исправляет время! Однако здесь ошибки неслучайные и непростительные!
Ж у р а в л ё в. Что ты, Сергей, имеешь ввиду?!
К а р п о в. Да, ты, Иван Петрович, прекрасно знаешь: не избирают в академию наук достойных физиков Власова и Иваненко, имена которых известны всему миру, а не только узкому кругу "учёных", партийцев, далёких от науки.
Ж у р а в л ё в. Комментарии, как сейчас модно говорить, здесь излишни! Я ска-жу больше: в академии наук не нашлось места ни великому химику Менделееву (он выдвигался в академики, но был забаллотирован), ни физикам Столетову и Лебедеву, великим российским учёным, имена которых знает каждый образо-ванный человек.
К а р п о в. Подобные непоправимые и непростительные ошибки приносят ущерб науке, особенно отечественной!
Ж у р а в л ё в. Вне всякого сомнения! Проигрывает при этом и сама академия наук, показывая настоящее лицо большинства "академиков"!
К а р п о в. Хотелось бы знать, за какие же заслуги избирают в академию?!
Ж у р а в л ё в. К сожалению, заслуги бывают мнимые и реальные!
К а р п о в. Как же их различить?!
Ж у р а в л ё в. Время - лучший из всех известных нам судей! Мнимое забудется, а достойное останется в веках! Достойному и время неподвластно!
К а р п о в. Время!! Как оно всесильно! Оно побеждает и роковые ошибки, и за-блуждения! (Смотрит на часы.)
Ж у р а в л ё в (смотря направо). Сергей! Катя идёт! Иди встречай!
К а р п о в (идя навстречу Кате). Катя, здравствуй! Очень рад тебя видеть!
Входит К а т я.

Явление четвёртое
Те же и К а т я.
К а т я. Здравствуй, Серёжа!
Ж у р а в л ё в. Приветствую вас, Катя! Просим садиться! (Показывает на ска-мейку.)
К а т я (подходя к скамейке.) Здравствуйте, Иван Петрович!
К а р п о в. Посидим, поговорим! (Оба садятся.)
К а т я. Я немного опоздала! Прошу извинения!
К а р п о в. На свидание всегда ждут, несмотря ни на что! Ждать дорогого чело-века никогда не поздно!
Ж у р а в л ё в. Меня тоже ждут мои дорогие и любимые жена и дети!
К а р п о в. На душе всегда спокойнее, Иван Петрович, когда дома любимые ждут любимого!
Ж у р а в л ё в (уходя). Любимые никогда не заставляют подолгу ждать! Желаю вам, дорогие мои, приятной беседы! До встречи! (Уходит.)

Явление пятое
К а р п о в и К а т я.
К а р п о в. Мы, Катя, сегодня вспоминали о студенческой жизни!
К а т я. Студенческие годы особенные, чудесные. Они пролетели быстро. О них теперь можно только вспоминать! Хорошие воспоминания - бальзам на душу!
К а р п о в. Всё проходит, всё кончается. Возможно, и наши встречи скоро закон-чатся!
К а т я (с грустью.) Почему, Сергей, ты так думаешь!
К а р п о в. Всё очень просто, Катя! Скоро распределение! Могут отправить на работу, куда угодно! Например, в далёкий Арзамас! Там физики сейчас нужны!
К а т я. Я знаю, и наших физтеховцев туда распределяли! Вроде бы не жалуются!
К а р п о в. Может быть, и не жалуются! Но ничего хорошего там нет. Сидят там в почтовом ящике, за колючей проволокой. Как в тюрьме! И выйти не всегда удаётся!
К а т я. Таков режим работы на всех закрытых, секретных предприятиях, и ниче-го тут не поделаешь!
К а р п о в. Мне очень трудно представить, как там можно заниматься творче-ской научной работой. Для такой работы нужна свобода!
К а т я. К свободе, Сергей, всегда стремились!
К а р п о в. Мне, Катя, хотелось бы идти к свободе с тобой вместе!
К а т я (восторженно). Мне тоже хотелось бы!
К а р п о в (восторженно). Катя! Идти вместе и в одном направлении! К одной цели! Идти, преодолевая все препятствия и преграды, невзирая ни на что!
К а т я. Было бы хорошо, если бы так получилось!
К а р п о в. Я предполагаю, что у нас вряд ли так получится!
К а т я (с грустью). Почему, Сергей, такое сомнение? Есть ли повод для этого?
К а р п о в. Мне кажется, твои родители и особенно бабушка будут настаивать на своём!
К а т я. Мои родители и бабушка очень добрые!
К а р п о в. Добрые, интеллигентные люди, но они имеют своё мнение!
К а т я. Мнение со временем меняется, как и всё в этом мире!
К а р п о в. Катя! Дорогая! Лишь бы наше мнение не изменилось!
К а т я. Всё зависит от нас!
К а р п о в (встаёт). Сегодня великолепный день! Может, мы пойдём погуляем по Воробьёвым горам!
К а т я (смотрит на часы). Пока ещё не поздно! С удовольствием погуляем!
Карпов (протягивает нежно руку Кате, она поднимается). Пойдём мимо храма, (показывает на церковь) потом по дорожке спустимся вниз!
К а т я. Внизу есть поляна!
К а р п о в. Пройдём к поляне, где ты, Катя, когда-то в детстве пыталась поймать красивую, разноцветную бабочку... Постоим... Помолчим... Послушаем заво-раживающее пение соловьёв! Они пока поют! (Снизу отчётливо слышатся со-ловьиные трели). И выберем одну из тропинок, которая и выведет нас на желан-ный, счастливый путь!
Уходят.
Конец пьесы.
Карпенков Степан Харланович
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован