Эксклюзив
27 февраля 2013
3051

Степан Карпенков: Соловьиные кручи (продолжение)

Пьеса в четырёх действиях (продолжение)

Действующие лица

Д м и т р и й С е р г е е в и ч Т и х о н о в, инженер-строитель.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а, его жена.
К а т я, их дочь.
П е л а г е я Н и к о л а е в н а, мать Людмилы Егоровны.
Г а л я, подруга Кати.
С е р г е й К а р п о в, аспирант.
В и к т о р Ш а л т а е в, его приятель.
И в а н П е т р о в и ч Ж у р а в л ё в, физик, человек, стремящийся познать истину.
Действие третье
Декорация первого действия.
Дмитрий Сергеевич (сидит за столом с развёрнутой газетой "Правда").
Входит Л ю д м и л а Е г о р о в н а.
Явление первое
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Выходной день, а ты, дорогой, сидишь, читаешь. И нашёл что читать! Как будто это тебе интересно! Тебе же нужно отдыхать после напряжённой и тяжёлой недели! Пошли бы на Воробьёвы горы?!
Дмитрий Сергеевич. Воробьёвы горы! Их уже никто так не называет! Им придумали совсем другое название - Ленинские горы! А мы их всё ещё по старинке называем!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. У меня язык не поворачивается называть их по-новому!
Дмитрий Сергеевич. У меня тоже! Мне кажется, пройдёт время, люди образумятся и этим великолепным, чудесным горам вернут своё прежнее, прекрасное название. И может быть, назовут их более поэтично - Соловьиными горами! Даст Бог, и мы доживём до такого счастливого времени, и нам посчастливиться узнать об этом!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Не мы, а скорее всего наши внуки придут на Воробьёвы горы, а не на горы с названием, которое нам противно произносить. Придут и посмотрят отсюда на новую, возможно, возрождённую Москву, пока нам неведомую!
Дмитрий Сергеевич. Я с большим удовольствием пошёл бы ещё и ещё раз на Воробьёвы горы! Но, к сожалению, вынужден искать в "Правде" правду между строк!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Уж больно нужно тебе это?! Пусть ищут другие, кому такая правда нужна!
Дмитрий Сергеевич. Очевидно, такая правда многим совсем не нужна! Но вынуждают её искать! Я рад бы заниматься на работе своим любимым делом! Как говорится, рад бы в рай, да грехи не пускают!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. И чем же ты Бога прогневал?! И какие у тебя могут быть грехи! Ты всегда честно работал и продолжаешь добросовестно трудиться!
Дмитрий Сергеевич. Грехи-то вовсе не мои!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. А чьи же, скажи, дорогой!
Дмитрий Сергеевич. Грехи того, для кого слово "грех" - пустой звук, пережиток прошлого! И это ты, Людмила, лучше меня понимаешь! Догадываешься, о чём идёт речь?
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Конечно! Тебя опять заставляют проводить политинформацию?!
Дмитрий Сергеевич. Заставляют! И отказаться не могу, хотя я беспартийный! Отказаться значит впасть в немилость. И каждый это понимает, но поступает как все, которыми управляет не здравый смысл, а некий неписанный стадный закон.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Неужели твой доклад будет слушать кто-то?!
Дмитрий Сергеевич. В том-то и дело, что никто! Каждый будет заниматься своим делом! Женщины будут обсуждать свои житейские проблемы! Кто-то попытается вздремнуть, а кто-то склонит голову над книгой, увлёкшись незамысловатым, любовным сюжетом какого-либо примитивного детектива.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Выходит, никому это не нужно?!
Дмитрий Сергеевич. Не совсем так. Подавляющему большинству, конечно же, это не нужно! Однако нужно и даже очень нужно тем, кто пытается по-прежнему, таким единственно "верным" способом перевоспитать взрослых людей, навязать им свою идеологию, свою волю, чтобы, одурманивая, легче было закабалять народ.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. И это им удаётся?
Дмитрий Сергеевич. Как ни странно, удаётся! Многие простые люди, даже обездоленные, и униженные, продолжают верить слову! И особенно, если оно где-нибудь написано, напечатано! Но, к сожалению, не тому Слову, которое было в начале, а слову, например, газеты "Правда"!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Скажи на милость, кто же сейчас читает "Правду"? Я знаю, что во многих семьях выписывают эту газету, чтобы заворачивать в неё селёдку, либо использовать её для более прозаических целей.
Молчание.
Дмитрий Сергеевич. Может быть и так! Но я однажды наблюдал в одной отдалённой, забытой Богом и людьми деревне совершенно другую картину.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Нетрудно догадаться, какую картину там можно увидеть. Полный развал! В деревне остались одни старики и старухи, которые доживают почти в нищете и разрухе свой век. Они трудятся в поте лица, чтобы как-то прокормить себя. Трудятся от зори до зори! И им не до газеты "Правда".
Дмитрий Сергеевич. Это всё так! Но я был до глубины души потрясён, когда увидел дряхлеющего старика, сидевшего на завалинке с раскрытой "Правдой" у своей покосившейся хаты, крытой соломой. Видно было, что он не просто смотрел на газету, а читал, напрягая все свои силы и пытаясь понять, что же там написано. Возможно, он хотел узнать, когда же наступит обещанное светлое будущее. Седые волосы, седая окладистая борода, сосредоточенный взгляд, покрытый глубокими морщинами высокий лоб. Как будто это не простой крестьянин, а древний мыслитель, философ! Однако по его натруженным, мозолистым рукам и измождённому лицу узнавался землепашец, сеятель, приросший своими корнями к родной земле. Увиденным я был настолько поражён, что не мог удержаться от слёз.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Старик, как старик! Чему тут поражаться? И что здесь удивительного? Таких стариков-крестьян миллионы! А деревня сейчас умирает! Молодёжь устремилась в город, а в деревне остались лишь немощные люди, которые хотят умереть там, где обрели вечный покой их родители.
Дмитрий Сергеевич. Мне показался этот старик особенным! По-видимому, он прожил тяжёлую жизнь. Прошёл через кровопролитную революцию и братоубийственную войну, через бандитскую коллективизацию и опять через страшную войну! Чудом выжил! Честно пахал и сеял! И всю жизнь надеялся, что станет жить лучше и жизнь станет веселее. И он, обманутый и забытый властями, продолжал верить во всё хорошее, а его вера порождала надежду. Надежду, которая умирает последней. О, если бы я был художником, то написал бы картину! И на ней изобразил бы старика-крестьянина, сидящего у своей покосившейся избы и склонившегося над газетой "Правда".
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Я полагаю, что картина была бы впечатляющей. И как бы ты её назвал?
Дмитрий Сергеевич. Назвал бы очень просто: "Обманутый надеждой"!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Хорошо, что ты не художник! Иначе бы твою картину взяли бы на вечное хранение, чтобы никто и никогда её не увидел! А тебя сразу же включили бы в расстрельные списки. А если повезло бы, то отправили туда, куда Макар телят не гонял, либо на Крайний Север на какой-нибудь лесоповал, где после тяжёлого труда и недоедания пропадает всякая охота свободно мыслить и творить.
Молчание.
Дмитрий Сергеевич. Слава Богу, что миновали ужасно тяжёлые двадцатые, тридцатые и сороковые годы, когда были расстрельные списки, когда большевики, свободные от совести, без суда и следствия лишали жизни наиболее способных людей. Да и совсем недавнее, но менее страшное время позади.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Сейчас тоже не жалуют тех, кто смотрит правде в глаза. Знаешь, Солженицын вынужден был уехать за границу. Травили честного Твардовского, который осмелился опубликовать произведение Солженицына, рассказавшего всю правду жизни, без её прикрас.
Дмитрий Сергеевич. Опасность впасть в немилость и сегодня велика! И я прекрасно понимаю, что надо держать ухо востро и язык за зубами!
Раздается голос Пелагеи Николаевны.
Пелагея Николаевна (по дороге из кухни). Я приготовила обед! Иду к вам! (Входит.)

Явление второе
Те же и Пелагея Николаева.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Вместе всегда веселее! Нашим разговорам с Дмитрием Сергеевичем нет конца! Всё одно и то же!
Пелагея Николаевна. О чём же вы говорили, если не секрет?!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. О нашей беспросветной жизни!
Дмитрий Сергеевич. Лучше говорить о чём-то другом, более радостном! Я с вами с удовольствием поговорил бы. Но мне надо готовиться к докладу.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Мы, наверное, лучше уйдем на кухню, чтобы тебе не мешать!
Дмитрий Сергеевич. Спасибо, но будет лучше, если позволите мне уйти в другую комнату, а вы здесь поговорите.
Дмитрий Сергеевич сворачивает газету, поднимается и уходит.
Пелагея Николаевна. Желаем удачи!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Мы постараемся тебе не мешать!
Дмитрий Сергеевич (закрывая за собой дверь на кухню). Спасибо!

Явление третье
Людмила Егоровна и Пелагея Николаевна.
Пелагея Николаевна. А где же наша Катя? По-видимому, её опять куда-то пригласила Галя?!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Она ушла в Третьяковку! Пригласил её тот самый молодой человек, с которым она познакомилась в университете.
Пелагея Николаевна. Сколько можно знакомиться?! Сколько молодых ребят хотят за ней ухаживать! Один Саша, чего только стоит! Золото-парень! Да и родители благородные! Что ещё нужно?!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Молодые! Задорные! Им своего ума не вложишь!
Пелагея Николаевна. В наше время, мне кажется, почитали за честь прислушиваться, что скажут родители, умудрённые опытом. Мы старались заматывать на ум, что старые говорили на глум.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Да, надо признаться, и мы не всегда слушали родителей!
Пелагея Николаевна. Скорее всего, наши увлечённые молодые повстречаются, повстречаются, узнают поближе друг друга, да и разойдутся как в море корабли.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Бог весть, что может случиться! Чувствуется, Катя им очень увлечена! Я вижу по её глазам, по её выражению лица!
Пелагея Николаевна. Первые чувства всегда затмевают глаза! Пройдёт время, остынут пылкие сердца и всё встанет на свои места!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Действительно, время проходит! И годы - уже давно не восемнадцать лет! Пора бы остановится! Пора бы образумится!
Пелагея Николаевна. И на мой ум, я бы остановилась. Мне кажется, что с Сашей она была бы счастлива!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. А что мы можем сделать?! Дети редко когда следуют воле родителей! Особенно в наше непростое время, когда воспитывают и учат совершенно по-другому!
Молчание.
Пелагея Николаевна. Чем же мог увлечь Катю новый знакомый? И что она о нём рассказывает?
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Рассказывает мало. Говорит, что умён, увлечён наукой.
Пелагея Николаевна. Мы знаем, как один увлечённый наукой влюбился в Октябрину, что в соседнем доме. Встречались недолго. Вскоре поженились. Чтобы жениться, ума не нужно, да и любви нередко тоже!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Поженились, а семейного счастья нет. Муж уходит на работу, а она сядет на лавочку, задерёт юбку выше колен, покуривает и завлекает прохожих. Не может никак остановиться, побороть свои страсти. Не может никак расстаться со своими прежними дурными увлечениями.
Пелагея Николаевна. Подобное может случиться и с каждым!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. В жизни всякое бывает, муж Октябрины, но мне кажется, что он скромный и вполне порядочный человек. По-видимому, в её смазливом личике он не разглядел истинного лица. А теперь расплачивается, расхлёбывается.
Пелагея Николаевна. С незнакомым и немудрено обмануться!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. А кто же обманываться рад?!
Пелагея Николаевна. Кто-то сказал, что влюблённые обманываться рады?
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Мало ли, что сказано! И можно ли, всему сказанному и даже написанному верить, особенно в наше время, когда везде обман и лицемерие!
Пелагея Николаевна. Согласна! Настоящую радость приносит счастье! Обман ведет к разочарованию!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. В погоне за счастьем легко потерять и голову, особенно в молодости!
(В коридоре раздается стук входной двери.)
Пелагея Николаева. Это, наверное, Катя пришла!
Слышится голос Кати из коридора: "Да, это я пришла!"
Катя (входя в комнату): Как я рада, что сходила в Третьяковку! Я в восторге!

Явление четвертое
Те же и Катя.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Катя, ты уже не первый раз посещаешь Третьяковку, но почему-то ты именно сегодня так в восторге?!
Пелагея Николаевна. По твоим глазам, Катя, вижу, что у тебя сегодня день какой-то особенный!
Катя. Да! Именно сегодня, как никогда раннее, я почувствовала красоту искусства!
Пелагея Николаевна. Говорят, красота спасет мир! Но я сказала бы по-другому: спасая душу, мы спасем и мир!
Катя. Увидеть бы спасённый мир своими глазами!
Пелагея Николаевна. Мне кажется, Катя, что сегодня ты попыталась взглянуть на этот мир глазами великих художников. На самом деле, мир прекрасен. И нужно немного - научиться видеть эту красоту!
Катя. Бабушка, я тоже так думаю. Сегодня мы попытались взглянуть на этот мир через призму живописи!
Пелагея Николаевна. Красоту живописи легче увидеть с экскурсоводом, особенно с молодым!
Катя. Я поняла намёк! Если ты, бабушка, имеешь ввиду Сергея, то он вовсе не экскурсовод, а такой же знаток искусства, как и я. Но с ним сегодня я воспринимала всё совсем по-другому.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Тебя, Катя, понять можно! Новый человек, свежие впечатления! Чему тут удивляться?!
Молчание.
Пелагея Николаевна. А какие картины Сергею больше всего по душе?
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Скажи, Катя, какие картины ему нравятся, и я скажу, какой он человек!
Пелагея Николаевна. Нынче, пуще чем вчера, многие - и художники, и любители искусства - увлечены новыми течениями. Отрицают, критикуют всё старое, хотя и прекрасное. И результат не замедлил ждать: в некоторых произведениях современного искусства иногда бывает очень трудно понять, что же они отражают. Например, невозможно разгадать, что пытался изобразить какой-то художник на полотне: то ли тайну, покрытую мраком, то ли плоды своего больного воображения.
Катя. Новые течения и абстрактное искусство Сергея вовсе не интересуют!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. После Октябрьского переворота вошло в моду все красное: и красный пролетарий, и звезды красные, и красные знамёна, что роднит их с красной кровью! И красный богатырь! И даже красный конь! А "знатоки и толкователи" искусства возносят красные шедевры до небывалых высот, не жалея красных слов. А некоторые зеваки готовы стоять часами у творений в красном цвете, пытаясь разглядеть тайну, которой-то на самом деле нет.
Пелагея Николаевна. У подобных творцов, поклонников и ценителей искусства настоящая живопись прошлых столетий и даже эпохи Возрождения вовсе не волнует. Сегодня лучше, чем вчера - вот их девиз!
Катя. Новое время рождает новые пристрастия и увлечения! Но ими Сергей вовсе не избалован. Он ценит истинное прекрасное!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. У молодых людей, особенно влюблённых, вкусы и увлечения всегда одни и те же.
Катя. Бывает и так, но далеко не всегда! Некоторые мои знакомые к искусству холодны! Они совсем равнодушны к шедеврам гениального Леонардо да Винчи и к прекрасным полотнам Репина, Серова, Шишкина и других великих художников.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Зато сердца у твоих знакомых уже очень горячи! Один Саша чего только стоит! Вчера опять звонил!
Катя. Согласна, мама! Саша уж очень горяч! Но мне нравятся более спокойные, без излишней суеты! Суета не красит человека!
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Катя, по-видимому, тебя Сергей совсем увлёк?! Про всё и всех забыть готова!
Катя. С увлечением кем-то всегда всё начинается - и малое и большое!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Однако увлечения часто плохо кончаются!
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Увлечения увлечениями, а понять, узнать человека сразу нелегко. Поэтому спешка вовсе не нужна.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Чтобы человека узнать, надо пуд соли съесть! А у тебя, Катя, нет времени, чтобы узнавать всё новых и новых знакомых!
Катя. Мама, я вовсе не стремлюсь узнавать кого попало! Но с Сергеем мне интересно!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Катя, я - твоя мать родная! И как все матери хочу добра, хочу только лучшего. Мне кажется, что лучше тебе встречаться с Сашей. Ты его давно знаешь. Да и мы знаем его с детства.
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Сергей, возможно, хороший, но незнакомый человек!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. И стоит ли рисковать?!
Катя. Рисковать может быть и не стоит! Не выходить же замуж я собралась!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Тебе, Катя, надо не просто думать о замужестве, а пора выходить замуж!
Катя. Я бы, мама, рада выйти замуж, но за кого?!
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Очень жаль, что ты в своих прежних знакомых и особенно в Саше не смогла разглядеть достойного жениха!
Катя. Возможно, бабушка, это и к лучшему! Ведь всё идёт к лучшему в этом лучшем из миров!
Молчание.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. В поисках лучшего немудрено и заблудиться. Можно потерять то, что уже есть! Да и время ли сейчас искать чего-то ещё?!
Катя. Лучшее искать никогда не поздно!
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Одна из ошибок молодости в том, что один молодой человек стремится увидеть идеал в другом, с которым он собирается связать свою судьбу, забывая о том, что он сам далёк от идеала. Да идеалы бывают иногда весьма сомнительны.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Чужие грехи всегда заметнее своих! Свои недостатки прячутся в тумане заблуждений. Самому их трудно разглядеть и тем более признать!
Катя. Я прекрасно понимаю, что всё и все в этом мире, в том числе и я, совсем не идеальны, хотя и многие стремятся к идеалу. И этому надо только радоваться!
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Если бы все стремились к идеалу, то не было бы ни бед, ни разочарований! И люди не томились бы в поиске счастья!
Катя. Говорят, что счастье искать не надо! Оно нечаянно нагрянет, когда его совсем не ждёшь!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Может быть иногда именно так и случается, как в песне поётся. Но обычно нужно сделать очень и очень многое, и прежде всего над собой, чтобы найти дорогу к счастью.
Катя. Я тоже, мама, так думаю. Однако, как найти такую дорогу, не заблудившись, пока не представляю!
(В коридоре звонит звонок.)
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Кто-то звонит!
Катя. Это, вероятно, Галя! Она обещала заехать ко мне! Пойду открою! (Уходит).
(Слышатся голоса в коридоре.)
Входят Катя и Галя.

Явление пятое
Те же и Г а л я.
Г а л я. Здравствуйте, дорогие!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Здравствуйте, Галя!
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Добрый вечер, Галя! Рады тебя видеть! Садись, пожалуйста! (Показывает на стул.)
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. У тебя, Галя, как всегда, хорошее, весёлое настроение!
Г а л я (Садится). Я никогда не унываю! Как вы поживаете?
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. У нас, слава Богу, всё пока в порядке. Да вот, Катя, всё что-то изобретает!
Г а л я. Что же Катя может изобретать?! Ведь она скромная, послушная!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Не совсем так, Галя! Катя, вне всякого сомнения, скромна! Но послушна ли? Не знаю!
Г а л я. А что? Она поступает против вашей воли? Да возможно ли это?
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. В этом мире ничего невозможного нет!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Увлеклась она уж очень своим новым избранником!
Г а л я. И что плохого в этом?! Радоваться надо!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Радоваться никогда невредно! Был бы повод для радости!
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. (смотрит на часы). Радость без причины?! Зачем такая радость?! О чём говорить?! Я лучше пойду на кухню! Приготовлю ужин!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Может тебе, мама, помочь?!
П е л а г е я Н и к о л а е в н а. Спасибо! Я постараюсь одна справиться! Уходит.

Явление шестое
К а т я, Г а л я и Л ю д м и л а Е г о р о в н а.
Катя (обращаясь к Гале). Мои родители и бабушка слишком волнуются, переживают. Как будто что-то произошло!
Г а л я. Катя! Конечно произошло: ты познакомилась с таким интересным человеком!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Для вас, молодых, неопытных как новый незнакомый человек, так обязательно интересен!
Катя. Ведь это правда! (обращаясь к Гале). Галя, и ты, наверное, так думаешь?!
Г а л я. Есть все основания так думать! Сама всегда я рада новой встрече!
Катя. И последней встрече тоже?!
Г а л я. Конечно же, Катя, тоже! Мой новый знакомый Виктор, безусловно, интересен! Но интерес - это не самое главное!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Я чувствую, дорогие мои, у вас есть о чём поговорить. А я, с вашего позволения, пойду к Дмитрию Николаевичу. Он в соседней комнате. По-видимому, он уже подготовился к своему докладу.
Катя. Как будет угодно, мама!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а (уходя). Желаю вам, девочки, приятной беседы! Уходит.

Явление седьмое
К а т я и Г а л я.
Г а л я. Ты, Катя, с Сергеем уже встречалась и, наверное, не раз?!
Катя. Мы с ним были в Кремлёвском дворце съездов. Смотрели балет "Спартак". А сегодня были в Третьяковке. (Молчание.) Может мы послушаем какую-нибудь хорошую музыку?
Г а л я. С удовольствием, Катя!
Катя. Какую бы нам пластину поставить?
Г а л я. Нашу любимую! Эдит Пиаф!
Катя. Хорошо! (Подходит к проигрывателю, ставит пластинку и включает проигрыватель).
Г а л я. А мы с Виктором тоже не раз встречались. Он приглашал меня в Театр эстрады и даже в ресторан.
Катя. По-видимому, он тебе нравится?!
Г а л я. С ним весело, забавно! Но нам ли это сейчас нужно?!
Катя. В нашей жизни не до веселья: всему должен быть свой час!
Г а л я. Мне кажется, что Сергей всему знает меру и во всём понимает толк!
Катя. Согласна, Галя, Сергей интересен и не по годам серьёзен!
Г а л я. Я чувствую, что он нравится тебе, Катя!
Катя. Первые чувства и впечатления бывают обманчивы!
Г а л я. Я скажу тебе, Катя, как дорогому человеку, что Сергей мне нравится!
Катя. Как ты смеешь так говорить!
Г а л я. А разве тебе не могу сказать то, что думаю?!
Катя. Как мог Сергей тебе понравиться?! Ведь ты его видела всего лишь два раза - в университете и на Воробьёвых горах?!
Г а л я. А разве ты не допускаешь, что человек может понравиться сразу же, с первого взгляда.
Катя. Допускать можно всё, что угодно! Но Сергей пригласил первый раз и продолжает приглашать не тебя, а меня!
Г а л я. В этой жизни всё может измениться!
Катя. Хотелось бы, чтобы всё изменилось к лучшему!
Г а л я. Мы все живём надеждой на лучшее!
Катя. Мне кажется, Виктор Шалтаев - парень лучше многих. Внешне привлекателен. Остроумен. Рассуждает, как все.
Г а л я. Катя, дорогая, ты правильно заметила - рассуждает, как все. Как все - это означает, что не имеет своего мнения.
Катя. Мы прекрасно понимаем, что тот, кто имеет своё мнение и своё суждение, тому нелегко на этом белом свете.
Г а л я. Мне кажется, Сергей имеет на всё свою точку зрения и она совпадает с моими взглядами!
Катя. Тебе, Галя, может что угодно показаться, но я Сергея, наверно, знаю лучше, чем ты!
Г а л я. Если, Катя, знаешь больше моего и есть сомнения, и в чувствах не разобралась, то в чём же дело?
Катя. Кто чувствовать торопится, тот часто ошибается!
Г а л я. Однако в нашем случае я ошибаться и обманываться рада!
Катя. Обман бывает роковым. И тебе ли, Галя, это нужно?
Г а л я. Я готова повторить известные слова: "Я жить хочу, хочу печали добру и счастию на зло!"
Катя. Слова великолепные! Однако по тебе не видно, чтобы ты печалилась или огорчалась не только сегодня, но и прежде!
Г а л я. Ты, Катя, считаешь, что печаль и радость не совместимы?
Катя. А как можно считать по-другому?
Г а л я. Мне, кажется, печаль бывает где-то глубоко внутри, на сердце! И когда надеешься и ждёшь, что печаль непременно уйдёт, на душе становится спокойно и радостно.
Раздаётся голос из кухни П е л а г е и Н и к о л а е в н ы: "Ужин уже готов! Прошу всех к столу!".
Катя (громко). Ужин готов! Как здорово! Спасибо бабушка!
Слышится голос Л ю д м и л ы Е г о р о в н ы из соседней комнаты: "Мы тоже идём!"
Входят Л ю д м и л а Е г о р о в н а и Д м и т р и й С е р г е е в и ч.

Явление восьмое
Катя, Галя, Людмила Егоровна и Дмитрий Сергеевич.
Г а л я. Здравствуйте, Дмитрий Сергеевич!
Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Приветствую вас, Галя! Я думаю, вы не откажитесь от нашего скромного ужина!
Г а л я. Я очень благодарна за ваше приглашение поужинать!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. Не будем медлить! Ужин стынет!
Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Я думаю, на кухне всем места хватит!
Л ю д м и л а Е г о р о в н а. В тесноте да не в обиде!
Все уходят.

(Продолжение следует)
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован