Эксклюзив
07 февраля 2013
3108

Степан Карпенков: Соловьиные кручи (продолжение)

Пьеса в четырёх действиях (продолжение)

Действующие лица

Д м и т р и й С е р г е е в и ч Т и х о н о в, инженер-строитель.
Л ю д м и л а Е г о р о в н а, его жена.
К а т я, их дочь.
П е л а г е я Н и к о л а е в н а, мать Людмилы Егоровны.
Г а л я, подруга Кати.
С е р г е й К а р п о в, аспирант.
В и к т о р Ш а л т а е в, его приятель.
И в а н П е т р о в и ч Ж у р а в л ё в, физик, человек, стремящийся познать истину.

Действие второе
Воробьёвы горы. Панорамный вид на Москву. На сцене скамейка. С правой стороны церковь Троицы Живоначальной. Слева внизу сквозь вершины деревьев видна Москва-река.

Явление первое
Ж у р а в л ё в сидит на скамейке и смотрит в сторону Москвы. К а р п о в прогуливается вблизи.
Журавлёв (с восторгом). Какой чудесный вид! Отсюда, с высоты птичьего полёта, видна вся Москва! Видна как на ладони! Какая красота! Душа радуется! Какое великолепие! Какой восторг!
Карпов. Действительно, восторг! Есть чему радоваться! Сюда я часто приходил, когда был студентом! И почти каждый день во время сессии, до и после экзаменов! Сюда приходят полюбоваться Москвой многие! И москвичи, и гости столицы! И такой великолепный вид никого не оставляет равнодушным!
Журавлёв. Я тоже часто бывал и бываю здесь! И каждый раз не могу налюбоваться Москвой! Радуют взор и золотые главы соборов Кремля! И блестящие на солнце купола Новодевичьего монастыря! (Показывает в сторону монастыря). Все это великолепно! Чудеса и только!
Карпов. Конечно же, эти жемчужины радуют взор! Не один раз безбожники-большевики пытались их разрушить. Но время пощадило их! Не поднялась костлявая рука "вождя" всех народов, чтобы их уничтожить! К счастью, на российской земле были и есть благородные, добрые люди, которые оставались и остаются достойными уважения! И таких немало! Благодаря их усилиям и стараниям Москва до сих пор сохранила свой неповторимый облик.
Журавлёв. У тебя, Сергей, сегодня хорошее, приподнятое настроение!
Карпов. Настроение, Иван Петрович, великолепное! И есть причина на это!
Журавлёв. Наверно, провел в лаборатории удачный эксперимент?
Карпов. Эксперимент пока удаётся, особенно в последние дни! И это, конечно, радует! Но есть более весомая причина!
Журавлёв. По-видимому, твоя знакомая чем-то тебя обрадовала?!
Карпов. Ты имеешь ввиду Наташу?
Журавлёв. Да, я знаю, она всегда тебя, Сергей, радовала!
Карпов. Наташа несомненно хороша! Но на прошлой неделе я познакомился с другой девушкой! Зовут её Катя!
Журавлёв. Все девушки хороши, а ты, Сергей, до сих пор всё ещё ищешь в потёмках кого-то!
Молчание.
Карпов. Несомненно, хороши! Особенно пока они молоды! Но встретить одну единственную, которая навсегда оставалась бы привлекательной и любила бы и была бы любимой, - задача почти нереальная. Легче найти жемчуг на дне морском, чем встретить любимую девушку, которая стала бы сначала желанной невестой, а потом и верной женой.
Журавлёв. Когда человек влюбляется, он смотрит на окружающий мир по-иному! Влюблённому и море по колено. Может быть, тебе, Сергей, Катя откроет глаза, и ты сможешь разглядеть в её сердце самое дорогое!
Карпов. О, как бы я был счастлив, если бы это случилось! И я надеюсь! Но пока надежда не баловала меня!
Журавлёв. И когда же ты с Катей встречаешься?
Карпов. Сегодня, чуть позднее! И здесь, на Воробьёвых горах!
Журавлёв. Воробьёвы горы! Они, как магнит, притягивают всех! И влюблённых, и друзей, и подруг!
Карпов. Все хотят с высоты Воробьёвых гор полюбоваться Москвой!
Журавлёв. К сожалению, далеко не всё в нашей столице кажется таким уж радужным и великолепным. Далеко не всё сливается в единую гармонию. Вот смотри, Сергей, (показывает в сторону Арбата) от центра слева над Москвой возвышаются стеклянные коробки. Это - Новый Арбат. Его прорубили по живому телу старого города. Уничтожили ценнейшие памятники архитектуры. Куда же смотрели архитекторы? Неужели они имели своё особенное представление о ценностях и о красоте города?!
Карпов. Архитекторы, по-видимому, знали и знают толк в красоте. Однако они, как многие из нас, - люди подневольные. Была установка - в кротчайшие сроки проложить широкую трассу для уважаемых товарищей! Чтобы они ездили из Кремля на дачу без помех. Чтобы под ногами не путался простой народ. А что для них архитектурные памятники?! Ровным счётом - ничто!
Журавлёв. Да и сталинские высотки не украшают облик Москвы. Успели соорудить семь высотных зданий со шпилем и звездой - изобретённым большевиками символом советской власти. И одно из них здесь рядом, на Воробьёвых горах - здание нашего родного университета. Но это здание особое, оно возвышается над всей Москвой и смотрит на неё как бы свысока. Оно занимает своё достойное место. Я бы сказал больше - почётное место.
Карпов. Подобную высотку хотели построить прямо у Кремля. Но умер вождь, и с ним похоронили его фантазии и многие замыслы.
Журавлёв. Не удалось соорудить и главную высотку - дворец советов - на месте взорванного храма Христа Спасителя, построенного в честь победы в 1812 году.
Карпов. Эта очередная Вавилонская башня с идолом в облаках оказалась не по зубам даже самым рьяным большевикам. На этом осквернённом месте вырыли бассейн и над ним, как над гниющим болотом, очень часто повисает мутное облако тумана. Оно хорошо видно отсюда, с Воробьёвых гор, в прохладную погоду. Это серое облако напоминает бельмо на глазу.
Журавлёв. Здесь, на Воробьёвых горах, ещё в давние времена собирался построить дворец Иоанн Грозный. Он долго вынашивал план его строительства. И про это известна интересная история. Если хочешь, Сергей, я расскажу?!
К а р п о в. Мне, Иван Петрович, это интересно! Расскажи!
Журавлёв. Однажды Иоанн Грозный, богомольный как и все древнерусские цари, слушал литургию в Успенском московском соборе. Но рассеянны были мысли царя: его одолевала мечта о новом дворце, который он собирался возвести на Воробьёвых горах. В уме царя созревал план его строения. После окончания литургии он встретил Василия Блаженного, московского Христа ради юродивого. "Был ли ты у обедни?" - спросил царь. "Был, да тебя не видел!" - отвечал блаженный. "Как так?" - возразил царь. "Царь!" - сказал юродивый тихим укоризненным тоном. - "Ты был на Воробьёвых горах!" И понял царь свой грех, обличённый прозорливостью блаженного, и низко ему поклонился.
Карпов. Прошли столетия. И мечта Иоанна Грозного всё же сбылась - на Воробьёвых горах совсем недавно построили настоящий дворец (показывает в сторону университета), и некоторые его называют храмом науки, где нам посчастливилось учиться.
Молчание.
Журавлёв. В современной Москве есть и другие новшества, которые не могут не удивлять! Смотри, Иван Петрович, (показывает влево) вдали слева устремилась в небо Останкинская телебашня!
Карпов. Она вовсе не портит облика города. Это - уникальная башня! Её высота более пятисот метров. Возвели её лишь несколько лет назад. В прошлом году мне посчастливилось там быть на "Седьмом небе" - впечатление ошеломляющее! Оно останется на всю жизнь!
Журавлёв. Действительно, это - чудо современного архитектурного и строительного искусства. Этот шедевр создал наш современник, инженер Никитин, убеждённый в том, что "только небывалое достойно воплощения". Этот удивительно талантливый человек строил и МГУ.
Карпов. Не многие знают, что Никитин около десяти лет пробивал своё детище - проект Останкинской башни. Доказывал свою правоту чиновникам от строительства и архитектуры. Упорно и настойчиво убеждал партийных функционеров. И всё же он одержал победу!
Журавлёв. И много ли было подобных побед?
Карпов. Победы, несомненно, были, и было их немало! Но было бы их гораздо больше, если бы не мешали творить и по-настоящему работать! (Смотрит на часы).
Журавлёв. Приближается время встречи с Катей?
Карпов. Жду встречи сначала не с Катей, а с моим однокурсником Виктором Шалтаевым. Он попросил познакомить его с Галей, подругой Кати.
Журавлёв(смотрит налево). Кто-то показался вдали!
Карпов (смотря налево). Да, это Виктор! Он любит точность, никогда не опаздывает. Часто повторяет слова: точность - это вежливость королей.
Подходит Шалтаев.

Явление второе
Те же и Ш а л т а е в.
Шалтаев. Приветствую вас! (Пожимает сначала руку Журавлёву, а потом Карпову).
К а р п о в. Присаживайся, Виктор! Посидим, поговорим! А через полчаса придут и наши знакомые.
Шалтаев (садится на скамейку, а с ним и Карпов). О чём же вы здесь говорили?
Журавлёв. О Москве, которая видна отсюда, с Воробьёвых гор!
Карпов. Говорили в основном с восторгом!
Журавлёв. Но кое о чём и с недоумением и с некоторым удивлением!
Шалтаев. Москва - большой город. Здесь есть чем восторгаться и есть чему удивляться. У меня Москва, как город, вызывает больше восторженных чувств, а недоумения всегда бывают и они меня меньше всего волнуют.
Журавлёв. Большой город - большие проблемы. И проблемы не только города, но и всего народа. И их пытались решить наиболее смелые люди во все времена. Говорят, здесь, на склоне Воробьёвых гор, недалеко от храма Троицы Живоначальной (показывает направо) молодые Герцен и Огарёв дали клятву бороться с царским режимом, с самодержавием и посвятить этому всю свою жизнь.
Молчание.
Карпов. Совершить великие дела! Кто не мечтал о них в молодости! Помнишь ли, Виктор, золотые грёзы своей молодости?!
Шалтаев. Как же не помнить! Всякий помнит. Я, как и многие, сначала хотел научиться летать как птица, а потом - стать космонавтом.
Карпов. Почему же не стал хотя бы лётчиком?
Шалтаев.Когда вырос, я всё же стал летать на самолёте, правда, в качестве пассажира!
К а р п о в. В раннем детстве я тоже хотел летать. Мне часто снились сны, как какая-то неведомая сила поднимает меня в воздух, и я парю подобно птице над крышами деревенских хат, над вершинами деревьев. Когда подрастал, учился в школе, я почувствовал, что все же могу летать, только не в воздухе, а на крыльях радости.
Шалтаев. Какое счастье! Испытать подобное возвышенное чувство! О чём-нибудь другом ты, Сергей, не мечтал?
Карпов.Мечтал и ещё как! Когда стал студентом и почувствовал уверенность в своих силах, мечтал переделать весь мир, чтобы не было в нём зла, страданий человека, чтобы везде царили справедливость и любовь яркая, как солнце! Чтобы крестьянин, работая в поле от зари до зари и добывая в поте лица хлеб свой насущный, не жил впроголодь. Чтобы его честным трудом не пользовались люди, свободные от совести. Чтобы стремление к добру и истине было путеводной звездой для каждого человека. Моя душа рвалась сделать что-нибудь большое, значительное, чтобы светлее и счастливее стала жизнь. Я был полон сил и энергии! И казалось, что в этом мире нет ничего невозможного!
Шалтаев. И где же сейчас твои светлые мечты?
Карпов.Мечты мои рассеялись в тумане суровой жизни. Проходили годы, и её холодное дыхание всё больше охлаждало моё горячее сердце. И сама жизнь всё с большей силой убеждала, что мои мечты останутся мечтами. Везде встречалась и встречается глухая стена недоверия, непонимания и даже насмешек. И я понял: преодолеть такую глухую стену невозможно!
Молчание.
Шалтаев. Говорят, что мечтам и годам нет возврата!
Карпов. Так поётся в одной известной песне. В том, что годы проходят без-возвратно, сомнений нет. А вот мечты могут сопровождать некоторых людей до самой старости, но я к ним не отношусь. Моя светлая мечта ранней молодости с годами постепенно меркла. Осыпались лепестки розовой надежды. Холодный разум с жестокой насмешкой шептал: "Не можешь! Не тебе переделать мир! Не по твоим силам эта задача! Лучше переделай себя! Брось смешные ребяческие мечты! Немало глупцов уже разбили себе лоб об эту стену человеческих заблуждений!" И пришлось отступать. Сначала молодое горячее сердце пыталось бунтовать, потом примирилось и мало-помалу свыклось с суровой, сермяжной правдой жизни.
Шалтаев. Человек наделён умом и силой, и любую дорогу одолеет идущий!
Карпов. Может быть и одолеет, но неизвестно, куда такая дорога приведёт!
Шалтаев. Известно куда! К коммунизму! И все знают об этом!
Журавлёв. Все знают, но мало кто верит в это. Коммунизм похож на красивую сказку с печальным концом.
Шалтаев. Почему же с печальным концом?
Журавлёв.Каждый здравомыслящий человек прекрасно понимает, что удовлетворить материальные потребности человека, как обещают идеологи коммунизма, - задача заманчивая, но нереальная. Люди всегда стремятся иметь побольше. Потребностям человека нет предела: бедный всегда стремится стать богатым, а богатый - ещё богаче. Любому человеку кажется мало, если даже он имеет много.
Карпов. Чем больше человек имеет, тем он счастливее, - шепчет алчность, заставляя своего несчастного раба всё и больше и больше приобретать. В действительности это - обман? Количество земных благ не обеспечивает человеку счастья!
Журавлёв. Страсть алчности и рождённые ею настроения недовольства и зависти до такой степени отравляют жизнь, что и в самой пышной обстановке человек чувствует себя глубоко несчастным.
Карпов. "И через золото слёзы льются рекой" - говорит правдивая русская пословица. Недовольство и зависть - вот две змеи, которые своим ядом уничтожают все наслаждения роскошью и богатством! И можно ли говорить в этом случае о счастье?!
Молчание.
Шалтаев. Мы сильны, и своими руками построили своё счастье! Человек - кузнец своего счастья! Для этого у него есть гордый и пытливый ум!
Журавлёв. Как древний витязь на распутье, человек всегда в раздумье перед вечным вопросом: где дорога к счастью?
Шалтаев. И где же эта дорога к счастью?
Карпов. В этой жизни никто не знает своих дорог и никто не может сказать определённо, что день грядущий ему готовит. Делают вид, что знают, только самонадеянные люди. Они со своим упрямым самомнением часто кончают тем, что вместе со своими последователями забираются в самую невылазную пучину, где и находят своё последнее пристанище.
Шалтаев. Если бы так было, то человечество погибло бы!
Журавлёв. Человечество не раз погружалось на дно пропасти бездуховного мира, где властвует демон страсти. И в итоге гибли древние цивилизации!
Молчание.
Шалтаев. Неужели совсем безвыходное положение?
Журавлёв. Выход есть - надо искать путь спасения!
Карпов. Самое простое и самое разумное рассуждение заключается в следующем. Дорога мне незнакома. Я не знаю её. Идти надо, но идти наудачу - это верная гибель. Во что бы о ни стало мне надо найти того, кто знает путь. Иначе я могу погибнуть.
Шалтаев. Кажется, совсем безнадёжная ситуация! Неужели человек настолько слаб, что сам не может найти себе истинный путь?
Журавлёв. Здравомыслящий, рассудительный человек никогда не идёт напролом. Он боится запутаться в лабиринте жизненных тропинок, которые теряются в таинственном тумане будущего. Такой человек нуждается в опытном руководстве.
Шалтаев. Где же можно найти такое руководство?
Журавлёв. Верный и благостный путь надо искать у Спасителя! Он и только Он может указать единственный и проверенный жизнью путь спасения каждого человека и всего человечества!
Молчание.
Шалтаев. Неужели нет другого пути?!
Журавлёв. Другого пути нет и быть не может. Слабый, ограниченный человек с умом, затуманенным и порабощённым страстями, не способен найти настоящий путь жизни. Ему остаётся одно - взять крест свой и покорно следовать за Спасителем. Иначе опасность заблудиться и духовно погибнуть для него неизбежна!
Шалтаев. Нас учили совсем по-другому! И в школе, и в университете!
Человек - это материальное существо! Материя первична, а всё остальное вто-рично. И для человека важнее всего материальные, а не какие-то духовные ценности. Человек - властелин природы. И его задача - научиться брать как можно больше от природы!
Журавлёв. Меня тоже так учили! Такие убеждения выгодны большевикам-материалистам. Прикрываясь ими и обещая построить светлое будущее, они порабощают народ, не гнушаясь любыми средствами: ссылками, тюрьмами, расстрелами. С подобными убеждениями я не согласен, и я в этом не одинок. Можно назвать множество великих учёных, которые смотрели на этот мир не через плотный непроницаемый туман заблуждений материалистов, а через кристально чистую прозрачную среду, созерцая красоту и гармонию природы!
Шалтаев. Я хотел бы знать мнение хотя бы одного из таких учёных!
Журавлёв. Далеко ходить не будем! Возьмём великого Ломоносова, именем которого назван наш университет!
Шалтаев. Я знаю, что Ломоносов сделал великие открытия в науках о природе.
Журавлёв. Об этом многие знают. Действительно, он известен всему миру как великий естествоиспытатель. Он более глубоко, чем кто-нибудь, проник в тайны бытия. Однако это ему не мешало видеть то, что для многих недоступно и скрывается за семью печатями. Он утверждал, что Создатель дал роду человеческому две книги: в одной он показал Своё величие, в другой - Свою волю; первая - видимый этот мир, Им созданный, чтобы человек видя огромность, красоту и стройность Его созданий, признал Божественное всемогущество; вторая книга - священное писание; в ней показано Создателево благословение к нашему спасению.
Шалтаев. В какой-то степени я всё-таки остаюсь при своём мнении. Но должен признать, что мысль Ломоносова, гиганта мировой науки, не может не убеждать!
Молчание.
Журавлёв. Я уверен, что другого пути спасения человека нет, как и нет другого пути к истинному счастью!
Шалтаев. Что же такое истинное счастье! Ведь каждый счастлив по-своему! Одни находят своё счастье в богатстве, другие - в роскоши, третьи - в служении своим страстям. И дело здесь не только в богатстве: бывает, что и здоровый нищий счастливее больного короля. Ослепительный блеск так называемой внешней культуры, удобство и комфорт, причуды изумляющей роскоши, опьяняющее веселье и кажущееся остроумие, умственное и телесные наслаждения - вот основные признаки счастливой жизни. Так считают великое множество людей, живущих на этой земле!
Журавлёв. Конечно, счастье всегда индивидуально! Но речь идёт об истинном высшем счастье!
Шалтаев. Многие люди мечтают о счастье на земле, а не в облаках и на небе, и им трудно понять, что такое высшее счастье!
Журавлёв. Высшее счастье - это когда любой человек своими мыслями, своими стремлениями, своими желаниями и своими действиями делает счастливыми своих ближних: сначала своих любимых детей, потом родителей и всех тех, с кем он общается или имеет дело каждый день. И счастливая любовь наступает тогда, когда она приносит счастье тому, в кого влюбляется. Только в этом случае яркий луч личного счастья может пробиться сквозь мрачные тучи ненависти и злобы, страданий и уныний, которые сгустились над человечеством в наше безрадостное тяжёлое время.
Раздаются весёлые женские голоса.
К а р п о в (смотрит на часы). Слышу знакомые голоса! (Показывает в левую сторону). Это Катя и Галя!
Слева входят Катя и Галя.

Явление третье
Те же, К а т я и Галя.
Карпов (приближаясь к Кате и Гале). Здравствуйте, девушки! Мы Вас заждались! Знакомьтесь друг с другом! Это - мой однокурсник Виктор Шалтаев, а это - Иван Петрович - мой давний друг, работает в Институте ядерной физики!
Шалтаев подходит к Гале.
Ш а л т а е в (обращаясь к Гале). Рад с вами познакомиться!
Г а л я. Я тоже очень рада!
Ш а л т а е в (снова обращаясь к Гале). Может мы, Галя, пойдём погуляем по Воробьёвым горам?
Г а л я. С удовольствием!
Ш а л т а е в (обращаясь ко всем). Если нет возражений, мы с Галей пойдём пройдёмся, посмотрим на Москву с Воробьёвых гор и потом сюда вернемся!
К а р п о в. Как вам угодно! Мы будем вас ждать!
Шалтаев и Галя уходят.

Явление четвертое
Ж у р а в л ё в, К а т я и К а р п о в.
Ж у р а в л ё в. Пока вас ждали, мы успели поговорить о многом!
К а т я. О чем же, если не секрет?
Ж у р а в л ё в. Секреты мы оставляем на работе и их в кармане не носим, а здесь мы говорим о нашей жизни!
К а т я. О жизни всегда есть повод поговорить, интересно порассуждать, особенно в наше время!
Ж у р а в л ё в. (смотрит на часы). Я думаю, вам, Катя, будет приятно поговорить о жизни с Сергеем. А мне пора домой. Там ждут меня жена и дети!
К а р п о в. Если ждут, то лучше чтобы они не потеряли надежду, долго ожидая.
Ж у р а в л ё в. Ждать всегда волнительно (кланяется). Желаю вам приятной беседы! До встречи!
Журавлёв уходит.

Явление пятое
Карпов и Катя.
К а р п о в. Иван Петрович - удивительный человек. Я с ним познакомился, когда учился на первом курсе. Вместе проходили курсы для водителей автомобиля. Он уже тогда работал младшим научным сотрудником. Поступил он на физфак довольно поздно, после увольнения из армии в звании капитана. Учёба давалась ему нелегко. Но он учился хорошо и ко всему относится ответственно. И его распределили на работу в институт на физфаке. Там он и сейчас работает. Трудится с удовольствием.
К а т я. По-видимому, он давно уже защитил диссертацию?
К а р п о в. У него опубликованных статей много! И в солидных журналах! Но диссертацию он так и не защищал.
К а т я. Интересно! Почему же?
К а р п о в. Для защиты нужно сдать кандидатский минимум, в том числе и историю КПСС.
К а т я. И в чем же проблема? Что он не может одолеть этот вовсе нетрудный предмет? Все его сдают!
К а р п о в. Все сдают, но Иван Петрович - особенный человек. По его глубокому убеждению, история КПСС - это вовсе не наука. Со многим он никак не может примириться! В частности, не согласен с тем, что Воробьёвы горы переименовали и называют теперь Ленинскими горами. Он вполне обосновано считает это чудесное место лучше называть Соловьиными горами, или Соловьиными кручами, и он прав - здесь красиво поют соловьи, а не чирикают суетливые воробьи.
Катя. Неужели в наше время есть ещё такие принципиальные люди?
К а р п о в. Я думаю, что есть, но их немного!
К а т я. И о чём же вы сегодня говорили с таким серьёзным человеком?
К а р п о в. С ним всегда интересно беседовать. И сегодня, как и всегда, говорили о жизни, о счастье и даже о любви.
Молчание.
К а т я. Я многое не понимаю, особенно в любви.
К а р п о в. О любви, Катя, много написано, много сказано, много песен сложено. Любить может каждый человек. Но не всякая любовь может зажечь человеческое сердце, чтобы оно светило ярким светом, не угасая.
К а т я. Какая же это любовь, если она не может зажечь сердце!?
К а р п о в. Это - любовь гордая, а не возвышенная! Любовь, полная самомнения!
К а т я. И к чему такая любовь может привести?
К а р п о в. Эта любовь деспотична! Она может привести к мукам и страданиям человека, который стал её жертвой!
К а т я. Разве может любовь привести к мукам и страданиям?
К а р п о в. Может, ещё как! Особенно гордая любовь! Её питает эгоизм, когда человек ищет прежде всего своего счастья, своего наслаждения, своих выгод. Такая любовь сиюминутна, недолговечна. Она разрушается подобно дому, построенному на песке, который подмывают вешние воды.
Катя. В наше время по-другому любят ли?! Думает ли человек о возвышенном, когда влюбляется сразу, с первого взгляда?
К а р п о в. Я думаю, Катя, чаще всего, не думает. Гордая любовь не всегда находит отклик в сердце любимого. Мысль о счастье другого, любимого, при такой любви проявляется в ревности с её злобой и мстительностью.
К а т я. Как же можно любить по-другому?
К а р п о в. Любить по-настоящему, искренне - значит больше думать о счастье любимого, чем о своём. Это - смиренная любовь. Она приносит радость в исполнении желаний того, кого любишь.
К а т я. Но это же неземная любовь! Разве такую любовь превозносили писатели и поэты всех времён и народов?
К а р п о в. Только смиренная любовь может вывести человека на светлый путь. Следуя по нему и преодолевая препятствия, можно обрести счастливую жизнь. О ней мечтают многие, но лишь немногим улыбается счастье. Во многих романах воспевается просто любовь и по сути своей страстная, плотская любовь, хотя об этом и умалчивается.
Молчание.
К а т я. Мне кажется, что так рассуждать о любви способен лишь тот, кто испытал такое глубокое чувство.
К а р п о в. Я был бы бесконечно счастлив, если бы мне удалось испытать по-добное чувство. Но до сих пор я в поиске. Надеюсь встретить такого человека, которому смогу принести счастье. И надежда пока меня не оставляет!
К а т я. О возвышенном можно говорить долго. Давайте, Сергей, поговорим о земном!
К а р п о в. О чем, конкретно?
К а т я. Расскажите, Сергей, что-нибудь о себе.
К а р п о в. О себе всегда рассказывать нелегко, но я попытаюсь. После средней школы я поступил на физфак МГУ. В нашей школе были хорошие учителя и особенно отличался эрудицией учитель по физике. В те годы о физиках писали в газетах, вещали по радио и телевидению. И многие молодые люди мечтали стать физиками.
К а т я. Тогда на физфак был конкурс, наверное, большой?
К а р п о в. Конкурс, Катя, для нас, только что закончивших школу, был огромен - более двадцати человек на одно место.
К а т я. Когда я поступала в физтех, конкурс был намного меньше. Но задачи на вступительных экзаменах были очень сложные.
К а р п о в. У нас были задачи совсем непростые. Никогда подобных задач я не решал - ни в школе, ни даже на олимпиадах. Поначалу я долго не мог сообразить, с какой стороны к ним можно подойти. Но все же мне очень повезло: по своей иль скорей по Божьей воле мне всё же удалось решить задачи и сдать в итоге все вступительные экзамены.
К а т я. Говорят, на физфаке учиться очень трудно?!
К а р п о в. Конечно, Катя, было нелегко, особенно мне.
К а т я. Почему же?
К а р п о в. Я долго не мог привыкнуть к городской жизни! Меня постоянно беспокоил неутихающий, уличный шум, отвлекала повседневная суета. И в чужом многолюдье я чуть не затерялся. Поначалу щемило сердце от тоски по родине, родителям, братьям и сёстрам. Скучал по родной деревне, где родился и вырос. Неведомой силой меня тянуло домой. Поэтому я часто искал покой и уединение. И, к счастью, находил рядом (показывает налево) среди деревьев. Здесь чувствовал себя как в том родном лесу, в котором мы с отцом когда-то косили сено, а я пас сначала гусей, а потом коров. Какое счастье, что этот живой, зелёный уголок природы оказался совсем недалеко от университета! Этот своеобразный лесистый парк тянется от Ботанического сада МГУ до высокой стены правительственных дач. Однажды здесь весной, когда всё расцветало в этом парке, я встретил какого-то маршала, который прогуливался с дамой. По-видимому, это живописное место с берёзами, липами, кустарниками и даже посаженной сиренью было рассчитано не столько для отдыха студентов, а сколько для прогулок уважаемых товарищей, живущих за необычно высокой бетонной стеной в построенных для них дворцах, откуда открывается панорама всей Москвы. Я много раз бродил по исхоженным тропам на склоне Воробьёвых гор. Здесь под сенью вековых дубов и вязов я обретал душевное спокойствие!
Молчание.
К а т я. Когда училась в институте, я тоже не жила с родителями. И чувствовала поначалу в этом некоторую потребность, ведь всем хочется обрести свободу от родительского дома. Наш институт - в Подмосковье, и я могла почти каждую неделю приезжать домой. Поэтому мне было легче привыкнуть к новой обстановке. А сюда на Воробьёвы горы мы тоже не раз приезжали отдыхать с родителями и бабушкой. Там внизу (показывает направо) ближе к Москве-реке на большой поляне расстилали покрывало и рассаживались. Иногда удавалось даже загорать. Я помню, ещё в детстве, когда мы здесь отдыхали, я пыталась поймать бабочку, чтобы подержать в руках такое прекрасное создание. Но многоцветные бабочки, оказавшись почти в руках, всегда ускользали, как будто меня дразнили, и это меня немного огорчало!
Раздаются оживлённые голоса.
К а р п о в (смотрит налево). Возвращаются наши путешественники!
Входят Шалтаев и Галя.

Явление шестое
Те же, Ш а л т а е в и Г а л я .
К а т я. Мы не успели оглянуться, как время прошло!
Г а л я (улыбаясь). Счастливые времени не наблюдают!
Ш а л т а е в. Время особенно быстро пролетает в прекрасном месте с интересными людьми!
К а р п о в (обращаясь к Гале и Шалтаеву). Надо полагать, прогулка удалась?!
Г а л я. Прогулка больше, чем удалась!
К а р п о в (обращаясь к Кате). Может и мы пойдем погуляем и ещё раз посмотрим с разных сторон на Москву?
К а т я. С удовольствием! (Смотрит на Галю и Шалтаева). Если не будет возражений?!
Г а л я. Какие могут быть возражения?! Я думаю, и вам понравится прогулка! А мы здесь посидим, поговорим! И будем вас ждать! Желаем вам приятной прогулки!
К а т я (кланяется). До встречи!
К а р п о в (тоже кланяется). Мы скоро вернемся.
К а р п о в и Катя уходят.

Явление седьмое
Ш а л т а е в и Г а л я.
Ш а л т а е в. Я предлагаю присесть! (Показывает на скамейку).
Г а л я. Можно и посидеть! В ногах правды нет! (Садится.)
Ш а л т а е в (подходя к скамейке). Говорят, нет правды на белом свете!
Г а л я. Но правды не было нигде и никогда!
Ш а л т а е в. А как же жить без правды?
Г а л я. У каждого своя правда. У того, кто оказался у власти, одна правда, а у бедных тружеников - совсем другая.
Ш а л т а е в. Так было всегда!
Г а л я. Возможно! Но мы стремимся к тому, чтобы так не было!
Ш а л т а е в. Стремятся, но далеко не все!
Г а л я. Страшное равнодушие поразило наш народ!
Ш а л т а е в. Переживаниями суетный мир не переделаешь и не изменишь суровые нравы!
Г а л я. В нашем обществе многие люди похоронили совесть. Отсюда и все проблемы!
Ш а л т а е в. Проблемы на то и проблемы, чтобы их решать!
Г а л я. Если люди будут преднамеренно создавать проблемы только для того, чтобы их решать, то человечество никогда не выберется из пучины страданий и бедствий!
Молчание.
Ш а л т а е в. Проблем жизненных не избежать!
Г а л я. Это правильно! Но проблемы в наше время создают одни люди, а приходится решать их совсем другим и не по своей воле!
Ш а л т а е в. И в чем же причина?
Г а л я. В том-то и беда нашего общества: часто под благовидными лозунгами скрываются безнравственные поступки! И это проявляется везде. И прежде всего на верху, где совесть не нужна: она мешает разделять и властвовать!
Ш а л т а е в. А я, Галя, рассуждаю несколько по-другому, как нас учили. Жизнь человеку даётся один раз. И от неё надо все, что возможно. Я хочу быть свободным! А всякие нравственные нормы только ограничивают свободу!
Г а л я. Однако, разная бывает свобода!
Ш а л т а е в. Я имею ввиду свободу действий!
Г а л я. Призывы к такой свободе привели в начале прошлого века к известным скорбным событиям в нашей стране! И их горькие последствия мы до сих пор ощущаем! Их печальные плоды до сих пор пожинаем!
Ш а л т а е в. Кто-то что-то и ощущает, а многие довольны своей жизнью!
Г а л я. Как могут быть довольны, например, крестьяне, которые за свой честный труд почти ничего не получают?! Или люди, которые вынуждены ехать в Москву, чтобы купить колбасу за два двадцать?! И таких подавляющее большинство!
Ш а л т а е в. Но мы же осваиваем космос, строим лучшие самолёты и вертолёты!
Г а л я. Может быть, и нужно это делать, но надо думать и о простых тружениках, чтобы создать для них человеческие условия жизни!
Молчание.
Ш а л т а е в. У нас никто этому не мешает!
Г а л я. Если бы это было так, то почему наша страна, богатая плодородными землями, вынуждена покупать зерно за рубежом. До октябрьского переворота было наоборот - Россия продавала свой хлеб за границей!
Ш а л т а е в. Многие считают, что это временные трудности. И мы их обязательно преодолеем!
Г а л я. Я тоже считаю, что преодолеем! Только какой ценой и когда!?
Ш а л т а е в. Неужели и сегодня можно ответить на этот вопрос пророческими словами великого поэта Некрасова: "Жаль, только жить в эту пору прекрасную не придётся ни мне, ни тебе!"
Г а л я. Слова великолепные! Жить в эту пору прекрасную может быть посчастливится и нам!
Ш а л т а е в. А что для этого нужно сделать?!
Г а л я. Надо решить одну простую и всем понятную задачу - научится жить по совести!
Ш а л т а е в. Так рассуждают лишь немногие, единицы. И это - капля в море!
Г а л я. Многие, но далеко не все!
Ш а л т а е в. Согласен! Не все! Например, наш знакомый Сергей Карпов имеет примерно такие же убеждения. И вы, Галя, в этом отношении очень похожи друг на друга.
Г а л я. А вы, Виктор, давно с ним знакомы?
Ш а л т а е в. Сравнительно давно. Мы познакомились при поступлении в аспирантуру на физфак. Сергей поступал после службы в армии офицером. Тогда была мода призывать в армию выпускников, причём отбирали лучших. А меня сия чаша миновала - поступил сразу после учёбы.
Г а л я. Вы, Виктор, учились с Сергеем в одном и том же университете и на одном и том же факультете, но почему же вы смотрите на этот мир разными глазами?
Ш а л т а е в. Действительно, мы изучали много одних и тех же предметов. Но источники марксизма-ленинизма понимали по-разному. Я не придал им особого значения. А Сергей всегда хотел и хочет докопаться до самой сути, пытается применить и сравнить прочитанное с жизнью.
Г а л я. И что в этом плохого?!
Ш а л т а е в. Ничего плохого! Ничего особенного! Но однажды Сергей чуть не погорел!
Г а л я. Что же случилось?
Ш а л т а е в. Случилась весьма забавная история.
Г а л я. Мне это интересно, Виктор! Расскажите!
Ш а л т а е в. Учился Сергей на первом курсе. Был дотошный и до наивности любопытен. На семинарском занятии по истории КПСС, пытаясь найти правду, он осмелился задать вопрос: "Какое отношение имеет диктатура пролетариата к современным представителям партийной власти?" Этот вопрос настолько "понравился" преподавателю, что аукнулся потом на экзамене: по истории КПСС Сергей получил двойку. И это была одна единственная двойка за всю его учёбу.
Молчание.
Г а л я. И что же было дальше?
Ш а л т а е в. Конечно Сергей очень переживал. Потратил много времени на подготовку к экзамену и сдал его. Потом, поразмыслив, он сделал правильный вывод для себя и подобных "оплошностей" не повторял. И по завершении изучения этого предмета в следующем семестре на экзамене у того же преподавателя Сергей получил пятёрку. Сдавал экзамен досрочно на девятом этаже главного здания, в кабинете на двери которого висела табличка с надписью: проректор по идеологической работе с фамилией того же преподавателя.
Г а л я. Сергей, по-видимому, смелый человек!
Ш а л т а е в. В смелости ему не откажешь! Он даже не осмелился вступить в комсомол! Хотя для меня, как и для многих других, комсомольский билет карман не тянет!
Г а л я. И как же ему это прощали. Как его допустили в аспирантуру?
Ш а л т а е в. Сергей учился всегда хорошо! И на его "чудачество" никто не обращал внимания. Ведь партийные власти терпели и беспартийного ректора МГУ Петровского, академика, известного всему миру математика!
Г а л я. Ректор, академик - это величина, и с подобными людьми иногда считались. А что Сергей? Кто его мог бы защитить?
Да и смог бы, если бы даже хотел?!
Ш а л т а е в. Сейчас нет необходимости в такой защите. Сергей добросовестно учился, честно работает, и достиг некоторых успехов в своих исследованиях. Он уже докладывал свои результаты на международной конференции. Старается творить только добро!
Г а л я. А сколько у нас честных и талантливых людей расстреляли, раздавили и растоптали?!
Ш а л т а е в. Теперь у нас другое время. Живи и радуйся! И это видно по выражению вашего лица, Галя!
Г а л я. У меня всегда хорошее настроение! И мне об этом многие говорят!
Ш а л т а е в. А это означает, что наша жизнь не такая уж и плохая?
Г а л я. Может быть это и так! Но всегда хочется лучшего!
Ш а л т а е в. И я с этим, Галя, согласен!
Раздаются знакомые голоса.
Ш а л т а е в (смотрит в сторону). Катя с Сергеем идут!
Г а л я. А мы только разговорились! И вы тут как тут!
Приходят К а т я и К а р п о в.

Явление восьмое
К а т я , К а р п о в, Г а л я и Шалтаев.
К а р п о в. Мы с Катей поговорили, порассуждали! Побеседовали по душам!
Г а л я. И мы тоже не успели оглянуться, как прошло время!
Ш а л т а е в. По-видимому, здесь место особенное, где ускоряется время!
К а р п о в. Прекрасно, когда времени не замечают!
Ш а л т а е в. Я думаю, здесь на Воробьёвых горах никто времени не наблюдает!
К а т я. Возможно здесь и так! Но мои родители наблюдают время! И ещё как! По-видимому, они заждались!
К а р п о в. Домой приходить никогда не поздно!
К а т я. Кому-то, может быть, и не поздно, а нам пора! Не хочется беспокоить родителей!
Ш а л т а е в. Раз пора, так пора! Не в последний же раз мы встречаемся!
К а р п о в. Мы вас обязательно проводим!
К а т я. Мы будем благодарны!
К а р п о в. Вместе всегда веселее! (Показывает направо).
Уходят сначала К а р п о в и К а т я, а за ними
Ш а л т а е в и Г а л я.

(Продолжение следует)
Карпенков Степан Харланович
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован