07 марта 2008
5426

`Стойкость` - Беседа Альберта Лиханова и Даниила Гранина

Даниил Александрович Гранин - истинный классик нашей современной художественной литературы. И хотя он Герой Труда и лауреат Государственных премий, автор множества замечательных романов и повестей, в его творческой судьбе есть одна совершенно особенная и удивительная линия. Вместе со своим тогдашним напарником, Царствие ему Небесное, Алесем Адамовичем он написал потрясающую "Блокадную книгу".

Мне кажется, вообще в мировой практике нет такого прецедента - художественно исследовать, записать по следам войны то, что происходило с людьми, которые оказались на 900 страшных дней в голоде, в осаде, в одиночестве, в холоде, в невиданном испытании. Сама по себе книга эта - истинный и самый, может быть, достойный литературный памятник войне.

Одно дело, когда художественная литература как бы боевые действия описывает, людей на войне. Да, война - это всегда сражение, но война - это еще и сражение духа, и, причем, очень часто человеческого духа с самим собой.

Альберт Лиханов: Даниил Александрович, вполне очевидно, что блокада - очень многосложное, многослойное явление. Было много бедствий. Но на сей раз давайте не будем об этом говорить. Давайте поговорим о вершинах человеческого духа, которые явила нам блокада.

Я внимательно смотрел ваш семисерийный документальный фильм. Меня многие эпизоды до сих пор потрясают, они в моем сознании. Но как важно, чтобы и в молодых поколениях, которые не знают этих испытаний, -пусть никогда и не узнают их! - нашли отзыв вот эти неумирающие образцы.

Как вы думаете, как же люди, прижатые к стенке, люди, которым деваться некуда, и вот они являют своим поведением некую, знаете, почти святую ипостась. В том фильме вы рассказывали, как старушка просилась к возчику, который вез трупы, подвезти ее на кладбище. И почему? Вот давайте мы вернемся к этому эпизоду.

Даниил Гранин: Ну, я буду говорить о каких-то конкретных примерах той жизни, которую прошли, испытали блокадники. Продолжу ваше начало рассказа. Женщина старая, которая попросила машину с трупами довезти ее до кладбища. Зачем? А затем, что она там ляжет и умрет. Она не хотела доставлять никаких трудностей и забот своим близким, потому что хоронить обычным способом люди во время блокады не могли - сил не было, возможности не было, везли трупы на санках, если это было дело зимой, на колясках, если это было дело осенью и летом, - и вот она решила сама отправиться навстречу смерти. Но это такая особая, совершенно удивительная по своей сердечности, забота о близких, последняя, удивительная помощь, которую мог человек оказать своим близким - не обременять их своими похоронами.

Альберт Лиханов: Удивительное самоотречение

Даниил Гранин: Да. Не доставлять им никаких забот с похоронами. Она там ляжет и умрет на кладбище.

Другой пример. Пример матери. Мать, которую голод довел до полного истощения. А у нее двое детей, их нечем кормить, все, что могла, она им отдавала, и она чувствовала, что умирает. Ощущение смерти во время блокады было безошибочным почти. Люди вообще иногда чувствуют смерть, а когда кругом много смертей, вот это чувство, наверное, обострилось, и она понимала, что умирает. И дети поняли, что она умирает, маленькие дети, им было 4 и 5 лет.

Она лежит, и они подходят к ней, и начинают просить ее не умирать. Ну, а что она может сделать? Они просят, умоляют, плачут - не умирай. Как же ты умрешь? Как мы? Не умирай. У них ничего нет, у нее ничего нет, никаких средств и возможностей. И происходит странная вещь, которую она никогда не могла нам объяснить Какие-то уже, наверное, неземные силы пришли ей на помощь, и она продержалась еще два дня. А через два дня - о чудо! - пришла посылка от мужа, который был на фронте. И вот тот момент для нее был совершенно мистический, запредельный, который помог ей выжить.

Вот другая мать, у которой тоже все кончилось, ничего больше нет. Ребенка кормить больше нечем, ребенок умирает у нее на глазах, единственный ребенок. Что она может? И ей приходит в голову мысль вроде безумная, но спасительная она надрезает себе вену, и поит ребенка своей кровью. Это была последняя пища, которую она могла дать.

Альберт Лиханов: По-моему, вот такого прецедента в мировой цивилизации просто нету.

Даниил Гранин: Я не знаю этого.

Альберт Лиханов: Не известно это.

Даниил Гранин: Я не знаю, может быть.

Альберт Лиханов: А потом ее нашел муж.

Даниил Гранин: Да, потом ее нашел муж.

Альберт Лиханов: И снял, как вы рассказывали, шапку перед ней.

Даниил Гранин: Да, да, да. Он ее сначала не узнал, в таком ужасном состоянии она была. Но потом она окрепла, выжила и когда мы говорили с ней, - спустя там что-то тридцать лет, - она была уже нормальной, здоровой женщиной. И спасла ребенка, спасла.

Альберт Лиханов: Своей кровью.

Даниил Гранин: Да. Я хотел бы еще сказать об одной интересной черте, которая нам открылась, странная, может быть. Вот есть выражение такое - "духовная пища". Как ни удивительно, но это выражение вовсе не метафора. Оно имеет под собой действительно чисто физическое основание, мы в этом убедились.

Люди, которые во время блокады, заглушая свой голод, как бы отвлекаясь, писали стихи, дневники, читали книги, - была такая возможность - из разрушенных домов собирать книги, - так вот эти люди, которые читали друг другу какие-то стихи, рассказывали прочитанное, эти люди выживали гораздо дольше и оказывались более стойкими по отношению к голоду и к разрушению физическому, чем те, которые заботились только о добыче пропитания. Вот эта духовная пища действительно была пищей.

Альберт Лиханов: И вы сказали как-то, что спаслись лучше всех те, кто спасал других.

Даниил Гранин: Да, это было для нас удивительное открытие - спасались большей частью люди, которые спасали других, которые стояли в очередях за хлебом, которые ходили разбирать деревянные дома для того, чтобы было чем топить буржуйки. Те, кто таскал воду, помогал своим близким физически. Казалось бы, затрачивали калории, драгоценные калории, которые нужны были организму, занимались физической работой для других. Но эти затраты их спасали. Мы говорили с медиками, законы энергетики ведь это серьезные законы, нерушимые, железные законы, казалось бы и если человек затрачивает калории, он должен возместить. Если ему нечем возместить, значит, он должен ложиться, у него нет больше сил, и он умирает, и все. И тем не менее, люди, которые помогали другим, спасали других, чаще всего спасались сами. Забота, любовь к ближним своим, она делала чудеса.

Альберт Лиханов: Вы рассказывали о печнике. Женщина шла, видит, идет человек, несет буржуйку. Она говорит - продай.

Даниил Гранин: Да, она увидела буржуйку. Буржуйки делали, топить-то нечем было, особенно там, где паровое отопление. В некоторых домах сохранялись еще печи и там было легче, а там, где не было печей, приходилось ставить буржуйки, выводить трубы через форточки, и вот таким образом спасаться от страшных морозов.

Ну вот, она увидела - несет человек буржуйку. И она сказала ему - продай мне. Ну, разговорились. Продать он

ей не продал, а взял ее с детьми к себе домой, туда, где было тепло.

Альберт Лиханов: Погреться?

Даниил Гранин: Тепло тоже было частью пищи. Тепло спасало людей, потому что люди вымерзали. Как назло в блокадную зиму 41-42 года - морозы стояли 30-35 градусов. Это ужасно. Я помню, как тяжко было на фронте у нас. И немцам, конечно, доставалось. Но все-таки в землянках мы кое-как отогревались, а в городе люди были беспомощны. И вот они на этом бесплатном подаренном тепле прожили какое-то время и тем самым спаслись.

Я хочу сказать, что в блокадную эту зиму, да и потом, когда уже началась весна, люди были жестоко измучены, в них открылось особое чувство взаимпомощи.

Мы вот сегодня можем пройти мимо человека упавшего, у которого, допустим, схватило сердце. Он сидит бледный и не может двинуться, а прохожие идут спокойно мимо, не обращая внимания. Глянул - и пошел дальше по своим делам, никому нет дела. Человек упал, допустим, подвернул ногу - никому нет дела, все проходим мимо.

Во время блокады этого не было. Вы знаете, возникло особое было чувство взаимопомощи, еще и тем объясняемое, что город был как фронт. Он бы
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован