02 октября 2003
3400

Стреноженная Россия: Политико-экономический портрет ельцинизма.(Электронная версия) - М.: Республика,2003.

ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ
ПОРТРЕТ ЕЛЬЦИНИЗМА


МОСКВА
ИЗДАТЕЛЬСТВО "РЕСПУБЛИКА"
2003
УДК 32
ББК 63.2
В 75


Воронин Ю.М.
Стреноженная Россия: Политико-экономический портрет ельцинизма.(Электронная версия) - М.: Республика,2003.


В центре внимания книги известного политического и общественного деятеля Ю. М. Воронина - трагические события августа 1991 г. и в особенности сентября - октября 1993 г. (в это время он был первым заместителем председателя Верховного совета РФ). Автор не только анализирует причины и развитие этих событий, но и показывает их тяжелейшие политико-экономические последствия для страны, намечает пути преодоления кризиса российского общества. Активный участник исторической драмы, разразившейся осенью 1993 г., он взволнованно и достоверно воспроизводит произошедшее, нередко предлагая читателю уникальную информацию.
Книга адресована всем, кто интересуется новейшей историей России.

БББК 63.3 (2 Рос)3






ISBN 5-250-01871-8
© Издательство "Республика", 2003
© Ю. М. Воронин, 2003


ОТ АВТОРА

Двадцатый век, в котором Россия пережила множество как драматических, так и вселяющих надежду на лучшее событий, ушел в прошлое. На рубеже тысячелетий наше государство оказалось в "ловушке дилеммы" Дж. Бьюкенена. "Выбор" политиков СССР и России привел к трагедии августа 1991-го, но особенно сентября-октября 1993 г. Так что "Девяносто третий год" - это не только произведение Виктора Гюго, но и иная реальность новейшей истории. Эти события до основания потрясли не только основы государственного строя Российской Федерации, но и мироощущение живущих ныне поколений, и прежде всего многострадального русского народа. Кульминацией тех событий стал расстрел тогдашнего Белого дома, а фактически - Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации - высшего форума законодательной и представительной власти страны.
Летопись тех страшных дней долго еще будет поражать воображение мыслящих людей. Она не должна подернуться дымом забвения. Трагедия гибели российского парламента должна стать для нас не только уроком истории. Она не может, не должна быть воспринята согражданами, нашими современниками и грядущими поколениями, лишь как одномоментный акт беспримерного варварства и беззакония. За ней - драма России как державы. Каждый новый год, месяц и день приносят все новые и новые плоды той великой смуты, в которую была ввергнута страна октябрьским государственным переворотом 1993 г. Это и драма парламентаризма на современном этапе. Многое тогда переплелось в трагическом единстве, и многомерность этого единства - одна из самых существенных причин длительности периода, в течение которого придется выходить из состояния оцепенения великой стране, великому народу.
За прошедшее с тех пор время многие не только в России, но и за ее рубежами все еще пытаются осмыслить прозошедшее, распутать клубок острых противоречий, которые фактически не разрешились, а еще более усложнились и до сих пор порождают тысячи человеческих жертв. Грядущий финал, скорее всего, принесет невиданные деформации структуры экономики и социально-психологического настроения в обществе.
Нет смысла говорить о разнообразии высказываемых мнений, разбросе оценок, объективности или необъективности выводов, обоснованности или спекулятивности заключений, касающихся событий десятилетней давности. Воссоздаваемой картина тех октябрьских дней становится все более пестрой по мере введения в оборот новых фактов, сведений, документов, проверки уже известных. И не только молодому человеку, входящему в новейшую историю нашего государства, но и нам, ее непосредственным участникам и даже (не побоюсь упреков в нескромности) ее делателям, порой становится не так-то просто ориентироваться в недавнем прошлом.
Как-то мне встретилось многозначительное замечание: "Для того чтобы говорить и иметь право быть выслушанным, надо иметь, что сказать". Многие пишут об августе 1991 г., о трагедии 1993-го, о последующих годах. Но мало кому действительно есть что сказать. Это прежде всего те люди, которым в силу положения и обстоятельств дано было знать до конца "фактологию" происходящего - день за днем, час за часом. И вследствие этого им была дана возможность знать и постигать глубинные процессы, следствием которых стало кровавое противостояние осени 93-го. Автор этих строк - один из них.
С объективных и беспристрастных позиций мною была написана книга "Свинцом по России". В ней воссоздавался по горячим следам трагический октябрь 1993 г. Многое из того, о чем я писал в первой своей книге, писал, что называется, на одном дыхании, мне удалось уточнить, пользуясь материалом, который мне "преподнесли" сами авторы государственного переворота. Я стремился показать, как и почему такое могло произойти в "новой России", объявленной кремлевской властью "демократической". Не мне судить, насколько удалось реализовать эту цель. Важнее другое. И тогда и сегодня я глубоко убежден, что случившегося утром 4 октября 1993 г. не могло и не должно было быть. Была реальная альтернатива кровопролитию, которая, осознанно или нет, так и осталась невостребованной. То, что такая альтернатива действительно существовала, подтверждается все новыми фактами, свидетельствами, становящимися достоянием гласности.
Эта мысль (все-таки не смогли или не захотели те, кто отдавал приказ стрелять, реализовать имевшуюся альтернативу случившемуся) как большая и острая заноза не дает мне покоя ни днем ни ночью. Предстоит трудный и сложный для меня разговор. Здесь не только боль и память о погибших. Это и тревога. Ушедшие трагедии имеют свойство возрождаться из пепла. И не только потому, что оказывается короткой или милостиво всепрощающей память, но и потому, что не достает мужества осознать и постигнуть их глубинные причины и основания, их сущность.
Сегодня этот разговор выходит на новый уровень. Он опирается на новые данные. Исследуется уже новая ситуация, когда несколько лет назад заложенные либерал-демократами деструктивные тенденции, несмотря на значительные перемены во власти, включая досрочное прекращение полномочий первого президента России, продолжают усиливаться и приобретать все более разрушительные, гибельные результаты во всех сферах жизни общества. Можно предположить, что за ними стоят и в них проявляются некоторые глобальные тенденции мирового исторического процесса на современном этапе. Но неизменным остается предмет этого разговора - боль моя, наша общая боль: Родина, Россия. Не собираюсь изменять и авторской позиции: говорить, сохраняя холодный ум и горячее сердце, и постепенно выпутываться из трясины бесчисленных мифов, в которую мы себя загнали, чтобы осознать, где и в чем выход из всеохватного кризиса, сковавшего страну и общество.
Свою книгу я назвал "Стреноженная Россия". Это название - не просто дань литературной метафоре. В нем - точное определение "связанности" общества во всех проявлениях его жизни: в экономической, социальной, культурной, военно-стратегической, в международных отношениях, во всем абсолютно. Причем скованность движения в одной области задает еще большую скованность в других областях. Ограничения, путы социального развития настолько сильны, что узлы этих пут не развяжешь - их надо разрубать, не нанося опасных ран пока еще живому организму. Все это - следствие непрофессионального, разрушительного управления всем спектром сложных и взаимосвязанных процессов. Пагубность такого управления, к сожалению, не осознана на высшем уровне государственного управления. Когда пишутся эти строки, с серьезным видом обсуждаются и реализуются "новые подходы" к регулированию экономики и социальной сферы, визитной карточкой которых является "концепция" пресловутого "дерегулирования", то есть продолжение разрушительного курса.
Книга имеет подзаголовок - политическая экономия ельцинизма. То, что происходит сегодня на просторах нашей Родины, крайне необычно и в общем не имеет исторических аналогов. От капитализма к социализму развивалась не только Россия, но вместе с ней третья часть планеты. Так, в Китае до сих пор действует социалистическая модель модернизации экономики, в основе которой лежат, между прочим, принципы ленинской "новой экономической политики" (НЭПа). Этого никогда не скрывали и не скрывают сами китайцы, и это дает сегодня весьма позитивные результаты. Учитываются национальные особенности и традиции, но при этом очень тщательно отслеживается и используется прогрессивный мировой опыт. Недавние перегибы в политике критически осмыслены, все позитивное в истории сохранено и не переписывается заново, мудрость предшественников квалифицируется как мудрость - в отличие от наших доморощенных философов и поэтов типа Дмитрия Волкогонова и Наума Коржавина, посмевших в циничной форме глумиться над великим Лениным, его трудами и ролью в истории.
Слава Богу, в Китае нет Волкогонова и Коржавина. Выдающийся государственный деятель современности Джавахарлал Неру, книгу которого "Взгляд на всемирную историю" мне довелось изучить в 70-е гг., относился к В. И. Ленину и новой экономической политике иначе - признавал гениальность Ленина, его планов строительства нового общества.
Для нынешних "поэтов демократии" со звериным оскалом объективная логика исторического процесса не существует. У них получается так: разозлился Ульянов на царей - и устроил переворот, чтобы отомстить за казненного брата. Для подобных обществоведов в истории все совершается так, как угодно отдельно взятой персоне. Возможно и движение, подобное движению маятника.
Однако во всемирной истории вспять, от социализма к капитализму, да еще в самой дикой, полуфеодальной форме, никому двигаться не приходилось. И через 25 столетий после Гераклита подтверждается его высказывание о том, что нельзя дважды вступить в одну и ту же реку. Российские "реформаторы" двинулись назад. Они, правда, основательно ничему не учились. Законы развития общества для них не существуют. И движение назад для них стало формой движения "вперед" только в определенном смысле - занять место в системе распределения благ, самоутвердиться или, как сейчас иногда говорят, "влипнуть в историю". Таких деятелей поспешили уже назвать деятелями исторического масштаба - не важно, что этот масштаб нередко определяется масштабом развертывания преступлений против своего народа, что эти деятели вынуждены бежать за границу.
Ни я, ни мои соратники по левой оппозиции не призываем вернуться к порядкам недавнего прошлого, получившего в обществоведении определение "застой". Его основная примета- множество ошибок в экономике и политике, вследствие чего скорость движения вперед была сильно замедлена, проявились тенденции регресса. Однако даже тот "застой" ни в какое сравнение не идет с вакханалией "демократических преобразований" и "рыночных реформ".
Ошибки и просчеты, в отличие от сознательно спланированных и реализованных мер, имеют, как правило, обратимые последствия. И то, что надо было исправлять ошибки, я неоднократно заявлял, начиная с 1990 г., стремился в меру сил, в том числе и на посту первого заместителя Председателя Верховного Совета Российской Федерации, подтвердить свои заявления делом. И сейчас свою цель вижу в том, чтобы, проанализировав истоки ошибок и просчетов, а также причины, приведшие к кровавой осени 1993 г., к серии государственных переворотов, к уходу в небытие многих политических и государственных деятелей, предложить опирающиеся на отечественные реалии и мировой позитивный опыт пути модернизации российской экономики - в противовес предложениям вчерашних и сегодняшних последователей Гайдара, цинично попирающих законы своей страны и следующих рекомендациям идеологов западного либерализма, податливо идущих на сделки с криминалитетом; в противовес предложениям тех, кто не хочет или не умеет учиться на собственных ошибках.
В этом - одна из целей моей новой книги. Она адресована не псевдодемократам, проводящим курс МВФ, хотя и им ознакомиться с ней стоило бы, а истинным патриотам России левой оппозиции. В этой книге содержится анализ многих "почему?", связанных с нашими поражениями, ставятся проблемы "прорыва" в общественном сознании и смены социально-экономического и политического курса. Без осмысления этих проблем левая оппозиция обречена на уход в политическое небытие.
Одна из главных причин поражения лидера Компартии Г. Зюганова на выборах Президента Российской Федерации в 1996 и 2000 гг. заключается, на мой взгляд, в том, что партия не дала должной оценки событиям августа 1991 г., сентября-октября 1993 г. Так и не было глубоко проанализировано то, что произошло после этих событий.
Хотим мы того или нет, но в стране, в обществе, в психологии людей под воздействием новых политических и социально-экономических условий произошли глубокие изменения. Важно четко осознать, что многие наши сограждане, особенно молодежь, все более адаптируются к новым условиям. Следовательно, стратегия и тактика левой оппозиции должна учитывать этот момент и искать новые идеологические формы воздействия на людей. Эти формы не могут не учитывать интересы и потребности людей, реальные факторы социального прогресса, интенсивного развития экономики. Сегодня мало говорить о том, что продолжается курс прежнего режима, разрушившего Советский Союз, советскую власть, КПСС. Для нового поколения это лишь факты истории. А молодых людей больше волнует настоящее и ближайшее будущее. Надо осознать, почему народ не воспротивился тому, что произошло. Более того, расстрел Верховного Совета в октябре 1993 г. привлек на Краснопресненскую набережную толпы зевак - словно происходило некое занимательное зрелище. Импичмент президенту Ельцину, "источнику" бед страны и народа, голосование по которому проходило в Государственной Думе 13-15 мая 1999 г., также не вызвал массовых выступлений граждан: пикеты возле Государственной Думы не превышали 1000-1500 человек. Из этого факта левая оппозиция должна сделать соответствующие выводы.
Мир вступил в третье тысячелетие. Все явственнее меняется соотношение общественных групп, классов, социальная структура общества. Транснациональная концентрация капитала, сращивание банковского (финансового) капитала с промышленным при явном доминировании первого создают качественно новую ситуацию в мире. Ее основополагающие, фундаментальные характеристики состоят в следующем:
1. Формируется новая парадигма власти. Социальная поляризация общества приобретает все более концентрированный, одномерный и абсолютный характер. В ситуации все более интенсивной концентрации "управляющего капитала" в руках весьма ограниченного круга людей, в условиях по существу вненационального характера этой концентрации, сосредоточения власти в узком вненациональном кругу происходит изменение самого характера власти, ее смысла и сущности. На одном полюсе сообщества сосредоточивается власть как таковая, власть сама для себя, на другом - все остальное, что эта власть стремится, так или иначе, подчинить себе. Как перспектива подобной парадигмы - формирование и установление "нового мирового порядка", о чем со все большей тревогой говорят уже не только политики.
2. Гражданское общество, которое регулировалось юридическими установлениями и основывалось на таких фундаментальных ценностях, как личная свобода и автономия индивида, о котором любят распространяться либерал-демократы и к строительству которого нас призывают, на Западе давно уступило место массовому обществу.
Массовое общество - в высшей степени организуемое, планируемое, управляемое общество, жестко контролируемое правящими элитами. Его главная ценность - власть. И эта ценность сосредоточивается в руках тех, кому принадлежат финансовый капитал и СМИ.
Стандарт массового общества: каждый хочет иметь то, что имеют другие. В условиях социального неравенства возможность потреблять дается в обмен на повиновение. "Потребляйте, но повинуйтесь!" - не столько девиз, сколько закон массового общества. По существу, оно есть следствие вырождения капитализма. Превыше всех свобод (и ценностей) оно ставит свободу потребления, требуя в обмен повиновения и подчинения людей властным структурам и жестко организованным корпорациям (какими бы они ни были). Это ведет в конце концов в исторический, культурный и экологический тупик.
3. Под воздействием научно-технической и технологической революции в ряд господствующих элит современных обществ выдвинулась технократия. Она создала совершенно новые организационные технологии, суть которых достижение цели (неважно какой) с помощью своих технических знаний и организационных способностей. В результате любая идея, даже бредовая, любое волеизъявление, даже иррациональное, часто становятся реализуемыми. При этом какие-либо этические соображения и установки. Они атрофируются как не входящие в создаваемые систему и алгоритмы жизнедеятельности. Тем самым целерациональная логика действий технократа часто не совпадает с ценностями и логикой развития общества и индивида.
4. Одной из ведущих, определяющих доминант в духовной жизни общества все отчетливее становится аномия (термин введен Эмилем Дюркгеймом). Она характеризует расстройство духовной жизни общества и индивида, усиление внутреннего беспорядка, оканчивающегося трагедией. Аномия является "нулевым" порогом ценностного содержания сознания. Современной России такое состояние грозит в катастрофических масштабах. В этих условиях меняется характер социальных противостояний и степень их напряженности, модифицируются способы разрешения разного рода конфликтов.
Без осознания, осмысления этих глобальных тенденций современного исторического процесса невозможно выработать действенные, перспективные программные установки и алгоритмы деятельности, реальные выходы из того исторического тупика, в который загоняется не только наша страна, но и все человечество.
По существу, Россия первой в истории попыталась отвергнуть эту гибельную перспективу. Она разрушила миф о капитализме как венце и конце истории, указала возможность иного, более справедливого и разумного мироустройства. Этот исторический опыт уже не может исчезнуть бесследно. Не потому ли столь яростную и беспощадную войну ведут против нашей страны - то явно, то скрыто?
Недруги России, объявив о ее поражении в "холодной" войне, изощренно сочетают теперь "горячие" и "холодные" войны, под флагом миротворцев устанавливают в Юго-Восточной Европе и других регионах мира форпосты неоколониализма.
...Стреноженная Россия, в трагическом напряжении застывшая на краю пропасти. Но трагедии с обществом, народом, страной не случаются "вдруг". Это только под поезд можно попасть случайно. То, что происходит с нами, - горькая, жестокая закономерность исторического процесса, в развитии которого неизбежны спады и провалы. Процесс этот непрерывен и сложен. Законы истории неумолимы. Опасно пытаться игнорировать их либо заменять какими-нибудь химерами. Мудрость политики (и политиков!) - в познании этих законов и овладении ими. В противном случае они жестоко мстят. Лишь познав их, можно определить истинные перспективы исторического движения страны, пути преодоления той страшной смуты, в которую она ввергнута.
Историю нельзя повернуть вспять безболезнно. Россия, однажды указав человечеству возможность нового мироустройства, шагнув в будущее, вернется на этот путь, утверждая его как историческую альтернативу той гибельной перспективе, что диктует человечеству мировой капитал. И в этом - ее историческая миссия. Я верю в светлое будущее нашей Родины, на просторах которой только мы - вершители ее и своей судьбы.

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован