21 декабря 2001
143

СТУПЕНЬ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Роман Злотников.
Шпаги над звездами.


ОСR Альдебаран

ОСНОВА КО ДНЮ РАЗМЫШЛЕНИЙ

Только для избранных Могущественных

`Ареал расселения `диких` составляет, по оценкам Проникающих пространства,
около двух третей ареала власти Могущественных. Ступень развития технологий
непозволительно высока и достигает не менее семи восьмых уровня трапеции,
что является опровержением раздумий Проникающих населения на одну шестую.
Трапеция власти `диких` имеет разно-зернистую структуру, что позволяет ей
быть более адаптивной, но менее мобильной. Оценка уровня соотношений
строения трапеций власти, технологий, населения и развития представляется в
данный день не совсем ясной, вследствие отсутствия возможности свободного
действия Проникающих технологии.

Предлагается Могущественным поручить Проникающих.

Предлагается Могущественным создать Малое гнездо.

Предлагается Могущественным объявить о решении.

Предлагается Могущественным слиться в единении.

- Ну, что скажете, профессор? - Высокий придворный, задавший вопрос, был
затянут в черный мундир.

Произнеся это, он бросил настороженный взгляд на мрачную фигуру, маячившую
у огромного, во всю стену кабинета, окна, выходившего во внутренний сад.
Тиран системы Зовроса нетерпеливо откинул в стороны полы мантии и нервно
прошелся по кабинету. Придворный поежился, но закончил:

- Нам немедленно нужно знать, что означает этот документ?

Дагмар Лейли, профессор университета Симарона, подавила раздражение и еще
раз внимательно прочитала перевод, а потом вновь перевела взгляд на
странный кусок кожи, на котором неизвестным предметом были выдавлены
странные значки, чем-то напоминающие древнеарабскую вязь. Странный груз для
сейфа межзвездного корабля разумной расы. Да-а, задачка. Дагмар вздохнула.
Она, с группой студентов факультетов антропологии и археологии университета
Симарона, прибыла на Зоврос, для того чтобы заняться раскопками у отрогов
Крупистых гор. То, что она получила право на раскопки, было невероятной
удачей, просто чудом. Зоврос был известен своей прямо-таки средневековой
дремучестью общественной жизни, и то, что они вообще рассмотрели запрос
женщины-ученого, а главное - что она получила разрешение прибыть на
планету, было событием из ряда вон выходящим. Новость подняла на уши весь
университет, и если до этого Дагмар была всего лишь мелкой сошкой одного из
двухсот факультетов, причем одного из самых второстепенных,
города-университета, то с получением разрешения она стала местной звездой.
За те три месяца, что оставались до отлета, ей пришлось не только и даже не
столько заниматься подготовкой экспедиции, но и присутствовать на десятках
званых обедов и торжественных встреч вместе с ректором и наиболее
влиятельными членами деканата. Улыбаться и вежливо кивать, торча перед
визикамерами с очередным политиком, которому позарез понадобились голоса
женской части его избирателей и который надеялся изрядно приумножить их
число, появившись в гостиной вместе с Героической, Несравненной, Блестящей,
Исполняющей роль бабочки на булавке, надоело Дагмар Лейли хуже горькой
редьки, но во всей этой шумихе была и положительная сторона. Столь
блестящая личность не могла отправиться в Великое Плавание, Подобное Походу
Аргонавтов, снаряженная так, как позволяли скромные возможности Дагмар. И
деканат, невзирая на зубовный скрежет финансового директора, увеличил
ассигнования на экспедицию в четыре раза и зафрахтовал для доставки на
Зоврос лайнер типа `Двойник`, что решило проблему доставки груза на
поверхность Зовроса. Конечно, обратно придется все равно добираться
коммерческими рейсами каботажников, потому что к тому времени шумиха
поутихнет и деканат тут же потеряет интерес к малочисленной археологической
экспедиции в заштатном периферийном государстве на самой границе обитаемых
миров. Но Дагмар была готова к тому, что и на Зоврос придется добираться
каботажем, так что облегчение пути, хотя бы в один конец, все-таки немного
подняло ее настроение. После помпезных проводов, сопровождавшихся речами
изрядного числа выступающих, спешивших воспользоваться последней
возможностью засветиться, старт был дан и Дагмар первую неделю спала по
десять часов в сутки, приходя в себя после того сумасшедшего марафона.
Власти Зовроса устроили ей ожидаемо жесткую, но намного менее выматывающую
встречу. Она прошла десяток чинов- ничьих кабинетов, чувствуя себя не
руководителем научной экспедиции, а шлюхой на панели, настолько откровенно
похотливо пялились на нее их хозяева, получила полтора десятка виз и
надолго застряла в гостях у посла Таира на Зовросе в ожидании аудиенции у
Тирана Зовроса. Ибо, как выяснилось, без этой аудиенции ни о каких
раскопках не может быть и речи. Когда она попыталась заикнуться, что
разрешение на раскопки было получено по почте еще на Симароне, ей
снисходительно посоветовали внимательней ознакомиться с текстом. Придя в
посольство, она извлекла текст, прочитала его и, скрипнув зубами,
отшвырнула в угол. В дверь постучали, и на пороге появился невысокий
толстенький человек с вечно висящей на кончике носа каплей - господин
Неергет, Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Таир на Зовросе.

- Я вижу, у нас проблема, дорогая, - ласково осведомился он

- Эти средневековые монстры с похотливыми глазками надули меня как
последнюю дуру. Неергет негромко рассмеялся:

- На них похоже. Сказать по правде, их массовая психология остановилась
или, скорее всего, вернулась на уровень средневекового купечества: не
обманешь - не продашь. А в чем, собственно, дело?

Дагмар молча показала ему текст разрешения, который гласил: `Вам
дозволяется прибыть на Зоврос в сопровождении выбранных вами лиц, числом не
более сорока, для аудиенции у Тирана, по поводу приобщения к мудрости
Священной Зоны Первой Посадки`, - и зло произнесла:

- Я, как идиотка, притащилась на эту планету во главе самой оснащенной
археологической партии, которую отправлял университет Симарона за последние
полсотни лет, и тут оказывается, что еще ничего не решено и мне придется
неизвестно сколько ждать, когда этот полумертвый генерал армии озабоченных
чиновников соизволит меня принять. Неергет кивнул:

- Такое здесь в порядке вещей, а что касается их, как вы сказали,
похотливых глазок, то это реакция на вас. Да, да, не удивляйтесь. Ваши
шорты и обтягивающая блузка намного откровеннее того, что допускается даже
для танцовщиц в их ночных клубах. А если еще учесть, что согласно
постулатам главенствующей здесь религии женщина - это вместилище греха, то
удивляться нечему. Здесь они успешно борются с этим грехом, в том числе
самыми изуверскими способами, например ритуалом посвящения, который
представляет собой операцию так называемой женской кастрации, причем
проводимую даже без местной анестезии. Естественно, после такого изуверства
ни о какой женской сексуальности не может быть и речи, даже в семье. А
местным мужичкам хочется чего-нибудь сладенького.

- Тут он рассмеялся. - Знаете, какой бизнес сейчас наиболее выгоден в
Зовросе?

Дагмар пожала плечами.

- Контрабанда порнографии. Согласно местному закону, только за разговоры об
этом вас ждет мучительная казнь путем побития камнями, но в каждой кофейне
вы сможете за умеренную мзду получить визирекордер карманного формата с
пятиминутной записью. А некоторые кофейни практикуют даже массовый просмотр
с попутным мастур...

- Ну и на кой черт вы мне все это рассказываете? - раздраженно перебила его
Дагмар.

- Как?! Вам не нравится? - деланно удивился Неергет. - А я думал, что столь
известному антропологу будут интересны некоторые детали жизни местного
общества.

- В данный момент местное общество вызывает у меня только отвращение.

- Ну что ж, тогда закончим ознакомление с местными нравами, скажу только,
что подавляющее большинство населения знакомо с нравами зарубежья,
возможно, только по порнографическим кассетам. Представьте же себе, как они
воспринимают вас?

- Боже мой! - Дагмар почувствовала, что краснеет. Неергет снова захихикал.
Потом, насладившись ее смущением и яростью, продолжил:

- Что касается Тирана, то вы несправедливы к нему. Полумертвым его никак не
назовешь: он только что прошел процедуру омоложения, да и вообще это очень
интересный человек. Так что, вполне возможно, он примет вас еще на этой
неделе. Тем более что до меня дошли некоторые слухи по поводу того, почему
вам вообще разрешили прибыть сюда.

Дагмар подалась вперед, потом, поймав себя на слишком бурном проявлении
интереса, снова откинулась, постаравшись придать лицу выражение вежливого
внимания. Но Неергет не был бы дипломатом, если бы не зафиксировал каждое
ее движение. Поэтому стоило ей повернуть голову в его сторону, как вновь
раздался его негромкий смех.

- Ладно, к черту вашу дипломатию, - буркнула Дагмар, - выкладывайте, что
вам удалось узнать.

- Насколько я знаю, Тирану позарез нужен антрополог.

- ??

Неергет вновь рассмеялся:

- Знаете, разговор с вами - для меня одно удовольствие. Я так давно не
общался ни с кем за пределами своего круга, который составляют в основном
профессиональные дипломаты и государственные чиновники, что столь открытое
проявление эмоций доставляет мне непередаваемое наслаждение.

- За удовольствие надо платить, - решительно заявила Дагмар. -
Выкладывайте, зачем им антрополог и почему именно я?

- Зачем, я пока не знаю, а вы просто подвернулись под руку. По моим
сведениям, ваш запрос пришел именно тогда, когда они лихорадочно размышляли
над тем, как бы, не привлекая лишнего внимания, заполучить на планету
антрополога. Насколько я разобрался, они очень не хотят афишировать свой
интерес к представителям столь экзотической на их планете профессии. Во
всяком случае, до поры до времени. А потому, если бы они обратились к
антропологу с просьбой принять их приглашение... - Он сделал
многозначительную паузу и, отметив, что Дагмар уловила намек, закончил: -
Так что вам повезло.

- Они могли бы направить сведения, представляющие интерес с точки зрения
антропологического анализа, в любой университет. Я уверена, что, потребуй
они полную конфиденциальность, она была бы соблюдена. Университетам не раз
приходилось оказывать подобные услуги.

Неегрет хитро прищурился:

- А их менталитет? Тиран не выпустит ни одного бита информации, которую
считает строго конфиденциальной, даже за пределы дворцовых стен. Кстати, в
свете этого я могу предположить, что ваши раскопки могут несколько
затянуться. Скажем, до того момента, пока Тиран не решит, что обнародование
того, о чем вы узнали, уже не представляет опасности для Зовроса.

- Вы хотите сказать, что они посмеют задержать меня на планете?

- Если решат, что это необходимо, то вне всякого сомнения, дорогая!

- Не могу поверить!

Дагмар ошеломленно откинулась на спинку кресла. До того злополучного
момента, пока она не подала заявку на организацию экспедиции на Зоврос,
все, что с ней происходило, всегда делалось по ее воле или хотя бы под ее
контролем. Она окончила школу первой ступени, самостоятельно выбрав
категорию экзаменов А-прим. Успешно сдав их, получила межпланетную
классификацию. Это позволило ей подать прошение о приеме в университет
Симарона. После пяти лет обучения она поступила в аспирантуру, блестяще
закончила ее и стала самым молодым доктором за всю историю университета. В
какой-то мере ей повезло, что она выбрала антропологию. В других, более
модных и престижных, дисциплинах было не протолкнуться от соискателей.
Теперь, на тридцать пятом году жизни, она возглавила самую представительную
экспедицию университета в области археологии и антропологии за последние
пятьдесят лет. А если учесть, что в Священной Зоне Первой Посадки, несмотря
на ошеломляющие слухи, ходившие вокруг ее реликвий, еще ни разу не работали
ученые, можно было предположить, что по возвращении ее ожидает как минимум
кресло в деканате и открытый лист на продолжение исследований. И вот
выясняется, что она может застрять на этой унылой планетке на...

- Сколько, по-вашему, это может продлиться?

- Ну, стандартный срок снятия грифа секретности по их законам - пятьдесят
лет. Но, в общем-то, Тиран - сам себе закон, так что вы можете застрять
здесь на всю оставшуюся жизнь.

- Но это невозможно, они не могут позволить себе задержать сорок граждан
Симарона и иных государств без объяснения причин.

- Ну, объяснение найти нетрудно. Не забудьте, что место, где вы собираетесь
вести раскопки, - их святыня. А их верования полны всяческих запретов и
табу. Достаточно обвинить вас в нарушении какого-то из них, и... Тем более
что ознакомить с информацией они собираются только вас, а остальных
отпустят со спокойной душой.

- А если я расскажу остальным? Неергет сурово сжал губы:

- Тогда они задержат всех.

- Но это же... скандал!

- Для многих само существование Зовроса - скандал. Так что для Тирана одним
скандалом больше... Неергет выжидающе замолчал.

- Но Симарон такого не потерпит. Неергет криво улыбнулся:

- И в чем это выразится? Забросают Зоврос письменными свидетельствами
крайнего возмущения? Дагмар упрямо вздернула подбородок:

- У Симарона договора о взаимопомощи с дюжиной государств, кстати, в том
числе и с Таиром. Неергет снова рассмеялся:

- Бросьте, никто не начинает войну из-за сорока человек, нарушивших
религиозный запрет на периферийной планете. Тем более если они, скажем,
растерзаны толпой фанатиков. Достаточно просто выразить сожаление и
предложить некую компенсацию.

Вот за нее-то наш кабинет будет сражаться до конца, метая громы и молнии по
вашему поводу, так что объективно от вашего задержания мы только выиграем.

В комнате на некоторое время повисла тишина. Дагмар обдумывала сказанное.
Потом она повернулась к Неергету и настороженно спросила:

- Почему же вы мне об этом сообщаете? Неергет устремил на нее жесткий
взгляд водянистых серых глаз. Сейчас было особенно заметно, что, несмотря
на пухлое тело, кривоватые ноги и вечную каплю на носу, это боец.

- Я хочу знать, что вам скажет Тиран. А также ваши выводы. - И, не
дожидаясь ответа, он заговорил максимально убедительным тоном: - Поймите,
это ваш единственный шанс. Если то, что они желают скрыть, станет известно
всем, отпадет необходимость вас удерживать.

- И они вышвырнут меня еще до того, как я доберусь до Священной Зоны Первой
Посадки, - саркастически закончила Дагмар. - Ну уж нет, к тому же что
помешает вам стакнуться с Тираном и договориться оставить все, что вы
узнаете, между собой?

- Вы опять не принимаете во внимание их менталитет. Все, что выходит за
стены дворца, а тем более попадает в руки иностранцев, они уже не считают
тайной. И как бы мы ни пытались убедить их, что тайна будет сохранена, они
нам не поверят. А что касается ваших раскопок, то я предоставлю вам право
сообщить мне о результатах лишь тогда, когда ваша работа будет близка к
завершению. Если, конечно, вы сами не решите, что полученная информация
требует немедленного принятия мер.

Дагмар на несколько мгновений задумалась.

- А что, есть основания предполагать, что такое возможно?

- Иначе я бы к вам не обратился.

- Врете, - усмехнулась Дагмар, - и вообще, исходя из того, что вы мне
рассказали, столь однозначный вывод никак не получается. Так что давайте
выкладывайте все до конца.

Неергет улыбнулся, кивнул:

- Прошу прощения, я непозволительно расслабился. Мне не следовало быть
таким беспечным в вашем присутствии. Ваша непосредственность заставила меня
ненадолго забыть о вашем блестящем интеллекте, и вы меня наказали. Но
сетовать поздно. - Он сделал паузу и со значением закончил: - Есть
основания полагать, что в руки Зовросского флота попал инопланетный корабль
явно неземной конструкции. Причем они заполучили его не в виде развалин или
окаменелых обломков, а взяв на абордаж двумя кораблями, после того как он
уничтожил три других. А если учесть, что во всем известном нам пространстве
только выходцы с Земли умеют строить звездные корабли, то...

- То это значит, что мы столкнулись с иной цивилизацией, которая, так же
как и мы, вышла к звездам, - побледнев, прошептала Дагмар.

* * *

Все это пронеслось в памяти Дагмар, когда она рассматривала лежащий на
столе кусок обработанной кожи с письменами, скорее всего начертанными от
руки (или что там еще было у этих инопланетных созданий), время от времени
переводя взгляд на лежащую рядом распечатку перевода.

- Я не готова ответить, - Дагмар подняла глаза на Тирана, - это требует
детального изучения. Я хочу попробовать прогнать это через компьютер
партии...

- Нет, - резко произнес Тиран.

- Тогда необходимо хотя бы проконсультироваться...

- Нет!

- Но мне по меньшей мере нужны будут программы...

- Нет, вы все сделаете одна, с тем, что у вас есть здесь и сейчас.

Дагмар разозлилась:

- В таком случае занимайтесь этим сами. Огромный кабинет, в котором, кроме
Дагмар и Тирана, находилось только полдюжины самых высокопоставленных
придворных и чиновников, ощутимо наполнился изумлением, смешанным с крайним
раздражением.

- Да как ты смеешь, женщина...

- А что мне остается делать? Глупо пытаться заставить работать пилота без
корабля, а повара без плиты. Вы хотите от меня помощи, так дайте мне
возможность работать. А нет - ищите кого-нибудь еще, но должна вас
предупредить, что любой антрополог, к которому вы обратитесь, скажет вам то
же самое.

На некоторое время в кабинете повисла тишина, потом Тиран еле заметно
кивнул. Один из придворных повернулся к ней и сумрачно произнес:

- Хорошо, тебе будет доставлено все, что необходимо, но работать ты будешь
здесь и одна.

Дагмар удовлетворенно кивнула. Пока все шло так, как они с Неергетом и
думали.

- Ладно, но в таком случае моя экспедиция должна завтра же прибыть в
Священную Зону Первой Посадки и в течение недели приступить к раскопкам.

- Это невозможно, - сухо произнес худой, как палка, высокий старик в
зеленом, похожем на рясу одеянии. - Ни одному чужеземцу не может быть
позволено ступить на землю нашей святыни.

- Тогда к чему был весь этот фарс с приглашением? - зло сощурившись,
произнесла Дагмар.

...Все действительно шло так, как предполагал Неергет. Он не просто
протирал штаны на этой планете. Перед тем как отправиться на аудиенцию, они
заперлись с ним в его кабинете.

- Сейчас все соглядатаи из туземного персонала пускают слюни, представляя
то, чем мы, по их мнению, здесь занимаемся, - усмехнулся Неергет, потом
посерьезнел, - но это единственное место, где я могу быть абсолютно
спокоен, что нас не прослушивают.

- А как же мой кабинет? Мы с вами в прошлый раз беседовали там достаточно
свободно.

- Моя служба безопасности тогда проверила ваш кабинет за пять минут до
вашего прихода. А сейчас я не хочу привлекать к вам внимания в связи с
предстоящей вам аудиенцией.

- А разве в прошлый раз мы уже не привлекли их внимания? Я думаю, они
должны были заинтересоваться: о чем мы там беседовали, пока молчали их
микрофоны?

Неергет несколько смущенно рассмеялся:

- Я прошу прощения, но их микрофоны не молчали.

- То есть?

- Ну, мои ребята перегнали им синтезированную запись любовного акта, так
что они жадно ловили ваши стоны, вопли и страстные просьбы не
останавливаться.

- Ну, знаете ли! - Дагмар возмущенно вспыхнула.

- Не обижайтесь, - миролюбиво произнес Неергет, - просто это единственное
времяпровождение, которое они воспримут без особых опасений. Если бы мы
попробовали перегнать им просто беседу о, скажем, сортах цветочного чая или
состоянии погоды на этой планете, они сразу бы заподозрили подвох. А так...
Ну чем еще может заниматься наедине пара развратных иноземцев?

Он произнес это таким шаловливым тоном, что Дагмар не выдержала и
рассмеялась.

- Тем более появилось отличное оправдание для этой нашей встречи в моем
кабинете. Так как провернуть это еще раз у вас было бы рискованно. Я не
знал, сколько у вас будет времени до начала аудиенции, а надежность
подобной операции во многом зависит от срока, отпущенного на ее подготовку.

- А если бы я проговорилась? Неергет пожал плечами:

- Пришлось рискнуть, тем более вы не производили впечатления человека,
разговаривающего сама с собой, а я позаботился о том, чтобы у вас не было
подходящих собеседников.

- Ах вы негодник! - рассмеялась Дагмар. - Так это вам я обязана тем, что
никак не могла дозвониться до Менера?

- Винюсь, - кивнул Неергет, - но разве вы не согласны, что это была
разумная мера? Тем более вполне возможно, что вам удастся связаться со
своим заместителем из дворца Тирана.

- Почему `вполне возможно`? - удивилась Дагмар.

- Потому что это Зоврос, - сухо произнес Неергет, и Дагмар вдруг ощутила,
что все их хитроумные расчеты могут рассыпаться, как карточный домик, при
столкновении с той действительностью, что окружала их со всех сторон. Это
было чувство беспомощности, и Дагмар вздрогнула.

Неергет дружески погладил ее по руке.

- Не бойтесь, - он усмехнулся, - это крайне неконструктивно.

Дагмар не выдержала и снова рассмеялась:

- Да ну вас с вашими шуточками. Давайте займемся делом.

Неергет кивнул, встал из-за стола и подошел к небольшому сейфу в углу
комнаты. Отключив защитное поле, он открыл дверцу, достал что-то совсем
небольшое и молча протянул Дагмар. Это оказался браслет, в точности похожий
на тот, что находился на ее руке.

- Это обычный коммуникатор, оформленный как ваш личный, просто на
нескольких тысячах атомов одной из наносхем собраны дополнительные контуры.
Они запишут все, что будет произнесено рядом с вами. А когда вы решите, что
пора передавать сообщение, просто нажмите на полоску ввода четыре раза
подряд. Импульс достаточно силен, чтобы пробить любое поле отсечения. - Он
минуту помолчал, давая Дагмар возможность повнимательнее присмотреться к
вещице, потом добавил: - И еще, никогда не снимайте браслет. Если он будет
снят или в случае... о котором лучше не думать, передача информации
произойдет автоматически.

Дагмар помолчала, привыкая к мысли о том, что случай, о котором, как сказал
Неергет, лучше не думать, вполне возможен, и решительно заменила браслет.

Неергет кивнул:

- Теперь о ваших планах. Будьте готовы к тому, что они откажут вам в
доступе в Священную Зону Первой Посадки.

- Плевать, планы экспедиции достаточно детальны, а в ее составе хватает
компетентных сотрудников, чтобы обойтись без...

- Я имею в виду, что отказ коснется всей экспедиции, - перебил ее Неергет.

- Не забывайте, это ведь был только предлог, чтобы заполучить вас на
планету. Они этого добились, зачем им еще проблемы с местным духовенством?

- Но как же так? - Она растерянно посмотрела на Неергета.

- Не отчаивайтесь, - тот успокаивающе кивнул, - я ведь сказал, что вам надо
быть готовой к такому повороту событий, но это не означает, что вы ничего
не сможете сделать.

- И как же быть? Неергет улыбнулся:

- Торгуйтесь.

- То есть? - не поняла Дагмар.

- Я же вам говорил, что у них менталитет средневековых торговцев. У вас
есть козыри. Они вряд ли рискнут пригласить еще одного антрополога. А
сообщив вам информацию, они также не рискнут отпустить вас. Они зависят от
вас. Обдумайте это и выжмите их до последней капли. Набивайте себе цену:
так вы только завоюете их уважение...

Именно поэтому Дагмар сейчас была уверена, что эти ребята будут плясать под
ее дудку, как бы им ни хотелось иного. Зеленорясый презрительно скривил
губы и отвернулся. Тут раздался голос толстяка из угла комнаты:

- Понимаете, милейшая, - он окинул ее похотливым взглядом, - нам был
необходим антрополог, а поскольку вы страстно желали попасть сюда, мы
Предоставили вам такую возможность. Ни о чем большем с нашей стороны не
может быть и речи.

- В таком случае для вашей работы вам придется искать другого антрополога.

- Учтите, милейшая, - толстяк противно захихикал, - вы не сможете покинуть
пределов дворца, пока не выполните то, что нам обещали.

- Ну что ж, мне придется воспользоваться вашим гостеприимством, но, имейте
в виду, вам будет достаточно сложно заманить другого антрополога туда, где
один уже благополучно исчез.

- Тебя подвергнут пыткам, сосуд греха, ты будешь корчиться и молить о... -
зашипел зеленорясый. И тут раздался голос Тирана:

- Хорошо.

Зеленорясый так и подскочил:

- Но, Ваше Великолепие, это невоз... Тиран перевел взгляд своих
серо-голубых глаз на зеленорясого, и тот поперхнулся. Отвернувшись от него.
Тиран вновь посмотрел на Дагмар:

- Вам сейчас же доставят все необходимое оборудование, разрешат раскопки и
откроют доступ к любой необходимой информации. Вы согласны начать работу
немедленно?

Неергет сказал ей, что Тиран никогда не обманывал. Любой чиновник или
придворный, да что там, любой торговец или чистильщик ботинок мог не
моргнув глазом посулить вам одну из трех местных лун и тут же надуть на два
гроша. Но если Тиран что-то обещал - это было незыблемо. Другое дело, что
часто его обещания были двусмысленны, но сейчас, как Дагмар ни старалась,
она не могла обнаружить в словах Тирана никакого подвоха. Все было просто,
четко и понятно. Поэтому она так же просто ответила:

- Да.

Никто из находившихся в кабинете не подозревал, что это было последнее
слово, произнесенное во времена мира. Некоторые считают его тем самым
словом, с которого начались Войны Ада.

Часть I. МЯТЕЖ

Глава 1

Трудно удержать слезы, когда так хочется разреветься, особенно если тебе
всего восемь лет. Из глаз так и лезла предательская влага, но Тэра
мужественно задрала голову, чтобы ничего из того, что уже скопилась в ее
глазах, не пролилось по щекам, рисуя на нежной кожице издали заметные
влажные дорожки. Шпага взметнулась над головой герцога Карсавен, и полторы
тысячи луженых глоток королевских гвардейцев взревели: `ЭВИВА!` Клич
подхватили тысячи простолюдинов, допущенных сегодня на дворцовую площадь, и
флагманская эскадра, до того неподвижно и величественно висевшая в
ослепительно голубом небе над дворцом, начала сначала плавно, а потом все
быстрее и быстрее подниматься вверх. Вскоре корабли превратились в серые
точки, потом совсем исчезли. Гвардейцы, гремя сапогами, начали теснить
толпу к воротам дворцового парка, тянущегося вдоль парадного фасада узкой
стометровой полосой, зато сзади дворца раскинувшего свои зеленые бархатные
объятия на пятнадцать миль. А Тэра почувствовала, как на ее плечо легла
крепкая рука наставницы.

- Ну-ну, малыш, ты должна быть мужественной, ты же женщина.

Тэра гордо вскинула подбородок, но не выдержала и, уткнувшись в кружевное
жабо, разревелась во весь голос. Наставница погладила девочку жесткой от
постоянных прикосновений к обтянутой шершавой акульей шкурой рукояти рапиры
ладонью и прижала ее к себе:

- Ну-ну, успокойся, такова доля монархов. Скоро твоя мать вернется домой,
вот только покажем этим уродам, как они ошиблись, посчитав, что королевство
Тэлинор может быть слабее Окраин. Ведь во все времена Тронный мир имел
самое лучшее из того, что могло предложить человечество.

- Ты не понимаешь, наставница, Я ЗНАЮ, что они не вернутся. - Пробормотав
это, Тэра вновь зарылась лицом в кружевное жабо парадной формы и затихла.
Только худенькие плечи вздрагивали под широкими ладонями наставницы.

- Эскорт Правительнице! - раздался гнусавый голос герцога Карсавен. и,
услышав этот ненавистный голос, Тэра вдруг успокоилась.

Мать и отец ушли навсегда. С этим уже ничего не поделать, а вот к будущим
проблемам можно было подготовиться. Когда капитан эскорта маркиз Амалья
звонко произнесла команду и подковы гвардейцев громко брякнули о мрамор,
Тэра оторвала лицо от жабо наставницы, достала платок, утерла следы слез и,
гордо вскинув голову, пошла вперед. Тренированные гвардейцы с первым шагом
своей маленькой повелительницы двинулись следом, печатая шаг. Ритм
соблюдать было нетрудно, они давно приноровились к быстрому и легкому шагу
девочки. Вскоре наследница скрылась из глаз, а наставница повернулась и
бросила испытующий взгляд на властно распоряжающуюся Карсавен. Герцог
приходилась кузиной ее питомице, и наставница не сомневалась, что эта
стерва, несмотря ни на что, пойдет на мятеж Наставница сжала кулак. Что ж,
пока еще есть время приготовиться Королевскому флоту до Форпоста не менее
двух недель пути, а как скоро произойдет сражение, знает только
Ева-спасительница. Ей не пришло в голову, что она думает о будущем,
основываясь на словах маленькой глупой девчонки. С тех пор как ее
подопечной исполнилось пять лет, наставница не раз имела случай убедиться в
том, что маленькая принцесса никогда не ошибалась, если говорила. `Я знаю`.

На следующий день утром Тэра сидела посреди своей одежды, вываленной на пол
у кроватки, и деловито раскладывала ее на две неравные кучи. В той, что
поменьше, уже лежали две ее самые любимые игрушки, брошь, подаренная отцом,
медальон, королевское кольцо, которое мать, по традиции, оставила
наследнице перед отлетом, и пара полевых комбинезонов с эмблемой и вензелем
правящего дома, изготовленных в прошлом году, а потому уже немного
маловатых. Девочки в семьях их династии всегда быстро вытягивались. Когда
наставница вошла в покои, Тэра невозмутимо подняла глаза и, приветливо
улыбнувшись, как ни в чем не бывало продолжила свое занятие.

- Чем это вы тут занимаетесь, Ваше Величество? - строго осведомилась
наставница.

Но та наморщила носик и, перебирая вещи, капризно произнесла:

- Ай, перестань, Галият, какая я Ваше Величество?

- Согласно закону... - начала та, но девочка перебила:

- Ты же знаешь, что, если мать вернется, я так и останусь всего лишь
наследницей, а если... - Тут ее голосок дрогнул и она не решилась
произнести то, что собиралась, только сморщила личико, будто готовилась
разреветься, но удержалась и закончила дрогнувшим голосом: - То все
испортит эта противная герцог Карсавен. Вот я и хочу быть готовой, когда
настанет время.

- А не кажется ли вам, моя дорогая, что вам стоит больше доверять вашим
верным слугам? Есть ведь среди них такие, кому вы действительно верите?
Вчера я говорила с министром внутренних дел, и она заверила меня, что
никакой опасности нет. Более того, она готова, чтобы успокоить Ваше... вас,
дорогая, усилить охрану дворца.

- Может быть, Галият, но все же я хочу быть готовой и в том случае, если
останусь одна.

И за этими словами, произнесенными нежным детским голоском, наставница
вдруг почувствовала столько силы, что ее пробрала дрожь. Да, из этой
девочки вырастет великая королева. Если только она доживет до того времени.

После обеда наследница или, вернее, Правительница занималась математикой и
геральдикой, а вечером предстояла вольтижировка. Тэра явилась в манеж,
одетая в свой обычный костюмчик для верховой езды и с большой, герметично
закрывающейся, кожаной сумкой через плечо. Когда девочке подвели ее
крепкого белогривого пони, она вдруг повернулась, посмотрела на пятерых
пажей, с которыми обычно занималась, и, обернувшись к тренеру, потребовала;

- Сегодня я хочу заниматься одна.

Тренер, старый гвардейский сержант Евлампа, переведенная в конюшни после
того, как серьезное ранение сильно ограничило подвижность пальцев на правой
руке, неодобрительно покачала головой. С тех пор как наследнице официально
передали королевские регалии, характер ее стал быстро портиться. Нельзя,
нельзя позволять яду властолюбия отравлять нежные и беззащитные детские
души. Но что уж тут доделаешь.

- Хорошо, Ваше Величество.

- Кроме того, сегодня у нас будет не обычное занятие, а прогулка по парку.

Это было уж совсем непонятно. Всем было известно, что Тэра со всей детской
непосредственностью обожала конкур. А сегодня как раз было намечено занятие
по преодолению различных препятствий. Но желание Правительницы - закон, и
сержанту Евлампе оставалось только сдержанным кивком выразить свое
повиновение.

Они выехали из манежа, и девочка уверенно направила свою лошадку на
незаметную тропку между деревьями. Сержант открыла было рот, чтобы сказать,
что конные прогулочные дорожки расположены гораздо севернее того места, где
они в данный момент находились, но, поймав взгляд своей ученицы, сочла за
лучшее промолчать. Они ехали шагом около получаса. Потом девочка свернула в
сторону, выехала на небольшую полянку, внимательно огляделась по сторонам
и, повернувшись к тренеру, жестом показала, что хочет слезть с пони.
Сержант спрыгнула со своего крупного жеребца и подставила широкую, как
сковорода, ладонь под маленькую ступню Тэры.

- Говорят, ты была носителем меча у моей матери, Евлампа? - Тон девочки был
тревожным.

- Да, Ваше Величество, но это было давно, еще до того, как я стала калекой.
Девочка улыбнулась:

- Я как-то этого не замечала.

Евлампа повела своими могучими плечами:

- Ну, я и сейчас, пожалуй, стою в бою побольше некоторых молодых, - она
вздохнула, - но все же этого мало, чтобы оставаться в личной сотне
королевы.

- Тебе не досадно? Ведь сотня на флагмане, вместе с королевой.

- Мы всегда с сотней. Если не телом, так душой. Девочка несколько минут
молчала, будто бы не решаясь сказать что-то очень важное. Потом кивнула,
словно соглашаясь с кем-то, и, глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду,
решительно повернулась к сержанту:

- Я должна тебе кое-что показать, Евлампа. Девочка раскрыла сумку и,
опустив руку внутрь, стала неторопливо извлекать на свет королевские
регалии. Первой явила свою макушку корона. Сержант, вся превратившаяся в
один изумленный знак вопроса, молча смотрела, как девочка, пыхтя, пытается
извлечь из сумки вещь, которая, по идее, вообще не могла бы туда
поместиться. Когда за короной последовали королевский перстень власти,
скипетр, орден главы Совета пэров, сержант опомнилась и испуганно замахала
рукой:

- Довольно, Ваше Величество, я не знаю, с какой целью вы приволокли все это
в парк, да еще в такую глухомань, но у меня уже в глазах рябит.

Девочка вздохнула:

- Мы должны все это спрятать в парке, Евлампа.

- Зачем? - удивилась та.

- Я не хочу, чтобы Знаки трона и закона оказались в руках мятежников.

- К-каких мятежников? - сиплым голосом переспросила та.

Но Тэра отмахнулась:

- Оставь это. Может, я и маленькая, но я Правительница, и я вряд ли поверю,
что в гвардейских казармах не ходит никаких слухов. А мне приходится сейчас
больше думать о короне и троне, чем о куклах и котятах, иначе об этом будет
думать кто-то другой. - Она сделала паузу, дав сержанту прийти в себя, и
твердо закончила: - Я хочу, чтобы ты подумала, где это можно надежно
спрятать.

Сержант задумалась. Парк был достаточно обширен. Несмотря на то что у южных
отрогов Альдильер располагались обширные охотничьи угодья, несколько
традиционных зимних парфорсных охот проходило в парке. Так что подобрать
место для тайника было несложно. Укромных и в то же время приметных мест
много - труднее, пожалуй, выбрать. Наконец сержант решительно кивнула:

- Поехали.

Ехали они около часа. Наконец кони вынесли их на небольшую поляну у
подножия скальной стены. За уступом скалы рокотал небольшой водопад,
вытекающий из темного зева пещеры, виднеющейся на высоте сорока футов.

- Это место называется Языком Сластены, Ваше Величество. На этой стене
много укромных гротов, но я покажу вам один, который имеет свой
дополнительный секрет.

Сержант спрыгнула с лошади, скинула камзол и сапоги и, привязав сумку к
поясу, ловко полезла вверх по стене. Забравшись почти на пятьдесят футов,
под широкий каменный козырек, она медленно начала спускаться, взяв чуть
правее. Десятью футами ниже она уцепилась за выступ одной рукой и, сдернув
сумку, осторожно опустила ее куда-то вглубь между камнями. После этого
проделала такой же путь вверх-вниз и с высоты пяти футов спрыгнула к
подножию. Немного отдышавшись, она указала на пластины кварца, выступавшие
из скалы футах в трех от того места, где она спрятала сумку:

- Вот основная примета, Ваше Величество. То место можно разглядеть только
со скалы, и не далее чем с пяти футов. - Она шумно выдохнула, - Не знаю,
возможно, есть еще какие места, где можно было бы спрятать вашу драгоценную
сумку, но мне пока ничего лучше не приходит в голову.

Девочка кивнула и молча повернула пони. Евлампа быстро оделась и, вскочив в
седло, вскоре нагнала свою ученицу.

- Вы выслужили пенсионный возраст, сержант?

- Еще десять лет назад, Ваше Величество.

- А у вас остались родственники, к которым вы бы хотели перебраться, когда
уйдете в отставку?

Сержант задумчиво повела плечами, потом, что-то вспомнив, слегка
покраснела:

- Родственников нет, но есть один вдовец в провинции Гулей. Он держит
трактир в Эмилате, совсем рядом со станцией пересадки. Мы с ним
собирались...

Девочка кивнула:

- До конца недели вы должны уйти в отставку и покинуть дворец. - Девочка
смущенно покосилась на нее и добавила извиняющимся тоном: - Я не хочу,
чтобы мятежники смогли задавать вам вопросы.

Евлампа кивнула, и всю обратную дорогу они ехали молча.

Вечером, уже укладываясь спать в обнимку с огромной плюшевой медведицей,
Тэра обняла наставницу и прошептала ей на ухо:

- А я знаю, что не умру.

* * *

Недели две дворец жил обыденной жизнью. Каждый день Правительница в
сопровождении министров появлялась в зале заседаний кабинета и,
расположившись перед огромным голоэкраном, с которого за ней с улыбкой
наблюдала мать, важно открывала заседание. За огромным столом оставалось
немало свободных мест, поскольку часть членов кабинета летели вместе с
королевой, а другие наблюдали с экранов, установленных вдоль стен, ибо
находились по поручению королевы в наиболее ненадежных провинциях. Но Тэра
чувствовала, что волнуется до дрожи, когда усаживалась в глубокое кресло,
на специально подложенную подушечку, ибо иначе ее милого личика совсем бы
не было видно над массивной малахитовой столешницей, и тонким, дрожащим
голоском произносила:

- С благословения Евы-спасительницы открываем Совет.

На этом ее роль заканчивалась; она в сопровождении наставницы покидала зал
и возвращалась в классную комнату. Далее все шло давно заведенным порядком:
уроки, конные прогулки, катание на яхте. И все же в воздухе постоянно
носилось предчувствие грозы.

В тот день Тэра проснулась необычайно рано. Заседания кабинета назначено не
было, ибо флот уже вошел в зону боевого соприкосновения. Девочка тихонько
поднялась, быстро оделась, вылезла из окна и спрыгнула на клумбу с
гладиолусами. Присев на корточки, она прислушалась. В саду было тихо. Из
расположенного в ста футах розария ветерок доносил дурманящий аромат
цветов. Тэра поднялась и, пригибаясь, побежала к укрытому нанопленкой
строению. Вчера вечером она тайком перегнала в розарий полностью
заправленный водолет и уложила в кофры отобранные ею пожитки, а также запас
галет и несколько банок армейского пайка, которые она стащила из полевых
комплектов в казармах дворцовой стражи. Девочка хихикнула. Эти взрослые
порой так беспечны. Хотя, с другой стороны, они обязаны охранять дворец от
пришельцев извне, а кому придет в голову оберегать снаряжение королевских
гвардейцев от членов королевской фамилии? Тэра вздохнула. Возможно, все это
чепуха и ей абсолютно нечего бояться, но... Она подошла к консоли в углу
галереи и набрала со стационарного визифона, которым пользовались работники
розария - ласковые, дородные мужчины, не раз баловавшие худенькую, по их
общему мнению, принцессу домашними пирожками собственной выпечки, - номер
личного комма капитана Амальи. Вот уже несколько дней она не рисковала
вести разговор со своего комма, но консолью розария воспользовалась
впервые.

- Капитан, это говорит Правительница, есть ли рядом кто-либо из
посторонних?

- Нет, Ваше Величество.

Голос звучал раздраженно. У девочки сжалось сердце от тревожного
предчувствия.

- Тогда чем же вы так недовольны?

- М-м, пустяки, не стоит вашего внимания. Тэра представила, как юная
Амалья, которой и самой-то было всего семнадцать лет от роду,
покровительственно улыбается, услышав в половине шестого утра озабоченный
голос своей восьмилетней повелительницы. Это ее взбесило.

- Если вы думаете, что я позвонила вам так рано, потому что мне нравятся
ваши ехидные улыбочки, то вы глубоко ошибаетесь, капитан.

Маркиз поперхнулась:

- Прошу прощения, Ваше Величество. Тэра совладала с собой и продолжила
более спокойно:

- Итак, в чем проблема?

- Поступило распоряжение коменданта столицы усилить охрану вашей
резиденции.

Если это распоряжение министра внутренних дел, то они что-то слишком долго
раскачивались, если же нет... Вот проклятье, у нее уже голова болела от
всех этих проблем. Как жалко, что ей никто не верит, только наставница. Как
жалко, что рядом нет матери. Девочка вздохнула. Тяжело разобраться в делах
взрослых, когда тебе восемь лет. Но иного выхода нет. Надо научиться
разбираться, научиться быть настоящей Правительницей, иначе править будет

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован