22 декабря 2007
3281

Судьба `Иронии`

Попытка возродить легенду привела в музей восковых фигур

Продолжение "Иронии судьбы" стоило снять хотя бы для того, чтобы еще раз, по контрастам, оценить совершенство конструкции - драматургической, психологической, эмоциональной, - которую в свое время создали Эльдар Рязанов и Эмиль Брагинский.


Фильм вышел на экраны с невиданным рекламным напором и в невообразимых в постсоветской России объемах: только в Москве его показывают 75 кинотеатров. Его позиционируют как проект года, установлено двухлетнее эмбарго на показ по телевидению. Вопреки обыкновению, прессе картину не показали - что, как я позже понял, весьма мудро. Из-за выдающихся московских пробок я не добрался и до киноклуба "Эльдар", где прошел первый сеанс, и решил пробиться в обычный кинотеатр. Так как из прессы я знал, что возбужденные зрители еще до начала проката раскупили билеты на ближайшие дни, пополнив бюджет Первого канала на миллион долларов, то к кинотеатру приехал за час в надежде стрельнуть лишний. Спешил зря: в зале на полторы тысячи мест проект года смотрели восемь человек, включая билетершу, уборщицу и меня.

Так фильм в первый же день подтвердил важную истину: реклама - двигатель торговли, если она не врет. И это вторая веская причина, оправдывающая его появление.

А сенсацией оказалось другое. Любимейший, даже культовый русский сюжет второй половины ХХ века стал непревзойденно скучным зрелищем. Почему?

Это миф, будто зрительский интерес определяется сюжетом. Он определяется личностью автора. В "Иронии судьбы" было как минимум три автора, как мы теперь видим, гениальных: Рязанов, Брагинский и Таривердиев, написавший музыку той степени индивидуальности, когда она не только характеризует состояние персонажей, но и сама становится отдельным человеческим сюжетом. "Продолжение" - фильм программно внеличностный. За ним не чувствуешь сценариста - есть сборник хрестоматийных цитат из старой ленты и несколько новых сюжетных извивов, никакими психологическими обстоятельствами не оправданных, предсказуемых с самого первого писка и явно играющих роль "сбоку бантика". Не чувствуешь и режиссера - есть человек, умеющий снимать автомобильные ралли в стиле клипа, но не умеющий соединить все происходящее хоть какой-нибудь человеческой логикой. В результате лирический сюжет лишился лирики.

Эти новые авторы начинают со смелого предположения, что Лукашин с Надей, в финале знакомой нам ленты нашедшие друг друга, все-таки по неведомым причинам расстанутся. Поэтому дочка Нади, тоже Надя (Елизавета Боярская), будет от Ипполита, а Надя Первая даже вспоминать о Лукашине не захочет. Хотя в финале все равно почему-то бросится ему в объятья.

Новый пьяненький Лукашин скоропостижно оказывается в петербургской квартире Нади и дословно повторяет знакомый по фильму Рязанова сюжет с лепетанием типа: "Вы что по моим карманам лазаете?" Причем Константин Хабенский в этой роли не столько играет нового Лукашина, сколько имитирует Мягкова, воспроизводя его интонации и даже его песенку "Если у вас нету тети...". Старый Лукашин, почему-то в пальто, парится в пресловутой бане в компании с обнаженными торсами Ширвиндта и Белявского. Насквозь знакомые коллизии разыгрываются с такой девственной наивностью, что хочется спросить героев: "Вы что, "Иронию судьбы" не видели?!". Потому что они - единственные в зале, кто не знает, что с ними будет дальше.

Затем пойдут перелеты из Москвы в Питер и обратно, водевильные путаницы, герои будут наряжаться Дедами Морозами и Снегурочками, кочевать из похорошевшей Надиной квартиры в милицейский "обезьянник", на вокзалы и в аэропорты. Причем новый Ипполит, которого теперь зовут Ираклием, за полчаса до разрыва с невестой почему-то озабочен состоянием телеантенн на вверенном ему участке сотовой связи. Для Сергея Безрукова, играющего эту роль, сценарист придумал единственный плодотворный прикол, характеризующий и героя, и его время: Ираклий постоянно общается по мобильнику через затычку типа hands free, отчего возникает интонация актуального абсурда.

Режиссер Тимур Бекмамбетов известен двумя "Дозорами" и охотно напоминает об этом своем завоевании, со значением цитируя: "Мороз-воевода ДОЗОРОМ...", а также собственные кадры с леденящими кровь подворотнями и зловещим снегопадом. Он подтверждает свое умение снимать спецэффекты, и, думаю, специально для этого в сюжет введены ненужные эпизоды на питерских крышах: можно полетать над Петербургом на манер того, как Бэз Лурмен летал над Парижем в фильме "Мулен Руж", но в финале уткнуться не в Эйфелеву башню, а в крейсер "Аврора". Зато работать с актерами не умеет категорически. И та самая восхитительная Барбара Брыльска, которая у Рязанова была совершенно русской, причем именно петербурженкой, у Бекмамбетова - сугубо иностранка с утонченно варшавскими манерами. Актеры рязановского фильма вообще попали в "продолжение" как кур в ощип - во всяком случае, у них именно такой озадаченный вид мастеров, не знающих, что и зачем им нужно играть. И фильм в целом производит впечатление бурной суеты, но без движения.

Разумеется, это "Ирония судьбы" нового времени. Лукашин стал хитрованом, который прикидывается дурачком. Романтичная Надя теперь расчетлива и себе на уме. Лукашин-старший так посуровел, что даже удивительно, когда он не отшивает липнущую к нему Надю в финале. Старый фильм летел, словно на крыльях любви, к людям (этим и подкупил массы), новый сочится недоверием к тому, что добрые порывы в принципе возможны.

Рязанов и Брагинский не случайно снимали картину для ТВ. Прекрасно понимая законы и преимущества домашнего просмотра, они придумали историю камерную, негромкую, сотканную из нюансов. Этого не понимают новые авторы: камерную историю упаковали в доспехи блокбастера, неловко плюхнувшись между двух стульев и создав нечто, по определению не имеющее своей аудитории. И чудо бесследно испарилось. Так что двухлетнее эмбарго этой картине скорее всего не понадобится.

Надо отдать должное: создатели "продолжения" выказали все признаки почтения к любимой картине миллионов и ее автору. Даже пригласили мэтра освятить проект своим присутствием в короткой роли, состоящей из одного слова: "Прилетели!" В этой завершающей фильм убийственной реплике Рязанов и дал ему, на мой взгляд, вполне исчерпывающую оценку.

22 декабря 2007 г.
Валерий Кичин, Оксана Нараленкова, Ольга Масюкевич, Сусанна Альперина
http://www.rg.ru/2007/12/22/ironia2.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован