02 января 2007
1147

Суды работают с `продукцией` милиции и прокуратуры

СУДЕБНАЯ реформа в России идет с начала 90-х годов, но практически рядовые граждане не ощущают на себе результатов этой реформы, да и мы, работники юстиции, видим, что реформа идет очень трудно. Причина проста: судебная власть, равная, по Конституции РФ исполнительной и законодательной властям, была доведена в последние десятилетия до состояния крайней нищеты. На правосудие просто не было денег: на бумагу, чтобы писать приговоры, на повестки, конверты, вызовы, командировки. В прошлом году Верховному суду Татарии на автомашину выделялся один литр бензина в день. У нас всего пять компьютеров и три множительных аппарата, исчерпавшие свой ресурс. Вот в таком финансовом российском "бездорожье" и буксовала судебная реформа. Она пошла, когда министром юстиции России был Николай Федоров, нынешний президент Чувашии, но после его ухода опять затормозилась. Сейчас судьи с удовлетворением замечают, что вновь наметилось движение, в этом году улучшилось финансирование, наши нужды уже лучше учитываются, и власть и народ все более серьезно, уважительно относятся к судебной системе. Но можно сказать, что мы заставляем себя уважать, как тот "дядя самых строгих правил" у Пушкина. Приходится заставлять: ведь нельзя же считать нормальным положение, когда казанский судья в год рассматривает 1000-1300 гражданских дел!

Чтобы снизить эту нагрузку, в Татарии был учрежден институт мировых судей, принят соответствующий закон, - кстати, наша республика приняла этот закон одной из первых. Уже избраны 168 мировых судей - а к работе они приступить не могут. Мировые судьи должны быть обеспечены помещением для работы - это зафиксировано и в законе. И мировые судьи получают зарплату, поскольку ее платит Федерация, и сидят без помещения, потому что местные власти не удосужились об этом своевременно позаботиться. Из-за этого не реализуется хорошая идея: приблизить суд к народу, сделать его более доступным. Районный суд сегодня недоступен гражданам в должной степени, они просто не могут попасть туда - прежде всего из-за перегруженности. Как только в полную силу заработают мировые судьи, так простые граждане почувствуют на себе результаты судебной реформы.

В нынешнем году у нас должен появиться и межрегиональный административный суд, который будет рассматривать споры граждан и государства. В административном суде можно будет обжаловать решение главы администрации или кабинета министров. В проекте - и коллегия по административным делам, и окружной административный суд. Где он будет располагаться, пока неизвестно - предположительно в Ульяновске.

Необходимая составная часть - условие успешной судебной реформы новых кодексов: Гражданско-процессуального и Уголовно-процессуального. В проектах кодексов записано. что они должны быть введены в действие в 2001 году. Это совпадает и с указанием президента. Без новых кодексов, отвечающих всем современным требованиям, невозможно работать на современном уровне.

Очень важно понять, что реформа одной только судебной системы не приведет к положительному результату. Реформировать надо одновременно прокуратуру и органы внутренних дел, коль скоро провозгласили мы формирование правового государства. До сих пор все реформирование прокуратуры и милиции сводилось к увеличению личного состава. Сама же система оставалась неизменной. Например, в прокуратуре есть общий надзор, который проверяет соблюдение законности в организациях, учреждениях, на предприятиях. Результаты этих проверок отражаются в статотчетности количеством внесенных представлений на нарушение закона. Но если бы была хоть какая-то польза от этих тысяч и тысяч проверок, мы бы не дошли до сегодняшнего положения, когда повсеместно нарушается закон.

Скажем, районный прокурор обладает очень серьезной властью. Но посмотрим: всегда ли мнение прокуратуры республики о его достоинствах и профессиональном уровне совпадает с мнением о нем граждан этого района? Зачастую бывает так, что и начальство им довольно, и сам он от себя в восторге, а народ костерит его что есть духу. Если же народу предоставить возможность избирать районного прокурора каждые 3-4 года, а прокурору района дать право набирать себе аппарат в пределах лимита отпущенных ему денежных средств, он бы имел дисциплинарную власть над своими подчиненными и ответственность перед населением. Прокурор республики должен иметь право снимать работника с работы, если он не справляется. Но главное - назначать на должность только после того, как его изберут.

Еще ближе к гражданам, чем прокурор, стоит начальник районного отдела внутренних дел. Если бы его избирал народ, он бы двери распахивал перед своими будущими избирателями. И не было бы у нас сокрытия преступлений, с которых начинается большая преступность. Сейчас спешит к нему старушка с жалобой, что у нее 10 рублей вымогают подростки, а в ответ слышит: "Иди отсюда, старая, и не ходи больше, не отвлекай меня такой мелочью". А зачастую начальник РОВД и сам преступает закон. Народ все это видит, знает, а не знает - так догадывается. Вот для чего нужна реформа прокуратуры и органов внутренних дел. Но об этом пока никто даже не говорит. Почему-то все только говорят о судебной реформе, но, подчеркиваю, мы имеем дело с "продукцией", которую готовят милиция и прокуратура. Суды с преступностью не борются - они осуществляют правосудие, поэтому реформировать нужно всю систему правоохранительных органов.


Об авторе: Минзуфар Мавлятович Мавлятшин - первый заместитель председателя Верховного суда Республики Татарстан, заслуженный юрист России и РТ.

www.troglodit.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован