22 октября 2008
1373

Светлана Авдашева: ... И в очень ограниченном составе

Продолжая обсуждение, профессор Государственного университета - Высшая школа экономики Светлана Авдашева предложила вернуться к оценке деятельности Федеральной антимонопольной службы по борьбе с соглашениями и согласованными действиями.

Отвечать на данный вопрос, по мнению С. Авдашевой, целесообразно с двух позиции - конечного результата (т.е. предотвращения соглашений и согласованных действий) и результата непосредственного (т.е. выявления соглашений и согласованных действий).
С позиции конечного результата, отмечает С.Авдашева, ситуация неудовлетворительна, поскольку участники рынка не рассматривают обвинение в сговоре и соглашении в качестве действительной угрозы своим действиям, как минимум на товарных рынках.

Для экономиста проблема обеспечения достоверности угрозы и предотвращения сговора сводится к вопросу о наличии действенных инструментов в распоряжении регулятора.
С.Авдашева, отметила, что с одной стороны, в антимонопольном законодательстве появились новые инструменты, отсутствовавшие три года назад. Более того, ранее регулятор практически не имел рычагов влияния на участников рынка - в частности, набор возможных санкций сводился к штрафу до полумиллиона рублей и изъятию некой сложно вычисляемой "незаконно полученной" прибыли. Программа ослабления наказания как раз относится к числу новых инструментов регулятора, появившихся всего около года назад, что, возможно, объясняет отсутствие практики ее применения.

Однако с другой стороны, в антимонопольном законодательстве сохраняются существенные пробелы. Во-первых, весьма показательной проблемой, по мнению С.Авдашевой, является отсутствие четкого понимания (и у судов, и у участников рынка) критериев законности совершаемых действий или, иначе говоря, понимания того, какие действия законны, а какие нет. Например, из формулировок закона без дальнейших комментариев участникам рынка сложно понять, что запрещены в первую очередь соглашения о ценах и ведущие к ним, а не все соглашения.

Во-вторых, С.Авдашева обратила внимание на тот факт, что соглашение о ценах не обязательно ведет к ограничению конкуренции. Например, в том случае, когда рыночная доля участников соглашения ничтожно мала - 1-2% рынка.

В-третьих, отметила С.Авдашева, в силу сложности доказательства, предупреждения и наказания участников сговора, ФАС иногда инициирует введение новых правил, пытаясь привлечь к ответственности участников рынка, участвующих в сговоре, по другим статьям. Если Аль Капоне "посадили не за то, что он был главой мафиозного клана, а за то, что он всего лишь уклонялся от уплаты налогов, но для Аль Капоне не придумывали нового состава нелегальных действий", то в российском антимонопольном законодательстве и, особенно в последних поправках (т.н. "второй антимонопольный пакет"), существуют нормы (например "коллективное доминирование", "злоупотребление рыночной властью"), позволяющие карать за нарушение антимонопольного законодательства участников рынка, не ограничивающих конкуренцию.

В заключение С.Авдашева отметила, что среди используемых инструментов предотвращения соглашений практически отсутствуют инструменты "активной антимонопольной политики", работающие за счет воздействия на стимулы к заключению соглашений. Если упоминавшееся снижение импортных пошлин на цемент ликвидировало стимулы к заключению соглашений среди российских участников рынка, то в качестве обратного примера можно привести ситуацию на рынке розничной торговли, где вытеснение мелкооптовых рынков и альтернативных крупным сетям форматов торговли привело к формированию благоприятной среды для заключения соглашений несколькими оставшимися крупными участниками.

Именно в сфере активной антимонопольной политики существует серьезный резерв возможностей борьбы с соглашениями и согласованными действиями.

В свою очередь Евгений Воеводин, руководитель некоммерческого партнерства "Содействие развитию конкуренции", согласившись с важностью появления у Федеральной антимонопольной службы обсуждаемых инструментов борьбы с соглашениями и согласованными действиями, подчеркнул серьезность проблемы отсутствия у участников рынка четкого понимания критериев законности или незаконности того или иного действия. В этом вопросе Е.Воеводин предложил воспользоваться практикой Европейского союза, предполагающей наличие руководств по разъяснению применимости тех или иных запретов и положений - например, руководства по применимости статьи 81 к "горизонтальным соглашениям", где объясняется, какие горизонтальные соглашения разрешены, а какие нет. Такое руководство имеет чрезвычайно важное значение для экономики, поскольку на любом рынке существует огромное количество горизонтальных соглашений, но далеко не все они противозаконны.


Институт Современного Развития

октябрь 2008 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован