Эксклюзив
Липина Светлана Артуровна
16 августа 2013
14551

Светлана Липина в эксклюзивном интервью порталу Viperson

По случаю Международного дня коренных народов мира, который празднуется девятого августа, установленный в 1994 году Генеральной Ассамблеей ООН. Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй подчеркнула в своем заявлении "Мы с нетерпением ожидаем Всемирную конференцию по вопросам коренных народов в сентябре 2014 года. И я призываю государства принять конкретные меры по соблюдению и укреплению договоров, заключенных с коренными народам, и сотрудничать с ними в реализации новых соглашений через прозрачные всеобъемлющие коллективные переговоры". В российских северных регионах также отметили Международный день коренных народов мира, - у нас он празднуется как "День оленевода". Ольга Гороховская: К российской части Арктики, где традиционно живут коренные малочисленные этносы Арктического региона, сейчас приковано пристальное внимание всего мира. В ближайшие десятилетия именно этот макрорегион будет играть роль одного из основных энергетических центров планеты и ее нового транспортно-логистического узла. Северный морской путь - фактически оживает у нас на глазах. И основной причиной роста активности судоходства на трассах Севморпути стали потребности российских компаний, реализующих энергетические проекты в Арктике. А это требует усиления мер по обеспечению комплексной безопасности северного макрорегиона. Иначе, как говорят ученые, вместо больших достижений Россия может получить здесь большие проблемы. А если же рассматривать современное состояние коренных малочисленных народов и этнокультурных групп, занятых в традиционном хозяйстве Арктического региона, то они сталкиваются с рядом серьезных препятствий на пути к устойчивому развитию, к сохранению материальных и духовных аспектов традиционной этнической культуры. Светлана Липина: Да, как утверждают ученые-этнографы, только исторически испытанное веками традиционное хозяйство способно обеспечить реальное сохранение и развитие культур и языков малочисленных народов Севера. К сожалению, Российский Север подстерегает опасность - давление индустриальных проектов на хрупкую северную экосистему. Уже складывается уникальная ситуации: в тундре, где кажется, бескрайние просторы, и на десятки километров не встретишь жилище человека, возникла проблема выпаса оленей. Сотни лет на просторах Арктики живут люди. Это их дом! Сегодня, живя по законам предков, в наш быстротечный двадцать первый век с его IT-технологиями, им удалось сохранить свою самобытность и свою культуру бытия. А жизнь коренного населения северных территорий неразрывно связана с двумя главными для них видами промыслов: рыбодобычей и оленеводством, что составляет основу культур многих коренных северных народов. Всем им, имеющим разнообразные традиции и богатый опыт разведения оленей, северный олень дает возможность жить в гармонии с суровой природой Крайнего Севера. Многие оленеводы говорят: "Наш народ будет жить, пока есть олени. Не станет оленя - не будет и нашего народа". Оленеводство всегда было важной частью экономики для северных народов, обспечивая занятость, пищу и средства к существованию. Это основная отрасль традиционного природопользования Севера России, оно незаменимо для устойчивого развития в современных условиях. Оленеводство - не только вид хозяйственной деятельности, но и часть традиционной культуры коренных северных этносов, уникальный способ их адаптации к экстремальным условиям среды. Веками они пасли оленей на своей территории, но с приходом нефтегазовой "цивилизации" они остаются без пастбищ, а значит - без будущего для своих детей. Хочется отметить, современному городскому человеку сложно представить, что на Крайнем Севере живут народы, которые сохранили до наших дней свою древнюю культуру и образ жизни. В январские морозы ненецкие оленеводы каслают (кочуют) на юг, перегоняя многотысячные стада оленей на новые пастбища, постепенно доходят до лесотундры, а в конце марта, они уже собираются обратно на Север. Так у ненцев, наиболее многочисленного коренного народа, занятого разведением крупных стад северного оленя, сложились очень тесные связи с этим животным. Олень был и остается для ненцев практически всем: питанием, транспортом, поставщиком материала для одежды и жилья. В условиях все более увеличивающегося промышленного освоения субарктических тундровых территорий, жизнь и существование коренных народов севера становится под вопросом. Все усугубляется развитием здесь нефте- и газодобычи и не только этим. Есть много неблагоприятных моментов, которые ставят под угрозу само существование коренных народов приполярных областей. Пастбищ становится все меньше, а животных - больше. И недостаток пастбищ проблема не только в освоенном Ямало-Ненецком, но в Ненецком автономных округах. Мы все прекрасно понимаем, что увеличение собственного стада оленей - главная забота ненца-оленевода. Следует добавить, что реформы последних лет, исподволь стимулирующие развитие частного бизнеса, оказались, с одной стороны благоприятны и для развития ненецкого оленеводства, а с другой стороны, экологическая уязвимость природных систем и необходимость их сохранения и поддержания в связи с нарастающими темпами нефтегазодобычи, требует серьезной научно-исследовательской работы в настоящее время. Это и отмечает губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Кобылкин: "Процессы освоения российской Арктики были бы невозможны без учёта интересов коренного населения этой земли . Оленеводство, где заняты исключительно коренные народы - наиболее благоприятное поле и для их конструктивной самоорганизации. А это - возможность объединяться представителям разных коренных народов на основе общих профессиональных и хозяйственных интересов. Именно через защиту своих профессиональных интересов саамы-оленеводы Норвегии и других скандинавских стран приобрели опыт в различных формах социальной, а затем и политической активности, вплоть до образования Саамского парламента, а у нас в Российской Федерации до сих пор нет даже современного закона об оленеводстве. О.Гороховская: Как можно решить эту проблему? По факту понятно, что северные малые коренные народы нуждаются в поддержке власти, в законах, которые помогут им выжить, им крайне необходима помощь на федеральном уровне. С.А. Липина: Постановление ГД ФС РФ от 23.12.1998 N 3432-II ГД "О Федеральном законе "О северном оленеводстве" уже конечно устарело. На сегодняшний день правовое регулирование северного оленеводства осуществляется лишь разрозненными нормативными правовыми актами, которые приняты в регионах и зачастую не согласуются между собой. Ещё на IV Всемирном конгрессе оленеводов, который проходил в 2009 году в норвежском городе Каутокейно, оленеводы из других стран были удивлены, что у страны, самой богатой на пастбища, с уникальными оленями и вековыми традициями, нет Федерального Закона об оленеводстве. Согласитесь, абсурдная ситуация для страны, где сосредоточено самое большое поголовье домашних оленей. Поэтому я считаю, что многострадальный и долгожданный закон об оленеводстве должен быть принят в самое ближайшее время. Глава республики Саха (Якутия) Егор Борисов, также участвовавший в работе VII Всероссийского съезда КМНСС и ДВ РФ, предложил ускорить принятие на федеральном уровне закона об оленеводстве: "Для жителей Крайнего Севера оленеводство - это не просто один из видов хозяйственной деятельности. Это уклад жизни, с которым неразрывно связаны история, культура и традиции северных народов". Следует ещё раз отметить, что оленеводство это не бизнес, а образ жизни большого количества людей, проживающих в экстремальных условиях Севера. Именно этот традиционный уклад жизни коренных народов делает тундру живой. Как и сотни лет назад оленеводы, рыбаки и охотники ведут промысел, сохраняя традиционный уклад и обычаи предков. Значит, только неукоснительное соблюдение предприятиями нефтегазового комплекса при промышленном освоении нефтяных и газовых месторождений действующего природоохранного законодательства на основе сотрудничества с местными муниципалитетами и общественными экологическими организациями поможет сохранить и основы хозяйственной, культурной и духовной жизни оленеводов-тундровиков. Принятая распоряжением Правительства РФ от 21.11.2007 N 1661 Концепция Федеральной целевой программы "Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока до 2015 года" должна оформиться в Программу развития этих территорий, где будут определены приоритеты развития Севера. По идеи Концепции развития, они должны быть связаны с транзитной функцией этих территорий, с нефтегазовым потенциалом и развитием инфраструктуры. Но самое главное в этом документе должен учитываться важный для северных народов аспект - психологическая адаптация коренных малочисленных народов к предлагаемым "благам" современной цивилизации. Веками эти народы жили в гармонии с природой, они ее чувствовали, любили. Сегодня им предлагается другая модель жизни, другая альтернатива существования. Их исконные земли, пастбища, тем или иным способом отчуждаются под грандиозные проекты освоения месторождений газа, нефти и других полезных ископаемых. Мощные шаги нефтегазовой "цивилизации" и промышленного освоения территорий проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера России как-то не вяжутся с призывами "сохранить, поддержать", звучащими уже многие годы в различного рода правительственных программах, концепциях и других документах. Каковы бы не были призывы и основные положения этих документов, важнее то, что "в остатке". Дело в том, что за последние годы только в НАО (Ненецкий автономный округе) выросла добыча нефти в 15 раз. Но точно оценить ситуацию в НАО практически невозможно не только из-за того, что все больше мы говорим об инновационных проектах развития и промышленного освоения северных территорий, но и из-за отсутствия наиболее важной составляющей любой стратегии - правоприменительности. А это приводит к тому, что если и законы есть, но они не работают в силу отсутствия подзаконных актов, позволяющих реализацию этих законов, значит существует непременная необходимость их пересмотра и уточнения на законность и право. Губернатор НАО Игорь Федоров в своем интервью от 13 января 2013 года ИАА "ПортНьюс" отмечает: "Законы бизнеса за Полярным кругом работают слабо. Именно поэтому мы за счёт бюджета поддерживаем потребкооперацию для стабильного снабжения населения округа продуктами и товарами". И на Ямале существует большая программа поддержки КМНС. Но она какая? Людям завозят почти всё, что необходимо для жизни. У малочисленных народов есть родовые угодья, за которые нефтегазовые компании осуществляют выплаты за их аренду. Это такое своеобразное существование на ренту. А дальше что? Уход от традиционного образа жизни и отсутствие понимания для многих, что им делать в этом индустриальном образе жизни, заканчивается очень быстрой маргинализацией коренного малочисленного населения. И здесь, скорее всего, хорошим решением будет возвращение коренных народов к традиционному хозяйству - оленеводству, рыболовству. Та часть населения, которая вернулась к этому образу жизни, уже не спивается, люди нормально живут и работают. Ольга Гороховская: Существуют ли какие-то варианты изменения этой ситуации? Насколько интенсивно сейчас происходит промышленное освоение абсолютно точно видно даже по проектам освоения, которые создают нефтегазодобывающие компании. К тому же все новые месторождения разрабатываются вахтовым методом, новых городов и даже крупных поселков на Севере практически не создаётся. С.А. Липина: Бурное промышленное освоение территорий проживания и традиционного природопользования коренных малочисленных народов достаточно жестко вторгается в жизнь этих народов. На современном этапе наибольшую лепту в сложную ситуацию на северных территориях в последние годы вносит расширяющееся широкомасштабное промышленное освоение этих территорий со всеми вытекающими негативными последствиями. Можно выделить несколько основных проблем, связанных с промышленным освоением Севера, и затрагивающих традиционный образ жизни и интересы коренных малочисленных народов Севера. Как я уже говорила, отсутствует четкое законодательное регулирование взаимоотношений коренных малочисленных народов Севера и недропользователей. А отсюда - неурегулированность вопросов статусного положения коренных малочисленных народов по отношению к землям их исконного проживания и хозяйственной деятельности, а также отсутствие механизма реализации полномочий органов местного самоуправления и малочисленных народов в сфере природоохранной деятельности непосредственно при разработке месторождений нефти и газа. И последнее, но не менее важное - необходимость осуществления этнологической экспертизы проектов разработки природных ресурсов на основе проведенной полной инвентаризации выпасных земель по современному состоянию их плодородия, загрязнения, особенно антропогенным фактором. Так вот уже 35 лет, как оленьи пастбища Ненецкого автономного округа стали одним из полигонов космодрома Плесецк, а если точнее его космических обломков: сотен ядовитых и острых обломков свалились на НАО. Специалисты утверждают, что с 1967 года на оленьи пастбища приземлилось около 190 ядовитых космических обломков. Между прочим, одна ступень - это гора железа весом более 5 тонн. Створка весит 170 кг. Например, по рассказам блоггеров в социальных сетях, крутой подъем от Печоры в Хонгурей покрыт сооружениями странного вида из металла. Это местные гаражи из...космических сплавов. То есть, это не что иное, как обломки ступени ракетоносителя. Вот материал из "Родной газеты", зачитываю: "Пока военные строили проекты очистки тундры от ядовитого оборонного мусора, местные жители тащили его в свои дворы и теперь используют для всевозможных нужд. Как это все обернется для здоровья коренного населения, пока никто не проверял. Но вот то, что от космического мусора серьезно страдают олени, - это очевидно. Космические чистильщики действуют, как им и положено, по-военному быстро и решительно: взрыв - и металлические обломки разлетаются по тундре, падая в реки, ручьи и озера, затаиваясь в ягеле и на грибных полянах. Теперь их не только с вертолета, с высоты человеческого роста не заметишь. А оленя и подавно не научишь опасные места обходить. Наступил на острый кусок металла, повредил копыто раз-другой - считай, что самая опасная болезнь - копытка - обеспечена ." Так, к сожалению, сегодня пока нет единого плана по освоению той же Малоземельской тундры, а это бОльшая часть Ненецкого автономного округа. Оленеводов-тундровиков это очень сильно травмирует. "Живет человек, к нему домой приходят люди, техника, роют песок, прокладывают трубу. Ему нужно куда-то уходить, это уже не его земля. Причем, обязательно разведочная скважина будет на лучших пастбищах. Понятно, что государственные планы являются стратегическими, но ведь нужно учитывать, что люди здесь живут веками и уходить им некуда ." Во-первых, необходимо, чтобы чиновники в муниципалитетах знали о планах компаний ТЭКа. На местах известно о каждом, кто и где живет, сколько у человека оленей. Есть также похозяйственных книги, где представлена вся родословная тундровиков, можно понять, где и куда они каслают. Если будет известно заранее, где пройдет труба, то будет ясно, кого она конкретно заденет. Во-вторых, если речь идет о трубопроводах, то пусть они проходят по определенным коридорам, которые нужно определять совместно. Надо понимать, что для коренных северных народностей олень - главная валюта, показатель благополучия жизни тундровика. В таких условиях весьма проблематично найти разумный и всех устраивающий компромисс, в котором, с одной стороны, государство и промышленные корпорации, а с другой - коренные малочисленные народы. Я думаю, что одним из оптимальных вариантов организации природопользования в Арктическом регионе является, по-видимому, совместное управление ресурсами. Оценивая возможности совместного управления ресурсами в северных регионах России, нужно учитывать, что традиционные установки, которые ограничивали нагрузку на природу в прошлом и были основаны на единстве хозяйственной и культурной жизни коренных народов, сейчас во многих местах ослабели или вообще перестали действовать. Разумное разграничение ролей и сфер деятельности при управлении биологическими ресурсами в районах проживания коренных народов необходимо везде. С этой целью надо законодательно разделить компетенции государства и самодеятельных органов, представляющих интересы коренного населения в сфере природопользования. Должен быть выделен некоторый круг проблем (например, вопросы управления местными биоресурсами), в который государственные службы уже не вмешиваются, и где все вопросы решаются коренным населением. Таким образом, сможет произойти учет взаимных интересов институтов государственной власти, гражданского общества, нефтегазовой промышленности и коренного населения. Ольга Гороховская: В последние годы в ряде автономных округов (ЯНАО и НАО) было осуществлено несколько очень удачных проектов в сфере агропромышленного комплекса. Деликатесный мясопродукт - оленину покупают даже в странах Скандинавии. Какие меры необходимо принять для сохранения пастбищ, как основы оленеводства в будущем? С.А.Липина: Хочу ещё раз подчеркнуть, что тундра - это родной дом коренных народов Севера, а оленеводство является основной отраслью традиционного природопользования Севера России. В современных условиях оленеводство незаменимо для устойчивого развития традиционного природопользования и культур северных народов России. Оно не может быть заменено другими, иногда более эффективными в экономическом плане отраслями (охотничьим, морским зверобойным промыслом, рыболовством, звероводством и др.). Короткое северное лето дает возможность коренному населению запастись необходимыми продуктами питания для длинной полярной зимы. Оленина общепризнанна на всех национальных рынках и воспринимается как здоровая и экологически чистая продукция, "арктическая пища". Кроме того, в состав основной так называемого необходимого продукта входят шкуры для пошива одежды и покрытий для чумов, кожа для производства замши и т.д. Проблема устойчивого развития северных регионов России, включая коренные малочисленные этносы Арктического региона, в последнее время является серьезным аргументом в пользу выделения Арктической зоны в область с особым режимом использования. Это нашло свое подтверждение в Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу. Поэтому первое и самое необходимое - принять меры для сохранения пастбищ, как основы оленеводства в этом регионе в будущем. Цена оленины значительно выше, чем других видов мяса. Однако, оленевладельцы в основном являются только первичными производителями мяса, поэтому существуют потенциальные возможности для увеличения доходности их предприятий. И тут следует задуматься, если в регионе будет выпасаться всё большое поголовье северных оленей, то помогут ли в этом новые убойно-холодильные комплексы, строящиеся на путях каслания. Ведь Ямал и НАО не только крупнейшие производители оленины на российском Севере, но и экспортеры оленины в страны Европейского Союза. Поэтому проведение геоботанического обследования пастбищ и разработка проектов внутрихозяйственного землеустройства территорий оленьих пастбищ в оленеводческих хозяйствах этих округов первоочередная задача. Необходимо создание специализированного агропромышленного кластера с передовыми инновационными технологиями переработки продуктов оленеводства, благо в мире есть примеры таких комплексов. На созданной сети убойных комплексов можно наладить технологичный убой и заготовку продукции в районах наиболее интенсивного оленеводства. С целью дальнейшей интенсификации переработки оленя ввести в строй линии по обработке и консервации эндокринно-ферментного, пантового сырья и крови оленя для медицинских целей из пантов оленей с дальнейшим выходом на производство фармацевтических препаратов. Основным сдерживающим моментом здесь является переработка и реализация продукции. Необходимо коренным образом улучшить качество и повысить статус продукции оленеводства у потребителей. Тогда оленина сможет стать ценным деликатесным продуктом и для экспорта, и для внутреннего рынка городов России. Через несколько лет за счет полученного экономического эффекта станет возможным значительное улучшение условий труда и быта оленеводов в тундре, а также повышение уровня их жизни. Для обеспечения экологической устойчивости оленеводческого хозяйства необходимо также принять меры по предотвращению перевыпаса и сохранению пастбищных ресурсов. С этой целью необходимо проведение научно - исследовательских работ, связанных с экономической и этноэкологической оценкой природных ресурсов на территориях традиционного выпаса оленей с оценкой качества земель и земельных угодий в районах где осуществляется хозяйственная деятельность коренного населения, а также рассмотреть вопрос о повышении уровня платы за негативное воздействие на окружающую природную среду, штрафных, административных и иных санкций за экологические правонарушения в Арктической зоне. И в этом случае, здесь целевым ориентиром должна выступать стратегия перехода на траекторию устойчивого долгосрочного социально-экономического роста региона. О. Гороховская: Спасибо, Светлана Артуровна. Верю, что Ваши предложения и знания будут полезны Арктическому региону. Литература Выступление Губернатора ЯНАО Кобылкина Д. на VII Всероссийском съезде КМНСС (Коренных малых народов Севера Сибири) и Дальнего Востока). Звездная болезнь тундры. Родная газета, 3 октября 2003г. Выступление оленевода на VII Всероссийском съезде КМНСС (Коренных малых народов Севера Сибири) и Дальнего Востока):"

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован