19 октября 1999
2889

Светлана САВИЦКАЯ: `От этого режима я не жду ничего`

Светлана Евгеньевна Савицкая - летчик-космонавт, дважды побывавшая в космосе, Герой Советского Союза, заслуженный мастер спорта, чемпион мира и Европы, рекордсмен, женщина, которой гордится человечество.

- Светлана Евгеньевна, если бы вы жили в любой другой стране, ваши портреты были бы на каждом углу, о вас бы писала каждая газета тысячу раз на дню, и все следили бы за каждым поворотом вашей головы, за каждым вашим словом. А здесь о вас почти забыли.

- Моя страна, в которой я родилась...

- СССР?

- Да. И которая живет в душе очень многих людей, эта страна почитала и любила представителей моей профессии, и многих других профессий. Поэтому я не согласна с тем, что кто-то нас недооценил и так далее. А если говорить о стране...

- В которой мы живем сейчас...

- ...имея в виду нынешний режим, нынешнее правительство, нынешнюю власть, которая сидит в Кремле, - так я от этой власти и не жду ничего.
Я с девяносто первого года убеждена, основываясь не на эмоциях, а на юридических фактах, что эта власть, прежде всего президент Ельцин и его окружение, занимает это место незаконно.
Я всегда голосовала против него. Я знала, что он из себя представляет, еще с Верховного Совета СССР. К сожалению, граждане нашей страны не видели и не знали так близко его и тех людей, которые его окружали. Поэтому я совершенно однозначно не жду от них ничего. Лишь жду, когда они уйдут.

- В Государственной думе, депутатом которой вы являетесь, мужчины часто ведут себя не по-мужски. Я говорю не только о том, что некоторые из них поднимают руку на женщин, но и вообще о немужском, немужественном поведении. Как вы к этому относитесь?

- Каждый ведет себя так, как он ведет. Конечно, для себя я делаю какое-то заключение и понимаю, как я к человеку отношусь. А судить пусть его судят его избиратели.

- Общаетесь ли вы с людьми, уважаете ли вы людей, есть ли среди ваших друзей люди, которые не разделяют ваших политических убеждений?

- Те люди, которых я считала и считаю своими друзьями, в общем-то придерживаются таких же взглядов. Это отнюдь не значит, что мы были как-то заидеологизированы. Вообще, я выросла в семье очень правильной, с устоями... Но отношение к обществу все-таки формировалось в школе, в комсомоле. Вот мы пять лет не встречаемся с одноклассниками, потом встретимся, и чем бы они ни занимались, но отношение и к режиму, и к окружающей среде все-таки общее.

- Вы постоянно употребляете термин "режим". А есть ли в стане политических противников люди, которые у вас все равно вызывают симпатию, к которым вы относитесь по крайней мере с уважением?

- Есть люди, которых я считаю предателями. И я их не то что не уважаю, я просто не считаю их людьми. Людей, которые способны на предательство прежде всего своей страны, своего народа. Ну и человеческое предательство, в таком крупном смысле слова. Я не хочу сказать, что я максималист. Но, например, господин Ельцин, господин Горбачов, господин Яковлев...

- Если предположить, что компартия, убеждения которой вы поддерживаете, приходит во власть, что ждет народ? Останутся ли демократические свободы, останется ли разность мнений, частная собственность?

- Конечно.

- То есть вы не настаиваете на политических преследованиях людей, не разделяющих ваши взгляды?

Это из набора тех страшилок, которыми в девяносто шестом году всех запугали. Но ни тогда, ни сейчас об этом и речи не шло. Нам ведь высказать свою позицию не давали, а только пугали народ: вот придет Зюганов, вот придут красно-коричневые... Сейчас речь даже не идет о приходе одной партии, КПРФ или какой-то другой. Сейчас идет речь о том, что должна смениться власть, и должны прийти к власти патриотически настроенные силы.

- Политика стала частью нашей жизни, очень часто за политическими дебатами мы теряем свои личности?

- Я бы не сказала. Я отнюдь не упертая.

- Вы увлекаетесь какими-то новыми идеями, новыми людьми?

- Скажу так: я их воспринимаю.

- То есть вы к ним открыты?

- Но с другой стороны, я достаточно критически все привыкла осмысливать. Недаром мать, еще когда я была девчонкой, всегда говорила: "Ну, ты критически настроенная личность. Критически мыслящая личность". Она всегда очень боялась, чтобы я чего-то не ляпнула, чего не надо, в те времена.

- А вот когда вы думаете о себе, вы ощущаете себя счастливым человеком?

- О себе особо думать времени не остается.

- У вас есть слабости?

- А у кого их нет?

- Дружите с космонавтами? Отношения сохранились?

- Ну как "дружите"? Во-первых, мы живем все в одном Звездном городке, в Москве, И конечно же, мы в этом своем коллективе встречаемся, общаемся. Нас хотели тут, городок наш, приватизировать, и мне приходилось бороться, чтобы американская фирма этот городок не скупила, не открыла там какое-то казино. Это нас, конечно, сплачивает.

- А как складываются ваши отношения с сыном? Вы довольны им?

- Вот скажешь "довольна", потом будешь ...

- Вы чувствуете сердцем все, что с ним происходит? То есть его боль, его радость?

- В общем-то, не только с ним. Было несколько моментов, критических для моих близких. На работе попадали в ситуации между жизнью и смертью. Я в этот момент, находясь далеко, в другом конце страны, что-то чувствовала. Биополе или какая-то телепатия, то, о чем сейчас говорят. Я вообще во всё это не верю, в чистом виде. Но со мной так было несколько раз.

- То есть, мы - атеисты?

- Нет, не об этом я говорила.

- Вы имеете в виду всё оккультное.

- Да. Вопросы биополя... Были такие два-три момента, когда я чувствовала. Наверно, это может быть, и не каждый это может чувствовать, для этого нужна какая-то генетическая близость и настроенность какая-то на одну волну.

- Вы в бога верите?

- Бог существует сам по себе, а я сама по себе существую. Скажем так. Я говорю: мы идем параллельными курсами. Я совершенно спокойно отношусь к тем людям, которые верят. Я понимаю, что для многих людей это необходимость. Наверное, это их поддерживает, дает какие-то силы.

- А вам бывает в жизни страшно, обидно, и хочется плакать. Вы плачете когда-нибудь?

- Ну, страшно, обидно - это разные вообще понятие. Наверно, бывает. Но слово "страх"... Страх - это неизвестность. Если есть непонятная ситуация, но ты хотя бы знаешь, как из нее выходить, то это уже не страх, а просто чувство опасности.

- В кино можете плакать над сентиментальным фильмом?

- Я не могу сейчас вспомнить такое кино. Чтобы я там сидела и рыдала.
Сопереживание - наверное, да.

- Почему-то мне кажется, что в жизни вы веселый человек. И мне кажется, что вы любите и умеете смеяться.

- Умею. Я просто из оптимистов. Нас не задушишь, не убьешь.

- Вы счастливы в семье?

- Не люблю я это слово, "счастье", понимаете? Не надо говорить, чтоб не сглазить.

- Мы ни во что не верим, но чтобы не сглазить...

- Как говорится, нормалек. Это, наверное, такое авиационное. Никогда никто ничего... Мы не верующие, но... чтоб не сглазить. Как говорится, поплюй на всякий случай.

- Где вы видите себя через четыре года, через восемь лет? Есть ли мечта, которая еще не осуществилась, но которую бы очень хотелось осуществить?

- Не мечта, а цель. Я от таких слов всегда, даже внутри, про себя, уходила. Я никогда не говорила, что у меня есть какая-то мечта. Я всегда знала, что у меня есть какая-то цель. Цель достичь какой-то профессии. Не достичь какого-то положения, а заниматься какой-то профессией. Но сказать, что я больше никаких задач перед собой не вижу, и целей каких-то не ставлю, я не могу. Хотя в космонавтике я как летающий человек свое дело сделала. И я не ставлю перед собой задач еще летать. Я понимаю, к чему вопрос. Не нахожусь ли я в таком состоянии, что уже в жизни все сделала, и мне уже нечем заниматься. Нет. Не нахожусь. Есть чем заняться.

- Светлана Евгеньевна, а внуков-то хочется?

- Мне сначала надо сына вырастить. Поэтому я не заглядывала далеко. Я пока об этом не думаю.

- А я вот о внуках мечтаю. Чтоб много было.

- Я буду рада, если вы при следующей нашей встрече тоже будете такой же веселый и улыбающийся, чтобы у вас мечта сбылась.

- Спасибо, Светлана Евгеньевна.

- Думаю, что через восемь лет, а может быть и раньше, бытие определит ваше сознание, и вы будете разделять и политические мои воззрения.

- Посмотрим, посмотрим.

- Надеюсь на это.

19 октября 1999 г.
http://www.vsoloviev.ru/strasti/text.mhtml?PubID=127
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован