02 октября 1997
1272

Свобода совести в неправовом пространстве

19 сентября "Закон о свободе совести ` и религиозных организациях" был принят Государственной Думой. 24 сентября за него единогласно проголосовала верхняя палата российского парламента - Совет Федерации. 26 сентября закон был подписан президентом Ельциным. Единодушие законодательной и исполнительной власти в этом случае выглядело впечатляюще, если бы не скомканность отдельных сцен и некоторая несогласованность режиссуры.

Группа поддержки

Как известно, "президентская редакция" закона появилась в Государственной Думе 4 сентября. К ней прилагалось обращение представителей 13 лидеров религиозных конфессий в поддержку закона. Между тем, уже 11 сентября четверо подписавших текст этого документа - представители католиков, баптистов, адвентистов и пятидесятников - в письме на имя Б.Ельцина объявили о своем несогласии с "согласованным" вариантом и призвали президента не допустить принятия закона в таком виде. В это время закон проходил последнюю доработку в думском Комитете по делам религиозных организаций; дели шло к достижению полного консенсуса между Думой и администрацией президента, и демарши недовольных явно портили картину "единодушного одобрения" закона конфессиями.

16 сентября в срочном порядке в помещении РИА "Новости" была проведена пресс-конференция представителей РПЦ, Московского муфтията, Российского еврейского конгресса, Евангелическо-Лютеранской Церкви и Древлеправославной Поморской Церкви. Они в очередной раз заявили о поддержке закона и осудили отступников-подписантов. "Они вместе с нами принимали участие в обсуждении, - заявил глава ДУМЦЕР, муфтий Равиль Гайнутдин. - Почему они сразу не заявили о своем несогласии. Почему, в конце концов, перед тем, как давать пресс-конференции, они не обратились к нам, своим братьям, чтобы совместно решить возникшие вопросы. Я не знаю, почему они поступили по-другому. Может быть, на них было оказано давление". В свою очередь управляющий делами Московской Патриархии архиепископ Солнечногорский Сергий заявил, что не считает сам факт появления "письма четырех" свидетельством возникшего между конфессиями противостояния. А на вопрос о том, как оно повлияет на дальнейшее прохождение закона, философски заметил, что в канцелярию президента приходит много писем. И не только против, но и в поддержку закона.

В этом пункте владыка был совершенно прав. Кроме огромного количества "коллективных писем" мирян РПЦ, с просьбой принять закон обращались и отдельные архиереи. Одно из обращений к президенту Ельцину было даже опубликовано в прессе за подписью "епископа Антония с трехмиллионной Красноярской паствой". "Выражаем искреннюю озабоченность несовпадением Вашей точки зрения с мнением Его Святейшества... в вопросе принятия правовых актов, конституционно и справедливо ограничивающих деятельность в России всегда и во все времена враждебного ей католицизма и порожденных им нетрадиционных религий и сект", - говорилось в письме епископа Антония.

Не менее красноречивые послания одновременно поступали и в Государственную Думу. От имени клира и мирян попросил Г.Селезнева преодолеть президентское вето архиепископ Курский и Рыльский Ювеналий. "Под маской "нового мирового порядка" и "нового мышления", за ширмой "демократии" и "свободы", "равенства" и "братства", "реформ", "плюрализма" и "гласности", в напыщенных словесах о "свободе совести" и "правах человека" до времени скрыт оскал зверя, готового растерзать Россию за ее державность и самобытность, за ее тысячелетнюю непокорность всемирному злу", - констатировал владыка Ювеналий. Он указал на источник этого зла: "Именно из Вашингтона и Ватикана исходит на сегодняшний день угроза безопасности нашей страны", - и отвел Думе роль спасительницы России.

Изменения и уточнения

Как известно, на сей раз эта роль была у Думы весьма удачно перехвачена администрацией президента, представившей в Думу свой собственный закон за подписью президента. Оставалось лишь согласовать детали, и плоды последних согласительных усилий думского комитета и президентской администрации не заставили себя долго ждать. Уже на следующий день после заключительного одобряющего выступления глав конфессий на пресс-конференции, в Думе появилась "уточненная редакция отдельных положений" проекта закона в редакции президента. Документ был подписан представителем президента в Думе А.Котенковым и сопровождался кратким президентским поручением: "С предложениями согласен. Поручаю представить... Б.Ельцин".

Наиболее серьезные уточнения касались преамбулы и 9-й статьи закона ("Создание религиозных организаций"). Преамбуле в результате был придан более светский характер. Теперь Федеральное собрание принимало закон, не "учитывая, что Российская Федерация является светским государством", а "основываясь" на этом конституционном постулате. Также признавался не "особый вклад православия в становление государственности России", а "особая роль православия в истории России". Абзац же об укреплении "сотрудничества государства с религиозными объединениями, существующими в РФ и пользующимися поддержкой общества" был и вовсе исключен. В то же время уточнения, внесенные в 9-ю статью закона, которая предоставляла право образования местной религиозной организации как гражданам России, так и "иным лицам, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории РФ", "иных лиц" из этой статьи изъяли. Таким образом, хотя согласно преамбуле закона право на свободу совести и вероисповедания дается каждому, правом на создание местных религиозных организаций обладают лишь граждане России.

Уточнения были благосклонно приняты Комитетом по делам религиозных организаций Госдумы, который в своем заключении от 17 сентября рекомендовал Думе "принять редакцию текста Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях", предложенную президентом Российской Федерации". 18 сентября Совет Думы принял решение о рассмотрении закона на ближайшем пленарном заседании Думы, то есть на следующий день.

Кто поднял руку

19 сентября у входа в Госдуму собрались верующие различных конфессий, которые пришли высказать депутатам свой протест претив закона. Среди них были католики, баптисты, пятидесятники, харизматики, кришнаиты и даже православные. Им дал ценный совет направлявшийся в Думу В.Жириновский. "В России главная религия - православие, - объявил он. - Все остальные - домой, в Европу. Собрали чемоданы и на Белорусский вокзал". Чуть позже, в зале заседаний, лидер ЛДПР высказался еще более определенно: "Если сейчас нам из Патриархии скажут: принять закон - примем. Скажут: не принимать закон - не примем. Но не те будут нам указывать, кто стоит перед зданием Госдумы, и не вице-президент США!"

Кстати, именно с визитом в Россию А.Гора многие связывают попытку части депутатов перенести рассмотрение закона на другой день и неожиданную поддержку этого предложения главой фракции "Наш дом - Россия" А.Шохиным. Так или иначе, но перенести слушание закона не удалось, и перед депутатами выступили с докладами по новой редакции закона сначала представитель президента в Думе А.Котенков, а затем руководитель думского комитета по делам религиозных организаций В.Зоркальцев. Первый доказывал депутатам полнее соответствие нынешнего варианта закона российской Конституции и оправдывал появившиеся в нем дополнительные ограничения. "На наш взгляд, это справедливо, - говорил А.Котенков, - поскольку закон говорит о том, что на территории Российской Федерации должны действовать прежде всего религиозные организации, признаваемые обществом, а признание общества дается только по прошествии определенного срока, то есть они должны доказать свою, если можно так сказать, лояльность к обществу, отсутствие антизаконных и антигуманных идей в своей деятельности и т.д. Мы считаем, что это справедливо".

В.Зоркальцев, обращаясь к депутатам, прямо указал причину, по которой представленный закон следует принять. "Сегодня рассматривается закон, который вы хорошо знаете и за который мы с вами трижды проголосовали конституционным большинством, - заявил В.Зоркальцев. - То, что мы сейчас называем редакцией президента, есть лишь корректировка ряда его конкретных статей, но это тот же закон. Он, по существу, проходит следующую стадию - идет борьба за подпись президента". Закон, по словам В.Зоркальцева, "создает барьер на пути религиозной экспансии в Россию, препятствует развитию тоталитарных сект, ограничивает действие иностранных миссионеров и при всем этом создает условия для деятельности наших традиционных религий и конфессий". На позиции несогласных с законом председатель комитета остановился отдельно. "Примечательно, что все конфессии, представители которых отозвали свои подписи под розданным вам заявлением, имеют свои руководящие центры за рубежом, - заявил В.Зоркальцев. - Я говорю это для тех, кто сегодня считает наш закон неприемлемым и собирается голосовать против него. И я хочу поставить вопрос: с кем вы, дорогие коллеги?"

Коллеги сделали правильный выбор: закон был принят большинством голосов (358 против 6 при 4 воздержавшихся). Против закона голосовало пятеро "яблочников" - А.Арбатов, В.Борщев, М.Глубоковский, А.Кузнецов, В.Шейнис - и один независимый депутат - Ю.Рыбаков. Четверо представителей "Яблока" отдали свои голоса в поддержку закона, а остальные 37 не приняли участия в голосовании. Все остальные фракции, в том числе "Наш дом Россия" проголосовали за практически единогласно. Среди воздержавшихся оказались Т.Астраханкина (КПРФ), двое представителей фракции "Народовластие" и независимый депутат Г.Старовойтова.

Вялая реакция

Принятие закона вызвало новую волну ажиотажа в масс-медиа вокруг религиозной проблематики и прав человека. Особую пикантность теме придавали обстоятельства, отмеченные В.Зоркальцевым, то есть возвращение в Думу практически ее собственного закона, но от имени президента. Для разъяснения ситуации 20 сентября, несмотря на субботний день, был срочно созван брифинг для российских и иностранных журналистов.

20 сентября, несмотря на субботний день, был срочно созван брифинг для российских и иностранных журналистов. Во время него зам. главы администрации президента М.Комиссар, начальник ГПУ при Президенте Р.Орехов, а также Г.Сатаров и В.Никонов убеждали собравшихся, что большинству религиозных организаций его появление ничем не грозит.

Несколько раньше в Гаагу, где проходила организованная Ассоциацией за права меньшинств "Де Бюрхт" конференция по проблемам свободы совести, прибыл начальник управления президента по вопросам внутренней политики А.Логинов. Воздержавшись от участия во втором дне работы конференции, он довел свою точку зрения до ее участников в своем выступлении, состоявшемся после принятия закона Госдумой. Рассказывает участвовавший в конференции президент российского отделения МАРСа А.Красиков: "Логинов сообщил, что закон принят, он будет подписан президентом и что, по его мнению, этот закон создает лучшие условия для религиозной свободы в России". По словам другого участника конференции, президента Христианского юридического Центра В.Ряховского, А.Логинов также призвал конференцию не принимать строгих решений и обещал, что вскоре будут приняты постановления, которые снимут все вопросы. Чуть позже АЛогинов выступил на пресс-конференции. "А.Логинов заявил, что единственное, чего не смогут делать не представившие подтверждения 15-летнего срока организации, это, как Русская Православная Церковь, опекать больницы и тюрьмы, - рассказывает об этом выступлении В.Ряховский. - Ему задают вопрос: а они вправе приглашать иностранных граждан? Да, отвечает, конечно, и никто этого права у них не отнимает. Непонятно, зачем заведомо говорить ложь". Попытка ввести присутствовавших в заблуждение вызвала резкую негативную реакцию со стороны российских экспертов-юристов. В связи с этим по окончании выступления А.Логинова прямо в зале сделал заявление профессор права Ю.Розенбаум, который назвал день принятия этого закона "днем позора российской демократии". Прокомментировав отдельные конкретные статьи закона, противоречащие как российской конституции, так и подписанным Россией международным документам по правам человека, Ю.Розенбаум также высказал сожаление, что на конференции в Гааге "мы не обсуждали этот закон и не дали ему должной резкой оценки. Таким образом, конференция молчаливо благословила этот закон". В то же время, по мнению одного из сопредседателей конференции, профессора международного права Франса Альтинга фон Гейзау, протесты против закона не входили в ее задачу. "Мы думали, что важнее будет дальше продолжать диалог, чем сегодня выражать протесты по поводу закона, который мы не сможем на самом деле изменить, - говорит Гейзау. - К тому же мы не имели самого последнего, окончательного текста этого закона".

Недостаточно быстрым изучением нового текста закона объясняет вялую реакцию на него международных организаций и московский представитель "Хьюмен райтс уотч/Хельсинки" Лохман Дитрих. "Часть проблемы также состоит в том, что католики и баптисты подписали письмо в поддержку этого закона, - считает Л.Дитрих. - О том, что они с этой версией закона не согласны стало известно лишь десять дней спустя. И далеко не всем".

Разбор полетов

Между тем, даже после принятия закона Госдумой борьба против него продолжалась. 22 сентября состоялось заседание Российского отделения Международной Ассоциации религиозной свободы (МАРС). Предложения, прозвучавшие на нем, были иногда диаметрально противоположны. Секретарь Палаты по правам человека при президенте России Л.Левинсон высказался за проведение маршей и митингов протестов против закона. Сотрудник Российской академии госслужбы Р.Лопаткин, напротив, заявил, что главное сейчас - толкование закона, а также необходимость создания государственного органа, который бы следил за его исполнением.

Один из прозвучавших на заседании диалогов выглядел особенно показательным. Заместитель председателя Российского союза евангельских христиан-баптистов Ю.Сипко, объясняя отсутствие реакции на протесты конфессий, сказал: "Президент сдался перед Патриархом. Совет Федерации сдался. Дума сдалась. Кирилл диктует, Зоркальцев записывает". Подобная постановка вопроса вызвала протест представителя ОВЦС МП В.Кучумова, который заявил, что "пока еще рано и необоснованно обвинять одну из конфессий в каком-то давлении на законодателей, этого на самом деле не было". На что Ю.Сипко ответил: "Это не моя фантазия. Мне тоже пришлось быть в том комитете. Я слышал признание М.Бойко, который говорил: "Да, мы должны поработать над этим законом, но вы не рассчитывайте, что возможны кардинальные изменения. Здесь может быть только компромисс, который удовлетворит Патриархию". И прямо говорил: "Об этом сказал Патриарх и поэтому это трогать уже нельзя""... Поэтому я скажу, а вы, как сотрудник, передайте: вы можете, с одной стороны, оказаться силой, нашу родину объединяющей, а с другой стороны, вы можете оказаться силой, которая провоцирует противостояние. Сильный, христианин тем паче, обязан помочь слабому. Русская Православная Церковь станет выше, чище, святее и в моих глазах, если она поможет слабому. Поэтому я как христианин и дерзаю говорить не за углом, а в глаза, что в данном случае РПЦ, в том числе и действиями митрополита Кирилла, теряет очки, влияние в обществе и право христианское имя исповедовать".

Результатом двухчасовой полемики стало заявление российского отделения МАРС в котором говорится, что "оно будет добиваться отмены дискриминационных положений этого закона, исходя из духа и буквы конституции и, в частности, ее статьи 55, в соответствии с которой "в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина"".

О несоответствии закона конституции и его дискриминационном характере говорилось и на состоявшейся 23 сентября в

фонде Сахарова пресс-конференции. "Сегодня мы имеем дело с законом о свободе совести и религиозных объединениях, - заявила Л.Богораз. - Но ведь существуют и другие объединения граждан. Начинается с наступления на религиозные объединения, а завтра пойдет наступление на любые объединения. Стоит только допустить такую вещь в одном, очень важном пункте - свободы совести, как дальше начинает раскручиваться этот виток, и все мы оказываемся в неправовом пространстве, когда с каждым из нас можно сделать практически все, что угодно".

* * *

На следующий день после пресс-конференции закон был принят Советом Федерации, а через два дня подписан Президентом. Одновременно Общероссийский Совет христианских организаций подал заявку на проведение 7 октября - в день российской Конституции - митинга протеста против закона на площади у ЦПКО им. Горького.

НАТАЛИЯ БАБАСЯН

Церковно-общественный Вестник

02.10.1997
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован