20 февраля 2011
1940

Священник Александр Дьяченко: Мои рассказы - проповедь после проповеди

Встреча со священником и писателем Александром Дьяченко прошла в храме святой мученицы Татианы 20 февраля. Автор рассуждал о сути вышедшей уже вторым тиражом книги рассказов "Плачущий ангел" и о планах издания новой книги, но признавался, что при этом не считает себя писателем. О целях своего творчества и современной священнической "плеяде" в литературе отец Александр Дьяченко рассказал "ТД".

У alex_the_priest (такое имя у священника Александра Дьяченко в "Живом Журнале") - почти 1300 читателей. Тираж книги рассказов "Плачущий ангел" - восемь тысяч, а это только первый выход автора из интернета к читателю печатной книги. Сборник "Плачущий ангел" был составлен редактором издательства "Никея" из рассказов и статей, опубликованных в "Живом журнале".

Уже готовится новая книга - она будет составлена уже самим автором; рассказы в ней объединены общей темой преодоления, а рабочее название ее "Душехранители". Главным героем этих рассказиков стал священник - отец Виктор, причем имя здесь говорящее - "победитель". Это бывший спецназовец, очень открытый для общения человек, простой и доверчивый, как ребенок, и в то же время очень смелый и принципиальный. Описанные в рассказах события произошли с ним в реальности, а сам он вскоре будет переведен на служение в Москву - окормлять подразделения спецназа. "Как это здорово - на броне! Как великолепно пахнет порох", - так отозвался отец Виктор на перспективу своего перевода в Москву. Предполагается, что книга рассказов об отце Викторе выйдет весной.

Я не писатель, я сельский батюшка

Священник Александр Дьяченко заметил, что его рассказы - это беседа с человеком, разговорный жанр. "Это проповедь после проповеди". Люди после службы пошли в трапезную, заварили чай, идет беседа, прихожане задают вопросы, батюшка рассказывает какие-то истории. Но "священник не может говорить просто так - его слова должны вести к какому-то выводу". Кроме того, эти рассказы - разговор с человеком, который идет мимо храма и думает: там все так строго, люди мрачные, я зайду туда, но попозже - через год. "Как ему сказать, что там такие же люди, как он сам, что там на самом деле светло и радостно, там любовь? К этому призваны мои рассказики", - говорит автор. Эта проповедь направлена и на молодежь, и на человека средних лет, и на пожилого. "Это анализ прожитых лет, того служения, которое Господь сподобил нести", - в рассказах отец Александр пытается подвести итоги для самого себя: "Ведь я уже не молод, и у меня нет того количества лет впереди, что у молодых читателей, - пора определяться, что ты из себя представляешь".

Священник ставит задачу ответить человеку только на те вопросы, что лежат на поверхности, а уже задача человека - прийти в церковь и начать копать глубже. "Самое главное наше сокровище - это Священное Писание. У меня простые притчевые рассказы, но их задача - подвести к красоте Евангелия".

"Это не литература "высокого штиля", - продолжает священник. - В анонсах пишут, что я писатель - но я не писатель, я сельский батюшка. Я не литератор: чтобы быть писателем, нужно учиться, работать над текстом, а у меня на это просто не хватает времени".

О людях, Родине и смерти

Священник Александр Дьяченко пишет о людях - о тех, кого любит: например, о друге-игумене, наместнике одного из древних русских монастырей (светлая голова - но в рассказе выведен не под своим именем); о Родине; о проблемных процессах, которые происходят вокруг нас. Тема Родины важна и потому, что в жилах отца Александра течет кровь четырех народов, родные его живут в разных странах, и он признается, что после распада Советского союза так и не может понять, где его Родина.

Отец Александр рассуждает о том, что хотя может казаться, что все в жизни зависит только от нас, на самом деле нас направляют, и все удается нам только тогда, когда мы исполняем свое предназначение. О поколении священников, к которому он принадлежит, отец Александр говорит: "Мы - священники простецы. Еще лет десять - и это поколение уйдет, будут священники, прошедшие через семинарии. А мы учимся у своих прихожан". Иногда отцу Александру приходится исповедовать людей, о которых он понимает, что их внутренний духовный мир глубже, а их исповедь его обличает. И тогда он, восклицая на исповеди "Помоги, Господи", - молится не об исповеднике, а о себе.

"Я много пишу о смерти, не потому, что я унылый, - наоборот, я достаточно оптимистичный человек. Но вопросы жизни и смерти - это самые важные вопросы", - говорит отец Александр. На памятниках мы видим две даты - рождения и смерти. "Но на самом деле это две даты рождения, и дата смерти - это дата рождения в Вечность. Взлетишь или нет, сможешь или не сможешь". Перед смертью человек абсолютно искренен, не врет и не приукрашивает, поэтому приходящий исповедовать священник снова учится у исповедника.

Христианство - это всегда вызов

За 108 недель в ЖЖ священник Александр Дьяченко написал 130 рассказов - "я посчитал и схватился за голову: как же такое может быть? Нужно взять тайм-аут". При этом он не бахвалится этой продуктивностью - "не в том уже возрасте, чтобы бахвалиться, и все эти презентации и встречи нужны не мне". Удивительно: в Москве есть возможность общаться со священниками - здесь их около тысячи, а "сельский батюшка" собрал полный зал. "Мне не вполне понятно, почему вы все же пришли на встречу со мной. И потому мне интересно, с какими вопросами вы пришли".

В интернете люди часто спорят и ругаются, там не все проблемы можно обсуждать, потому что любой текст прочитают очень разные люди. Книга, по мнению отца Александра, дает меньше "обратной связи", чем блог. Но напряженность существует не только в интернете. Например, всякий раз, как священник читает новость о рукоположении нового епископа, он молится: "Помоги тебе Бог". "Наши епископы ходят как по минному полю - каждый жест нужно осмыслить, каждое слово обдумать. До сих пор столько людей восстают против Бога. А ведут людей к Богу не столько священники, не столько даже епископы, сколько вы, миряне". Почему во всей семье, если одна женщина становится верующей, а остальные даже через годы не приходят за нею в храм? Потому что мы сами, приходя в храм, становимся не святыми, а святошами, видим не свой грех, а чужие, и вместо того, чтобы работать над собой, начинаем пилить наших близких. А если бы наши близкие видели, что мы стали лучше, то и сами заглянули бы в церковь.

По наблюдениям отца Александра Дьяченко, хотя и сегодня есть династии священников, но все реже и реже дети священников приходят учиться в семинарии. Дети священников на фоне остальных ребят - не самые лучшие, и если кого исключают из семинарии, то их первыми. Это проблема - священники не могут даже до своих детей достучаться. "Спасаем мир мы все вместе, как единое Тело Христово. Спасает всех все равно Господь: приведем к Нему своих близких - спасемся, не приведем - не спасемся", - заключает он.

Христианство - это всегда вызов, необходимость плыть против течения. Отец Александр привел слова протодиакона Андрея Кураева - парадоксальные и оттого запоминающиеся - что нашей Церкви повезло, что она была гонима, что наши предшественники прошли через муки. Это не позволило нам скатиться в комфортный мирок, подобный западному христианскому мира сегодня, где можно и с приятием относиться к содомитам, и называть себя христианином, и жить в полном контакте с миром греха.

Священник поделился тем, что его задело: "Как быстро мы забыли отца Даниила Сысоева! Сначала поговорили - святой, мученик. А теперь уже - зачем он стал провоцировать мусульман? Мол, не надо их трогать - и все будет хорошо".

Мы живем в теплых квартирах, у нас есть что пить и что есть, есть одежда, какой не было в советском союзе даже в мечтах, и нам уютно в нашем мирке, мы не хотим из него выходить. Помолился - и делай то же, что делал раньше. Христиан так Мы приспособились к этому миру, так с ним спелись, что мир нас не гонит. Я пришел и послужил, люди пришли и помолились, а потом все возвращаемся опять в этот же мир. Здесь Церковь, балалайка, матрешка, толстый поп - на одном уровне. Мы с этим смиряемся, "лишь бы меня не трогали", а отец Даниил Сысоев не был на это согласен.


Дьявол не так просто отдает свое

Однажды священника пригласили исповедовать человека, который дожил до девяноста лет, ни разу не придя в церковь, не молившись. Он участвовал в разрушении храмов, и к концу жизни неожиданно решил позвать батюшку - хотя чувствовал себя хорошо. Однако практически сразу, не дождавшись визита священника, этот человек умер. "Лукавый реален, он рядом, и он не так просто отдает свое", - эта убежденность заставляет быть внимательнее к своей жизни.

Сегодня человек становится продолжением своей машины, продолжением своего компьютера. Как достучаться до него, напомнить, что у него есть сердце, способное плакать? Простые рассказы с реальными сюжетами - шажок в этом направлении.

"У нас мудрая религия, она требует от человека отдачи - полной, а не игровой. К мудрой религии трудно приходить в двадцать лет - но и не хотелось бы оставаться церковью бабушек. Бабушки вечны - но хочется установить контакт и с молодежью, в том числе и через рассказики".

"Я манипулирую датами, временем, деталями, обстоятельствами", - говорит отец Александр, которому прототипы его героев часто указывали на неполное соответствие рассказа его фактической основе. "Когда я заканчиваю рассказ, я чувствую облегчение - эти мысли были с тобой, а теперь ты их "сдал", и они больше тебя не преследуют, их можно забыть".

Священник-автор и священник-персонаж

Сегодня в церковных лавках множество художественных книг и сборников эссе, написанных священниками. "Среди священников множество талантливых людей - писателей (и каких писателей!), художников (и каких!), иконописцев (и каких!)", - восклицает священник Александр Дьяченко. Например, отец Ярослав Шипов, протоиерей Александр Авдюгин были писателями и до священства. У них твердая писательская рука. Протоиерей Николай Агафонов пишет даже романы. Среди литераторов отец Александр Дьяченко выделил Марию Городову - "но чтобы стать Марией Городовой, надо пройти через ее страдания".

"Все, что пишет священник, - это продолжение проповеди. Что бы он ни писал - его задача в том, чтобы человек задумался о своей жизни". Созданная священниками литература - это, с точки зрения отца Александра, уже отдельное явление, даже если на фоне творчества профессиональных литераторов священники выглядят по-детски наивно или блекло. "Литература - это не обязательно то, что отточено и гармонично. Это, оказывается, то, что по-настоящему нужно человеку".

Можно написать все что угодно, любой литератор может поднять христианскую тему - "но так, как священник, никто не проникнет в суть происходящего", - считает отец Александр Дьяченко. Священник вкладывает в текст самого себя.

Читатели отца Александра ищут в рассказах из пастырской жизни идеальный образ священника: "он должен быть всегда на белом коне". Они придирчиво относятся к священнику-персонажу, не прощают никаких отступлений от нравственного закона, четко знают, как он должен себя вести: "так батюшка не может поступать, так он не может даже думать". Нужно объединять людей, таких разных - один придет в ярость, если сказать, что Иван Грозный не святой, другие не приняли назначенного в их храм священника из-за того, что он не облизывал лжицу после Причастия народа, как его предшественник, - и интернет может стать площадкой, где они объединятся вокруг главного. "Людей надо вести к Христу, а не к человеку".
http://www.taday.ru/text/895367.html
viperson.ru

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован