09 июля 2001
1953

Та самая Татьяна

"Березовский стал главным редактором "Независимой газеты" - именно так интерпретируют столичные журналисты назначение на руководящие посты в "НГ" Татьяны Кошкаревой и Рустама Нарзикулова, за которыми еще со времен их работы на ОРТ закрепилась слава "информобслуги" Бориса Абрамовича. Превратится ли "НГ" с приходом нового руководства в "боевой листок"? Насколько изменится политическое лицо "Независимой газеты" - одного из долгожителей российского медиарынка? Эти вопросы наш обозреватель задал новому главному редактору "НГ" Татьяне Кошкаревой


Новая команда перекраивает "Вишневый сад" по сценарию Бориса Березовского. Татьяна Кошкарева со своими заместителями Аланом Касаевым (слева) и Борисом Кауфманом (Фото: Владимир Воронов)

- Татьяна, когда вам было сделано предложение занять место Виталия Третьякова, были колебания?

- Естественно, потому что мы с Рустамом Нарзикуловым (новый гендиректор "НГ". - "Итоги") очень хорошо знаем, что такое Виталий Товиевич Третьяков для "Независимой газеты". Мы понимали, что нас неизбежно ожидает сравнение с Личностью.

- Что повлияло на ваше решение?

- То, что мы работали в газете три года и очень хорошо знаем коллектив, внутреннее устройство редакции. Это соображение перевесило все остальные. Прощаясь с коллективом, Третьяков сравнил "НГ" с "вишневым садом", на что появился внутренний ответ - "вишневый сад" был продан не сейчас, а в 1995 году. А на Лопахина я не тяну, равно как и Виталий Товиевич на Раневскую. Была еще такая фраза: "Вполне возможно, что костяк редакции покинет родные стены". На моей памяти несколько "костяков" покидали эти стены, а "НГ", несмотря на всю ее связь с именем Третьякова, мне кажется, доросла до того уровня, когда может существовать самостоятельно.

- Как быстро вы приняли предложение Березовского возглавить "НГ"?

- Это был длительный процесс, причем общение с Березовским было минимальным. А когда предложение было сформулировано, практически не оставалось времени на решение. Не мы, так другие занялись бы этим.

- Как вас с Рустамом Нарзикуловым приняли в газете?

- Все произошло в рамках разумных предположений. С кем были хорошие отношения - хорошо приняли. Те, с кем были какие-то разногласия, не только рабочие, восприняли наш приход с некоторым напряжением. Всякое случалось, когда мы здесь работали, поэтому некоторые люди разволновались. Приход в редакцию, я считаю, прошел нормально, насколько это было вообще возможно. Ведь существует масса мифов. Вот характерный пример. Когда в первый день работы в новом качестве я вошла в один из отделов и увидела вопрошающие взоры, то сразу сказала: "Да, зовите меня Фанни Каплан, в редакции вводится форменная одежда - кожаная тужурка, у мальчиков татуировка, у девочек красная косынка, газета превращается в "боевой листок", в связи с чем неизбежно переименование в "Искру", и т.д. Самое интересное, что некоторые восприняли это всерьез и спрашивали, за чей счет будет оплачена редакционная форма.


Вернувшись в "Независимую" в новом качестве, Татьяна Кошкарева вместе с Рустамом Нарзикуловым пообещали навести в редакции революционный порядок. В шутку... (Фото: Владимир Воронов)

- Коллектив ждал от вас партийного стиля в работе?

- Это чувствовалось по настороженным взглядам, вопросы задавались интересные: "Как изменится линия газеты? Правда ли, что газета станет партийной?" Я отвечала: "Да, конкурс объявим среди партий". Здесь были даже такие, которые полагали, что мы приедем с уже готовыми полосами.

- Проблем в газете много?

- Проблемы копились годами, и некоторые из них я пока не знаю, как решать. Но в основном они носят организационный и финансовый характер.

- У вас уже есть какой-то план действий?

- Мы сейчас пытаемся разобраться в ситуации. Два года мы здесь не работали, и за это время произошли значительные изменения. Хотелось бы разобраться, почему они произошли, как выходить из этой ситуации. Например, когда мы уходили в газете работали примерно двести пятьдесят человек. Сейчас работают триста пятьдесят. Нам это показалось странным с точки зрения оптимизации расходов.

- Тем не менее есть некая модель, которой хотелось бы соответствовать?

- Есть некий идеал в голове, к которому мы хотели бы прийти путем договоренностей, компромиссов и коренного изменения финансового менеджмента.

- Вы с Нарзикуловым как-то поделили между собой руководящие функции?

- А что их делить, если функции уже поделены постами главного редактора и гендиректора.

- Кто-нибудь уволился из газеты?

- Мне заявления об увольнении пока никто не подавал. Правда, в последний день работы бывшего главного редактора несколько человек ушли в отпуск. У меня пока есть сомнения, рассматривать ли это как намек на последующее увольнение.

- Приложения к газете будут сохранены?

- Будем смотреть, разбираться - не я создавала, не мне разрушать. Решение об изменении структуры газеты в любом случае будет коллективным. Самые острые вопросы, по которым не удастся прийти к единому мнению, будем решать "тупым" голосованием. Вообще, смена руководства произошла именно по экономическим мотивам. Грубо говоря, "вишневый сад" был без чистого туалета. Хотелось бы какой-то прозрачности, какого-то понимания того, что, собственно говоря, происходит.

- Какие шаги предпринимаются для этого?

- Этим занимаются специалисты, идет аудит, и процесс еще не закончен.

- Березовский обозначил свои политические требования?

- Он здравомыслящий человек и никаких условий нам не ставил. Когда специалисты разберутся, мы скажем, что можно сделать.

- Березовский заявил, что одной из причин смены руководства было пересечение ниш "Коммерсанта" и "Независимой газеты". Как вы будете решать эту проблему?

- Мы сами услышали это по телевизору и поняли, что есть такой вопрос. Сейчас мы его решаем для себя.

- А у Березовского не пытались выяснить?

- Я думаю, разговор еще предстоит.

- Работать с ним непросто?

- Интересно. Он, конечно, мыслит нетривиально, парадоксально.

- В отношении прессы принято употреблять различные прилагательные: лояльная, независимая и т.д. Какие из них вы относите к своей газете?

- Независимая и конструктивная. Здесь всегда работали люди, которые независимы в суждениях. Мне кажется, в этом смысл названия газеты. Это не есть независимость издания от внешнего мира. Это независимость суждений каждого работающего здесь человека.

- В "Независимой" какая-то особая атмосфера?

- Безусловно. Когда газета только создавалась, это было прекрасное, романтическое время. И эта атмосфера до сих пор, несмотря ни на что, сохранилась. "Костяки" уходили, были скандалы, но дух думающей интеллигенции остался, и я думаю, он тут неистребим. Здесь уже стены пропитались этим.

- Кто теперь будет вести "круглые столы" политологов?

- В зависимости от темы будет вести тот, кому она ближе. Кто-то из членов редколлегии, замов главного редактора.

- Говорят два года назад вы ушли из "НГ" со скандалом?

- То было и самое счастливое, и самое тяжелое время, потому что нагрузка была чудовищная. Плюс у "Независимой" последние годы были большие финансовые затруднения. Была и еще одна серьезная проблема. Когда у журналиста есть собственные политические или иные убеждения, то очень трудно разграничить их и профессию. В тот момент у нас с Рустамом возникла такая проблема. Сейчас такой проблемы нет.

- Вы руководствуетесь какими-то принципами в работе?

- Конечно. Например, я до сих пор не знаю тонкостей технологического процесса на телевидении по той простой причине, что сначала я узнала людей, поняла, что могу им доверять в профессиональном плане, а дальше это был уже не мой вопрос. Так и здесь. Есть люди, которые годами работают, которые в своей области считаются профессионалами, и я не собираюсь давать им советы.

- Вам удастся совмещать административные обязанности с творчеством?

- Подобный опыт уже был. Я возглавляла в "Независимой" отдел политики, одновременно была замом главного редактора, вела номера, писала в газету. Примерно такая же нагрузка была у Нарзикулова. Нам бы хотелось и сейчас совмещать творческие и административные функции, хотя мы понимаем возникающие при этом сложности. Например, объяснить людям, что точка зрения авторов, Нарзикулова и Кошкаревой, не есть позиция руководства газеты или еще кого-то, очень тяжело. Пока мы пытаемся решить этот вопрос для самих себя.


(Фото: Владимир Воронов)

- Кто в вас пересиливает: руководитель или журналист?

- Конечно, журналист! Сидишь на планерке, а есть же собственная мысль. Смотришь и гипнотизируешь - скажи, ну скажи же! Как правило, говорят. Чем приятен коллектив, тем, что здесь профессионалы. В основном.

- Вам сны снятся?

- Мне снится Виталий Товиевич Третьяков, который ругает за какие-нибудь ошибки или недостатки в работе.

- А например, "Разговор Путина с Березовским", как Третьякову, вам не снился?

- Вообще это интересно, но пока Бог миловал. Нет, моих "снов" в газете не будет.

- От чего бы вы хотели застраховаться как редактор?

- От любви. Представьте себе: влюбленный главный редактор.

Александр Алферов
http://itogi.ru/paper2001.nsf/Article/Itogi_2001_06_25_12_3220.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован