11 июля 2011
10647

Такой театр мы заслужили

N26(725) от 11.07.2011
Марина Райкина

Олег Табаков считает, что все проблемы российского репертуарного театра проистекают от нежелания реформироваться.

Департамент культуры Москвы подписал заявление об уходе, поданное после громкого скандала бывшим худруком и директором Театра на Таганке Юрием Любимовым. Худрук Драмтеатра им. Станиславского Александр Галибин уволен по настоянию труппы, худрук-директор Театра им. Маяковского Сергей Арцибашев также уволен по настоянию актеров. О кризисе в репертуарном театре говорят, кажется, с тех пор, как он появился. Но если прежде главной причиной критического состояния "больного" называли в основном художественные симптомы, то сегодня очевидно всем, что сбой дала сама система управления репертуарным театром. Репертуарный театр - это тупиковый путь развития отечественного театрального искусства или нет? Вопросов здесь больше, чем ответов. И, как показывает опыт, многое по-прежнему решают личности руководителей. Об этом в интервью "Профилю" рассуждает Олег ТАБАКОВ, худрук и директор Московского Художественного театра им. Чехова в одном лице.

- В театральной Москве обозначилась тенденция - обновляется состав худруков и директоров. Это гарантия оздоровления старого театрального организма?
- Обновление театра - это не назначение нового режиссера, не совершенствование административной системы и не выбивание больших субвенций от государства. Это появление в репертуаре спектакля, на который хотят попасть люди. Таким спектаклем у нас стал "N13", поставленный в 2002 году Володей Машковым. Так, по сути, началось реальное обновление МХТ. Было важно поломать психологическую уверенность зрителей, что билеты в этот театр можно купить в любое время. Пришлось менять стратегию продаж: с понедельника по четверг здесь начал играть подвальный театр ("Табакерка"), и его спектакли посещались хорошо, а выходные дни отдавались МХТ.
- А какова сегодня зарплата у ваших артистов? Если это не коммерческая тайна, конечно.
- Средняя, с учетом денег президентского гранта, - 68 тыс. рублей, это примерно 1,5 тыс. евро. Сумма сопоставима с тем, что получают актеры в муниципальных театрах Европы. Без гранта, конечно, зарплата была бы меньше. Самая маленькая зарплата - 28 тыс. рублей. А самая большая - 127-128 тыс. Больше 15 спектаклей никто не играет. У нас рекордсменка одна артистка Глинка: у нее 14 спектаклей.
- А у вас сколько?
- Я играю в МХТ и в "Табакерке" - получается 10 в месяц.
- Вот уже десять лет вы едины в двух лицах: худрук и директор. Это от безысходности - нет толкового директора? Или это наиболее эффективный способ управления театром?
- Это наличие у меня этих способностей. Более того, один в двух лицах - не директива для всех. В таком случае человек несет большую ответственность за происходящее.
- А может быть, Олег Павлович, вы просто не хотите делегировать полномочия директора другому лицу?
- Если ты всерьез занимаешься театром, то это одна функция. К тому же директорская составляющая у меня невелика. Я не стал выстраивать систему оплаты, нажимая на то, что "это я сделал и это - я". А нажимал на то, что в театре есть актеры, собирающие зрительный зал. И я - один из них. Нет, один в двух лицах не панацея. Но первое и основное - театр должен научиться зарабатывать деньги. Театр - это не только храм, алтарь Мельпомены, но и театрально-зрелищное предприятие.
- Тогда вопрос - театр сегодня это бизнес?
- Все-таки нет. Если это бизнес, то тогда через день надо играть только "N13", "Амадея", "Белую гвардию" и "Примадонн". И сборы будут выше, чем сейчас. Но поскольку это репертуарный театр, то и спектакли в нем идут следующим образом - пять раз в месяц мы играем премьеру, а вышеперечисленные спектакли - по два раза. "Васса" идет один раз - плохо посещается.
- При каких условиях вы снимаете спектакль с афиши?
- Когда спектакль начинает собирать менее половины зала. Это внятное указание для театра: спектакль не пользуется спросом. Я понимаю, что спектакль "Тартюф" не лучший спектакль Художественного театра, но участие в нем артистов Семчева, Голуб, Табакова дает ощущение некоего фестивального праздника для зрителей. Я понимаю его издержки, но, если зритель так хочет, значит, спектакль имеет право на жизнь.
- А вы снимали спектакли со своим участием?
- Что-то снимал, но уже не помню, что именно. Точно снимал.
- Вы наладили работу труппы и систему управления, тем не менее в 2009 году в театре начались проверки по нецелевому использованию государственных средств. Что это - происки недоброжелателей? Реальные нарушения?
- Тут все просто - это был донос сотрудника театра Владимира Прудкина, уволенного мною. В результате двухлетней тяжбы Министерство внутренних дел предложило закрыть это дело при условии, что ни одна из сторон не имеет друг к другу претензий.
- Прокомментируйте это страшное словосочетание - "нецелевое использование"...
- Такого не может быть в этом театре до той поры, пока я здесь работаю. Это все навет, Прудкин предполагал, что если по результатам проверки меня уберут, то он возглавит предприятие.
- Оставим МХТ и поговорим о ситуации в целом. В чем, по-вашему, причина кризиса - художественного, экономического - многих театров Москвы?
- Полагаю, кризис этот происходит от нежелания понимать, что спасение утопающих есть дело рук самих утопающих. Формулировка, данная Ильфом и Петровым, верна и по сей день. И никак по-другому. Во всем мире репертуарный театр - это культуртрегерское учреждение прежде всего, которое может заработать только четвертую часть своего бюджета. Государственная дотация МХТ - 400 млн рублей с лишним в год, но и театр при этом зарабатывает 250 млн!
- Значит, по-вашему, одна из главных причин и бед репертуарного театра - нежелание зарабатывать деньги?
- Желают, я думаю, многие. Не умеют. Неправильно сформированы труппы. Неразумно составляется репертуар. В России, как двести, как сто, пятьдесят лет назад публика ходит на актеров. Не на режиссеров, не на эксперимент, а исключительно на актеров.
- В других столичных театрах, между прочим, тоже работают известные артисты, однако сборы бывают невелики.
- Хороший-нехороший артист, известный-неизвестный - этими категориями рассуждать нечестно. Мы рассуждаем категориями радости узнавания любимых артистов.
- Вот-вот, и худрук "Ленкома" Марк Захаров называет эту радость узнавания любимых артистов "зоологическим театром".
- Мы имеем такой театр, который заслуживаем. И потом, высказывания своих коллег я не комментирую.
- Москву в этом сезоне один за другим потрясли три громких скандала: Театр им. Станиславского, им. Маяковского, теперь "Таганка". По-вашему, случайность это или закономерность?
- Можно сказать и так, и так, но главное - я думаю, кризис репертуарного театра не за горами. Желание государства сократить издержки на содержание театров очевидно. Но... полагаю, надо обязательно подумать над тем, чтобы театры на полученную от государства единицу субвенций зарабатывали как можно больше денег. Если тебе дают 100 млн, то хорошо было бы заработать хотя бы 50 млн, но никак не 10.
- И все-таки давайте вернемся к скандалам, которые потрясли Москву. Вина только дирекций театров?
- Это связано с отсутствием какой-либо кадровой политики в департаменте культуры. Несоблюдение правил заключения контрактов на определенный срок с руководителями театров (в Европе их называют интендантами). Когда уже к середине срока ясно, кто останется, а кому уходить. Вот в Швейцарии один знаменитый режиссер под воздействием протеста зрителей покинул свой пост. А почему у нас открыто не публикуются данные посещаемости театров? Ведь как-то надо ориентировать людей. Конечно, это не лучший способ, когда зрители инициируют смену руководителя. Но...
- А когда ее инициируют актеры?
- Это отвратительно. Это вообще невозможные вещи. Надо читать Станиславского - его "Этику".
- Как раз свежий пример - Театр на Таганке. Труппа, как один человек, пошла на своего худрука. Кто виноват?
- Я думал, что уже не могу краснеть. Но после того, что я увидел по каналу НТВ, мне стало стыдно, и, проходя по коридору, я увидел в зеркале себя - всего красного. Я ведь тоже из этого цеха, из этой "страны", где служили Давыдов, Щепкин, Варламов. А мой учитель - Василий Осипович Топорков - учился у Давыдова. А мои ученики, скажем, Володя Машков и Женя Миронов, учились у меня. А кто-то станет учиться у них. Они, так сказать, наследники по прямой. В то время когда разразился скандал с "Таганкой", я находился в Праге, и мне рассказывали очевидцы, как все происходило, - мне было стыдно.
- Уточните, пожалуйста, за кого?
- Стыдно, что это происходило с людьми русского театра.
- Но согласитесь, Олег Павлович, что актеры, их профсоюз, сохранившийся в нескольких театрах, в последнее время демонстрирует реальную силу. Эта сила уже скинула нескольких худруков в Театре им. Станиславского.
- Актеры, когда они сбиваются в стаю, не менее отвратительны, чем волки или другие хищники. Ведь они чаще всего это делают по отношению к слабым. У меня был такой случай, когда я работал директором "Современника". Мы играли спектакль "Провинциальные анекдоты", и один актер, будучи в нетрезвом состоянии, позволил повести себя неуважительно по отношению ко мне, игравшему в этом спектакле лучше других. Так вот, артиста, оскорбившего меня, труппа взяла под защиту, и я помню это до сих пор. Я вообще все помню, у меня хорошая память. И знаю немало пакостей подобного свойства в других театрах.
- Но очень часто именно действия дирекции толкают актеров на крайние меры.
- Я не хотел бы обсуждать это. В таком случае надо садиться разбираться, оперировать фактами, рассматривать докладные. Нет, это очень непросто. Но, я думаю, актеры, инициирующие снятие своего главного режиссера, - серьезные нарушители, и прежде всего этики Станиславского.
- Насколько велика коррупционная составляющая в театрах? Насколько серьезна ее роль в том кризисе, который мы имеем? Или это больше разговоры?
- Коррупция играет роль, но это все равно ничтожные деньги. В меньшей степени, чем где бы то ни было. Потому что денег, идущих на культуру, менее 1% национального бюджета.
- Но это не мешает некоторым директорам "пилить", делить и присваивать.
- Жаль, что мало присваивают. Рискуют много, а присваивают мало.
- Принципиальный вопрос: многие предрекают скорую гибель репертуарному театру как неэффективно работающей системе.
- Потерпи немножечко. Я по контракту еще 4,5 года должен руководить Художественным. Так что давай подождем.
- Но, согласитесь, рано или поздно всякая система устаревает, становится менее мобильной, не успевает за жизнью и техническим прогрессом.
- Изменить систему? Да не станет репертуарный театр более мобильным. Будет, может быть, более экономически рентабельным. Но русский репертуарный театр - это надо понимать - наивысшая форма театрального строительства, не имеющая в мире аналогов. Разве что "Габима" в Израиле. Если бы мы могли указать пальцем - вот интеллигентный антрепризный театр...
Но такого нет. Тогда о чем говорить. Это все ля-ля-тополя, клиширование, ярлыки и равнодушие.
- Как вы думаете, государство пойдет на сокращение количества репертуарных театров?
- Я думаю, здесь, безусловно, необходимо сохранить прежде всего детские, кукольные театры, крупные музыкальные центры (Новосибирск, Саратов, Екатеринбург). А вот более 400 драматических театров, по всей вероятности... Что делать, когда в городе на 150 тыс. жителей два театра - городской и детский с посещаемость в них по 30%.
Да, русский театр требует реформирования. В первую очередь он требует освобождения от шаманских заявлений и клятв в любви высокому искусству. Он требует хождения по земле и не обязательно босыми ногами (можно и в обуви), но реально и по земле. И с ясным пониманием того, что каждый рубль, который дается на содержание театров,- это рубль в стране, где 20% живут за чертой бедности.
Надо иметь совесть - а вот это самое сложное. Совесть понимать, что тебе дают не избытки.


ДОСЬЕ
Олег ТАБАКОВ, основатель и художественный руководитель Театра на улице Чаплыгина, член Совета по культуре при президенте РФ, директор и худрук МХТ им. Чехова. Родился 17 августа 1935 года в Саратове в семье врачей. В 1953 году поступил в Школу-студию МХАТ на курс Василия Осиповича Топоркова. В 1956 году под крышей Школы-студии МХАТ О.Н. Ефремов создал студию молодых актеров, позже преобразовавшуюся в театр "Современник". С 1957 по 1983 год Табаков являлся ведущим артистом студии, а затем "Современника". В 1970 году, после назначения О.Н. Ефремова художественным руководителем МХАТа, был назначен директором "Современника", в 1986-2000 годах - ректор Школы-студии МХАТ, с 2000 года - художественный руководитель МХТ им. А.П. Чехова.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА
Табаков возглавил МХАТ в 2000 году после смерти своего учителя Олега Ефремова. Наследство, которое досталось ему, не внушало оптимизма. На спектаклях зрителей было менее половины зала (согласно официальной статистике, 40-42%). Самый оплачиваемый актер получал 8,5 тыс. рублей. Помещение театра имело вид неухоженный, гримерки - старые, с потушенными о батарею окурками.
Театр финансировался плохо, и прежде всего потому, что Борис Ельцин без всякого злого умысла исключил из поля внимания друзей своего предшественника - Михаила Горбачева, в том числе и Олега Ефремова с его театром. Еще при жизни Олег Николаевич не без активной помощи Табакова получил от экс-мэра Москвы Юрия Лужкова 16,5 тыс. кв. м - от Пушкинской площади до Георгиевского переулка, включая Тверскую, Большую Дмитровку... Деньги от сдачи площадей в аренду стали серьезным материальным подспорьем, но руководство МХАТа, совершив несколько серьезных ошибок, потеряло много, и на сегодня у театра осталось всего 3 тыс. кв.м.
Заступив на пост, Табаков начал действовать как кризисный менеджер. Распустил общественные организации - худсовет, совет старейшин и молодежи. Амнистировал всех хозяйственных нарушителей, строго предупредив об уголовном преследовании в случае повтора. А актеров поставил перед фактом - они останутся в театре или уйдут в зависимости от их востребованности. Он ввел процедуру не совсем законного по тем временам прерывания контракта в конце сезона, что грозило ему возможными судебными разбирательствами. Но ни один из уволенных не стал с ним судиться, поскольку новый руководитель выплатил по нескольку окладов вперед каждому из уволенных.
Из прежнего репертуара Табаков оставил всего четыре названия (ефремовскую "Чайку", "Амадея", "Нового американца" и "Рождественские грезы") и запустил на академическую сцену спектакли своей "Табакерки". С того времени как театр начал зарабатывать деньги, пересмотрел зарплаты актеров, отменив все бонусы, связанные со званиями и выслугой лет: человек получал только по вкладу в работу. Табаков получает деньги от спонсоров, что позволяет поддерживать старых актеров. Все актеры получают доплату к отпускным - примерно по тысяче долларов. И уже несколько лет театр платит актерам дополнительно по 12 тыс. рублей в месяц на несовершеннолетних детей.

http://www.profile.ru/items/?item=32505&page=3&comment=1
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован