02 октября 2007
3181

Татьяна Голикова: Министр здравоохранения и социального развития

Новым министром здравоохранения и социального развития России назначена Татьяна Голикова. СМИ крайне позитивно отреагировали на эту новость, сравнивая нового министра с ее предшественником Михаилом Зурабовым - самым непопулярным членом российского правительства. Одна из газет даже опубликовала статью об этом событии под заголовком: "Татьяна Голикова: красавица вместо чудовища".

На самом деле, ожидать значительных сущностных изменений в деятельности министерства вряд ли придется. Голикова за годы работы в министерстве финансов получила репутацию жесткого менеджера, последовательного сторонника бюджетной экономии и борьбы с инфляцией. Так что если корректировки и произойдут, то в двух сферах. Во-первых, в имидже министерства, который испорчен за годы деятельности его предыдущего главы. Во-вторых, в вопросе о взаимоотношениях министерства с другими организациями - как государственными структурами, так и частными компаниями.

Начало карьеры

Практически всю свою жизнь Голикова проработала в российском министерстве финансов. Родившаяся в подмосковных Мытищах, она закончил Плехановский институт и поступила по распределению младшим научным сотрудником в отдел заработной платы НИИ труда Госкомтруда СССР. Однако диссертацию она писать не стала, и уже в 1990 перешла в российский Минфин на скромную должность экономиста первой категории.

Можно сказать, что Голиковой повезло. Министерство финансов РСФСР в течение почти всей своей истории выполняло второстепенные функции, а основные решения принимались в союзном Минфине, работать в котором было значительно престижнее. Однако именно в 1990 году началось резкое повышение политической значимости всех российских ведомств, включая и финансовое. Это было связано с начавшимся после избрания Бориса Ельцина председателем Верховного совета РСФСР противостоянием между союзным центром и крупнейшей республикой. К осени 1991 года стало ясно, что победила российская сторона, а с распадом СССР союзные ведомства вообще прекратили свое существования, а большинство их администраторов должны были искать себе новую работу.

В этих условиях многие российские чиновники, не занимавшие ранее высоких постов, сделали блестящие карьеры. Среди них была и Татьяна Голикова, ставшая вскоре после своего прихода в Минфин ведущим экономистом, затем главным экономистом, а немного позднее начальником отдела бюджетной политики и анализа Бюджетного департамента министерства. В 1995 году в возрасте 29 лет она стала заместителем начальника департамента, а спустя три года, в апреле 98-го - его начальником (будучи одним из самых молодых российских чиновников этого уровня).

Работа Голиковой в Минфине до 1998 года проходила под руководством Владимира Петрова, одного из наиболее опытных российских "бюджетников". Он пришел в министерство, также окончив Плехановский институт, но на полтора десятилетии раньше, чем Голикова. В 1992 году он возглавил Бюджетный департамент, в следующем году стал заместителем, а в 1994-м - первым заместителем министра финансов по вопросам бюджетной политики. Петров возглавлял работу по созданию проектов федерального бюджета, оставаясь на своем посту при часто сменявшихся министрах и символизируя стабильность финансового ведомства. Утверждали, что в кабинете этого чиновника висел портрет Бориса Ельцина, сурово грозящего кулаком - на него Петров указывал губернаторам, когда они просили у него денег для нужд свои территорий.

В 1998 году бюджетный процесс в Минфине оказался в кризисном положении. Августовский дефолт, резко сокративший доходную базу бюджета, стал только одной из причин из причин такой ситуации - другой стал неожиданный арест Владимира Петрова, который произошел 1 сентября 1998 года. Чиновника обвинили в получении взятки в особо крупных размерах от одного из коммерческих банков. Первоначально считалось, что Петров будет вскоре освобожден из-под стражи - свыше полутора месяцев он продолжал числиться первым замом министра, за него просил совет Госдумы. Однако его выпустили из следственного изолятора лишь в апреле следующего года, а уголовное дело было закрыто лишь в октябре 2001-го. Все обвинения с Петрова были сняты, но в Минфин он возвращаться не захотел, а занял пост члена Совета Федерации от Тверской области и зампредом бюджетного комитета верхней палаты парламента.

"Королева бюджета"

В эти условиях ответственность за бюджетный процесс была возложена на Голикову, только что возглавившую "профильный" департамент Минфина. В этот период не наблюдалось большого количества желающих заняться этой проблематикой и отстаивать интересы правительства во взаимоотношениях с сильными и амбициозными членами думского бюджетного комитета, которые по своему влиянию превосходили государственных чиновников. Напомним, что во главе этого комитета тогда стоял нынешний вице-премьер Александр Жуков, а после выборов 1999 года к нему присоединился бывший министр финансов Михаил Задорнов. Первоначально считалось, что Голикова не сможет "тянуть" бюджетную проблематику, но депутаты были весьма удивлены, когда увидели, что министерство финансов представляет не только компетентный, но и весьма жесткий чиновник, умеющий защищать интересы своему ведомства в профессиональных дискуссиях с думскими "тяжеловесами". Считалось, что она знает наизусть все цифры такого весьма объемного документа как федеральный бюджет, а журналисты называли ее "Королевой бюджета" и (до замужества) "Мисс бюджет". Сама Голикова так характеризовала свой управленческий стиль: "Я человек достаточно организованный. Люблю, чтобы люди, которые зависят от меня, четко понимали, что, как и когда они должны сделать. И чтобы по мере обсуждения мы, не затягивая, принимали решения. У меня есть определенные требования к коллегам, подчиненным: надо ценить свое и чужое время".

Способности Голиковой позволили ей не только "выжить" в Минфине после вынужденного ухода Петрова, но и получить повышение - в 1999 году (при Михаиле Касьянове) она получила назначение на пост заместителя министра. А 2002 году, уже во время руководства министерством Алексея Кудрина, она стала его первым заместителем, сохранившим прежнюю сферу ответственности. В 2004 году, когда в ходе административной реформы количество заместителей министров было сокращено до двух, встал вопрос о том, кто из соратников Кудрина сохранит этот статус. Однако еще до того, как министр объявил о своем решении, неожиданное заявление сделал недавно назначенный премьер Михаил Фрадков: "Пока предложений относительно кандидатур заместителей министра финансов мне не представлялось, однако нынешнего первого замминистра Татьяну Голикову я оцениваю как специалиста высочайшего класса. Поэтому подпишу (представление), не задумываясь, если Кудрин внесет такое предложение". Отметим, что Голикова стала единственным замминистра во всем правительстве, которая получила такую публичную поддержку премьера.

Считается, что Голикова принадлежала к команде Кудрина, однако ее продвижение на пост замминистра создало определенную проблему для министра, который стремился "разрулить" проблемы в своем окружении. Дело в том, что многие чиновники не хотели оставаться в министерстве, потеряв ранг заместителя. Алексей Улюкаев, например, перешел в Центробанк, а на вторую вакансию замминистра оказались сразу два кандидата, с которыми Кудрин не хотел расставаться - ответственный за продолжавшуюся налоговую реформу Сергей Шаталов и один из ближайших сотрудников министра Сергей Вязалов, знакомый с ним еще по работе в Петербурге. Далеко не факт, что Кудрин в этой крайне непростой ситуации предпочел бы оставить Голикову, не принадлежавшую к числу его выдвиженцев, на посту замминистра без публично высказанной позиции Фрадкова. В результате он сделал нелегкий выбор в пользу Шаталова, а Вязалов, возглавивший административный департамент, спустя полгода покинул Минфин.

Сохранив пост замминистра, Голикова продолжила заниматься бюджетной политикой, в том числе формирование "трехлетнего бюджета", ставшего основной инициативой Минфина в этой сфере за последние годы. Впрочем, нынешняя Дума была для нее куда более удобной, чем прошлая - в условиях полного доминирования в ней "Единой России" и ухода из парламента ряда влиятельных депутатов-"бюджетников", накал дискуссий в Думе по вопросам бюджетной политики существенно снизился.

Заслуги Голиковой во время работы в Минфине были отмечены президентом, который в 2004 году наградил ее медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" первой степени, а в 2006-м - орденом Почета. Это особенно значимо в условиях, когда российская власть стала достаточно скупа на награды (в 90-е годы орденов вручали значительно больше).

После назначения Голиковой министром практически все СМИ обратили внимание на то, что она является женой другого члена правительства - Виктора Христенко, что весьма необычно для российских кабинетов министров. Они познакомились, видимо, в 1997 году, когда выходец из Челябинской области занял пост заместителя министра финансов, а поженились спустя несколько лет. Российскому законодательству пребывание супругов в одном правительстве не противоречит - оно запрещает лишь нахождение близких родственников в непосредственном подчинении друг у друга.

Замужество, по данным СМИ, помешало Голиковой стать вице-премьером по социальной политике в 2003 году, когда Валентина Матвиенко покинула этот пост, став полпредом в Северо-Западном федеральном округе. Однако тогда вице-премьером был и Христенко, и их совместная работа в правительстве выглядела бы не совсем удобной. Сейчас же ситуация изменилась - власть имеет возможность куда меньше обращать внимание на подобную критику.

Впрочем, семейная жизнь может не оказать значительного влияния на деятельность Голиковой в качестве министра. "Ведомости" цитируют начальника департамента Минпромэнерго Станислава Наумова, много лет работавшего в аппарате Христенко, который утверждает: "Они принципиально не обсуждают дома рабочие вопросы. Можно сказать, это принцип их семейной жизни. Когда Минпромэнерго нужно что-то по бюджету, Виктор Борисович, как положено, официально обращается с запросом в Минфин. А если у Минфина есть какие-то нарекания к Минпромэнерго, они всегда высказываются в официальном порядке". Кроме того, неясно, сколько времени продлится их совместная работа - с учетом многочисленных слухов о предстоящей отставке Христенко и возможном разукрупнении его министерства.

Задачи нового министра

Реакция общества на назначение Голиковой была спокойной - тем более, что оно совпало с объявлением о повышении пенсий. Что касается истеблишмента, то он позитивно оценил ее приход в министерство. Практически все оценки выглядят однотипно - политиками, управленцами и экспертами отмечаются ее высокие профессиональные качества экономиста и финансиста.

Несмотря на то, что Татьяна Голикова никогда не работала в министерстве здравоохранения и социального развития, она имеет представление о финансовой стороне сферы, которой занимается это ведомство. По сообщениям прессы, в 2004 году она была активным участником подготовки проекта монетизации льгот, работая в тесном контакте с Зурабовым. Другое дело, что она не была идеологом этой противоречивой реформы и не несла ответственности за то, что в ходе ее реализации не были учтены проблемы социальной психологии россиян (к ведению чиновника Минфина, имеющего дело с цифрами, эти вопросы не относились). Кроме того, Голикова не являлась политической фигурой и не выступала в информационном пространстве по вопросам монетизации. Следовательно, на ее имидже участие в этом проекте никак не отразилось. Что же до Кремля, то там общие результаты монетизации были расценены, скорее, положительно, несмотря на негативную общественную реакцию на неудачные методы реализации этой реформы.

Таким образом, жесткая линия министерства в социальной сфере, очевидно, сохранится. Представляется, что основной задачей Голиковой на посту министра в ближайшее время станет создание более прозрачной системы во взаимоотношениях министерства с "фланкирующими" государственными органами (агентствами и фондами), а также с влиятельными участниками рынка, некоторых из которых считают близкими к бывшему министру Зурабову. Если население негативно относилось к нему из-за непопулярной монетизации льгот, то для президентских структур основной претензией к Зурабову стали именно обвинения в коррупции со стороны администраторов, работавших в подведомственной ему сфере.

Напомним, что в ноябре 2006 года. Генеральная прокуратура России возбудила уголовное дело в отношении семерых руководителей Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС), которых обвинили в получении взяток в крупном размере и совершении других преступлений. С санкции суда были арестованы директор ФОМС Андрей Таранов, считавшийся протеже Михаила Зурабова, несколько его заместителей и начальников управлений. Генпрокуратура обнародовала по этому поводу сообщение, в котором говорилось: "В ходе расследования уголовного дела установлены факты получения взяток должностными лицами ФОМС от руководителей территориальных фондов ОМС и представителей фармацевтических и иных коммерческих предприятий, участвующих в поставках медикаментов и медицинского оборудования". Вскоре свой пост был вынужден покинуть руководитель Росздрава Вячеслав Прохоров, назначенный на свой пост по инициативе Зурабова в 2004 году (до этого он в течение четырех лет работал исполнительным директором Пенсионного фонда, который тогда возглавлял Зурабов). Его преемником стал директор Института клинической кардиологии имени Мясникова и академик Российской академии медицинских наук Юрий Беленков, который к команде Зурабова не принадлежал.

Для Кремля особенно важно, что новый министр не имеет собственных коммерческих интересов в сфере предоставления медицинских и социальных услуг. Соответственно, она, как представляется, сможет занимать "равноудаленную" позицию от крупных компаний. Борис Немцов, активно критикующий деятельность нынешнего правительства, считает: "Я думаю, что ей придется разбираться с коррупционной системой, которая создана Зурабовым, и которая так и осталась коррупционной до самого последнего дня его работы. Дело в том, что уголовные дела, возбужденные в отношении компаний, которые втридорога продавали лекарства для наших ветеранов, эти уголовные дела продвигаются тяжело и медленно, многие из них закрыты". Впрочем, решение этого вопроса зависит не только от министра, но и от правоохранителей.

Представляется, что Голикова может усилить влияние министерства на службы и агентства, что может стать общим принципом функционирования государственного аппарата в нынешних условиях. Напомним, что Владимир Путин подверг недавно критике результаты административной реформы 2004 года, означавшие создание трехзвенной управленческой системы. Если при Зурабове (как и большинстве других министров) влияние министров на подведомственные органы осуществлялось путем системы личных связей (как это было, к примеру, во взаимоотношениях между Зурабовым и Прохоровым), то теперь оно может быть институционализировано. Кроме того, аппаратное влияние нового министра повышается в связи с заявлением нового премьера Виктора Зубкова о том, что новые министры (включая и Голикову) будут сопровождать ее в поездках по стране. Отметим в связи с этим и крайне позитивную оценку, которую Зубков дал Голиковой, отмечая ее профессиональную компетентность.

Таким образом, Голикова может стать одним из влиятельных членов нового правительства. Если она утвердится в качестве министра и сможет подтвердить свою репутацию сильного управленца, то у нее появится серьезный шанс сохранить руководство объединенным министерством. После того, как Путин разочаровался в уницификации госаппарата в рамках общей жесткой схемы, есть основания полагать, что подход к каждому ведомству (в связи с его сохранением в прежнем виде или реорганизацией) может носить индивидуальный характер.

02.10.2007

Алексей Макаркин
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован