08 февраля 2002
1331

Татьяна Иларионова: Информационно-аналитическая деятельность как источник коррупции

Коррупция в современном российском обществе имеет множество обличий, она вовсе не ограничивается только взятками. Самых разных преимуществ для себя чиновники добиваются и другими методами. Коррупцию можно охарактеризовать как удовлетворение частного интереса с привлечением чужих ресурсов в системе государства. Причем этому способствуют, что еще более губительно для России, принятые законы, позволяющие отдельным людям, которые занимают статусные должности, решать личные проблемы с помощью бюджета, иных средств. Социология такой конкретной сферы, как информационно-аналитическая деятельность, позволяет убедиться в этом.

В начале 90-х годов из-за серьезных материальных трудностей органы власти были вынуждены "вытолкнуть" из своих аппаратов подразделения и особенно кадры, осуществлявшие интеллектуальную подготовку решений, готовивших оценочные и прогностические материалы для лиц, такие решения принимавших. Этим были созданы предпосылки для формирования множества фирм, агентств, центров, институтов аналитической направленности, начавшие предлагать свои услуги власти.

Разгосударствление интеллектуальной, информационной сферы сопровождалось сменой парадигм: вместо кабинетной паранауки, для которой все социальные процессы были в системе марксизма-ленинизма, утверждается оперативная политология, и ее интересует прежде всего конкретный результат, в том числе и связанный с достижением власти.

Вот эта связь с властью и становится условием проявления коррупционных тенденций. "Независимые институты", руководимые вчерашними чиновниками высшего ранга либо связанными с элитой иными отношениями людьми, разрабатывают сценарии будущего развития России, пишут программы и уставы, готовят аналитические доклады, предлагают услуги по научному и PR-сопровождению избирательных кампаний, социальных и экономических проектов, политических акций и получают при этом для своей деятельности средства из бюджета. Такое распределение средств между избранными фирмами становится возможным только благодаря тому, что они обзаводятся собственным "агентам" в органах власти.

Научная работа, информационно-аналитическое обеспечение деятельности в системе государства становятся зоной риска, каналом отмывания грязных денег. Как и в промышленности или сельском хозяйстве, здесь также происходит разрыв между трудовыми усилиями - и материальной оценкой результата. Можно было проводить какие угодно важные для страны исследования и не получать за них ни копейки и, наоборот, за сотню страниц никому не нужного текста "выручить" десятки тысяч долларов. Очень тревожным симптомом криминализации этой сферы стали заказные убийства российских ученых в различных городах страны. Это более, чем что бы то ни было еще, свидетельствует о концентрации в ней значительных средств, которые и привлекают к себе бандитов.

Новые отношения сферы знаний и информации и органов государственного управления пронизаны духом рынка: эффективный менеджмент науки состоит теперь в том, чтобы заключать на максимально большие суммы договоры по информационно-аналитическому сопровождению власти. В то же время сами должностные лица, государственные служащие рассматривают науку и публицистику как единственно легальный способ получения больших денег: скандалы с гонорарами высших чиновников потрясали всю систему власти.

В рамках установления коррупционных отношений происходит заметный обмен кадрами политики со сферой ее информационно-аналитического сопровождения: вчерашние влиятельные чиновники, советники высших должностных лиц, депутаты сегодня открывают частные институты, основывают фонды. В свою очередь пришедшие на должности в исполнительные или законодательные органы власти люди используют знания и опыт отставных чиновников и политиков. Информационно-аналитические подразделения, например, в Совете Федерации становятся для этих людей своего рода "залом ожидания" перед новым назначением на должность или победой на выборах.

Это позволяет сделать еще один важный вывод: современная российская коррупция - следствие не определенных окончательно социальных ролей политических деятелей и аппаратных работников (государственных служащих). В странах с развитой экономикой подобное движение кадров попросту невозможно, у нас же отставной политик уже не может вернуться к прежним своим занятиям (на производство или в сельское хозяйство, в науку или в сферу культуры), он ищет и находит свое новое место - в аппарате министерства, Совета Федерации или Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Но и в самом аппарате создаются условия для расширения коррупционных явлений. Так, совершенно не определено, как именно обеспечен с точки зрения права продукт интеллектуальный деятельности в системе государства. В недрах аппарата фактически идет беззастенчивая эксплуатация служащих с аналитическими способностями, их труд присваивается первыми лицами ведомств. Если оценить с этой точки зрения, скажем, литературную деятельность российских политиков и государственных деятелей, то нельзя не заметить, что большинство своих трудов, прежде всего научных, они выпускают в свет, находясь на должности или выборном посту: в числе авторов - депутаты и губернаторы, мэры городов и прокуроры. Читающей публике, тем не менее, ясно, что подавляющее большинство таких изданий - труд наемных литературных и научных работников, чаще всего оплаченный за счет бюджетных средств.

Однако судить о "цене" интеллектуальной продукции нет практически никакой возможности: абсолютная непрозрачность сделок в данной сфере не позволяет даже приблизительно сказать, каков здесь оборот средств. Только один публичный скандал с подготовкой книги о приватизации, авторами которой с гонораром в сто тысяч долларов США выступали высшие государственные деятели (вплоть до заместителей председателя Правительства Российской Федерации), дает общее представление об этом явлении.

Есть и еще один источник коррупции для чиновников - это государственная пресса. В отличие от западных стран, где периодическая печать с самого начала возникла как частное предприятие, как дело конкретного издателя, в России она появилась и развивалась под государевой дланью. Вспомним вклад в формирование средств массовой информации в нашей стране императора Петра I, который после своего Великого посольства - поездки по Европе - привез идею выпуска печатной газеты. Именно он был главным пропагандистом новшества, редактором и журналистом в основанной им первой российской печатной газете "Ведомости". Собственно, само слово "Ведомости" - однокоренное с "ведомством"; так и рассматривалась пресса и в царской России, и в СССР - как институт власти, как рычаг управления.

Принятый в 1991 году Закон России "О средствах массовой информации" стал результатом длительного, почти трехсотлетнего развития отечественной прессы, когда коренным образом изменились социальные роли института журналистики: из инкорпоранта государства пресса становилась независимым образованием в структуре гражданского общества. Собственно, Закон впервые в нашей истории постарался ответить на жизненно важный для России вопрос: от кого должна быть независима пресса? Пресса - так в каждой запятой Закона - должна быть независима от государства.

Однако сегодня, по прошествии почти 12 лет после принятия этого акта, государство по-прежнему один из крупнейших собственников на рынке средств массовой информации России. Перечислим "классы" ему принадлежащих средств массовой информации:

государственное телевидение - основные его каналы имеют бюджетное финансирование и, безусловно, работают на власть, причем как в Москве, так и в регионах;

государственное радио, обслуживающее и зарубежного слушателя;

информационные агентства, которые формируют новостное поле дня, воздействуют, а иногда и определяют политику независимых телерадиоканалов, печатных изданий;

тиражные государственные газеты и журналы (их всего четыре - "Российская газета", "Парламентская газета", "Российская Федерация сегодня" и "Родина");

ведомственная пресса, ставшая на протяжении последних пяти лет многочисленной и тиражной: сегодня нет ни одного министерства или государственного комитета, ни одного регионального законодательного или исполнительного органа власти, которые бы сторонились издательской деятельности;

средства массовой информации в субъектах Федерации - пятая часть региональных изданий имеет в составе учредителей тот или иной орган власти; среди районных газет этот процент еще выше, по некоторым оценкам, он достигает уровня 75 %; процесс концентрации районной печати в руках местных органов власти достигает предельных значений в Оренбургской, Курской, Орловской областях, Краснодарском крае.

Особенностью всех этих средств массовой информации является то, что выходя в свет на деньги бюджета, они обслуживают того человека, который стоит во главе конкретного ведомства. Об этом свидетельствует и информационная политика перечисленных органов печати, радио и телевидения, и тот факт, что все они щедро финансируются.

Так, в Гагаринском районе Москвы бюджетом муниципального образования в 2001 году было предусмотрено и в соответствии с этим произведено расходов по следующим статьям: на благоустройство территории пошло 584 тыс. рублей, в то время как на средства массовой информации - 1750 тыс. рублей, на "информирование населения" - еще 1750 тыс. рублей. Итого, на рассказ о том, как хорошо работает управа, было потрачено почти в семь раз больше, чем на действительно хорошую работу!

Москва не являет собой какого-то исключения. Подобные примеры можно встретить по всей стране. Вот бюджет Максатихинского района Тверской области. Он публикуется в номере районной газеты, на первой полосе которого помещена заметка под заголовком "Преступность позиций не сдает" (в 2001 году в районе она выросла на 29,1%!)[1]. Показательны предусмотренные на 2002 год статьи расходов: всего на правоохранительную деятельность - 300 тыс. рублей; на средства массовой информации - 530 тыс. рублей[2]. Как говорится, комментарии излишни.

Богатую пищу для размышлений о взаимоотношениях власти и прессы дают региональные выборы. Прошлый опыт проведения избирательных кампаний в Государственную Думу, в законодательные собрания субъектов Российской Федерации, кампаний по выборам губернаторов и президентов областей и республик нашей страны говорит о том, как именно используется информационный ресурс. Например, на Ставрополье А.Черногоров накануне переизбрания на пост губернатора "запустил" проект выпуска газеты "Площадь Ленина, дом 1", где пропагандировалась его личная точка зрения на события и в крае, и в стране. Это издание выпускалось внушительным для российского региона тиражом в 165 тысяч экземпляров. Но и такая цифра для области или края вовсе не предел: на Оренбургской земле в преддверии выборов газеты выпускались полумиллионными тиражами!

Дело доходило и до скандалов: как поведала 16 декабря 1999 года вечерняя информационная программа ОРТ, в Новосибирске, чтобы скрыть следы противозаконных способов финансирования предвыборной кампании тогдашнего губернатора В.Мухи, пришлось даже сжечь тиражи двух газет, специально для него изготовленных: они были преданы огню, эти газеты - по двести тысяч экземпляров каждая.

Такое положение обусловлено несовершенными российскими законами. Вместо поощрения независимой, самостоятельной прессы, принимаются правовые акты, которые легально обеспечивают демпинговые условия существования государственных изданий, вследствие чего и формируется коррупционная среда. Так, Бюджетный кодекс Российской Федерации содержит три статьи, защищающие сложившееся положение: это статья 85 "Расходы, совместно финансируемые из федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и бюджетов муниципальных образований", статья 86 "Расходы, финансируемые исключительно из бюджетов субъектов Российской Федерации", статья 87 "Расходы, финансируемые исключительно из местных бюджетов". В них говорится, что в функции соответствующих органов власти входит "обеспечение деятельности средств массовой информации".

Не меньше проблем создает прессе и норма Налогового кодекса Российской Федерации, которая, по мысли законодателя, была призвана обеспечить конкурентоспособность независимых изданий: о снижении налога на добавленную стоимость. Статья 164 "Налоговые ставки" в пункте 2 говорит, что налогообложение производится по налоговой ставке 10 процентов при реализации периодических печатных изданий, за исключением периодических печатных изданий рекламного и эротического характера; книжной продукции, связанной с образованием, наукой и культурой, за исключением книжной продукции рекламного и эротического характера; услуг по экспедированию и доставке периодических печатных изданий и книжной продукции, которые указаны в абзацах первом и втором настоящего подпункта".

Обычная ставка налога в два раза выше - 20 процентов. Однако законодатель установил, что эта льгота подлежит пересмотру (или подтверждению) каждые два года.

Каждые два года издатели и главные редакторы осаждают Государственную Думу.

Всякий раз льгота сохраняется.



***

Независимая пресса, прозрачные информационно-аналитические центры, декларирование доходов государственных служащих и политических назначенцев - единственный метод пресечения коррупции.

08.02.2002
www.council.gov.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован