21 июля 2004
251

ТАТЬЯНА ЛИОЗНОВА: Я ТАК И НЕ ВИДЕЛА `СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ` НА ТЕЛЕЭКРАНЕ

Main nova big
А ГЕНСЕК БРЕЖНЕВ МОГ И РАСТРОГАННО ВСПЛАКНУТЬ НАД ОЧЕРЕДНОЙ СЕРИЕЙ БЕССМЕРТНОГО ФИЛЬМА, СОЗДАТЕЛЬНИЦА КОТОРОГО ОТМЕЧАЕТ СЕГОДНЯ ЮБИЛЕЙ

Творчество народной артистки СССР, лауреата государственных премий Татьяны Лиозновой чем-то напоминает сказочный ларец, в котором есть `товар` на любой вкус. Для любителей тихой лирики в нем припрятаны `Три тополя на Плющихе` с Олегом Ефремовым и Татьяной Дорониной. Для людей, предпочитающих остросюжетное кино, - `Семнадцать мгновений весны` с Вячеславом Тихоновым. Ну а просто поднять себе настроение можно с помощью `Карнавала` с Ириной Муравьевой. В том же ларце хранятся `Мы, нижеподписавшиеся`, `Им покоряется небо`, `Евдокия` и ряд других замечательных и разноплановых фильмов. Сегодня у Татьяны Михайловны юбилей. А накануне корреспондент газеты `Труд` побеседовал с режиссером.

- Татьяна Михайловна, как вы сегодня живете?

- Не слишком весело. Не буду жаловаться на здоровье, на то, что с людьми в белых халатах приходится встречаться чаще, чем хотелось бы. Значительно сильнее меня расстраивает то, что я сейчас не работаю. Ведь в моем понимании жизнь интересна только тогда, когда занимаешься любимым делом.

- Работа всегда была для вас самым главным в жизни? А как же семья, дети?

- Ну, с семьей не сложилось. А дети - это мои картины. Уж такая судьба. Но я ни о чем не жалею. Снимала все свои картины из любви к людям. О людях и для людей. Впрочем, это не моя личная творческая установка. Вся серьезная литература, все настоящее искусство построены на вере в человека, на вере в здравый смысл самой жизни. И на том, что Господь Бог задумал ее вовсе не для того, чтобы деятелям культуры мучить и пугать людей, чем сейчас, к сожалению, заняты некоторые мои коллеги.

- На вашей визитной карточке в числе различных званий и регалий есть слово `профессор`...

- Да, я долгое время преподавала во ВГИКе. За эти годы успело подрасти несколько поколений воспитанных мною ребят. На днях встречалась со своими бывшими студентами. Пришли 18 моих учеников, у каждого из них уже свои самостоятельные работы, свои достижения. Ну и, конечно, свои разочарования, потому что практически все работают меньше, чем могли бы. Впрочем, мы все через это прошли. Например, я свою первую картину ждала целых восемь лет.

- Один из самых известных ваших учеников - Андрей Эшпай, сын знаменитого композитора. Он вас тоже навестил?

- Ну конечно. Это один из моих любимых учеников. Я Андрея помню совсем ребенком. Вместе с его отцом мы делали картину `Им покоряется небо`. Как-то на съемки Эшпай-старший привез своего маленького сыночка. Это было так трогательно. И вот прошло более 30 лет... Андрей-младший за эти годы окончил режиссерский факультет нашей мастерской, поставил несколько картин, например, `Униженные и оскорбленные`. И сейчас завершает съемки телефильма `Дети Арбата`. Меня очень радует, что он взялся за серьезную, большую работу, я-то знаю, что такое многосерийная картина и как сложно над ней работать.

- А ваш знаменитый телесериал про Штирлица с чего начался?

- С того, что у меня был довольно долгий простой. Я ничего не снимала, а только ходила по студии Горького и расспрашивала своих коллег, кто и что делает. Как-то в библиотеке мне попался в руки журнал `Знамя`, в котором была опубликована повесть Юлиана Семенова `Семнадцать мгновений весны`. Я сразу поняла, что ее можно экранизировать в форме динамичного детектива. Разыскала Семенова и заявила, что буду снимать по его повести фильм. Он удивленно на меня посмотрел и сказал, что уже отдал сценарий на `Ленфильм` и даже получил за него деньги. Я в запальчивости ответила, что мне наплевать, продан сценарий или нет, но этот фильм буду снимать я! И тогда Юлиан совершил настоящий поступок: послал телеграмму председателю комитета по телевидению и радиовещанию Лапину, в которой сообщил, что отзывает сценарий с `Ленфильма` и передает его мне. Причем деньги, уже полученные за сценарий, он выслал в Ленинград переводом.

Правда, когда я взяла в руки сценарий, то со мной случился шок, потому что в книге было много того, что мне импонировало, а в сценарии все оказалось по-другому. Мне ничего не оставалось, как засесть за работу - писать одновременно литературный и режиссерский сценарии. Я работала по 12 часов в сутки, спала по два-три часа. Но не скажу, что не получала удовольствия, ведь у меня были развязаны руки, к тому же я не шла против книги, а, наоборот, отстаивала ее.

- Вам пришлось просмотреть многих актеров, чтобы выбрать одного на роль Штирлица?

- Начиная с `Трех тополей на Плющихе` я вообще не делала кинопроб. Брала фотопробы актеров, раскладывала их на столе, как пасьянс, и прикидывала, насколько один актер соответствует другому. Что касается Штирлица, то я могла бы назвать нескольких актеров, которые с равным успехом исполнили эту роль. Но преимущество Вячеслава Тихонова состояло в том, что на тот момент он был свободен от съемок и от театра.

- Говорят, первым картину увидел Андропов. Якобы ему на дачу возили по две-три смонтированные серии, и глава КГБ решал, что убрать, а что оставить...

- Это все слухи. Но я точно знаю, что Брежнев каждый вечер сидел у телевизора, не пропуская ни одной серии, после чего звонил председателю Гостелерадио Лапину. Очень переживал из-за происходящего на экране. Случалось, даже всплакнет... Что касается Андропова, то он просил изменить в фильме две детали: убрать из титров фамилии реальных консультантов с Лубянки, поскольку это были действующие офицеры разведки, и добавить эпизод о рабочем движении Германии. Мол, в сериале слабо отражена роль немецкого пролетариата. Над вторым пожеланием нам пришлось поломать голову...

- Сняв после `Семнадцати мгновений` достаточно серьезный, проблемный фильм `Мы, нижеподписавшиеся` по пьесе Гельмана, вы решили отдохнуть и развлечься на комедии `Карнавал`?

- Ну что вы! Какой отдых! Ведь в постановочном плане `Карнавал` - один из первых наших киномюзиклов - был не менее сложным, чем `Семнадцать мгновений`. Я просмотрела, наверное, все танцевальные ансамбли страны. Отобрала несколько нужных мне для фильма танцев. Но у всех же гастроли! Наша съемочная группа моталась следом за ансамблями по всему Союзу. Например, коллектив с медведем выступает в Иванове - мчимся в Иваново. Другой ансамбль должен ехать на Дальний Восток - мы ломаем график Госконцерта, добиваемся, чтобы гастроли перенесли в Киев, потому что там находился театр, где играла Ира Муравьева. В Киеве надо быстро построить такую же сцену, как в московском павильоне. И так без конца.

- У вас есть свой любимый фильм?

- Вообще-то я не смотрю свои картины. Тем более по телевидению, когда их пичкают рекламой, что не может не раздражать. Кроме того, они сняты широким форматом, а на телеэкране у них срезают края, и ты видишь не то, что снимала. Как это можно пережить, если ты из-за этого кадра буквально седела? В прошлом году в связи с юбилеем Вячеслава Тихонова `Семнадцать мгновений` запустили одновременно по двум каналам. Но при этом за показ этой картины, равно как и других моих фильмов, ни я, ни мои коллеги не получаем ни копейки. Впрочем, меня это не так уж печалит. Ведь после показа каждого фильма я получаю письма от своих зрителей. Мне радостно сознавать, что мои картины вносят в их жизнь доброту, свет и радость.

Беседу вел

Славуцкий Александр.
Труд Nо134 за 20.07.2004http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован