21 февраля 2007
3011

Татьяна МИТКОВА: `Мы в прямом эфире штурм не показывали`

На "Прямой линии" в "Известиях" побывала телеведущая и главный редактор информационного вещания НТВ Татьяна Миткова, которая известна тем, что никогда и никому не дает интервью.

- Здравствуйте, меня зовут Иван. Хочу узнать: вот у вас в информационных программах поменялись ведущие. Это связано с новой кадровой политикой канала или личными интересами ведущих? Я говорю о Марченко и Бордовских.

- И то, и другое. Люди имеют право менять что-то в своей жизни. Петр Марченко решил, что ему нужно попробовать себя на Первом канале, где другие масштабы, зона распространения намного больше. Это абсолютно естественное и нормальное желание. Что касается Юлии Бордовских, то мы решили попробовать ее в качестве ведущей, сейчас снимаем пилоты, посмотрим, что из этого получится.

- Будет ли авторская программа Татьяны Митковой?

- Есть "Сегодня" с Татьяной Митковой. Думаю, этого достаточно.

- Добрый день, я Семен. В наступающем году НТВ - 10 лет. Как отметите юбилей?

- Мы живем сегодняшним днем, о юбилее не думаем. Но в коридорах уже звучит куплет известной песни "Первый тайм мы уже отыграли".

- Меня зовут Юлия, я хочу спросить: почему так много документалистики на всех каналах?

- Думаю, это связано с усталостью зрителей от сериалов и боевиков, обрушившихся на них в последние годы. Если эта "сериальность" будет продолжаться, то телевидение просто выродится. Каналы эти потребности аудитории чувствуют, смотрят на рейтинги спецрепортажей и документалистики и развивают это направление. Сериальный бум должен войти в какое-то разумное русло, иначе мы потеряем на этом целое поколение. Может быть, я тут максималистка, но я сериалы не смотрю и никому не советую это делать. Это очень привязывает, а я считаю, что привязываться к чему-то, особенно к "ящику", не стоит. Есть более интересные занятия.

- Доброе утро, это Игорь. Скажите, а чем закончился скандал, разразившийся после выпуска "Намедни" с сурдопереводом протокольных кремлевских съемок? Правда ли, что покушались на "Свободу слова"?

- Мне лично никто из Кремля не звонил. Слухи о возможном увольнении Митковой, Шустера и Парфенова - это скорее форма давления. Да, атаки были. Их отбивал генеральный директор. И если бы шла речь о снятии Шустера, то программа "Свобода слова", которая прошла в эфир уже после этих событий, просто бы не вышла. А она была в эфире. Мы испытываем давление со стороны власти, но для журналистов это не ново. Как только возникает какой-то кризис, крайними оказываемся именно мы.

- Здравствуйте, Татьяна, меня зовут Елена, я из Москвы. Вы читали книгу Шендеровича "Здесь было НТВ"?

- Он мне ее на днях прислал с очень трогательной надписью. Я фрагменты прочитала, но вообще не люблю литературу о телевидении. Кое-что показалось интересным, потому что я этого не знала.

- Вы согласны с оценками, которые он всем вам выставил?

- Это его право.

- Дмитрий. Как вы относитесь к тому, что происходит с ТЭФИ?

- У меня по поводу ТЭФИ никаких иллюзий уже нет. Престиж премии падает стремительно, и все это ощущают. Если ничего не менять, то люди перестанут выдвигать свои работы.

- Вы на кого поставите в номинации "Ведущий развлекательной программы": на Галкина, Швыдкого или на Хрюна со Степаном?

- Про министра культуры ничего не скажу, очень уважаемый человек и, по-моему, развлекательную программу он не ведет. Хрюна со Степаном не смотрю, потому что не слежу за программами, не касающимися информации. Думаю, самые большие шансы у Галкина. Хотя, может, произойдет сенсация.

- Это Сергей из Петербурга. Насколько было этично давать сурдоперевод президента?

- Я не считаю, что это было гвоздем программы, там были гораздо более сильные вещи. Но как прием это очень броско, вызывающе и запомнилось. Возможно, неправильно вкладывать в уста первого лица государства перевод. Но мы на канале принимаем решения коллегиально. К тому же в тех "расшифрованных" словах не было ничего, что бы раскрывало секреты.

- Но теперь на протокольных съемках разговаривать вообще не будут!

- Или, наоборот, будут давать съемки из Кремля со звуком. Согласитесь, трудно себе представить на американском телевидении картинку президента без звука или с сурдопереводом. Это абсурд нашей жизни, который приводит к таким экспериментам.

- Здравствуйте, Татьяна, вам звонит Алексей. В истории с сурдопереводом, когда пытались выяснить, о чем говорил Путин с силовиками, текст совпал с оригиналом? И второй вопрос: я читал, что из-за этого могут снять Бориса Йордана с работы, это так или нет?

- Было несколько сертифицированных сурдопереводчиков, перевод которых практически совпал, там разница в синонимах. Установить, насколько идентичен оказался перевод тому, что было в действительности, мы не смогли, потому что кассеты, как мы говорим - исходника, у нас нет. Что до второй части вопроса, то это слухи. Мы не государственный канал, и снять приказом Минпечати или из Кремля генерального директора частной телекомпании невозможно.

- Добрый день, Татьяна Ростиславовна. Меня зовут Валерий Сергеевич, Москва. Во время трагических событий 23-26 октября миллионы телезрителей, которые наблюдали за всем этим, тоже оказались заложниками. Все каналы работали в прямом эфире, но при этом было видно, что ведущему нечего показывать и нечего говорить. И тогда просили показать в десятый раз автомобиль, движение, нагнетая психоз, а по вашему каналу даже пошла подборка материалов, которые показывали все предыдущие теракты. Не считаете ли вы, что нужно было уйти из эфира и выходить, когда были реальные новости?

- Это спорный вопрос. Новости нужно узнавать в прямом эфире. Мы дали возможность зрителям следить за тем, что происходит в этой совершенно беспрецедентной ситуации. Уйти из эфира - лишить наших зрителей информации. То есть нарушить свои обязательства. С другой стороны, тот психологический момент, о котором вы говорите, присутствовал, но у зрителя всегда есть право выбора: включить телевизор и выключить его, уйти на другой канал.

- Анастасия. В последнее время в прессе ополчились на НТВ, в частности, за то, что НТВ вело трансляцию штурма на Дубровке в прямом эфире.

- Мы не показывали штурма в прямом эфире! Это было невозможно по многим причинам: журналистов и близко к зданию на Дубровке не подпускали, все стояли в километре-двух, но даже если бы и была возможность, мы просто права на это не имели. Кадры, снятые с крыш, мы показали после окончания операции. Мы сказали: сейчас вы увидите, как это происходило сорок минут назад. Вот и все.

- Наташа, Москва. Вы - профессионал, но не было у вас мысли, что здесь я сделала все, может, стоит заняться чем-то другим?

- Нет, такого пока не было.

- Владимир Иванович. Хотел бы высказать восхищение: вы - уникальное явление на телевидении:

- Да Господь с вами!

- Здравствуйте, вам звонит пенсионер из Казани Запаров Кашфи Нургаянович. Мы вас любили и любим, но не видим. Говорят, НТВ не хочет купить лицензию для показа в Казани.

- Лицензии не покупаются, а выигрываются на конкурсе. Вероятно, мы там не выиграли конкурс. Но мы будем работать над этим.

- Евгений Александрович, служащий. Какое соотношение должно быть между государственными и независимыми каналами? И как обстоят дела с независимостью на сегодняшний день?

- Нынешнее число телеканалов отражает экономические возможности государства и общества. Вряд ли мы сейчас сможем позволить себе больше, хотя я считаю, что телеканалов должно быть много. Мне кажется, хватит и одного телеканала, который будет финансироваться государством и отражать позицию государства по самым важным вопросам. Что касается независимости, а что это такое? НТВ - частный канал. Мы, естественно, зависимы: от своих акционеров, от общества, от государства, от зрителей и бог знает какого числа факторов. Свобода всегда чем-то ограничена.

15 Ноября 2002, 00:19, www.izvestia.ru


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован