28 мая 2000
4451

Татьяна Васильева - эксцентрическая актриса старой доброй мхатовской выучки.

Татьяна Васильева - эксцентрическая актриса старой доброй мхатовской выучки. Если это и парадокс, то в случае Т. В. едва ли возможно оспорить его истинность. Она не изменила Станиславскому с Мейерхольдом, но примирила, легко и непринужденно, тонкий психологизм и броский внешний рисунок, искусство переживания и вкус к характеру-маске. Это актерское качество Т. В. сначала изумляло институтских педагогов, а позже - критиков, которые хвалили ее театральные роли (сомнамбула-лунатичка в "Клопе", клоун-ребенок Бук в "Пеппи Длинныйчулок", Марья Антоновна в "Ревизоре"), но не скрывали растерянности перед ураганно-темпераментной актерской стихией, столь убедительной даже в своей чрезмерности. Огненная, неприрученная характерность Т. В. и прельщала, и отпугивала кинематограф, который поначалу проявлял осторожность, предлагая актрисе эпизоды и роли второго плана. В восьмидесятые Т. В. переиграла множество занятных и колоритных персонажей - как правило, ее своеобычный актерский имидж, подобно приправе, сообщал остроту и пикантность любому пресному вареву (из этой пестрой вереницы полуролей запомнилась, пожалуй, подруга героини в фильме Самая обаятельная и привлекательная - с ее замашками гранд-дамы и комичной убежденностью в собственной власти над недотепой-мужем). Честно отрабатывая актерский хлеб в кино одноразового потребления, актриса явно держала капитал в другом банке - и дважды ее судьба готова была перемениться. В телефильме Переступить черту Т. В. сыграла мошенницу, обладающую гипнотическим даром, не как заурядную авантюристку, но как натуру глубокую и противоречивую, виновную жертву чужой игры. Однако роль, замеченная и оцененная зрителями, ничего не изменила в отношении кинематографа к Т. В. - она по-прежнему была угодна в качестве обладательницы экстравагантного имиджа, который способен придать товарный вид любому ширпотребу - от Моей морячки и Болотной street... до Гениальной идеи и Нашего американского Бори. Несоответствие ничтожных актерских задач и истинного масштаба актрисы - несоответствие для Т. В. драматичное - сомнений не вызывало и раньше. Окончательную ясность внесла блистательная актерская работа Т. В. в фильме Увидеть Париж и умереть. Для ее Елены Сергеевны, женщины властной и предприимчивой, не существует нравственных табу и этических норм, которые невозможно было бы переступить, если речь идет о карьере ее сына - ради него она готова на все. Но в этой женщине, чей облик лишен человеческих черт, актриса разглядела и сыграла и ту, прежнюю Елену Сергеевну, которую героиня в себе сознательно уничтожила, выжгла, принеся в жертву немыслимой и испепеляющей материнской любви. Истинность этого яростного саморазрушительного чувства столь несомненна, что героиня, чья жизнь авторами фильма живописуется в самых неприглядных подробностях, благодаря актерскому дару Т. В. обретает право на сострадание. Эта роль могла бы стать неопровержимой уликой на суде, где актриса выступала бы истцом, а российское кино - ответчиком. Однако суд до сих пор не состоялся, и кинематограф по-прежнему забивает гвозди микроскопом, предлагая Т. В. безостановочно тиражировать эффектный имидж постсоветской вамп.

ЛЮБАРСКАЯ Ирина. Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. I. СПб, "Сеанс", 2001
http://www.russiancinema.ru/template.php?dept_id=15&e_dept_id=1&e_person_id=151
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован