21 декабря 2001
125

ТАЙНА ДРЕВНЕГО КОЛОДЦА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Мино Милани.
Тайна древнего колодца


&сорy; Сорyright Мино Милани
&сорy; Сорyright перевод Ирина Константинова (kig@mаil.wрlus.nеt)
Изд. `Северо-Запад`, 1992, сб. `Пульсирующий камень`




ПРОЛОГ
Эта история началась в 1795 году. Началась она в тот день, когда Дэн
Мак-Гиннес (шестнадцать лет, никакого желания учиться, страсть к
приключениям) оказался на острове Оук (в переводе с английского -- Дуб), что
на траверсе Честера (Новая Шотландия, Канада). Остров был необитаем, и Дэн
рассчитывал обнаружить в лесу немало непуганой дичи. Он вытащил из воды свое
каноэ, взял ружье, банку с порохом и отправился на охоту.
В тот момент он и не подозревал, что охота эта продлится всю жизнь,
мало того, не прекратится и после смерти, ибо многие и многие любители
приключений пойдут по его следам.

Дэн отправился берегом, держась между каменистым берегом и лесом. Он
готов был в любую минуту вскинуть ружье и выстрелить, как вдруг увидел эту
большую серую птицу, недвижно сидевшую на суку старого дуба. Он прицелился,
хотел было спустить курок...
И вдруг замер. Замер, да так и остался в растерянности некоторое время.
Что же это такое, черт возьми!
Теперь он ясно видел -- это была не птица. Дэн медленно подошел ближе и
поднялся на небольшой холи, где росло дерево. Приблизившись к нему, он
внимательно рассмотрел эту серую и недвижную вещь.
Это был деревянный блок, снятый, видимо, с какого-то старого судна и
привязанный к суку.
Дэн в изумлении смотрел на этот странный для необитаемого острова
предмет.
Кому понадобилось укрепить здесь корабельный блок? И зачем? Он
осмотрелся, словно ожидая увидеть что-нибудь еще. Но больше ничего
необычного вокруг не было. Только царила удивительная тишина. Где-то очень
далеко в лесу щебетали птицы. Дэн в задумчивости опустил голову...
От неожиданности у него прямо-таки перехватило дыхание.
На земле под деревом возле самых его ног виднелась ровная круглая
впадина. Кто-то вырыл здесь эту яму, а потом засыпал ее. А блок, подумал
Дэн, вновь взглянув на него, подвесил тут как опознавательный знак...
Он еще некоторое время постоял в нерешительности. В голове его
повторяемое тысячами разных голосов звучало одно и то же слово, которое сам
он однако все еще не решался произнести. Он задрожал от волнения и пустился
бегом к берегу, столкнул на воду каноэ и начал быстро грести, торопясь к
дому.
А тысячи голосов кричали ему: `Сокровище! Сокровище!..`

Дэн рассказал об увиденном своим друзьям Тони Вогману и Джеку Смиту. Те
в изумлении переглянулись, и Тони прошептал:
-- Послушай, Дэн, ведь про сокровища пиратов болтают много, вот только
никто еще никогда не находил ни одной монеты...
-- Но кто-то же вырыл эту яму на острове Оук!
-- Верно, но может, он сделал это только для того, чтобы похоронить
свою собаку. Я не верю во все эти истории про сокровища!
Джек Смит поддержал товарища:
-- Я тоже не верю. Искать сокровища -- только зря время терять, больше
ничего.
Тогда Дэн Мак-Гиннес решительно заявил:
-- Хорошо. В таком случае -- прощайте!
-- Прощайте? Ты куда?
-- Приготовиться. Завтра вернусь на Оук и буду копать. Справлюсь и
один!
И он пошел, гордый и решительный. Но не успел сделать и десяти шагов,
как Джек и Тони догнали его:
-- Эй, Дэн, подожди? -- закричали они. -- И мы с тобой!

На другой день ребята высадились на острове. Внимательно рассмотрели
блок, потом сняли куртки и принялись за работу. Сердца их горели
нетерпением, головы были полны надежд и мечтаний.
Сокровище! А почему бы и нет? Лет пятьдесят назад здесь на побережье
было пиратское гнездо. Говорят, что тут-то и обитали знаменитые герои многих
легенд -- Морган, Черная Борода, Капитан Кидд и другие корсары. Вполне
возможно, что кто-нибудь из них, прежде чем отправиться в новое морское
путешествие, спрятал в каком-нибудь надежном месте свою добычу. Сокровище!
А они втроем сейчас обнаружат его и сказочно разбогатеют!
Ребята копали беспорядочно, как придется, лишь бы поскорее. И когда на
глубине примерно трех метров их лопаты наткнулись на что-то твердое, они
прекратили работу и молча осмотрели яму. Кто знает, может, они уже достигли
цели. Может, это и есть клад? Они опустились на колени и принялись руками
бережно разгребать землю...
Но нет, никакого сундука с сокровищем там не оказалось. Ребята
обнаружили только массивный настил из дубовых балок. Друзья трудились в тот
день до заката. Копали и два следующих дня, пока не разобрали наконец этот
настил. Но и тогда не нашли ничего похожего на сейф или сундук. Под дубовым
настилом была только земля.
И они принялись копать дальше.

Они работали несколько недель. Обнаружили еще один такой же настил --
на шестиметровой глубине. И еще один -- на десятиметровой. Колодец
становился все глубже. В нем уже опасно было работать. Ребята принялись
искать помощника, но никого не нашли.
-- Вы с ума сошли! -- говорили все в один голос. -- Копать на острове
Оук! Там же водятся призраки! А сокровищ никаких нет и в помине. Только
понапрасну тратите время, силы и деньги!
Да, действительно, они тратили время, силы и деньги. И месяца через два
обнаружили, что все это уже подходит к концу. А тут нагрянула холодная зима.
Дэн, Тони и Джек прекратили поиски. Опавшие листья и грязная жижа заполнили
яму под деревом на острове Оук.

И все же мечта была слишком прекрасной, чтобы так просто расстаться с
нею. При первой же возможности трое друзей снова принялись копать колодец, а
через несколько лет Дэн и Джек, ставшие к этому времени уже молодыми людьми,
даже переселились на остров, чтобы по-прежнему продолжать поиски сокровища.
Дело было уже в 1804 году, когда к ним явился какой-то элегантный господин.
Он заглянул в яму и, приподняв цилиндр, поинтересовался:
-- Господа Мак-Гиннес и Смит, если не ошибаюсь?
Юноши подняли кверху свои измазанные землею лица.
-- Это мы.
-- Симеон Линдс, коммерсант, -- представился незнакомец. -- Если вы
будете так любезны подняться сюда, я смогу сообщить вам нечто такое, что
наверное представит для вас интерес.
Друзья удивились и выбрались из колодца. И Симеон Линдс, в избытке
обладавший и долларами, и фантазией, сказал им, что слышал разговоры про
сокровище и хочет войти в их компанию. Он готов предоставить деньги,
рабочих, необходимые материалы и инструменты. Что хочет получить взамен?
Свою долю. Он предлагает поделить сокровище на четыре части, ведь Тони,
насколько ему известно, хоть и не живет на острове, приезжает сюда работать.
Согласны?
Дэн и Джек посмотрели на свои руки в мозолях и порезах, на свою рваную
одежду, измазанные ботинки. Они понимали, что одни, без чьей-либо помощи,
никогда не доберутся до дна этого проклятого колодца.
-- Хорошо, -- согласились они. -- Будем компаньонами, господин Линдс.
Приехали рабочие, и раскопки возобновились. Каждые три метра
обнаруживался мощный дубовый настил. На глубине двадцать семь метров под
толстым слоем кокосовых листьев и древесного угля оказалась гранитная плита
с какими-то странными символами. Это было похоже на послание.
-- Черт возьми! -- воскликнул Линдс. -- Не понимаю, что тут написано,
ребята, но у меня нет никаких сомнений, что мы копаем не зря!
Казалось, они и в самом деле добрались до сейфа. Огромная металлическая
кувалда, сброшенная с высоты тридцати метров, ударилась обо что-то более
твердое, чем дубовый настил. Все, горя нетерпением,
-- Давайте спустимся, -- прошептал Дэн.
Линдс задумался, потом покачал головой.
-- Нет, уже темнеет. Отложим до утра. Завтра, ребята, найдем сокровище!
Завтра -- сокровище! Никто не мог уснуть в эту ночь.
И на рассвете все собрались возле колодца, волнуясь, дрожа от
нетерпения, полные решимости продолжать работу.
-- Ну, что ж, надо спуститься туда, -- предложил Линдс, заглянул в
колодец и осекся.
-- Что там? -- воскликнул Дэн, бросаясь к колодцу. Линдс не ответил,
только кивнул, мол, смотри сам. Дэн заглянул в колодец. Он был полон воды.
-- Вода! Но откуда же она, черт возьми, появилась там?
-- Не знаю... Какой-нибудь источник... Водоносный слой...
Наступившее молчание прервал кто-то из рабочих:
-- В таком случае... Надо начинать все сначала!
-- Конечно, -- сказал Линдс. -- Только теперь все уже проще. Достаточно
вычерпать воду! Нам покорилась земля, не помешали дубовые настилы, неужели
остановит вода? За работу, ребята!

Целый месяц пытались они вычерпать воду из колодца. Вода неизменно
оставалась на одном и том же уровне. В течение еще двух месяцев рабочие
вырыли второй колодец, рядом с первым, рассчитывая на большей глубине обойти
источник... И тоже напрасно. Внезапно глинистый грунт на дне второго колодца
провалился, и из глубины его вырвался мощный фонтан воды, обрушившись на
рабочих, которым просто чудом удалось спастись. Стремительно прибывавшая
вода вскоре заполнила доверху и второй колодец.
На этот раз надежды и в самом деле совсем уже не осталось. Линдс,
потерявший на раскопках уйму денег, вышел из дела, оставшись едва ли не
нищим. Вскоре умер Дэн Мак-Гиннес. В последние минуты перед смертью он
что-то бормотал про свое сокровище. Тони и Джек остались на вновь опустевшем
островке сторожить два заполненных водой колодца.

В 1849 году образовалось новое Общество, и раскопки возобновились, но
теперь уже с помощью бура, который приводила в движение лошадь. Из
затопленного колодца извлекли обломки еловых и дубовых досок, куски
металла... Стало ясно, что там, на глубине, находится деревянное перекрытие,
защищающее сейф с сокровищем.
Особенно взбудоражились все, когда бур вынес на поверхность три звена
какой-то золотой цепи. Люди кинулись к колодцу... но увидели в нем только
свои жадные лица, отраженные в грязной воде, оберегавшей сокровище.

Решили выкопать третий колодец. Его сделали гораздо глубже -- тридцать
четыре метра. Многие тонны грязной воды мощным потоком хлынули в него
неизвестно откуда и тоже заполнили до самого верха. Среди всеобщего отчаяния
Тони Вогман, ставший к этому времени уже стариком, заметил, что вода эта
соленая... Значит, она попадает сюда из моря.
-- Из моря!.. -- Во время отлива, -- припомнил он, -- я видел в бухте
Мита, как вода стекала с берега. Значит, до отлива она где-то находилась,
что-то заполняла. И видимо, именно оттуда попадает сюда, на дно наших
колодцев!
Все бросились к заливу. Он был недалеко -- метрах в ста пятидесяти от
колодца. Стали копать на берегу, чтобы понять, куда же уходит вода во время
прилива. И были потрясены, когда обнаружили то, что было скрыто под песком.
Люди не хотели верить собственным глазам. Но им пришлось убедиться, что все
это -- правда.
Под песком кто-то словно выложил огромный пол: сотни гигантских
каменных плит, образовавших платформу длиной в сорок пять метров. И вся она
была густо устлана тоннами, многими тоннами кокосовых листьев и морских
водорослей. Короче говоря, это была гигантская губка, которая впитывала воду
во время прилива и постепенно пополняла...
Что!? Это они узнали позже, когда отыскали на берегу отверстия пяти
подземных каналов, тянувшихся от платформы к колодцу. Эта огромная губка
заполняла водой каналы, а те в свою очередь перегоняли воду в колодец с
сокровищем!
Придя в себя от изумления, искатели вновь принялись за работу.
Разрушить губку и платформу было невозможно. Тогда возвели плотину, чтобы не
подпускать воду к губке, так сказать, отодвинуть море. Вскоре работа была
закончена, но однажды бурной ночью волны разметали сооруженную с таким
трудом дамбу.
Выходит, море тоже защищало сокровище!

Ладно. Вырыли еще один колодец, опустились на глубину тридцать пять
метров и опять двинулись по горизонтали в сторону колодца с сокровищем.
Внезапно дно его провалилось, и внизу открылась черная пустота. Деревянные
настилы, земля, вода. Все это сих пор невероятно усложняло работу искателей,
делало ее опасной, почти невозможной. А теперь еще и эти пустоты!
В те дни скончались Джек Смит и Тони Вогман. Они умерли с великой
тяжестью на душе.

Однако остров все равно не был забыт. Создавались экспедиции, которые
привозили сюда современную буровую технику. Но однажды взорвался паровой
насос, и при взрыве погиб рабочий. После этого многие отказались от опасной
затеи.
В 1893 году новые попытки добраться до дна колодца предпринял Фредерик
Блэр, делец, у которого, как у Симеона Линдса, были в избытке доллары и
фантазия. Он начал с того, что взорвал динамитом гигантскую губку и каменную
платформу на берегу бухты Смита. Взрывы сотрясали воздух, остров содрогался,
но огромная губка была наконец уничтожена. Однако колодец с сокровищем
по-прежнему доверху был заполнен водой. Имеется, значит, еще один канал...
Может, он тянется с другого конца острова? Принялись усиленно его искать, но
так ничего и не нашли.
Тогда Блэр опустил в глубину зонд, и тот вынес на поверхность все, что
ему попалось на пути. Это были куски цемента, обломки дубовых балок и,
наконец, мелкие металлические осколки.
-- Там находится сундук! -- уверенно заявил Блэр, изучив все это. --
Дубовый сундук, залитый цементом. Запускайте второй зонд!
Зонд опустился на сорок шесть метров. Сильное волнение снова охватило
всех, когда появились обрывки золотых цепей и клочки старинного пергамента,
на котором тушью было начертано слово `там`. Выходит, там, внизу, было не
только золото, но и какие-то документы! Блэр оповестил весь мир о своем
открытии: может быть, там, в недрах того крохотного островка в Атлантическом
океане таилось объяснение каких-то важнейших для судеб человечества событий!
Раз их запрятали так глубоко, значит, они имеют особую важность! Документы
знаменитых судебных процессов? Тайные послания короля? А может быть,
рукописи Шекспира?..
Блэр возобновил работы, согласившись на финансовую поддержку других
заинтересованных и заинтригованных этой тайной людей. Когда же Блэр
скончался -- в 1951 году -- потратив шестьдесят лет на борьбу с колодцем,
буры уже давно были остановлены на глубине пятидесяти метров, поскольку не
способны были пробить огромную металлическую платформу, находившуюся там.
А ведь использовались электрические буры (в 1936 году подводный кабель
доставил на остров электрический ток, позволив включить мощные насосы).
Сюда, на остров Оук, были приглашены специалисты по прокладке шахт, технике
бурения, лучшие инженеры...
-- Неужели, -- удивлялись многие из них, -- этот построенный еще до
1795 года по старинке, осушить современными методами?
Неужели такое возможно? Но с того дня, когда Мак-Гиннес решил
поохотиться на острове, и до нашего времени, было истрачено уже более двух
миллионов долларов. Результат -- нулевой.
-- Тот, кто построил этот колодец, подлинный гений. У него была уйма
денег и множество рабов. Это, конечно, великий инженер. И ему необходимо
было запрятать что-то очень важное. -- Таков был вывод, к которому приходили
многие, смиряясь с поражением.
Остров опустел. Теперь сюда заглядывали лишь туристы да любопытные,
чтобы сфотографироваться возле колодцев, полных жидкой грязи.
В 1959 году на острове Оук высадился канадский рабочий Роберт Ресталл.
Он приехал сюда с семьей и построил дом на этой маленькой полоске земли,
населенной одной лишь дичью. Наверное, ему не давал покоя дух Мак-Гиннеса да
и всех остальных умерших здесь, так и не увидев дна колодца.
Ресталл решительно принялся за работу. Он осушил колодец глубиной в
сорок шесть метров и, не спеша, полный надежд, принялся копать по горизонту
в направлении к главному колодцу, к тому, где предполагали найти сокровище.
Ему помогало несколько друзей.
-- Очень может быть, что нам и удастся достичь цели, -- говорил он
каждый вечер, отмывая черные от грязи руки и хмуря лоб. -- Этот колодец рыли
люди, которые могли и не знать чего-то. Может быть, у них не было такой
техники, как у нас... Отчего бы не попробовать? -- И с надеждой он
отвоевывал пядь за пядью...
А теперь прочитайте вот это жуткое сообщение, которое появилось в
итальянской газете `Коррьере` в августе 1964 года. Оно глубоко взволновало
общественное мнение всего мира, вновь пробудив интерес к этой загадке века,
ответ на которую скрывался в недрах острова Оук.
`КАНАДА. ТРАГЕДИЯ ПОД ЗЕМЛЕЙ
Четверо умирают из-за сокровищ капитана Кидда.
Таинственный газ вырвался из-под земли во время раскопок, которые
велись в поисках сокровища легендарного пирата.
ГЕЛИФАКС (Канада), 18 августа
Охота за сокровищами, достойная стать сюжетом лучшего приключенческого
романа, трагически завершилась смертью четырех участников раскопок.
Роберт Ресталл, 59 лет, одна из жертв, в 1959 году начал поиски
сокровища на маленьком острове Исландский Оук, затерянном вдали от побережья
Новой Шотландии, надеясь отыскать клад легендарного пирата Уильяма Кидда.
Вчера, когда вместе с шестью товарищами он рыл яму на глубине десять
метров, один из рабочих почувствовал удушье, по-видимому, из-за подземного
газа, и упал. Остальные шестеро попытались помочь ему, трое из них, видимо,
также по причине отравления газом, так и не смогли выбраться на
поверхность`.
Новые жертвы. Провалилась еще одна попытка.
Выходит, когда-то очень давно кто-то бросил вызов. И другие поколения
приняли его, однако, несмотря на мощную технику, какую каждый год
предоставляет в их распоряжение технический прогресс, так и не смогли
победить -- достичь дна колодца.
И все же...


Глава 1. ПРОФЕССОР ИСТОРИИ

Полковник Джордж Спленнервиль указал на одно из двух больших кресел,
стоявших в его кабинете у огромного окна:
-- Да садись же, Мартин, черт возьми! -- проворчал он. -- Чего стоишь?
Я и в самом деле остановился на пороге. Получив приглашение, я закрыл
тяжелую дубовую дверь и прошел по мягкому голубому ковру. Утонув в кресле,
повернулся к Спленнервилю. Он сидел за своим письменным столом и не спеша
набивал трубку, явно о чем-то задумавшись. Я заметил, что он набивает в
трубку слишком много табака. Это был очень плохой признак -- что-то весьма
заботило моего шефа.
Спленнервиль взглянул на меня и произнес:
-- Остров Оук.
-- О нет! -- тут же возразил я, вскочив с кресла. -- Хватит! Только не
это. Оук уже никого больше не интересует, а меня меньше всех. С тех пор, как
скончался этот несчастный Роберт Ресталл, написаны сотни статей и...
Он попытался перебить меня, но я продолжал:
-- И вся эта история с таинственным колодцем теперь уже похожа на
кожуру трижды выжатого апельсина, так что...
-- Мартин, черт побери! -- вскричал Спленнервиль, хлопнув по столу
кулаком. -- Ты дашь мне, наконец, говорить или нет?
-- Да, конечно, -- неохотно согласился я, -- но...
-- Никаких `но`! Если я вызываю тебя сюда, значит, у меня к тебе
серьезный разговор! Кто руководит газетой, ты или я?
Он всегда задавал этот вопрос, когда хотел, чтобы я замолчал. Я не стал
возражать Он подождал немного и продолжал:
-- Я руковожу, Мартин, хоть ты и не отвечаешь на мой вопрос. А посему
садись, постарайся помолчать и выслушать меня.
Я кивнул и снова сел в кресло, вытянув ноги:
-- Хорошо, шеф, слушаю вас.
Но прежде чем продолжать, Спленнервиль нажал кнопку и из динамика
прозвучал голосок Рози, его секретарши:
-- Слушаю вас, господин Спленнервиль.
-- Он еще тут, Рози, этот господин?
-- Тут.
-- Хорошо. Не отпускай его. Ясно?
-- Ясно.
-- И еще -- меня ни для кого нет! -- Спленнервиль отпустил кнопку: --
Так вот, Мартин, -- продолжал он, повернувшись ко мне. -- Речь идет об
острове Оук. Надо полагать, ты в курсе дела, не так ли?
-- Надо полагать, шеф.
Словно не слыша моего ответа, он продолжал громко и настойчиво:
-- В 1795 году какой-то мальчик, не помню уж, как его звали...
-- Дэн Мак-Гиннес, -- вставил я.
-- Не помню, как его звали, -- раздраженно повторил он, -- отправился
поохотиться на этот пустынный остров -- остров Оук, на траверсе Честера в
Новой Шотландии. Пустынный, полный дичи остров. Ну и что же он там
обнаружил? Не уток, нет. Он обнаружил там судовой блок, висящий на суку
большого дерева, а под ним большую яму. А потом, -- тут он прервал речь и
вопросительно взглянул на меня. -- Что потом? -- спросил он после некоторой
паузы.
Я пожал плечами. Он крепко шлепнул ладонью по столу и возмутился:
-- Тебе что, и в самом деле надо рассказывать всю эту проклятую
историю, которая началась в 1795 году и закончилась несколько недель назад,
вернее, вовсе даже не закончилась! Неужели, черт возьми, нужно тратить целый
день на этот рассказ?
-- Не надо, -- возразил я. -- Я ведь уже говорил вам, что хорошо знаю,
в чем там дело. -- И добавил: -- История эта известна всем, и теперь уже
больше никого не волнует, что там лежит на дне.
-- Как это понимать? -- поинтересовался он, хмуря мохнатые брови.
-- А что может быть на дне этого колодца? Сокровище, спрятанное
каким-нибудь пиратом. Сколько оно может стоить? Мак-Гиннес и другие искатели
полагали, что миллиона два, по тем временам это огромное состояние, но
весьма скромное в наши дни. Кого могут сегодня заинтересовать два или три
миллиона или даже четыре? Разве что искателей золота -- вроде бедняги
Роберта Ресталла. Но только не публику.
Спленнервиль вспыхнул:
-- Там могут оказаться драгоценности, произведения искусства. Или же
какие-нибудь документы... Драгоценности и произведения искусства попадут в
музей, а бумаги, самое большее, порадуют какого-нибудь архивного, работника.
-- Короче, Мартин, хватит! -- воскликнул Спленнервиль. -- Хватит, черт
побери! Как ты не понимаешь, -- продолжал он, тыча в меня своим толстым
указательным пальцем, -- как ты не понимаешь, что этот непостижимый колодец
не что иное как вызов, брошенный нам, современным людям?
-- Отчего же, прекрасно понимаю. Ведь именно это соображение я сам
высказал в своей статье, помните?
Он покраснел и промолчал. А я продолжал:
-- Так что мне остается только еще раз повторить, что с точки зрения
журналистики вся эта история с островом Оук -- отработанный пар.
Спленнервиль вздохнул, опустил голову и снова занялся своей трубкой.
-- В таком случае, -- проворчал он, не глядя на меня, по-твоему, я
должен отправить восвояси того человека, что ждет там?
-- Какого человека? Того, которого вы велели не отпускать?
-- Именно.
-- А кто он такой? -- осторожно поинтересовался я. -- Еще один
искатель, который придумал оригинальный способ добраться до дна колодца?
Спленнервиль чиркнул спичкой и начал выпускать изо рта клубы дыма.
-- А этого, по-твоему, мало? -- полюбопытствовал он, искоса глядя на
меня.
Я промолчал. Он продолжал:
-- Мало? -- И видя, что я не отвечаю, добавил: -- Черт побери, Мартин,
ты что, оглох? Я же к тебе обращаюсь!
-- Я отлично слышу, шеф. Очевидно, еще один инженер, еще один
изобретатель с проектом, который тянет на полмиллиона долларов. Такие типы
приходят дюжинами. Чего вы хотите от меня? Я только удивляюсь, что...
Он прервал меня повелительным жестом:
-- Тебя удивляет, что я велел ему подняться сюда, ко мне, не так ли? --
спросил он. Я заметил в его глазах легкую насмешку. -- Дело в том, Мартин,
что речь идет не об инженере и не об изобретателе.
-- Тогда кто же он? Авантюрист? Сколько сотен миллионов долларов ему
требуется?
Спленнервиль нахмурился.
-- Этого я еще не знаю. -- Мне показалось, он был озабочен. -- На все
попытки добраться до дна колодца истрачено уже около двух миллионов
долларов. Пугающая цифра.
-- Любой проект будет стоить не менее полумиллиона, шеф.
-- Знаю. Но на этот раз, -- он выдвинул ящик стола, -- на этот раз
совсем другое дело. -- Он взял из ящика визитную карточку. -- Угадай, о ком
идет речь. Угадай, кто прислал мне письмо, сообщая, что знает верный способ
добраться до дна колодца.
Я отрицательно покачал головой. Спденнервиль усмехнулся и придвинул
микрофон:
-- Рози, пригласите сюда нашего гостя.
Потом он встал из-за стола и протянул мне визитную карточку. Я взглянул
на нее, и меня тотчас охватило волнение, более того -- тревога.
-- Что? -- воскликнул я, потрясенный. -- Но это же...
Сленнервиль, не обращая больше никакого внимания на меня, направился к
двери. Я снова прочел фамилию и хотел было опять обратиться к шефу, но тут
дверь открылась, и на пороге появился Аллен Брэггс, профессор истории
Гарвардского университета.
Я встречал его фотографии в газетах, видел их на обложках его книг по
истории. Он нередко выступал и по телевидению. Но сейчас его тонкое, нервное
лицо, украшенное высоким лбом, показалось мне изможденным, хотя и
величественным. Дверь за спиной профессора закрылась, и он остановился,
осматриваясь вокруг. За стеклами массивной черепаховой оправы сверкал
пытливый взгляд.
Спленнервиль протянул ему свою огромную ручищу:
-- Черт возьми, профессор Брэггс, -- воскликнул он, -- весьма и весьма
польщен вашим визитом к нам в `Дейли Монитор`! Садитесь, прошу вас!
Извините, что пришлось подождать. А это, -- добавил он, указывая на меня, --
это Купер, Мартин Купер.
Брэггс бросил на меня пронзительный взгляд и улыбнулся:
-- Очень рад познакомиться, господин Купер! -- Он с готовностью пожал
мне руку.
-- Это я очень рад, профессор, -- проговорил я, несколько растерявшись.
-- Я ваш большой поклонник. Читал все ваши статьи. Последняя -- о
наполеоновских войнах -- меня просто восхитила.
-- А я, -- тут же ответил Брэггс, -- в восторге от ваших статей об
Амазонке. Вот почему и попросил господина Спленнервиля познакомить меня с
вами.
Я не знал об этом. И сам факт, что знаменитый американский историк
пожелал познакомиться со мной, несколько смутил меня. Но Спленнервиль уже
подвел профессора к креслу:
-- Ладно, ладно, -- воскликнул он, -- располагайтесь, профессор Брэггс,
устраивайтесь поудобнее. -- Он подождал, пока мы уселись, и добавил: --
Итак, мы наконец-то встретились!
Брэггс сидел в кресле прямо, сохраняя на лице некоторую суровость. Он
был весь внимание, хотя ничего не ответил моему шефу. А тот продолжал:
-- Раз уж мы потеряли много времени, давайте теперь наверстаем
упущенное. Я получил ваше письмо, профессор. Интересно все, что вы пишете
насчет острова Оук... Купер тут полчаса пытался убедить меня, что
предприятие это уже никого больше не интересует и, честно говоря, мне трудно
было спорить с ним. Но если этим проклятым колодцем интересуется такой
человек, как вы, профессор, тогда совсем другое дело. Не так ли, Мартин?
-- Конечно, -- согласился я. Тревога моя улеглась, но все же я был
настороже. Брэггс улыбнулся я промолчал.
-- Если не возражаете, профессор, -- добавил Спленнервиль, -- давайте
начнем с конца, а потом уже вернемся к началу. Итак, во что обойдется
проект? Я хочу сказать: сколько будет стоить экспедиция, если не считать
расходов на дорогу и экипировку?
Профессор Брэггс не торопясь снял очки и ответил лаконично:
-- Нисколько.


Глава 2. ПОСЛАНИЕ РИЧАРДА ФОКСА

Спленнервиль занес авторучку над листом бумаги, собираясь записать
сумму, которую назовет профессор, но, услышав его ответ, поднял голову и
посмотрел сначала на него, потом на меня, и опять перевел взгляд на ученого.
-- Нисколько! -- изумился он.
Возникла долгая пауза. Я снова ощутил какую-то смутную тревогу.
-- Профессор, -- обратился я к Брэггсу, -- колодец на острове Оук
заполнен грязью. Разве не следует очистить его перед тем, как спускаться?
Или вы полагаете, что нужно вырыть другой колодец?
Он спокойно посмотрел на меня и отчетливо произнес:
-- Нет, я не считаю, что это необходимо, господин Купер.
Спленнервиль пришел в себя от изумления и энергично включился в
разговор:
-- Минутку, профессор, минутку! -- воскликнул он. -- Может быть, мы не
так поняли друг друга. Вы собираетесь спуститься на дно колодца без всякого
оборудования и без каких бы то ни было усилий. Это вы хотите сказать?
-- Без всякого оборудования и без каких бы то ни было усилий, --
невозмутимо повторил Брэггс, надевая очки. -- Если мои расчеты верны и если,
-- добавил он, слегка улыбнувшись, -- мне будет сопутствовать удача, я
спущусь на дно колодца без всего этого.
-- Каким же образом, профессор? Каким путем? поинтересовался я. Он
снова снял очки и объяснил:
-- Тем самым, что однажды уже был пройден, господин Купер.
Спленнервиль выругался, а я не удержался от следующего вопроса:
-- Пройден? Кем?
-- Единственным человеком, побывавшем на дне колодца.
До нас не сразу дошел его ответ. Мы переглянулись, и Спленнервиль
осторожно переспросил:
-- На дне колодца? Вы сказали, профессор, что кто-то уже был на дне
колодца?
Брэггс кивнул:
-- Я так полагаю... Более того -- уверен в этом. Я имею в виду,
конечно, не того, кто велел вырыть этот колодец, а другого человека, который
ничего не рыл, но добрался до... -- Он умолк на полуслове, а затем с улыбкой
добавил: -- Думаю, будет лучше, если мы вернемся к самому началу.
Спленнервиль согласился, что так будет лучше, и профессор, открывая
потертый кожаный портфель, лежавший у него на коленях, продолжал:
-- Должен признаться, я никогда не интересовался островом Оук. Более
того, я даже не имел представления о его существовании. Я понимаю, что это
весьма предосудительно для ученого, -- добавил он как бы извиняясь, -- но
мои научные интересы чаще приводили меня в Европу, чем в Америку. И лишь
совершенно случайно -- тут он извлек из портфеля аккуратно сложенный вдвое
лист бумаги, -- я узнал об этом острове. Это произошло в Национальном архиве
города Симансак в Испании.
-- В Испании? -- удивился Спленнервиль, наморщив лоб.
Брэггс кивнул:
-- В Симансаке хранятся все документы, касающиеся истории испанского
королевства. А вы знаете, что в течение трех столетий испанцы жестоко
охотились за пиратами в Атлантическом океане... Бумаги, которые я обнаружил,
как раз упоминают об одном английском пирате, захваченном в 1702 году и
повешенном на следующий год в Кадиксе. Это некий Ричард Фокс, корсар средней
руки, насколько я понял. Так вот, -- -- продолжал Брэггс, разворачивая лист,
-- бумаги Фокса оказались Бог весть каким образом в одном пакете с
наполеоновскими документами... Я достал их и уже хотел было засунуть обратно
в конверт, как вдруг меня удивили вот эти слова... `Описание блока`. Эти два
слова были помещены вроде заголовка над длинной страницей текста...
Смотрите, -- он протянул мне лист. -- Это ксерокопия... Видите? `Описание
блока`. Я ничего не понимаю в морском деле, -- продолжал профессор, пока мы
со Спленнервилем молча рассматривали бумагу, испещренную грубыми и неровными
строчками, -- но я знаю, что блок -- это всего-навсего простой ролик и
ничего больше. Мне показалось странным, что понадобилось столько слов для
его описания. А вам, -- спросил он, -- разве не показалось бы это странным?
-- Пожалуй, -- ответил Спленнервиль, -- теперь, когда вы обратили на
все это внимание, это действительно кажется странным. А вообще-то мне бы и в
голову не пришло... А тебе, Мартин?
-- И мне тоже, -- согласился я.
-- Брэггс улыбнулся и снял очки:
-- Историку свойственно любопытство уже по его профессии, -- сказал он.
-- В тот момент у меня было очень много неотложной работы, но я все же решил
познакомиться с бумагой. Что же такого интересного было в этом самом блоке?
Так я выяснил, что Фокс имел в виду не просто блок вообще, а совершенно
конкретный блок, -- тут Брэггс прочитал -- `повешенный мною, Ричардом
Фоксом, на суку высокого дерева на острове Оук 7 ноября 1701 года, и да
поможет нам Бог, и примет бедный Оливер, и да будет так`.
-- Тот самый блок, который нашел Мак-Гиннес! -- воскликнул
Спленнервиль.
-- Совершенно верно. Я прочитал всю записку Ричарда Фокса и, по правде
говоря, ничего не понял, но мне показалось, что написана она очень
возбужденным человеком... Короче говоря... -- продолжал Брэггс, надевая
очки, -- я вложил этот лист обратно в конверт и продолжал работу. И не
вспоминал о нем до тех пор, пока два месяца спустя не прочитал в `Дейли
Монитор` вашу статью о гибели Роберта Ресталла и о колодце на острове Оук.
Кстати, примите мои комплименты, господин Купер, ваша статья превосходна.
-- Можно просто -- Мартин, профессор, -- сказал я, -- и большое
спасибо...
Спленнервиль прервал нас:
-- Итак, профессор, прочитав статью Мартина, вы вспомнили послание
Ричарда Фокса и описание блока. А потом?
-- А потом я вернулся в архив и перечитал это послание... -- Он
помолчал, взглянул на нас, и я заметил в его глазах некоторую тревогу, почти
что страх.
-- Не прочтете ли вы его и нам? -- попросил я. Брэггс снял очки и после
некоторого колебания ответил:
-- Конечно, конечно. Слушайте. `Описание блока, -- начал он, --
повешенного мною, Ричардом Фоксом, на высоком дереве на острове Оук 7 ноября
1701 года, и поможет нам Бог, и примет бедный ОЛИВЕР, и да будет так. Остров
имеет координаты 44 градуса северной широты и 66 градусов западной долготы.
Сильный южный ветер. Ануби, Джордж ранен и умирает от удара саблей в шею,
Мерсье с воспалением легких. Ричард Фокс, ОЛИВЕР Лемб, капитаны. Сильный
восточный ветер. Имеем то, что имеем. Дерево высокое, с наклоном на север,
высотой в 25 пядей, примерно. Блок деревянный из тонкого дуба, приобретенный
в Бресте в 1699 году. Во время сражения 10 числа прошедшего месяца в него
попала пуля, и я снял его, и это было на рейде Пенсильвании, чтобы поместить
сюда. В блок вбиты железный гвоздь, три медных и один латунный. Веревка,
проходя по желобу, закрывает сначала медные гвозди, потом латунный. Масштаб
один к ста. Пуля, попавшая в блок, расщепила дерево, и там, где имеется эта
расщелина, как бы находится дерево, и пусть будет так. ОЛИВЕР`.
Брэггс прервал чтение и заметил:
-- Видите, имя ОЛИВЕР написано заглавными буквами` Оно повторено
трижды, и у меня возникло ощущение, когда я читая запаску, будто это
какой-то призыв, крик о помощи. Конечно, это не подпись: это написано Фоксом
точно так же, как и остальной текст. -- И профессор продолжал чтение: -- `Мы
спустились гораздо ниже любой пропорции блока. Был день Господен 7 ноября
1701 года, и мы спустились. Мы искали воду для Джорджа. Было 7 ноября и
оставалось 18 минут до полного захода солнца, и да поможет Господь нам,
грешникам. Из-за ожога не могу больше писать четко. Однако никто мне не
верит, и все считают, что это черный порох. Камень не походил на черный
порох и не горел огнем, иначе я не взял бы его! Мы спустились на пропорцию,
которую я могу указать. Да помогут мне Бог и ангелы, и да будет так. Дверь
оказалась очень старой. ОЛИВЕР хотел открыть ее и открыл. В блоке есть
медный гвоздь, и идя по четырем точкам с половиной, глядя на солнце, думаю,
найдем выход. Но не всегда. ОЛИВЕР, ОЛИВЕР. Когда я обжегся, то отбросил
камень и позвал на помощь. Наверное, это был какой-нибудь злой дух (да
поможет мне и сбережет меня Господь Бог, и да будет так), который коснулся
меня. ОЛИВЕР открыл дверь, я позвал и поднялся. Дверь! В дни Господни 8, 9,
10 и 11 ноября я искал выход за 18 минут до полного захода солнца и раньше,
но не нашел. Место было однако это. ОЛИВЕР. Да поможет и спасет меня Бог и
даст мне место на небе возле своих ангелов и святых, пусть поместит меня в
их сонме за мой ожог, из-за которого я страдаю, и, сжалившись надо мной, и
да будет так. Ричард. Ричард Фокс. Ричард. Пишу скверно. Ветер больше не
восточный. Вода на борту. Джордж похоронен. Оставил ОЛИВЕРУ необходимое:
порох, рыбу, ром, пули и его вещи по нашему обычаю. Ануби, Мерсье, Ричард
Фокс, капитан`.
Брэггс закончил читать, но не поднял глаз. В глубочайшей тишине,
наступившей вслед за чтением, слышен был только размеренный стук маятника
напольных часов, стоявших возле письменного стола.
-- Мартин, -- произнес наконец Спленнервиль и,
не глядя на меня, указал на письменный стол. Я понял его жест и принес
бутылку виски с рюмками.
-- Выпьете что-нибудь, профессор? -- предложил он, но Брэггс покачал
головой.
-- Не раньше захода солнца.
-- Черт возьми! -- воскликнул Спленнервиль, -- Я тоже пью только после
захода. Прекрасное правило. Но сегодня я сделаю исключение!
Мы молча выпили. Оживились. Спленнервиль сказал, показывая на бумагу:
-- Так, профессор, мне легче думать. Должен признаться вам, я мало что
понял из всего этого. Сообразил только, что Фокс обозначил на блоке нечто
вроде плана острова... Верно?
-- Верно, -- подтвердил Брэггс. -- Мак-Гиннес рассказывал, что нашел
блок на дереве, а под ним обнаружил яму. А куда делся сам блок, неизвестно.
Во всей этой истории острова Оук и его колодца нигде нет больше никаких
следов этого блока, не так ли, Мартин?
-- Да, пожалуй, именно так, -- согласился я.
-- Может быть, Мак-Гиннес и его друзья, -- сказал Бреггс, -- сожгли
блок, чтобы подогреть ром или зажарить утку... Не подозревая, -- тихо
добавил он, как бы обращаясь к самому себе, -- что сожгли ключ, который
открыл бы им колодец. А теперь, -- вздохнул он, -- этот ключ утерян. И
навсегда.


Глава 3. ДЕВЯТЬ ДНЕЙ ЗА ДВА С ПОЛОВИНОЙ СТОЛЕТИЯ

-- Навсегда, -- пробормотал Спленнервиль, -- утерян навсегда... Этот
ваш корсар однако сообщает какие-то сведения: масштаб один к ста и еще
что-то в этом роде...
Брэггс покачал головой:
-- Без самого блока такие указания ничего не стоят. Только
одна-единственная подсказка в его письме полезна: чтобы обнаружить вход,
нужно двигаться на запад, `глядя на солнце`.
-- Прекрасно. Блок утерян, и навсегда; спору нет. Теперь очередь за
вами, профессор, не так ли?
Профессор промолчал, а Спленнервиль продолжал, разглядывая послание:
-- Давайте все же придем к какому-то выводу. Пока не доберусь до сути,
мне всегда как-то не по себе. Уж очень загадочна эта дьявольская история...
Повторяю, я понял очень мало, скорее даже совсем ничего. А ты, Мартин? --
обратился он ко мне.
-- Тоже немного, -- ответил я, глотнув виски, -- но кое-что, думаю,
понял.
-- Тогда расскажите, Мартин, что вы поняли, -- попросил Брэггс, надевая
и тут же снимая очки. -- Мне хотелось бы сравнить ваши заключения с моими.
-- Ну, -- начал я, стараясь взвешивать каждое слово, -- Ричард Фокс и
его приятели попали, возможно, случайно, на остров Оук 4 или 5 ноября. Они
измучены, измотаны, двое корсаров при смерти, у Мерсье больны легкие. Джордж
умирает от сабельного удара, полученного в схватке 10 октября. Пираты сходят
на берег, чтобы пополнить запасы питьевой воды. Этим заняты Ричард Фокс и
Оливер Лемб, два капитана. 7 ноября, примерно на закате, когда они, должно
быть, искали какой-нибудь источник, вдруг обнаружили... не знаю точно, что

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован